14.05.2014
На мероприятии, посвященном грядущей премьере фильма «Принцесса Монако», исполнительница главной роли Николь Кидман выглядела блестяще — во всех смыслах слова. Ее кожа странно лоснилась, а щеки выглядели неестественно пухлыми. Судя по всему, актриса продолжает активные эксперименты с anti-age-методиками.
  • Николь Кидман

    Николь Кидман обратила на себя внимание своей блестящей кожей и пухлыми щеками

Пока Николь Кидман представляет в Каннах свою новую картину о жизни Грейс Келли «Принцесса Монако», вся общественность с удивлением рассматривает саму звезду. Вроде бы она по-прежнему стройна и подтянута, ее волосы все так же переливаются всеми оттенками золота, а улыбка, как и раньше, обворожительна... Однако что-то во внешности Николь настораживает.

За последние годы морщин у 46-летней актрисы явно не прибавилось — напротив, они как будто бы лишены права появляться на нежной коже обладательницы «Оскара» вопреки законам гравитации. Зато щеки Кидман с каждым годом становятся все более пухлыми, а кожа блестит все сильнее (этот побочный эффект хорошо знаком тем, кто неразлучен с ботоксом). Актриса неоднократно заявляла в интервью, что перестала делать инъекции, якобы опасаясь за живость своей мимики, так необходимой любой уважающей себя актрисе. Однако ее фото говорят об обратном. Во всяком случае, в использовании актрисой филлеров, благодаря которым и «надуваются» щеки, вряд ли кто усомнится.

Чрезмерное использование филлеров, с помощью которых специалисты возвращают юношескую пухлость чертам своих клиенток, может привести к возникновению так называемого эффекта «лица-подушки», как его именуют в зарубежной прессе.

Когда до пятидесятилетнего юбилея остается всего четыре года, а ты не готова расставаться с образом вечно молодой дивы, сложно устоять перед соблазном испробовать все возможные anti-age-методики. Однако чувство меры никто не отменял, как и здравый смысл, которым Николь Кидман всегда выгодно отличалась от многих своих коллег. Очень бы не хотелось, чтобы со временем эта красавица превратилась в одну из жертв пластики.