25.09.2015
Благодаря таланту, трудолюбию и тонкой красоте актриса Ингеборга Дапкунайте стала не только звездой международного масштаба, но и посланницей марки L’Oréal Paris. И правда, кому как не ей представлять линию новых средств-скульпторов для лица «Возраст Эксперт», которые французский супербренд выпускает этой осенью? Впрочем, как выяснил Woman.ru, Ингеборгу Дапкунайте можно смело считать экспертом не только в сфере красоты, но и в искусстве жить просто и с удовольствием.
  • Ингеборга Дапкунайте

    Ингеборга Дапкунайте, талантливая актриса и просто красивая женщина, этой осенью становится лицом anti-age-линии «Возраст Эксперт», L’Oréal Paris

Когда вы оказываетесь с Ингеборгой Дапкунайте за одним столом во время завтрака, готовьтесь к сюрпризам. Ну, правда, что может заказать женщина, которая даже на фото, прибавляющих «минимум 5 кг», выглядит как тростинка? Сельдереевый фреш? Воду с лимоном? Маковую росу?! «Яичницу и два куска черного хлеба», — весело щебечет Дапкунайте официантке, которая, кажется, удивлена не меньше меня. Минут через десять наступает черед самой Ингеборги изумляться. Перед ней появляется причудливая композиция из двух ломтиков поджаренного бородинского, в центре каждого красуется по желтку. «Что это?.. — с детским восторгом спрашивает моя собеседница. — А можно обычную яичницу и два куска хлеба?». «Понимаете, — это уже мне. — Я люблю, когда просто».

Не такого признания ждешь от знаменитости, описывая которую, чаще других используют эпитеты «изысканная» и «утонченная». Она такая и есть, только при этом на удивление земная и... да, простая. Став звездой международного уровня, поработав со всем цветом кино и театра — от режиссеров Брайана Де Пальмы и Никиты Михалкова до мастодонтов мировой театральной сцены вроде Кеннета Браны и Джона Малковича, Ингеборга не утратила ни способности удивляться, ни желания искренне радоваться, ни умения сострадать. Восьмой год она сотрудничает с Фондом «Вера», помогает 30 хосписам по всей стране, а сейчас массу времени и сил отдает проекту первого детского хосписа в Москве. «Наш девиз — «Если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь». Сейчас строим первый в Москве детский хоспис, уже полтора года работает детская выездная служба, чтобы малышам можно было бы помочь дома», — Дапкунайте рассуждает без драмы, не сгущает краски, но после ее слов не остается сомнений, что в благотворительность она не играет, она ей живет. И каждой победой на этом поприще гордится не меньше, чем профессиональными достижениями.

С западными суперзвездами Ингеборга всегда была на равных благодаря сочетанию таланта, фантастической трудоспособности и внешних данных. Она, если хотите, наш достойный ответ Джулианне Мур или Энди Макдауэлл. И так же, как они, Ингеборга является посланницей марки L’Oréal Paris, представляя в России новую anti-age-линию «Возраст Эксперт».

В этом она и правда эксперт. Мне давно хотелось узнать, как ей, подросшей от персонажа «Интердевочки» до матери Николая II в проекте Алексея Учителя «Матильда Кшесинская», удается не меняться с годами, оставаясь по-девичьи очаровательной, хрупкой, легкой.

Woman.ru: Ингеборга, о вас уже давно сложился образ «самой западной, нездешней» звезды. А как бы вы саму себя описали?

Ингеборга Дапкунайте: Я когда-то говорила, что я недоразумение (смеется). Литовская женщина, которая живет между Москвой и Лондоном. На всех языках говорит с акцентом — ну, кроме литовского, разумеется.

Не знаю... Наверное, еще я любопытная, мне все интересно — не только играть в театре и сниматься в кино. На коньках я каталась, на планере летала, стихи со сцены читала (в спектакле театра «Практика» «Вера Павлова. Стихи о любви» и в проекте Алексея Гориболя стихи той же Веры Павловой на музыку из «Детского альбома» П. И. Чайковского — прим. Woman.ru). И даже была экскурсоводом в Пушкинском музее, когда там отмечался юбилей. Разные известные люди рассказывали о своих любимых художниках или скульпторах, я выбрала творчество Анри Матисса, и мне безумно понравилась эта история!

При этом не могу сказать, что я хорошо разбираюсь в искусстве. Я дилетант и иду туда, где мне интересно. Все время говорю, что если я попаду в Венецию как турист, то предварительно постараюсь прослушать лекции какие-нибудь умные. Можно ведь выделить час-полтора, пока, например, я тренируюсь...

Woman.ru: А это правда, что вы качаетесь?..

И. Д.: Да! У меня здесь в Москве прекрасный тренер — Юлия Стефанович, бывшая чемпионка мира по бодибилдингу.

Woman.ru: Сложно представить вас с гантелями и штангами.


И. Д.: В том и дело, что меня надо укреплять! Чем мы с Юлей и занимаемся. И я все это просто обожаю. Есть люди, которые говорят: «Ой, это так скучно! Когда же тренировка закончится?». А для меня каждая — праздник. Идешь туда усталая, а возвращаешься бодрая.

Woman.ru: Как часто тренируетесь?

И. Д.: Как могу, я же постоянно летаю туда-сюда. В Москве по три-четыре раза в неделю. А вообще зал можно найти везде — в Лондоне я занимаюсь рядом с домом. Главное — правильно составить упражнения и выполнять их. Некоторые можно вообще с бутылкой воды делать вместо гантелей. Было бы желание.

«Йога и пилатес — тоже хорошо. Могу ими заниматься, когда есть время. Но, честно, мне скучно (смеется). То ли дело вес! Если уезжаю отдыхать, в зал хожу каждый день».

Woman.ru: Где вам нравится отдыхать?

И. Д.: У меня есть любимый курорт — отель Shangri-La на Мальдивах. Всегда считала, что такие места, все эти острова — не мое. Пока туда не попала. С той поры я туда часто езжу, причем, обычно не в сезон. Оказываешься там — и все, связь с внешним миром отрубается. Видишь перед собой океан, пальмы, все эти декорации из рекламы «Баунти». И тут уже твой выбор — что делать. Можно и плавать, и на рыб смотреть.

Woman.ru: Любите плавать?

И. Д.: Нет, не люблю плавать ни в бассейнах, ни в морях-океанах. В детстве меня каждый год возили на Балтийское море. А чтоб вы понимали, если температура воды там 20⁰С — это уже очень хорошо: обычно там градусов шестнадцать. Не могу сказать, что купаться в 16⁰С — большое удовольствие. Но я плескалась с синими от холода губами. С той поры и не люблю плавать даже в очень теплой воде. Но мне нравится видеть перед собой океан.

Woman.ru: Какие у вас любимые города?

И. Д.: Вильнюс, Париж, Москва. Москва, потому что я провожу тут много времени. Париж я люблю, потому что, как верно подметил кто-то из моих друзей, в этом городе можно проводить время без угрызений совести, что ты не работаешь. В Лондоне невозможно сидеть на месте без дела, даже отдых — активный. Все время куда-то бежишь, пытаешься успеть с кем-то встретиться, что-то увидеть, сделать. А в Париже можно просто бродить по улицам. Да и вообще Франция была первой европейской страной, куда я попала из Советского Союза. Хотя еще в детстве год прожила на Цейлоне.

Woman.ru: Цейлон наложил какой-то отпечаток? Что предпочитаете — чай или кофе?

И. Д.: И то, и другое. Утром — кофе, днем и вечером — чай, черный, зеленый, любой!

Woman.ru: Можете назвать себя гурманом? Или для вас еда — топливо?

И. Д.: Когда красиво, но безвкусно — это не мое. Мне нравится еда. Есть вещи, которые я не понимаю. Например, торты. Я не сладкоежка. Шоколад начала есть несколько лет назад — усилием воли. Мне до сих пор невкусно (смеется). Употребляю исключительно в медицинских целях — когда работаю и мне нужна энергия. Если забываю поесть, то беру немного шоколада — любого, какой попадется под руку. Мясо не ем совсем.

«Конечно, когда я росла, диета была совсем другой. В Советском Союзе мы ели то, что было. Бабушка говорила: «Скажи спасибо, что у тебя это есть на тарелке».

Woman.ru: Вы умеете готовить?

И. Д.: И умею, и люблю. Коронных блюд нет, но я неплохо умею готовить «из ничего». То есть, когда в холодильнике ничего особенного нет, но по стечению обстоятельств надо придумать что-то съедобное.

Woman.ru: В сознании многих вы не ассоциируетесь ни с тяжелыми весами, ни с готовкой.

И. Д.: Люди, которые так считают, сильно на мой счет заблуждаются. У меня очень простой взгляд на многие вещи, на хозяйство. При этом я росла очень избалованной девочкой. Когда моей бабушке говорили: «Почему ты ее ничему не учишь? Она не умеет ни готовить, ни стирать — ничего!». А та отвечала: «Если надо будет, сама научится. Если не надо, ей повезло».

Все женщины у нас в семье умели многое делать руками. И мама, и бабушка блестяще шили и вязали. Что-то и мне передалось, но сегодня, конечно, я не шью и не вяжу. Предпочитаю готовые вещи.

Woman.ru: Ваш стиль считается безупречным. Вы его сама создаете или с помощью стилиста?

И. Д.: Я не гурман и не шопоголик. И стилиста у меня нет, но есть многолетняя дружба с Bosco di Ciliegi. Что же касается «безупречного вкуса», я не очень верю в это понятие. Возьмем, к примеру, Элтона Джона. Он абсолютно органичен в своих пиджаках со стразами, но если их наденет кто-то другой, то окружающие покрутят пальцем у виска. Все очень относительно. Я же люблю простые джинсы, майки и рубашки, потому что не надо думать.

«В 1990 году мы с театром были на гастролях в Америке. И там я познакомилась с потрясающей семейной парой — продюсером и его супругой. Она невероятно элегантно одевалась — всегда только в белое, черное или черно-белое. Однажды я набралась смелости и спросила, почему так. И она ответила: «Потому что мне лень, а с черным или белым все очень просто».

Иногда, конечно, хочется как-то эдак одеться, но, в целом, к вещам я не привязываюсь. Хотя у меня есть одно любимое вечернее платье, и с ним даже связана интересная история. Несколько лет назад я гостила у своих друзей Куснировичей в Италии, и Екатерина Моисеева отвела меня в один винтажный магазин, хозяйка которого, увидев меня, сразу сказала: «Я вам сейчас принесу платье, и вы его купите». Оно и правда было потрясающее — светло-кремовое, вышитое красными кружками из бисера, длинное, прямое. Поскольку шить я умею, то я не могла не оценить мастерство кроя, сложность структуры. Оно настолько невероятное при всей своей простоте, что в итоге... я не смогла не подарить его дизайнеру Саше Терехову, и он как профессионал тоже пришел в восторг. Мне не было жалко: платье в надежных руках, и однажды я, возможно, еще раз его надену.

Woman.ru: Есть ли у вас табу в плане вещей? Что вы не наденете?

И. Д.: Для роли надену все что угодно — я готова к самым неожиданным предложениям режиссеров (сейчас у меня как раз очень интересные репетиции в Театре Наций Евгения Миронова с режиссером-авангардистом Максимом Диденко, спектакль «Идиот», пока не могу сказать кого буду играть, посмотрим...). А в жизни вы вряд ли увидите меня в мини. Кажется, только однажды стилист во время съемки уговорила меня надеть что-то короткое. До этого я только в школе такую длину носила. В большинстве случаев я все равно в брюках.

Woman.ru: Юбки не любите?

И. Д.: Надеваю. Ношу. Надо (смеется).

Woman.ru: В плане ухода за собой у вас такой же расслабленный подход? Каким правилам вы как лицо L’Oréal Paris неукоснительно следуете?

И. Д.: Обязательно, при любых условиях утром и вечером очищаю лицо. В уходе за собой у меня все та же философия — лучше меньше. Я не сторонница наносить на себя по много продуктов — так и день пройдет. Но к средствам по уходу, как и к вещам, не привязываюсь. Тем более что все время появляется что-то новое.

«Вот, например, своим друзьям из L’Oréal Paris я говорю: «Ведь у вас была такая замечательная тушь для ресниц, зачем вы сняли ее с производства?». А они мне: «Попробуй новую!». И я ее пробую, и мне она действительно нравится больше снятой с производства».

Это такая роскошь, когда тебе одной из первых присылают новые продукты. Сейчас я под впечатлением от матовых блесков для губ Infaillible, L’Oréal Paris, — блестящие не очень люблю.

Еще один мой давний фаворит у марки — мицеллярная вода. Пользуюсь ей и утром, и перед сном. Кстати, летом на ночь могу просто очистить кожу и крем не наносить, но с осени такого я себе уже не позволяю. Тем более что средства «Возраст Эксперт», которые я представляю, очень хороши.

Woman.ru: Какой у вас makeup-минимум?

И. Д.: Консилер, серый карандаш для век и чуть-чуть туши. Тональным кремом в обычной жизни я не пользуюсь — только локально наношу капельку консилера.

Woman.ru: Как ухаживаете за волосами?

И. Д.: Мне иногда помогают профессионалы — например, стригусь я в Москве у Никиты Нагибина. А вот крашу волосы дома сама, потому что так быстрее получается. Все краски L’Oréal Paris я знаю по номерам, про химию и все происходящие в процессе реакции тоже в курсе, так что запросто покупаю в обычном магазине краску и дома делаю окрашивание. Многие мои друзья надо мной смеются. А я и маникюр могу сама сделать!

Woman.ru: А как же «звездное обслуживание по первому классу»?

И. Д.: Я всегда, во все времена знала одно: мне никто ничем не обязан. В театре же я гримируюсь сама. Хотя грим гриму рознь (если посмотрите спектакль «Сказки Пушкина» в Театре Наций, то поймете, что театральный грим может быть произведением искусства). Ну а волосами моими занимаются чаще всего профессионалы. Например, сейчас у Алексея Учителя в проекте «Матильда Кшесинская», где я играю Марию Федоровну, мать Николая II, у меня очень сложная прическа, поэтому со мной работают мастера.

Конечно, на съемках или мероприятиях L’Oréal Paris мне выпадает честь оказаться в руках профессионалов, и это, признаюсь, очень приятно. Круто ведь, когда макияж тебе создает Шарлотта Уиллер (международный визажист L’Oréal Paris), маникюр делает сам Том Бачик (эксперт L’Oréal Paris по маникюру), а платье для красной дорожки выбирает Майкл Энджел (главный стилист марки, отвечающий за съемки рекламных кампаний и появление посланниц бренда на красных дорожках — прим. Woman.ru).

«Потом, с красной дорожки, где над тобой колдуют суперпрофессионалы, очень смешно попадать в Норвегию — не самую, заметьте, бедную страну! — на съемочную площадку сериала по произведениям Ю Несбё. Там ни у кого нет гримеров, нет отдельных вагончиков, все вместе, на равных, в более чем демократичных условиях, едят самую простую еду. И в этом тоже есть свое очарование».

Woman.ru: Что для вас тогда истинная роскошь?

И. Д.: Это понятие относительное. Роскошью может быть «клубника зимой». Когда я росла, так и было. Мы же и подумать не могли, что зимой ее можно съесть, а теперь — запросто. Еще я помню первый весенний бутерброд с огурцом, помидором и солью на черном хлебе. Ведь роскошь же была? А сейчас так уже не кажется (хотя менее вкусным этот бутерброд не стал).

«Когда тебя привозит водитель на площадку — роскошь. Когда не надо утром рано вставать — тоже роскошь».

В погоне за этой самой роскошью люди часто соревнуются друг с другом, начиная мечтать о вещах, которых у них пока нет, но есть у кого-то рядом. Но как только начинаешь себя с кем-то сравнивать, все — пиши пропало. Я стремлюсь радоваться тому, что у меня есть, и так же искренне радоваться за других. Например, иду в театр, смотрю спектакль и думаю: «Вау, круто сыграли!». Значит, это в принципе возможно. Значит, и я, может быть, так смогу.