10.10.2011
Текст: Елена Карпович
Фото: Splash/ALLOverPress, Rex/Fotodom.ru, Getty/Fotobank.ru
Психологи бьют тревогу: все больше пациенток неадекватно оценивают собственную внешность, надумывая себе всевозможные изъяны. Даже звезды, чьим имиджем занимаются лучшие профессионалы красоты, склонны перегибать палку в критической оценке своих данных. К счастью, это лечится.
  • Хайди Монтаг

    Американка Хайди Монтаг с детства имела массу претензий к своей внешности. На фото слева - девушка в 2006 году, справа - теперь. Переделав грудь, нос, губы, брови, подбородок, больше себе нравиться Хайди так и не стала

Хайди Монтаг, звезда американского реалити The Hills, не слишком известна в России. Хотя ее личная история впечатляет. Одного взгляда на фактурную Барби достаточно, чтобы понять: девушка усиленно работает над собой. Гадким утенком никогда не была, но – типичная история – «мама не хвалила», «мальчики не обращали внимания» и т. п.

Звездный час в таблоидах для Монтаг пробил, когда она сделала 10 пластических операций за один день. Был подправлен подбородок, приподняты брови, изменена (в который раз) форма носа, увеличена (опять же в очередной раз) грудь, сделана липосакция, ну и остальное, «по мелочи». От ударной дозы наркоза и обезболивающих она чуть не умерла, но, говорит, оно того стоило. Самое главное, что собой Хайди по-прежнему собой не довольна и не исключает возможности еще не раз наведаться к пластическому хирургу. Хотя вместо операционного стола девушке лучше бы прилечь на кушетку психоаналитика. И чем скорее, тем лучше.

Дисморфофобия (или дисморфия) — модная болезнь, стремительно распространяющаяся по свету. Страдающие этим психическим расстройством люди чрезмерно обеспокоены незначительным дефектом своей внешности. Развивается болезнь в подростковом возрасте, чтобы к тридцати годам «пострадавшая» либо начала череду хирургических преображений, либо работу с психологом.

Где проходит тонкая грань между нормой и отклонением? Миллионы людей не отказались бы от более тонкой талии, пышной груди или пухлых губ. Однако страдающие дисморфией на своих «дефектах» зациклены, видя в них причину всех несчастий. Им кажется, что на их нос или грудь (пожалуй, самые популярные по числу претензий части тела дисморфов) постоянно смотрят, хотя это не так. Больше всего их рассматривают сами владельцы, а вот окружающие, узнав о недовольстве дисморфов собой, чаще всего приходят в недоумение. Самое главное, что даже пластические операции таких людей не всегда успокаивают. Одним становится легче на время, другие переключаются на какие-нибудь еще «дефекты».

Слово «дефект» профессионалы не зря ставят в кавычки. Страдающие дисморфофобией склонны максимально преувеличивать свои якобы недостатки. Или попросту их выдумывают, не имея проблем с внешностью. Откуда это берется? Принято считать, что во всем виновата массовая культура, навязывающая недостижимые идеалы красоты. Однако чаще всего проблемы зарождаются в ту славную пору, когда будущие дисморфы еще не успевают погрузиться в мир гламура с его безупречными героями.


Родом из детства

Ума Турман честно признается, что знает о дисморфофобии не понаслышке. В свое время подруга ее матери заметила, что носу тринадцатилетней Умы не повредила бы хирургическая коррекция. Этого было достаточно, чтобы лишить будущую звезду покоя. К навязчивым мыслям о несовершенстве носа добавились сомнения по поводу фигуры. Долговязая и пока еще нескладная Ума комплексовала из-за худобы и недетского размера ног. Вскоре родители начали бить тревогу. Мать актрисы, в прошлом профессиональная манекенщица, отправила дочь в модельный бизнес с целью повысить ее самооценку. Судя по тому, что Турман так и осталась со своим носом, в этом был толк. Снявшись в нескольких рекламных кампаниях и на журнальных обложках, Ума вроде бы успокоилась. Правда, до сих пор считает себя «толстой», шокируя этим признанием журналистов.

Как считает психолог Лариса Кузнецова, одобрение родителей и близких особенно важно для подростков: «Критические замечания откладываются на подкорку и в один прекрасный момент могут, что называется, детонировать». Одного неосторожного слова достаточно, чтобы на многие годы лишить собственного ребенка уверенности в себе, подорвав его самооценку. У большинства дисморфов отношения с родителями с детства складывались не лучшим образом: их не хвалили, не внушали им мысль, что они неповторимы и замечательны. Отсюда ощущение внутреннего одиночества и постоянной неудовлетворенности и миром, и окружающими, и самой собой.


Взгляд со стороны

Неизвестно, какая атмосфера царила в родительском доме Николь Кидман, однако актриса также считает себя полной. Больше десяти лет назад она со смехом призналась, что, заходя в модный бутик и глядя на кронштейн с платьями маленьких размеров, поверить не может, что «натянет на себя хоть одно из них». Справляется она, тем не менее, до сих пор, обладая модельной фигурой в свои 44 года.

Не верит собственному отражению в зеркале и Келли Осборн: «Когда мне говорят: «Ты такая сейчас худая!», мне хочется сказать в ответ: «Да что за ерунду вы говорите?! Где вы видите худобу? Я упитанная!» Келли не важно, что талия у нее осиная, да и размер одежды по-нашему 46-й. Несмотря на любовь родителей, Осборн младшая с детства видела, как мать Шэрон постоянно что-то переделывала в своей внешности (а теперь исправляет). Попав в шоу-бизнес, Келли утвердилась во мнении, что ее параметры не соответствуют принятым стандартам, и начала долгий путь похудения. Лишь бы он не слишком далеко ее завел.

«Среда всегда влияет на человека, - говорит Лариса Кузнецова. - Школа, институт, рабочий коллектив... Неуверенность в себе внешние факторы только усугубляют. Если вокруг все озабочены своими фигурами, сложно не поддаться этим настроениям и не начать искать недостатки в себе».


Как избавиться

Любовь, как всегда, побеждает все. Британская певица Лили Аллен, также утверждающая, что страдает дисморфией, благодарит за помощь мужа. Тот ежедневно внушает Лили, что она самая красивая. Сара Мишель Геллар, еще одна звезда, являющаяся, по собственному выражению, «стопроцентным дисморфом», говорит, что ей полегчало после рождения ребенка: «Этот опыт отрезвляет и отвлекает от самокопания. Дисморфия — эгоистичная штука, а когда у тебя ребенок, ты принадлежишь уже не себе и своим недостаткам, а этому маленькому существу. И это здорово».

Работая с такими пациентами, психологи стараются переключать их внимание на достоинства внешности и характера, вскрывают детские комплексы и обиды. Дисморфов заново учат любить себя, делая эту работу за родителей. В результате самооценка повышается, и человек узнает себя заново.