08.07.2013
Текст: Марина Иванова
Фото: Getty/Fotobank, East News
Моделью можно стать и в 13 лет — в этом нет ничего сложного. Однако, чтобы ходить по подиуму с гордо поднятой головой, когда тебе за восемьдесят, требуется особая стойкость и жизнелюбие. Невероятная Кармен Дель Орефис обладает всем этим сполна и готова раскрыть несколько секретов.
  • Кармен Дель Орефис в недавней фотосессии

    Кармен Дель Орефис в недавней фотосессии

Если мы восхищаемся Шэрон Стоун или Джулианной Мур, которые в свои пятьдесят выглядят гораздо моложе, то перед Кармен Дель Орефис просто преклоняемся и снимаем шляпу. Потому что выглядит она в свои 82 года феноменально прекрасно, продолжая выходить на подиум и сниматься для глянца.

«За последние пятнадцать лет у меня вышло столько обложек, сколько не выходило за несколько десятилетий до этого». Кармен Дель Орефис

Ветеран модельного бизнеса, Кармен отдала моде почти семьдесят лет своей жизни, начав работать с ведущими фотографами чуть ли не в 13 лет. «Открыли» ее самым привычным для модели образом: жена некоего фотографа обратила внимание на симпатичную, стройную девушку, выходившую из автобуса в Нью-Йорке. Особого интереса к моде в ту пору Кармен не проявляла, но, будучи единственной дочерью бедных иммигрантов (отец Дель Орефис — из Италии, мать — из Венгрии, прим. Woman.ru), решила попробовать, чтобы подзаработать. Так началась история, которая пока, к счастью, не заканчивается. Несмотря на то, что 82-летняя супермодель пережила две операции по замене коленных суставов, работать она не перестает.

Недавно Кармен Дель Орефис пообщалась с журналисткой Джейн Малкерринс и рассказала ей о своей жизни, внешности и карьере. Не можем не поделиться выдержками из ее интервью, опубликованного на портале Mail Online.

«Я мечтала стать балериной, но, переболев ревматической лихорадкой, я распрощалась с этой мечтой в 13 лет. Мои ослабшие мышцы больше не годились для танцев. И эта была моя первая смерть».

«С ранних лет мама учила меня всему: шить, готовить, клеить обои, экономить деньги. Мы были очень бедные и постоянно голодные. Помню, как стирала простыни в ванне и вешала их за окно нашей квартирки в Нью-Йорке. Зимой они тут же замерзали, и снимать их с веревки было сложно... Кстати, я до сих пор все делаю сама и периодически готовлю для друзей».

«Замужем я была трижды, но никогда не говорила «да», если не была по-настоящему влюблена. Я неисправимый романтик. Сейчас многие ищут какую-то формулу любви, составляют списки требований. Люди забыли, что главное — найти родственную душу, человека, с которым просто приятно быть рядом».

«Я не выходила замуж, чтобы завести ребенка. Я вступала в брак, чтобы построить хорошие отношения с мужчиной, результатом которых будет ребенок. Я сама была единственной дочерью своих родителей, вот и у меня тоже одна дочь, для которой я стала лучшей матерью. Моя Лора, которой сейчас шестьдесят, знает, что она желанный ребенок, я всегда была рядом с ней, и это счастье, что мы до сих пор нужны друг другу».

«Как у модели у меня не было своего стиля. Я абсолютно аморфное создание, молчаливая актриса, которая делает то, что от нее требуется. Типаж «девушка с обложки» — не моя история. Мой стиль — отстраненность, задумчивость».

«Оказаться на обложке Vogue в пятнадцать лет для меня ничего не значило. Я вообще не понимала, что они видят во мне, что находят, почему именно я». Кармен Дель Орефис

«Молоденьких моделей учат ходить совершенно по-другому, чем когда-то. Главное — сексуальный вызов. Изысканность, настоящий класс, кажется, никого уже не интересуют. Романтизма никакого, сплошная вульгарная пародия на жизнь. И это грустно».

«Соблюдать правильным режим питания не так уж и сложно. Нужно обладать самодисциплиной и объективно понимать, что тебе дано генетически и что ты можешь с этим делать. Мне лично всегда хотелось быть чуть меньше, чем я есть на самом деле. В этом плане я типичная женщина».

«Я сломала нос, когда ребенком ныряла в воду. Моему будущему первому мужу, с которым мы на тот момент просто встречались, мой сломанный нос не нравился. Он подарил мне ринопластику в честь моего 18-летия. Раньше никому об этом не рассказывала».

«Меня постоянно спрашивают, что я «сделала» с лицом. Повторить ту процедуру уже не возможно. Делала я ее, чтобы избавиться от пигментных пятен. Это не был пилинг, да и подтяжкой ее не назовешь. Врач брал проволочную щетку и аккуратно снимал кожу до самого глубокого слоя. С тех самых пор я даже спать ложусь с защитным средством с SPF на лице. На случай, если забуду нанести его утром. От солнечного света мне приходится беречься уже которое десятилетие...»

«Своему косметологу не изменяю уже 45 лет. Она делает мне инъекции силикона. Однажды я даже пригласила к ней съемочную группу, чтобы показать всем, как я поддерживаю свою красоту. Те же ребята (они делают фильм обо мне) снимали и в клинике, где мне делали операцию по замене коленных суставов».

«У меня есть iPad и iMac, но я не могу писать сообщения — у меня артрит. Считаю, что технологии должны служить нам, а не мы им».

«Однажды Диана Вриланд (легендарный главный редактор американского Harper's Bazaar — прим. Woman.ru) сказала мне: «Я хочу, чтобы Ричард Аведон сделал с тобой съемку в Париже. Но у тебя недостаточно длинная шея». Диана сказала, что я должна представлять, что у меня длинная шея и делать соответствующие упражнения. Мы договорились, что через неделю я вернусь к ней в офис и мы посмотрим, что у меня получилось. Что сказать — в Париж я поехала».