13.07.2009
Текст: Алена Павлова
Однажды, решившись поменяться, я осмелилась на гораздо более спорный шаг, чем покраситься в блондинку — уколола себе ботокс. Восемь инъекций в лоб. Сколько же это вызвало негативных отзывов! И какое счастье, что я успела сделать себе инъекции до того, как на меня обрушилось цунами мнений подруг. Кстати, тот факт, что я стала просто шикарно выглядеть и у меня исчезли две вертикальные борозды с переносицы, на них никакого впечатления не произвел. Это к вопросу о подругах.
Красота требует жертв Красота требует жертв

А все началось с того, что загорать стало совершенно невозможно. Из-за привычного тревожно-мрачного выражения над переносицей белели два залома. Как-то я наткнулась на журнальное интервью с Ким Кэттролл, исполнительницей роли Саманты Джонс в сериале «Sex and the City». Актриса, которой минуло пятьдесят и которая выглядела на миллион долларов, расхваливала ботокс и говорила, что в тридцать лет у нее со лбом все обстояло гораздо хуже. Я задумалась над ее словами, а когда вернулась на родину, направилась прямиком в клинику моего знакомого пластического хирурга Андрея Искорнева, который в свое время учился во Франции у какого-то суперзнаменитого человека.

Андрей, привлекательный, спокойный, как Будда, молодой человек с таким гладким лицом, что на нем можно спокойно кататься на коньках, с милой улыбкой уложил меня на кушетку, посмотрел на меня и спросил: «Только лоб? Что-то еще будем делать?» Я подумала про свою маленькую грудь, но твердо ответила «Нет, больше ничего». «Ну и правильно! Ты такая маленькая, такая аккуратная… Замечательно». И Андрей нарисовал мне маркером красные точки на лбу — в тех местах, куда он собирался колоть. Получилось что-то вроде ветрянки или краснухи — на выбор. Затем у него в руке появился шприц. Я испугалась.

— Это больно?

— Немного. Значит так. У меня вопрос — брови поднимать будем?

— А это возможно?

— Конечно.

Андрей поднес зеркало и пальцами натянул мне брови. Мне понравилось — я уже несколько лет так кривляюсь перед зеркалом, и была уверена, что для этого нужна серьезная операция по натягиванию лица на пяльцы для вышивания. А вот, оказывается…

— Уя! — вскрикнула я, когда шприц проткнул что-то твердое. Такое ощущение, что ботокс вкалывают в кость.

— Больно? — спросил Андрей.

— Скорее страшно. Укол вполне терпимый… Ой! — снова, но уже с улыбкой вякнула я.

Следующие семь уколов прошли без эксцессов. В конце концов, я однажды рожала — о какой боли после этого может идти речь?

Через десять минут все было готово — на лбу красовались небольшие симпатичные вздутия, которые, по словам хирурга, должны были пройти к вечеру.

— Сэ тю, — по-французски сказал Андрей. — Главное — не употреблять крепких алкогольных напитков. Лучше вообще исключить алкоголь на неделю. Он может блокировать действие препарата.

Я пообещала не бухать и вприпрыжку отправилась на работу. К тому времени, как я доехала, бугорки рассосались.

На следующий день я стала ощущать легкое онемение лба. Шевелить им я пока могла, но онемение было совершенно очевидным. Еще через пару дней вверх поползли кончики бровей, и это настолько изменило мое самовосприятие, что я весь день проходила с идиотской улыбкой на лице. А потом настала пятница, и мы пошли по клубам. Я стоически держалась, пока все вокруг гуляли и кутили, но примерно в пять утра я наткнулась на своего бывшего, который познакомил меня со своей очаровательной молодой женой. И тут я не выдержала. Силясь вспомнить, был ли запрет на алкоголь вообще или только на крепкое, я выпила три бокала шампанского. А утром, рыдая, еще бутылку пива. Ну хорошо — две. И вот, на следующий день моя первая мысль после пробуждения — не «он не звонит» и не «все мужики суки», а «БОТОКС НЕ ПОДЕЙСТВУЕТ!!!».

Согласитесь, такая смена приоритетов не может не радовать. Я кинулась к зеркалу, попыталась сморщить лоб… и не смогла! Только кончики бровей чуть-чуть ушли вверх — и все, баста. Даже если бы «он» позвонил мне хоть десять раз, я бы так не радовалась.

В последующие дни все становилось только лучше — горизонтальные, еле заметные морщинки просто исчезли, вертикальные стали малозаметны. Озабоченное выражение лица дается с трудом, хотя, в принципе, если напрячься, то можно изобразить некое подобие хмурости. Я снова подставляю лицо солнечной радиации, и загар ложится ровно — о белых вертикальных бороздках остались одни воспоминания. И это только начало — настоящий эффект проявится через полтора-два месяца. На меня стали обращать внимание юноши, и, черт возьми, один из них на десять лет моложе меня. И, кстати, он звонит.

Где еще делать ботокс:

Unaskin:
  • м. Ленинский пр-т, Мичуринский пр-т, 6, к. 3, ЖК «Белый Лебедь»
  • Телефон:
    (495) 728 7744
    пн-вс 09.00—21.00
Kraftway:
  • 3-я Мытищинская, 16, корп. 60, м. Алексеевская
  • Телефон:
    (495) 232 6933
    пн-вс 10.00—21.00
Fijie:
  • Соймоновский пр., 7, м. Кропоткинская
  • Телефон:
    (495) 695 2925
    пн-сб 10.00—21.00.

Сейчас читают