12.10.2015
В октябрьском номере журнала «Собака.ru» Елена Лядова предстала в необычном для себя образе. Стилисты издания с помощью нарядов русских дизайнеров (и одного костюма от Chanel) сделали из актрисы не то модную гейшу, не то женственного самурая. Наслаждаемся кадрами и читаем интервью, где Елена рассказала все про свою кинокарьеру.
  • Елена Лядова

    Боди Pirosmani, халат Alexander Arutyunov, обувь Louis Vuitton, браслет Dior

Сейчас Елена Лядова находится на самом пике популярности: еще не отгремела слава «Левиафана», как актриса снялась в остросоциальном сериале «Измены». Об интервью с актрисой мечтают многие глянцевые издания, а дизайнеры спят и видят, как Елена выходит в их творениях. На красной дорожке звезда блистает то в Versace, то в Dior, но в фотосессии для журнала «Собака.ru» Лядова примерила наряды русских дизайнеров и рассказала практически все о своем пути к успехе. Хочет ли она в Голливуд, кем мечтала стать в детстве, насколько важны для нее деньги и что думает о ее профессии ее мама — лучшие моменты интервью читайте в нашей статье, ну а полную версию материала вы найдете в октябрьском номере журнала «Собака.ru» и на сайте издания.

Начало

В детстве я, как и многие девчонки, стремилась попасть в телевизор. Только я хотела вести исключительно прогноз погоды: мне нравилось, как эффектно стояла женщина в юбке-карандаше и разводила руками, управляя облаками, а вся страна решала, надевать плащ или нет, брать зонт или оставить его дома

Никогда не ходила в театральные кружки, но репертуар для вступительных экзаменов мне помогли выбрать. И сразу после школы я отправилась поступать в несколько театральных вузов, а окончила «Щепку», Щепкинское театральное училище.

Сначала меня вообще не брали на курс. Видимо, я настолько не понравилась приемной комиссии, что на мой вопрос, можно ли учиться на платной основе, ответили, что такого варианта в Щепкинском училище просто нет. Будто я это сама себе придумала.

Но в тот день, когда я пришла забирать документы, чтобы поступить в какое-нибудь другое учебное заведение, встретила в фойе училища своего будущего педагога Бориса Владимировича Клюева. Он был, наверное, единственным, кто сразу в меня поверил. Спросил: «Почему же вы не идете на платное? Есть же такая возможность». Я поднялась к ректору, тот подтвердил, что существует платная форма. И поскольку я не просто с улицы пришла, а слетела с конкурса, мне было разрешено приступить к учебе. Причем кроме меня на курсе было еще семь платников— их-то зачислили сразу. Поначалу меня больше ругали, до конца первого года обучения. Я не совсем вписывалась в общий рисунок курса. Тут же еще и дело вкуса: педагоги разных вузов имеют определенные пристрастия к типажам будущих актеров. Весь тот год я чувствовала пренебрежительное отношение преподавателей, они считали, что я, как платница, вряд ли смогу чему-то научиться. Но я переборола себя и систему! (Смеется.) В итоге они изменили свое мнение обо мне — в конце первого курса меня перевели на бюджет.

Кино

Театр — это искусственная семья. А в кино мы все пришлые, фрилансеры своего рода. Биография взаимоотношений с людьми прерывается, как только заканчивается проект. И ты двигаешься дальше, в новую среду, не консервируешься, не идешь на поводу у чьих-то предпочтений. Еще в театре работает такое правило, как амплуа, поэтому молодой артистке сложно рассчитывать на разнообразие образов. А мне хотелось сыграть в военной драме, в исторических проектах, и эти профессиональные желания осуществились благодаря кинематографу и телевидению. Кино — это возможность увидеть мир искусства из разных окон. И если у тебя есть цель быть максимально увиденным и услышанным, то кино с опцией широкого проката и фестивальными показами для этого более предназначено, чем узкий круг театра.

Иногда я думаю, что сделала бы что-то иначе, но сразу одергиваю себя. Я понимаю, что определенный период моей жизни был дан для реализации конкретной роли. Да, возможно, некоторые из моих прошлых работ получились не такими совершенными с точки зрения драматургии, не такими красивыми, даже в чем-то корявыми, но зато все мои героини живые! А груз опыта может вообще все испортить. Жизнь меняется каждый день. Вот сегодня я дам вам интервью, а послезавтра изменю свое мнение. Ведь я уже не буду такой, как сейчас на лавочке, на которой мы с вами сидим. Я постоянно становлюсь старше и опытнее, поэтому решила относиться проще к себе на экране.

Попасть к Звягинцеву одно дело, а другое— постоянные мысли, не разочарую ли я его, не ошибся ли он во мне. Это держит в тонусе на этапе снюхивания.

Хорошим финансовым предложением можно купить актера. Мы же не будем придуриваться, что живем одним искусством. Актерская работа— это мой единственный хлеб, я ничего другого не умею. Чем больше мне заплатят, тем лучше. Я не скромничаю в этом смысле, все равно работаю честно. В любом случае я ознакомлюсь с материалом, и если по какой-то причине он не будет мне подходить, то тут никакие деньги погоды не сделают.

Для меня все фильмы значимы, несмотря на то что некоторые получают награды, а другие— нет. Бывают картины по бюджету скромные, менее заметные, не самые громкие, не слишком массово рекламируемые, но от этого они не являются слабыми. Например, я люблю свою работу в телевизионном проекте «Любка». Это малобюджетный телефильм, но зритель вспоминает меня чаще именно по этой роли, а не по наградам. Я играю зечку со всеми вытекающими. Но переломной все-таки можно считать картину «Елена» Андрея Звягинцева.

Что касается возможной карьеры в Голливуде, то на это уже нет жизненного времени.

Там же тоже есть своя иерархия, ступени, признание одних, вторых, третьих, поиски агента и знакомства с кастинг-директорами. Я проходила пробы по скайпу, записывала себя на телефон. Пока не поступало конкретного предложения, чтобы меня утвердили, ждали с распростертыми объятиями, поэтому я не фантазирую на эту тему. А рваться на «фабрику грез» специально— это ведь труд: надо учить язык по-нормальному, торчать там постоянно, жить там. У меня же семья здесь. Наплевать на ее интересы или подчинить их себе? Это пока не решаемый для меня вопрос.

О себе, о семье, о народе и о профессии

Я создавала своих народных героинь, чтобы они и были родными и узнаваемыми. Я сама человек из народа. Училась в обычной школе, спокойно хожу по улицам, посещаю магазины, что никак не связано с фотосессиями для рекламных кампаний. Я часть народа. Просто мне чуть подфартило — куда хотела, туда и попала.

У меня нет задачи посетить все светские мероприятия, которые проходят в Москве и за ее пределами. Я бываю на премьерах, открытиях, устраиваемых теми людьми, с которыми я дружу, которые помогают мне, с которыми мы сотрудничаем. Как и все женщины, я хочу хорошо выглядеть, нравиться окружающим, это естественно, это заложено природой.

Когда сильно устаю, так что хочется бросить все, отматываю назад негативные мысли, отскакиваю от них, чтобы все, чего я достигла на сегодняшний момент, не дематериализовалось. Стараюсь с мыслями «А надоело все!» не играться, иначе можно лишиться всего.

В детстве никто не мог предположить, что я достигну тех результатов, которые есть на сегодняшний день. Были только надежды. Мама гордится мной, уже привыкла, что часто видит меня по телевизору, читает интервью.