Одна из главных новостей в мире отечественной пластической хирургии 2016 года — первая в России реконструкция груди после мастэктомии с помощью SEIA-лоскута. Уникальная техника, которая не требует длительной реабилитации, способна дать надежду тысячам женщин, лишившимся груди после рака. Woman.ru встретился со специалистом и узнал все о том, как воссоздать грудь с помощью собственных тканей.

Дмитрий Мельников, кандидат медицинских наук, пластический и реконструктивный хирург рассказал нам о самом прогрессивном методе реконструкции груди после мастэктомии

В России диагноз «рак груди» ежегодно ставят 54 000 женщинам, и большинство из них подвергается мастэктомии. За последние несколько лет количество операций увеличилось почти в 2 раза. К счастью, медицина не стоит на месте и шансы женщин на полное выздоровление и восстановление после операций постоянно возрастают. Но как быть с психологической травмой? Никто не в силах предсказать, какая в каждом отдельном случае последует реакция на потерю груди: одни принимают это как неизбежность и живут дальше, другие впадают в депрессию, третьи быстро восстанавливаются и даже начинают помогать другим «сестрам по несчастью».

Отчаяние, гнев, беспокойство, тоска — привычные чувства после того, как у пациентки отняли часть тела, которая в первую очередь ассоциируется с женственностью.

Теперь у всех оказавшихся в такой непростой ситуации, появился выбор: принять новую себя или решиться на реконструкцию груди.

Перед операцией в голове роятся десятки вопросов: «Грудь будет, как моя прежняя?», «Это стоит затраченных усилий и нервов?», «Будет ли она выглядеть естественно?», «Могу ли я увеличить размер?» и «А не опасно ли это?» Чтобы ответить на все, мы встретились с Дмитрием Мельниковым, кандидатом медицинских наук, пластическим и реконструктивным хирургом. Он рассказал нам о прорыве в российской реконструктивной пластической хирургии, благодаря которому тысячи женщин могут восстановить грудь с минимальным количеством осложнений.

Наверное, стоит начать с психологического аспекта: как женщины морально переносят операцию по реконструкции груди после мастэктомии?

Д. М.: Прежде всего, необходимо отметить, что реконструкция груди – это не просто реконструкция. Это излечение. У меня была пациентка, у которой обнаружили небольшую опухоль. Ей назначили химиотерапию, она облысела, затем у нее отняли грудь. С точки зрения классической медицины ее вылечили, но груди-то у нее не было: фактически она являлась инвалидом. После реконструкции она сказала мне: «Теперь я не больна», то есть операция стала для нее окончательным излечением.

В практике моих коллег было много случаев, когда женщинам предлагали сделать реконструкцию груди после мастэктомии, но те лишь говорили: «Нет, вы что, удаляйте! Какая грудь, мне бы только выжить».

Женщины, решившиеся на реконструкцию груди, — это сильные личности, со стержнем внутри, которые понимают, зачем им нужна эта операция. И дело даже не в том, чтобы нравиться мужчинам: они просто хотят жить как прежде, не ставя на себе крест. Такие женщины принимают решение, что для дальнейшей комфортной жизни им нужно немного потерпеть и пройти еще одно испытание.

Какие способы реконструкции груди после мастэктомии существуют?

Д. М.: Существует три способа реконструкции груди: с помощью имплантов, экспандеров и собственными тканями.

Реконструкция с помощью импланта — хороший вариант, если была сделана подкожная мастэктомия, то есть если есть кожный чехол. Этот вид мастэктомии делают, когда первая стадия рака. А вот если серьезная — вторая, третья, то такой способ недопустим: грудь надо удалять полностью, так как опухоль находится очень близко к коже. Проще говоря, если мастэктомия радикальная (с удалением молочной железы и окружающих ее тканей), имплант ставить некуда, так как кожи нет. В таком случае перед врачом и пациентом встает выбор: реконструировать с помощью экспандера или собственных тканей.

В ситуации, когда у пациентки нет молочной железы (то есть сделана радикальная мастэктомия), некоторые хирурги вставляют экспандер — это своеобразный силиконовый резервуар, который наполняют физиологической жидкостью, а затем заменяют на имплант. В течение некоторого времени экспандер дополнительно накачивают для того, чтобы кожа груди растянулась до нужного размера, и сформировалось место для импланта — кожный чехол. Женщины признаются, что ощущения во время того, как они ждут, просто ужасные: кожа горит из-за постоянного растяжения. То есть фактически необходимо создать новую кожу, затем несколько раз накачать экспандер, потом заменить его на имплант: количество вмешательств может доходить до семи! Это достаточно сложный и долгий процесс. Кроме того, существует вероятность осложнений, потому что каждое вмешательство — это дополнительный риск.

Сейчас развитие реконструкции уходит в сторону минимизации травм передней брюшной стенки, то есть, предпочтительна реконструкция с помощью SEIA-лоскута

Реконструкция собственными тканями делится на два способа: с помощью SEIA-лоскута и методом поворота брюшной мышцы и протаскивания изнутри живота в зону молочной железы. Пациентки, которым реконструировали грудь вторым способом, мучаются тем, что у них страдает опорная функция: живот провисает очень сильно из-за того, что мышцы больше не держат внутренние органы, и они буквально «лежат» на внутренней поверхности кожи. 

Главное — это за одну операцию получить максимум эффекта и уменьшить дальнейшие затраты. Поэтому все же предпочтительнее делать реконструкцию с помощью SEIA-лоскута.

В чем особенность реконструкции груди после мастэктомии с помощью SEIA-лоскута?

Д. М.: Этот вариант реконструкции более сложный и тяжелый для врача, но за одну операцию удается достичь больших результатов и убить сразу двух зайцев: убрать жир с живота и смоделировать молочные железы. Дело в том, что, по сути, мы делаем эстетическую абдоминопластику, а отрезанную ткань пересаживаем на грудь. На самом деле, донорскую ткань можно брать не только с живота: можно брать с ягодиц, внутренних поверхностей бедер и даже спины. Просто в силу возраста практически у всех женщин, приходящих к нам, есть лишний жир на животе, от которого они были бы рады избавиться, поэтому это — самый распространенный способ.

За одну операцию врачи убирают лишний жир с живота и моделируют грудь

Почему этот способ более сложный?

Д.М.: Существует определенная методика забора ткани, так называемого лоскута, который и есть будущая грудь. При его извлечении врач должен выделить очень тонкий сосуд — прямую кожную артерию. Она проходит сквозь мышцы к коже и кровоснабжает ее. Чтобы выделить сосуд, врачу нужно развести мышцы, затем отделить жир и кожу, которые будут грудью. Сосуд необходимо выделить вместе с ними, чтобы затем сшить его с внутренней грудной артерией: только так грудь будет кровоснабжаться и будет такой же мягкой и теплой, как «родная» молочная железа.

Микроскоп, с помощью которого сшивают сосуды

Такого эффекта невозможно добиться с помощью имплантов. Так что реконструкция с помощью SEIA-лоскута технически достаточно сложна: выделить сосуд, затем сшить под микроскопом — это очень кропотливая работа. Кроме того, чтобы найти кожную артерию, нужно проводить сложные исследования и делать томографию, чтобы оценить сосудистый рисунок.

Грудь, реконструированная таким способом, такая же чувствительная, как настоящая?

Д.М.: Чувствительность восстанавливается не сразу, а может и совсем не восстановиться. Это зависит от того, как прорастут нервы. Думаю, это следующий этап развития реконструкции: скоро мы начнем их шить, и тогда чувствительность реконструированной груди будет 100%-ной.

Медики предполагают, что следующим этапом в реконструктивной пластической хирургии груди станет сшивание сосудов для восстановления чувствительности молочных желез

Однако такая грудь, даже если и отсутствует чувствительность, теплая, мягкая и подвижная. Она обладает всеми свойствами натуральной: под действием силы тяжести она опускается, кожа растягивается. А вот силиконовый имплант, например, «неживой», он и через 10 лет будет такой же формы и на том же месте.

Стоит отметить, что операция по реконструкции не отрицает последующего увеличения груди. Мы восстанавливаем грудь с помощью лоскута, а под него ставим имплант.

Восстанавливаете ли вы сосок?

Д.М.: Да, и он получается почти таким же, как и «свой». Местными тканями формируем сосок, а ореолу делаем с помощью татуажа. Также можно пересаживать пигментированные ткани с век и даже малых половых губ.

Реабилитация после какого из способов реконструкции проходит легче?

Д.М.: Конечно, после реконструкции с помощью SEIA-лоскута: на 7 сутки мы уже выписываем пациентку. Дело в том, что после мастэктомии в груди образуется пространство, которое организм пытается заполнить серомной жидкостью (серомой), которую нужно постоянно пунктировать. Если реконструкция происходила с помощью SEIA-лоскута, то серома постепенно уходит: организм не реагирует негативно на свои ткани, потому что у них одинаковые свойства. А вот если грудь восстанавливали с помощью импланта, то есть большая вероятность, что серома воспалится, так как организм может просто не принять инородный объект. В результате имплант придется удалять.

Редактор Woman.ru не только побеседовала с Дмитрием Мельниковым, но и побывала на операции

Какой процент женщин делает реконструкцию груди после мастэктомии?

Д.М.: В нашем институте (Университетская клиническая больница № 1 Первого МГМУ им. И. М. Сеченова) делают все. Это наша особенность, потому что мы — институт федерального уровня. Если говорить о городских больницах, то цифра составляет примерно 10%, а то и меньше. Дело в том, что многие врачи, которые там работают, утверждают, что реконструкция груди — это глупости. Мол, мы тут жизнь спасаем, какая реконструкция? В российской медицине вообще сложная ситуация, потому что многие специалисты не проходят дополнительную учебу, не посещают курсы и семинары. В итоге их знания о реконструктивной пластической хирургии остаются на уровне 20-летней давности. Такие врачи не предлагают восстанавливать грудь после мастэктомии, а даже отговаривают пациенток и утверждают, что это может привести к распространению метастазов.

Нам очень важно донести до женщин, что реконструкция никак не влияет на прогноз рака!

Рак молочной железы — это многофакторное заболевание, и грудь — это просто мишень. Лечение всегда должно быть системно, и метастазирование не зависит от того, сделали ли пациентке реконструкцию, или нет. Оно зависит от вида опухоли и от ее расположения, поэтому профессионалы действуют системно: химиотерапия, гормональная и лучевая терапии.

После того, как Анджелина Джоли сделала превентивную мастэктомию, многие американки стали интересоваться, есть ли у них ген BRCA1, многократно увеличивающий вероятность развития опухоли. А у вас были пациентки, которые пережили превентивную мастэктомию, и вообще, распространена ли она в России?

Д.М.: В России, к сожалению, законодательно проведение превентивной мастэктомии никак не урегулировано. То есть, пока нигде не прописано, в каких ситуациях врачи обязаны настаивать на этой операции. Даже если есть ген, мы обсуждаем ситуацию с пациенткой: если она просит сделать профилактическую мастэктомию, то подписывает бумаги, и только тогда мы проводим операцию.

Превентивная мастэктомия — это всегда лучше, чем «постфактум». Во-первых, с эстетической стороны: сохраняется кожа. То есть реконструированная грудь будет выглядеть как настоящая. Во-вторых, с медицинской: мы убираем все предраковые очаги, не дожидаясь развития онкологии.

Квотируются ли операции по реконструкции груди с помощью мастэктомии?

Д.М.: Да, за реконструкцию пациентке платить не надо. Нужны лишь паспорт, СНИЛС и все выписки по основному диагнозу. Затем нужно записаться на консультацию, после чего будет назначена дата операции.

Если у женщины есть ген BRCA1 (который увеличивает риск рака груди до 50-80%), то превентивная мастэктомия в таком случае делается только по желанию пациентки, поэтому государством не квотируется. А вот если есть предраковые состояния, то квота выделяется.