Интересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статья

    Сергей Безруков и Анна Матисон о кино, рок-музыке и любви: «В связи с рождением второго ребенка оба берем декрет — первые месяцы очень важно быть рядом, помогать друг другу»

    17.06.2018
    В интервью Woman.ru супруги Сергей Безруков и Анна Матисон рассказали о трудностях работы в кино, своем новом фильме «Заповедник», а также о детях, любви и своем более чем активном образе жизни.
    • Сергей Безруков, Анна Матисон
      В беседе с Woman.ru Анна Матисон и Сергей Безруков ответили на вопросы про свой фильм и планы на будущее

    Неделю назад завершился главный кинофестиваль страны — «Кинотавр». В основном конкурсе киносмотра участвовала картина «Заповедник» режиссера Анны Матисон. Главную роль в фильме сыграл Сергей Безруков. Супруги вместе прилетели в Сочи, чтобы представить киноленту на суд жюри и кинокритиков.

    Картина снята по мотивам одноименной повести Сергея Довлатова, однако действие происходит в наши дни. Фильм рассказывает о музыканте Константине (в исполнении Сергея Безрукова), жизнь которого буквально рушится: работы нет, вдохновение покинуло его много лет назад, жена вместе с ребенком собираются переезжать в другую страну, и утешение он находит в алкоголе. Константин приезжает в заповедник «Михайловское», чтобы найти душевное равновесие и понять, как жить дальше.

    Не станем раскрывать всех карт, но скажем, что фильм получился душевным. Красочный, легкий, ироничный, он в то же время заставляет задуматься о самом главном.

    Ну а невероятные песни на стихи Александра Сергеевича Пушкина в исполнении Сергея Безрукова переносят в другую реальность.

    Кстати, этот «Кинотавр» стал для супругов своеобразным дежавю. Два года назад Безруковы приезжали на киносмотр со своим фильмом «После тебя», и Анна на тот момент ждала ребенка. Та же история случилась и на этот раз: супруги представляют общую работу, и Матисон снова в положении.

    Как вы уже догадались, именно в Сочи нам удалось встретиться с четой Безруковых — парой невероятно гармоничной. От Анны так и веет мудростью и спокойствием, а от Сергея — силой и уверенностью. Объединяет их любовь не только друг к другу, но и к творчеству — причем неистовая, фанатичная.

    Woman.ru: Анна, Сергей, опишите одной фразой: о чем фильм «Заповедник»?

    Сергей Безруков:
    О любви.

    Анна Матисон: О любви к жизни, к семье. О той любви, которую часто называют судьбой. Собственно, именно этой фразой и заканчивается произведение Довлатова, и именно это мы хотели показать в кадре.

    Woman.ru: Думали ли вы об альтернативной концовке?

    А. М.:
    Нет, мне очень нравится концовка в повести. Любовная линия двух главных героев очень хорошо вырисовывается в повести Сергея Донатовича. И вот эта линия взаимоотношений главного героя с женой соединяет в себе все другие аспекты: внутренние метания, творческий кризис и многое другое. Для нас было важно показать настоящую пару: Женя и Сережа стали таковыми. Это кинопара, в которую веришь на сто процентов.

    Woman.ru: Сергей, вы как человек, примеривший на себя образ главного героя, каким видите продолжение этой истории?

    С. Б.:
    Не хочется спойлерить, потому что, как выяснилось, немногие читали эту повесть Довлатова. И наша добрая миссия своим фильмом побудить их прочитать произведение. Зритель должен сопереживать героям. История непростая, и как она сложится, мы не знаем. Но всем зрителям настоятельно рекомендуем досмотреть фильм до конца, включая титры.

    А. М.: Особенно — титры. И, желательно, внимательно.

    Сергей Безруков и Евгения Крегжде
    Сергей Безруков: «Любовь — это когда не только для себя, но и для другого»

    Woman.ru: В фильме в какой-то момент главный герой признается, что не знает, что такое любовь. Как вы понимаете это чувство?

    С. Б.:
    Любовь — это когда не только для себя, но и для другого. Все твои мысли, эмоции и чувства связаны с другим человеком. Более того, ты готов, забывая о себе, делать все ради любимой. Это, мне кажется, и есть любовь.

    «Должна быть некая жертвенность — громкое и немного избитое слово, но в нем заключен основной смысл».

    Все мы рождаемся эгоистами. Ученые даже рекомендуют позволять ребенку все до определенного возраста, потому что так формируется его личность. Если годовалый малыш протянул руку к чему-то, а вы его за это отругали, впоследствии он может стать закомплексованным, забитым человеком, не имеющим своего мнения.

    Woman.ru: А не вырастет ли он эгоистом в противном случае?

    С. Б.:
    Это уже другой вопрос. Конечно, важно воспитание. Когда ребенок начнет осознавать себя в пространстве, понимать, что он личность, можно обратиться к стихотворению «Что такое хорошо и что такое плохо» и к «Вредным советам».

    Woman.ru: Анна, расскажите о вашем понимании любви.

    А. М.:
    Сережа все хорошо сказал. Мне вообще кажется, что слово «любовь» не нуждается в пояснениях, всем и так понятно, что оно обозначает. Очень сложно разложить это понятие на составляющие, потому что потом эти самые составляющие можно отнести к другому человеку, но ни о какой любви там речи уже не пойдет. Понимаете? Любовь просто есть, и этого достаточно.

    Woman.ru: В фильме главного героя зовут Константин (в повести — Борис), а имя его дочери вы оставили оригинальным — Маша. Это в честь вашей малышки?

    А. М.:
    Каюсь, имя Борис мне почему-то казалось негеройским. Не знаю почему.

    С. Б.: Действительно, мне не очень подходило это имя. А вот Костя, Константин…

    А. М.: Да, герою оно больше подходило. Что касается всего остального, то у нас не было цели изменить как можно больше. Наоборот, мы хотели максимально бережно подойти к произведению. Все, что было возможно оставить, мы оставили без изменений. Имена в том числе. Тем более что на тот момент Маша, может, и была в планах, но в реальности не существовала (улыбается).

    С. Б.: Все началось очень романтично. 

    «Мы отдыхали во Франции (да, это был тот редкий случай, когда мы отдыхали), и в романтичной атмосфере решили почитать вслух».

    Сегодня так, наверное, уже практически никто не делает.

    А. М.: Тогда еще связи не было, помнишь? И мы решили устроить вечер Довлатова.

    С. Б.: Я взял «Заповедник» и стал читать его по ролям. Это было смешно даже в прочтении. Ведь как бывает: вы читаете шутку своим голосом, и вам смешно, а для другого человека она звучит уже не так весело. Здесь же было смешно нам обоим. Также мы отметили, что голос главного героя в моем исполнении звучит очень органично. И это стало отправной точкой, впереди нас ждал огромный путь.

    А. М.: От идеи экранизации до произведения по мотивам.

    Анна Матисон и Сергей Безруков
    Сергей Безруков: «Аня любит кататься на велосипеде и делает это очень хорошо, а я стараюсь поспевать за ней»

    Woman.ru: Вы упомянули, что практически не отдыхаете. В таком случае как вы расслабляетесь?

    С. Б.:
    Аня любит кататься на велосипеде и делает это очень хорошо, а я стараюсь поспевать за ней. У меня хороший велосипед, однако у нее побыстрее… но не в этом суть. Во время съемок «Заповедника» кататься времени не было совсем, и мы решили добираться до съемочной площадки прямо на велосипедах. Тогда мы снимали в усадьбе Кузьминки, где и была построена фестивальная площадка в честь Пушкина.

    Ехать на съемки было одно удовольствие. Но потом предстояла дорога обратно. И вот мы, снимая всю ночь, ближе к шести утра собираемся домой.

    «Я прямо помню этот эпизод: измотанная съемочная группа с удивлением наблюдает, как режиссер и исполнитель главной роли садятся на велосипеды и уезжают (смеются)».

    А. М.: В тот момент мы и сами вздрогнули, поняв, что нам предстоит нелегкая дорога домой.

    С. Б.: Да, в шесть утра уже прохладно (даже холодно), но зато как мы закрутили педали! (Смеются.) Нужно сказать, что такое совмещение работы и отдыха было замечательным решением. Конечно, жаль, что у нас очень мало времени на себя. Я бы сейчас с удовольствием отдохнул, но у меня огромное количество проектов, которые нельзя отложить.

    Woman.ru: Никогда не возникает желания поставить работу на паузу?

    А. М.:
    У нас был такой момент, и еще один скоро настанет (Анна говорит о рождении дочери Марии и нынешней беременности, — прим. Woman.ru).

    С. Б.: Паузу мы сделаем обязательно, для нас это очень важно. Когда родилась Маша, я сказал коллегам, что ухожу в декретный отпуск. И ушел — полтора месяца я был только с Аней и дочкой. У супруги декрет длился чуть дольше. Хотя я помню, что ты все равно снимала.

    А. М.: Да, я снимала с Машей, но тогда было всего 11 съемочных дней, все остальное время я находилась дома: там писала, там и монтировала.

    С. Б.: Первые месяцы всегда сложные: очень важно быть рядом и помогать. И мы это делали вместе.

    А. М: Знаете, редкий мужчина сможет вот так остаться дома. И я это очень ценю. Следующий большой проект у нас отложен на год как раз в связи с рождением второго ребенка.

    И я очень благодарна Сереже за то, что он может взять и сказать: «Меня не будет, беру отпуск, потому что буду помогать дома».

    Редкий мужчина даже на два дня дома задерживается, а тут полтора месяца. Сережа полностью участвует в жизни ребенка, у них огромная взаимосвязь. И переоценить это невозможно.

    Woman.ru: Вы оба — творческие личности, каждый со своим мнением, опытом. Нет ли у вас противоречий в вопросах воспитания?

    С. Б.:
    В этом плане мы абсолютно одинаковы и во всем друг с другом согласны. Хотя бывает по-разному. Вот у нас был случай: Маша показала характер — вдруг что-то себе придумала и решила: «Не буду есть, буду плакать». Открыла тумбочку, залезла туда с головой и стала хныкать. У меня, естественно, сердце разрывается, я бегу к ней, а Аня говорит: «Подожди, не надо, сейчас все пройдет». Я уже готов идти у ребенка на поводу (Маша вообще может из меня веревки вить)… Но действительно, буквально через пару минут дочь возвращается в добром здравии и садится есть. В такие моменты, конечно, проявляется моя отеческая слабость, когда уже не выдерживаешь и понимаешь, что готов на все: и угостить чем-нибудь, и мультфильмы включить…

    А. М.: Мультфильмы — скажешь тоже! 15 минут в день — не разгуляешься.

    С. Б.: Да, не разгуляешься. Но книжки она любит. Особенно ей нравится листать страницы во время еды. Я ей говорю: «Маша, не отвлекайся, книгу брать не разрешаю». А она — нет: ест и читает. Такой продвинутый ребенок у нас (улыбается).

    А. М.: Повторяет за родителями.

    Сергей Безруков с дочерью Машей
    Анна Матисон: «Маша — очень талантливая девочка, хоть мы пока и не знаем, во что все это выльется. Сейчас мы развиваем ее со всех сторон: ни в какие кружки не отдаем, обучаем сами, но всему, что знаем»

    Woman.ru: Вы, как никто другой, знаете, насколько тяжела работа артиста. Видите ли вы своих детей в будущем актерами?

    А. М.:
    Я — нет, а Сережа — да. Ответ простой (улыбается).

    С. Б.: Все будет зависеть от наличия таланта.

    Woman.ru: То есть вы сможете сказать своему ребенку, что у него нет способностей к тому или иному виду деятельности?

    А. М.:
    Конечно! Сережа в этом вопросе весь в папу. Я уверена, что Виталий Сергеевич, будучи выдающимся артистом, никогда не позволил бы сыну пойти в эту профессию, если бы не увидел, что у Сережи действительно талант. Работа-то тяжелейшая.

    С. Б.: Он с детства меня проверял: смотрел, как я сопереживаю героям, которых играю. А я уже ребенком умел проникаться своим персонажем.

    Помню финальную сцену в школьной постановке, где я играл Ромео. Мне тогда было 12-13 лет. Актовый зал, сцена, где уже лежит одноклассница, изображая Джульетту. Из декораций — крест, на нем какая-то свечка. Я вхожу в этот якобы склеп, света никакого: в такой атмосфере сложно родиться настоящим эмоциям. Сегодня проще: софиты, декорации и прочая атрибутика создают тебе нужный настрой. Тогда ничего этого не было, но меня просто трясло. Я вышел на сцену и ничего не мог сказать, у меня лились слезы. Я явно представил, что вот лежит моя любимая, я ничего не могу сделать, исправить, и мой следующий шаг — убить себя самого.

    «Тогда папа сказал: ''Я вижу, что ты не играешь, а живешь своим персонажем''».

    А. М.: Поэтому да, мы будем говорить с ребенком о даровании. Просто если его не будет, тогда зачем все? При этом я верю, что Маша — очень талантливая девочка, хоть мы пока и не знаем, во что все это выльется. Сейчас мы развиваем ее со всех сторон: ни в какие кружки не отдаем, обучаем сами, но всему, что знаем.

    Мне кажется, что современный ребенок должен быть хорошо образован. Совершенно неважно, кем ты будешь в дальнейшем, но умение мыслить, самообразовываться, получать информацию — это важно. Не менее важно знать языки, говорить на английском — на мой взгляд, сегодня это как чистить зубы. Это необходимо и актерам в том числе. Многие наши артисты могли бы достичь большего, если бы свободно говорили на иностранном языке. Я буду стараться дать такое образование, какое в свое время дали мои родители мне. Сережа будет развивать с одной стороны, я — с другой.

    Woman.ru: Анна, сегодня вы — одна из немногих женщин-режиссеров в нашей стране. Считается, что главным должен быть все-таки мужчина. Вы чувствуете некое давление на этом фоне?

    А. М.:
    Знаете, любому режиссеру приходится доказывать, что он чего-то стоит. Сегодня довольно много женщин снимают фильмы, и, мне кажется, никто из нас не сталкивается с предвзятым отношением.

    «В нашей профессии все прозрачно: в первые же дни становится понятно, понимаешь ты, что делаешь, или нет».

    Сегодня кино продюсерское: не в том плане, что продюсер влияет на тебя в творческих вопросах, а в том плане, что он ответственен финансово. И если он увидит, что ты не справляешься, тебя тут же заменят, и если надо — всю команду. Профессия сама расставляет все на свои места. Если ты знаешь свое дело, это чувствуется, и никаких вопросов не возникает.

    Woman.ru: Женщина от природы мягкая, а в качестве режиссера все-таки немаловажно проявлять некую жесткость. Каковы ваши методы: кнут или пряник?

    А. М.:
    У меня даже мегафона нет. Думаю, дело в огромной требовательности к себе, поэтому все те, кто рядом со мной, также находятся в постоянном тонусе. Например, я не очень люблю фотографии со съемочной площадки: посмотрев на них, я понимаю, почему меня боятся (смеется). В действительности я не такая грозная, как это может показаться на тех же снимках. Просто я всегда максимально сконцентрирована, пытаясь удержать в голове каждую деталь, потому что нет никого другого, кто бы за все это отвечал. Если что-то не получилось, все претензии к тебе. Искать крайнего — последнее дело.

    «Я как режиссер должна знать плюсы и минусы каждого участника съемочной группы, уметь с ними работать, ориентироваться здесь и сейчас, уметь принимать быстрые решения, что-то менять».

    Не приехала техника — мы должны продолжить работу, пошел дождь — переписали сценарий и поехали дальше.

    Мне кажется, что именно моя стопроцентная вовлеченность и не дает никому расслабиться. Творческим людям это нравится, потому что в кино — я верю — приходят только фанатично увлеченные этим делом люди.

    Сергей Безруков
    Сергей Безруков: «Я с детства мечтал быть рок-звездой. С годами ко мне пришла смелость, и мы создали группу ''Крестный папа''»

    Woman.ru: Сергей, легко ли вам работается на площадке, когда супруга главная?

    С. Б.:
    Я работаю как актер. Пытаюсь выключить в себе все лишнее, в том числе и режиссера. Это сложно, но я стараюсь. Иногда я пытаюсь что-то подсказывать, потому что понимаю, что самое важное — это взгляд со стороны. Мне нравятся предлагаемые Аней проекты. Она знает меня и знает, что мне как артисту было бы интересно попробовать. Предложений поступает огромное количество, но ты пролистываешь сценарий и понимаешь, что такое уже играл. Артисты таким образом и выбирают роли: нам всегда интересно попробовать новое. Актер может дать согласие на роль, несмотря на жесткий график, отсутствие серьезного бюджета, только потому, что ему действительно интересно.

    А. М.: Все происходит периодами. Был период, когда все предложения были Сергею неинтересны. А сейчас сложилась плотная подборка проектов, каждый из которых хорош собой.

    С. Б.: Да, сейчас много проектов идут параллельно. 2017 год прошел замечательно, но по результатам я работал только в одной картине — той, которую снимала Аня. На «Кинотавре» также был представлен фильм «Мифы», где у меня небольшой эпизод. У себя в Губернском театре я поставил спектакль «Вишневый сад». И на этом все.

    А. М.: Я часто вижу в Сети такие высказывания, мол: «Он только у жены будет сниматься?». Конечно же, нет. Все зависит от проектов, которые ему предлагают. Вот, например, сейчас я даже не знаю, как выстроить свой график, чтобы я могла с Машей приезжать к Сереже на съемочную площадку для того, чтобы они могли хоть недолго видеться и играть.

    Woman.ru: Сергей, и во всей этой веренице дел вы основали еще и рок-группу…

    С. Б.:
    Наверное, сейчас многие скажут: «Господи, ну куда?». Наверное, на этот шаг меня толкнула роль в «Заповеднике». С другой стороны, я давно об этом мечтал. В 1990 году на последнем звонке в моей родной 402-й школе Перовского района города Москвы мы разыграли спектакль. Это была некая импровизация на тему, кто кем станет через 30 лет. И вот 16-летние ребята выходили в очках с седыми висками и рассказывали о себе в будущем. Я вышел на сцену рок-звездой. Тогда я твердо знал, что поступлю в Школу-студию МХАТ на курс к Табакову, но почему-то представлял себя именно рок-звездой.

    Это тянулось долгие годы: там выступил, здесь спел. К этому прибавим актерское пение. Я исполнял романсы, пел в спектаклях (в постановке «Хулиганы» последние лет десять я пою песни на стихи Есенина, и там даже есть рок-композиции). Однажды я почувствовал, каково это — выступать на стадионе. Непередаваемые ощущения.

    «Так постепенно ко мне пришла смелость, и мы создали группу ''Крестный папа''».

    Наш первый сингл «Не про нас» довольно мощно залетел в топы — мы такого не ожидали. На днях вышел наш второй трек «Прорываться» в поддержку российской сборной на Чемпионате мира-2018.

    Woman.ru: Сергей, только честно: насколько вы верите в успех нашей сборной на ЧМ?

    С. Б.:
    Последнее, что можно отнять, — это веру. Так вот не нужно отнимать ее у нас. Давайте все-таки будем верить. Помню, еще в Советском Союзе, когда я смотрел знаменитые матчи нашей сборной во главе с тренером Валерием Лобановским, это был невероятный футбол. Это было круто!

    Или вспомните 2008 год, матч с Голландией (тогда наши спортсмены одержали победу со счетом 3:0, — прим. Woman.ru).

    «Мы тогда с Олегом Павловичем Табаковым были в Екатеринбурге и, отыграв спектакль, сели вместе болеть за сборную. Мы так орали! (Смеется)».

    Я говорил: «Олег Павлович, не может быть! Это наши?». На что он отвечал (пародирует): «Серега, да-а, наши!». А этот гол Жиркова! Мастерский удар, это было что-то. Смотреть — одно удовольствие.

    А. М.: Сережа, ты для меня сейчас прямо с другой стороны открываешься. Такой рьяный футбольный болельщик.

    С. Б.: Конечно, потому что это было здорово. Потом, правда, было море разочарований: в игре с испанцами наши не бегали и не ходили, а просто стояли. Мне стало очень обидно: так хорошо играли до этого, но почему хотя бы не попробовать побороться в этой игре? Непонятно. Это был Карлсон, который улетел. Так вот хочется, чтобы он вернулся. Вернулся успех нашей сборной. Чтобы наши показали класс. Вопреки всему. И наш сингл «Прорываться» как раз об этом.  

    Перейти к обсуждению 88
    Загрузка...


    Текст: Дарья Сеничкина Фото: Беляев Игорь/ТАСС, Андрей Калмыков/Woman.ru, Тимур Артамонов/Instagram, пресс-служба Безруковых

    Реклама

    Комментарии (88) Добавить комментарий
    Оставить отзыв/комментарий:
    Внимание, перед отправкой своего сообщения ознакомьтесь





    © 2005-2018 WOMAN.RU
    Все материалы сайта Woman.ru, независимо от формы и даты размещения на сайте, могут быть использованы только с согласия владельцев сайта. Перепечатка материалов с сайта Woman.ru невозможна без письменного разрешения редакции.