Woman.ru снова предлагает вашему вниманию рубрику «Реальная история», в которой обычные женщины откровенно делятся с нами непридуманными сюжетами из своей жизни. На этот раз слово предоставляется 19-летней Снежане Никулиной, главное увлечение которой — татуировки. Точное количество своих она и сама не назовет: то ли 50, то ли 60. Самое любопытное, что хобби за несколько лет зашло настолько далеко, что тату перестало хватать места на теле, и они стали появляться и на лице девушки. Снежана утверждает, что ее тело — холст, и не планирует останавливаться, даже несмотря на угрозы собственного отца и оскорбления незнакомцев на улице. Внимания, даже с оттенком агрессии, наша героиня не боится, а жаждет. За ее жизнью в Инстаграме наблюдает больше 15 тысяч подписчиков, и это явно только начало.
Снежана Никулина

«Начиналось все банально: я шла делать первую татуировку в полной уверенности, что ей дело и закончится. Тогда мне было 16 лет. Забавно, что еще за год до этого я смеялась над своей сестрой, у которой на запястье вытатуирован маленький рисунок: мол, зачем испортила свое тело какими-то птичками, это убожество с тобою на всю жизнь! Я искренне не понимала, почему люди делают татуировки: мне казалось это глупым и инфантильным. Если бы мне тогда кто-то сказал, что через 4 года мое лицо будут украшать самые разные изображения, я бы рассмеялась в ответ.

Незадолго до этого на фестивале уличной культуры я познакомилась с Никитой, который стал моим близким другом. Почти все его тело было в татуировках — и на лице тоже что-то было. Рисунки смотрелись гармонично, несмотря на то, что над бровью была какая-то совершенно дурацкая надпись. Помню, подумала: «Вау, как круто!». Я начала размышлять о том, что, может, татуировки — это не так уж и плохо. Может, пора сделать себе хотя бы одну-единственную?

Долго я не раздумывала. Все случилось как-то естественно: Никита дал толчок моему увлечению. В один прекрасный день, прихватив за компанию подругу, я отправилась набивать себе тату. Решила так: «Сделаю один маленький рисунок за ухом, и все». Хотела ромашку — в честь своего первого парня, которого звали Роман (сейчас думаю: зачем я это сделала?!). В итоге с первого сеанса я ушла с тремя татуировками.

Посмотрев на подругу, которая решила не мелочиться и в качестве первого рисунка сделать девушку, которая разрывает свое сердце, я подумала: «А чем я хуже? Почему она делала за компанию, а набила рисунок больше, чем у меня?». Тут же сказала мастеру, что хочу еще одно тату.

Так появилась надпись на стопе «Сделано в Питере» (я родилась и провела детство в Санкт-Петербурге). А потом приятельница предложила сделать одинаковые татуировки в знак нашей дружбы — маленький глаз на среднем пальце руки. Именно тогда я и поняла, что больше не остановлюсь: это просто невозможно. Через 2 недели я сделала еще одну, и понеслось… Стабильно раз в месяц я начала посещать салон.

Девушка утверждает, что ее тело — это холст для творений тату-мастеров

Когда у меня спрашивают: «Зачем?!», я пожимаю плечами. Я не придаю особого значения своему телу: это всего-навсего корабль, на котором ты путешествуешь по миру. Захотел — оставил чистым, захотел — украсил (хотя, кто-то считает, что «изуродовал»). В 16 лет началось мое «плавание».

Через некоторое время мастер, у которого я забивалась, ушел в армию. Я обещала его дождаться и не ходить в другой салон. Но через 2 месяца у меня началась «ломка»: мне срочно нужно было сделать еще одно тату. В итоге свою одиннадцатую татуировку я делала у нового мастера. Теперь вы понимаете, что это самая настоящая зависимость?

Кстати, армия — это отдельная тема, если говорить о ней в контексте татуировок. Оказывается, парни, у которых набито что-то на лице, непригодны к службе: якобы такие татуировки воспринимаются как отклонение в поведении. Есть даже молодые люди, которые специально набивают тату на лице, лишь бы «откосить» от службы (среди моих знакомых таких нет). Все мои друзья-мужчины, у которых они есть, военкоматом прямиком направлялись в психоневрологический диспансер. 

Снежана со своим молодым человеком Кириллом

Каждую свою татуировку я люблю, потому что преклоняюсь перед людьми, которые умеют рисовать. Я не набиваю картинки, взятые в Сети, а использую свободные эскизы мастеров. Так я могу быть уверена, что таких больше ни у кого не будет, потому что татуировщики никогда не повторяются. После того как я начала следовать этому принципу, я поняла, что мое тело — это не просто одна большая картинка, а коллекция очень крутых, а главное, эксклюзивных работ.

Я начала копить деньги и даже работала официанткой в ночном клубе: всю зарплату спускала на свое увлечение. Через год я начала разбираться в стилях, завела знакомство с несколькими всемирно известными мастерами, чем очень горжусь. Когда какой-то из них приезжает в Россию, я обязательно записываюсь на сеанс: не могу упустить возможность запечатлеть на своем теле их талант.

Кстати, вопреки мнению о том, что татуировки надо наделять смыслом, я этого не делаю (за исключением нескольких рисунков). Считаю, что смысл себя изживает со временем, а значит, и тату может надоесть.

Мне всего 19 лет, и каждый день что-то меняется: сегодня я хочу выглядеть так, а завтра — по-другому. Иногда я вообще хочу видеть свое тело чистым. Но я пошла на это: назад пути нет. Если бы я была очень красивым человеком, тогда бы точно не стала портить свое тело. А так… Я обычная девушка, у которой без татуировок не очень выразительная внешность. Зато теперь я выделяюсь.

С Кириллом мы познакомились при трагических обстоятельствах. Умер Никита, а он был и его другом: первый раз мы встретились на похоронах. Я месяц сидела дома, впала в глубокую депрессию, не знала, что мне делать и как дальше жить: с Никитой мы были очень близки. В итоге поняла, что мне надо впитывать то, что он дал своим друзьям.

Снежана и Кирилл

Познакомившись с Кириллом, я постепенно начала возвращаться к привычной жизни. Я поступила на философский факультет (хотя из-за трагедии очень плохо написала ЕГЭ) и переехала в Москву, чтобы жить ближе к университету (до этого я жила с мамой в Зеленограде). Через некоторое время мы с Кириллом начали встречаться, и он переехал ко мне.

К татуировкам на лице я пришла легко: захотелось выделяться. Кирилл (у которого на тот момент уже были такие тату) постоянно рассказывал мне разные истории о том, как с ним знакомятся интересные личности и приглашают участвовать в необычных проектах. Сначала я думала, что дело в его харизме, но потом поняла, что все проще: у него на лице куча татуировок, и это нравится людям. Я подумала: «А почему бы и мне не сделать то, что привлечет ко мне внимание?». Первой моей татуировкой на лице стала белая веточка на лбу, которую практически не видно за волосами. Потом я решила набить на лбу лотос — символ вечной любви и умиротворения, которого мне не хватает (это одна из немногих татуировок, наделенных мною смыслом). Затем я вытатуировала над лотосом мантру «Ом». С ней вышла забавная история.

Мантра «Ом» на лбу девушки набита «зеркально»

Моя мастер не знала, как пишется на санскрите эта мантра, в итоге получилось так, что она набила ее «зеркально». Конечно, перед тем, как она приступила к процессу, я посмотрела на себя в зеркало, но меня ничего не смутило. И только на следующий день, когда я опубликовала в своем Инстаграме фото со свежей татуировкой, обнаружилась ошибка: на нее мне указали подписчики. Но я не расстроилась и нашла плюсы: значит, я набила «Ом» для себя. Каждый раз, когда смотрю в зеркало и вижу верное расположение мантры, пытаюсь ощутить эту гармонию. Идеальное оправдание ошибке мастера! Потом я набила еще один лотос — розовый, а затем и другие татуировки.

Мое желание привлекать внимание сработало: я притягиваю массу людей. Почти каждый день со мной кто-то знакомится.

Я снялась в клипе у Molly (правда, жутко себе там не нравлюсь) и в фильме «Газгольдер 2», который скоро должен выйти в российский прокат. А Кирилл снялся в клипе у Скруджи.

Последняя моя татуировка на лице — картина. Как-то раз я листала ленту и увидела модную съемку, где тело девушки было почти полностью покрыто наклейками. Первой моей мыслью было: «А не сделать ли мне тату в виде картины?». При этом я обязательно хотела, чтобы она выглядела как наклейка. Периодически я жалею, что набила ее: у меня сильные круги под глазами, и когда я не пользуюсь консилером, мне кажется, что синяк плавно перетекает в картину и образует одну сплошную припухлость. Кстати, особых сложностей с макияжем у меня не возникает. Тональным кремом я не пользуюсь: только маскирую круги под глазами. А вот румяна — мой мастхэв. Правда, ими я перекрываю татуировки, так что каждый раз вооружаюсь ватными палочками и мицеллярной водой, чтобы стереть макияж с рисунков.

Многие люди считают, что раз я «разрисовала» свое лицо, то готова на любые эксперименты. Это не так. Никогда, например, не залью черным веки, потому что считаю, что глаза — это зеркало души. А еще не нравятся огромные серьги-тоннели: этим я переболела несколько лет назад (у меня были 12-миллиметровые отверстия, которые пришлось зашить).

Реакция людей

Я обожаю об этом рассказывать! Всегда искренне веселюсь, когда люди кричат мне вслед: «Что ты сделала со своей рожей?!». Во-первых, какое вам дело? А во-вторых, что за воспитание? Почему люди считают, что имеют право судить? Я так отношусь к этому миру и не придаю особого значения своему телу, так почему всем есть до этого дело? Каждый день стабильно 3 человека считают нужным преградить мне дорогу и сделать какую-то гримасу. В Инстаграме тоже предостаточно случаев. Одна престарелая дама, например, долгое время под моими фото устраивала яростные дебаты, доказывая с пеной у рта, что я ненормальная и вообще беспризорница.

Снежана не обращает внимания на нападки хейтеров

Почему же народ такой узколобый? И почему такое есть только в России? Я много где была: моя мама — стюардесса. Во время путешествий я ни разу не сталкивалась с подобной реакцией: в Европе, например, всем по большему счету все равно, как ты выглядишь. А в Англии людям с татуированными руками спокойно можно работать в офисе. Вы представляете такую «вседозволенность» в нашей консервативной стране? Я — нет.

Реакция родителей

Моя мама — самый замечательный человек на Земле. Она добрая, понимающая и никогда на меня не злилась за татуировки. А вот папа… На этой почве у нас случилась крупная ссора: он категорически против «извращений» и «уродств». Отец (они с матерью в разводе) всегда был недоволен моим увлечением, но терпел. А однажды, когда увидел, как я обнимаюсь с Кириллом (которого он терпеть не может), вспылил и вылил на нас такой ушат грязи. В ответ я сказала, что назло ему залью все лицо черным. Конфликт продолжался примерно полгода и достиг таких масштабов, что я кричала, что буду танцевать на его могиле, ведь он показал себя таким же узколобым, как и те прохожие! А он грозился все у меня отнять и выставить на улицу… Папа считает, что я начала бить тату на лице из-за Кирилла: мол, это он меня подтолкнул. Возможно, мой парень и ускорил принятие такого решения, но точно не стал причиной: даже если бы мы не были знакомы, я бы все равно сделала эти татуировки.

Кирилл и Снежана

С отцом мы в итоге помирились, и сейчас все хорошо: он вложил огромные силы и деньги в то, чтобы я поступила в университет, ведь с моими баллами невозможно было бы туда пробиться (я забрала документы с философского факультета и решила поступать в другой ВУЗ на рекламу).

Кстати, декан, когда я отчислялась, не хотел ставить мне нужную печать и прогнал меня из своего кабинета со словами: «Вон отсюда, ты сама вся в печатях!». Пришлось подключить папу…

Отец заявил, что не будет платить за мою учебу, если я не сведу татуировки с лица. Поэтому скоро у меня состоится первый сеанс сведения: начну с солнца на правой щеке, потому что оно мне нравится меньше всего. В среднем на удаление одной татуировки требуется 6 сеансов, так что «очищу» лицо я только к концу 4 курса. Кстати, лотос трогать я не буду: он мне очень дорог. Я, конечно, буду скучать по взглядам людей и крикам «О, Господи!», но слишком уж сильно хочется учиться. К тому же, если после окончания университета я пойму, что с татуировками мне интереснее и веселее жилось, сделаю заново. Никаких проблем — только еще больше разнообразия!