"Связался черт с младенцем…" - до недавних пор эта шипящая в спину народная мудрость лучше всего характеризовала отношение общества к бракам, в которых женщина заметно старше мужчины. Правда, в ханжеском тоне осуждения нередко читалась плохо скрытая зависть к чужому счастью…

Года два назад вокруг меня, как в рассказе Аверченко, все завертелось: у полудюжины моих подружек - кто приближался к тридцати, кто благополучно перевалил этот важный рубеж - забрезжили отношения с молодыми людьми, емко названными кем-то из дам "сопливенькими". Двадцать два, девятнадцать… "Но это же растление малолетних!" - иронизировали те немногие, кого не коснулось это поветрие. Но всех переплюнула Наташка, в какой-то момент признавшаяся, что ее возлюбленный вчера выпил, отмечая получение паспорта…

Я, на тот момент увлеченная человеком, крепко двинутым на всю голову, но по крайней мере моим одногодком, искренне не разделяла этого безумия: с ними же не о чем разговаривать! В ответ мои "педагогини" только мечтательно закатывали глаза. "Зато… он такой…"

"Мальчик юный, кудрявый, влюбленный…"

Щенячья грация, нежная кожа, блестящие глаза. И слова, слова… Весь напор юности, весь жар страсти в этих бесконечных сладких потоках. "Люблю, не могу, единственная, всегда, никогда…" И так хочется верить! И нужно быть поистине железной женщиной, чтобы устоять перед таким соблазном. А мы в большинстве своем не железные, и сердца у нас не камень. Зато эти сердца созрели для взрослых страстей, и нежный романтический бриз может обернуться настоящим цунами, крошащим всю прошлую устроенную жизнь.

Моралисты скажут: "Эх, бабы-дуры. На все плюют, семьи разбивают, мужей бросают, детей не жалеют… А все почему? Потому что, видите ли, им сердце подсказало. Интуиция, видите ли. Не могут они иначе… А жизнь-то глупостей не прощает. Вот пройдет лет пять, мальчик ненаглядный оперится, найдет себе молодую-длинноногую, а тебя, дорогуша, на свалку. Вот так-то".

Наверное, каждая из женщин, решившихся связать свою судьбу с мужчиной младше себя, испытала этот жестокий прессинг со стороны родственников, знакомых, общественного мнения и, наконец, собственных потаенных мыслей… Десятки голосов нашептывают в оба уха: это неприлично, это бесперспективно, это противоестественно!

Но вот что удивительно: наука сексология утверждает обратное. Нет ничего более гармоничного, чем роман двадцатилетнего и тридцатилетней. Его юношеская гиперсексуальность прекрасно сочетается с ее расцветшей чувственностью. А если касаться более возвышенных моментов, то и здесь очевидна обоюдная - простите за прагматичное слово - польза: юноша созревает, приобретает уверенность в себе и некий лоск. ("Ничто не дает такой отделки блестящему молодому человеку, как связь с красивой и порядочной замужней женщиной" - так формулирует русская классика.) Существует даже незатейливое обоснование такой гармонии: поскольку женщины живут дольше, то из соображений справедливости и пропорциональности им естественным образом достаются партнеры моложе.

Впрочем, все это голые схемы то подтверждаются жизнью, то опровергаются. Собирая и анализируя то, что по-врачебному можно назвать случаями, не устаешь поражаться разнообразию и непредсказуемости ситуаций.

Царство Эдипа

Казалось бы, самое очевидное в нашем варианте "неравного брака" - это его сыновне-материнский аспект. Мужчина, будучи младше годами и беднее жизненным опытом, волей-неволей рискует утратить свою природную доминирующую роль и превратиться в капризного маменькиного сыночка, чей образ почти граничит с карикатурным штампом мужа-подкаблучника. Вторая половинка союза по той же логике должна являть собой властную матрону, в твердой руке которой пряник по мере необходимости сменяется кнутом.

Что и говорить, картина не слишком радостная. Но, с другой стороны, и не слишком правдоподобная, поскольку многие женщины, оказавшись в такой ситуации, обнаруживают в себе столько нерастраченной юности, свежести и даже ребячества, что порой чувствуют себя моложе своего партнера.

"Мужчина после тридцати пяти - это, как правило, лысинка, пузцо и тусклые глаза. Человек думает, что он уже все понял в жизни вообще и в женщинах в частности и стремиться ему больше некуда. А я не хочу в эту обыденщину, я хочу в походы ходить и на дискотеки, веселиться всю ночь напролет! А он мне: остынь, куда тебе…"

И наоборот, когда молодой человек сближается с женщиной старше себя, чаще всего он стремится выказать ей свою мужественность, надежность, зрелость. А российскую даму, неизбалованную вниманием, такая демонстрация просто подкупает.

"Господи, да я последние десять лет только и делала, что выживала, надеясь лишь на себя. И какое же было облегчение, когда я встретила Виктора и почувствовала настоящее мужское плечо. Он и починит все, и встретит-проводит, и тяжести отнесет…"

Наставница для Керубино

Учительница и ученик - ситуация изначально чуть-чуть провокативная, недаром ее так любят обыгрывать в эротических забавах. Женщина, которую делают недоступной ее педагогические задачи, разница в возрасте, весь комплекс общественных запретов, становится еще более желанной. Очень остро ощущается сам момент перехода через табу, замены обучения вообще на обучение любовное. "И в этот день мы больше не читали…"

Но пикантность заканчивается там, где начинаются глубокие отношения. "В духовной связи нет ни времени, ни пространства, а не то что возраста и пола", - сказала замечательная женщина, которая вышла замуж за своего ученика и уже двадцать лет счастлива в браке. "Мне и сейчас кажется, что роман с учеником - это невозможно. Просто это в первую очередь необыкновенный человек, а то, что он был моим учеником - это уже второстепенное".

Конечно, не слишком часто встретишь долгоиграющие "неравные браки". Часто люди расстаются, когда проходит несколько лет и они понимают, что "выросли в разные стороны". Тот, кто когда-то был влюбленным, благодарным и глядящим снизу вверх, становится взрослым и самостоятельным. Но, с другой стороны, тем же центробежным процессам подвержены и браки ровесников, и множество семей распадается только потому, что "само не получилось", а серьезно работать над отношениями никому не приходило в голову. Зато мудрая и опытная женщина, рискнувшая связать свою жизнь с мужчиной младше, получает великолепный стимул не расслабляться и не почивать на лаврах, не относиться к благополучию как к данности, а беречь и созидать его.

Но даже те, чьи замужества оказались по обывательским меркам неудачными, редко жалеют о годах, проведенных рядом с молодым мужчиной. Вряд ли чужое счастье поддается измерению, но, может быть, такие "неудачницы" получили нечто большее, чем пожизненно обустроенные будни?

Щепотка звездной пыли

Во все времена одним из аспектов любви было обожание-обучение: юность, свежесть, наивность тянулись к мудрости, славе, власти, богатству. Единственное "но": до недавних пор юными и красивыми в основном были женщины, а зрелыми, богатыми и знаменитыми - мужчины. Единичные обратные примеры требовали, как минимум, царского титула, да и то оставались в анналах как пример ужасного разврата - вспомним Мессалину и Екатерину Великую. Но постепенно идеи равноправия и гуманизма овладевали умами: Жорж Санд скандализировала публику скорее ношением мужских сюртуков, чем разницей в возрасте со своим возлюбленным Фридериком Шопеном, а век спустя брак Агаты Кристи с археологом Миллером, бывшим на пятнадцать лет младше супруги, считался уже образцово-буржуазным. И наконец, эра победившего феминизма окончательно перевернула все с ног на голову (или, если угодно, расставила все по местам): ухоженные, состоявшиеся, интересные дамы способны не только оплатить юных жиголо, но и вызвать любовь настоящих мужчин любого возраста. И в смене общественных стереотипов нам помогают пресса и телевидение с их культом звезд. Каждая звездная история такого рода заставляет нас чуть терпимее относиться к собственным возрастным несоответствиям.

P. S.

Два слова в качестве резюме. Кажется, отношения старшей женщины с младшим мужчиной не так уж сильно отличаются от "просто отношений". Конечно, нетипичная ситуация провоцирует больше толков и заметнее проверяется обществом на прочность, но в целом, если пройден барьер узнавания и привыкания, вступают в диалог те глубинные личностные структуры, для которых возраст не так уж важен.

…А отчаянная Наташка и ее малолетний ухажер до сих пор вместе. Прошло уже четыре года, в течение которых они ссорились, разъезжались, съезжались. Тем временем молодой человек закончил институт, стал дипломированным бакалавром и полноценным добытчиком, а Наташка стала задумываться о ребенке. Может, судьба?

Светлана, профессор МГУ, 48 лет

Мы познакомились в самый тяжелый момент моей жизни. Умерла мама, и я, ее поздний ребенок, осталась на свете совсем одна. Мой аспирант Андрей был единственным, кто смог деликатно проникнуть через барьер отчуждения, который я воздвигла между собой и окружающими, даже самыми близкими друзьями. Он смог вытащить меня из депрессии - признанием в любви. В разгар дискуссии над особо сложным пассажем его диссертации он прижал мою руку к своей щеке и сказал: "Ты вовсе не Снежная королева, ты - Нежная королева. Твоя боль скоро уйдет, останется память". Эти слова потрясли меня. Не какой-то особой мудростью, а тем, как он их произнес - с любовью и нежностью. А дальше все было стремительно и романтично - наша любовь и мое возрождение, свадьба и совместная жизнь.

Мы прожили вместе семь лет, и я не жалею ни об одном из этих дней. Нельзя сказать, что мы парили в небесах. Был быт, были некоторые трудности в отношениях с коллегами (дамский коллектив нашей кафедры неоднозначно отреагировал на наши отношения), ведь все - и преподаватели, и студенты - привыкли видеть во мне этакого ученого червя, одержимого своей наукой. Но я прекрасно понимала, на что иду, выходя замуж за мужчину младше меня на десять лет. Что первым приходит в голову в такой ситуации? Ты вот-вот состаришься (а начинать судорожно бегать по салонам красоты я вовсе не собиралась, не мой стиль), а он найдет себе молоденькую… Нас развела не юная красавица, а постепенное понимание того, что мы не совпадаем. Не характерами - мы оба не отличаемся бурным темпераментом, а ритмом жизни. Я беспробудная сова, а он - жаворонок; я совершенно не выношу никакой спортивной нагрузки, а Андрей занимается всем, чем только возможно; я ненавижу готовить, а он обожает печь пироги и потрясающе готовит мясо. А главное, выйдя замуж за молодого, энергичного, искрометного мужчину, я осталась в своем привычном и неспешном научно-студенческом мире. Мне там интересно и стабильно, я консервативна и не хочу ничего менять в своей жизни - хватит с меня одного решительного шага! Андрей совсем другой: он торопится жить и помыслить себе не может о какой бы то ни было привычной колее. Дело, в котором он себя сейчас нашел, требует от него постоянной готовности к риску, умения "поставить в радостной надежде на карту все". Он постоянно пребывает в состоянии вибрирующей натянутой струны. Мы разные и достаточно мудрые, чтобы понять, что поменять друг друга "под себя" у нас не получилось, поэтому мы расстались. Мы остались, как ни банально это звучит, лучшими друзьями, и я не страдаю от потери близкого человека, как это случается при большинстве разводов. Я знаю, что в жизни и в мире есть Андрей.

Андрей, кандидат исторических наук, предприниматель, 38 лет

Светлана - моя первая женщина с большой буквы. Не милая девчушка, подарившая радость мужской состоятельности, а женщина - идеал, снизошедший до меня. Я с первой же лекции влюбился в нее. Она напомнила мне бесценную, как бы светящуюся изнутри статуэтку, обточенную до совершенства руками великого мастера. Я имею в виду не столько внешность (хотя Светлана именно такая - хрупкая, изящная, элегантная), а одухотворенность, интеллект, силу характера. Я сразу решил: женюсь. Сейчас, спустя много лет, я осознаю, что должен был дополнить: "Женюсь только на такой, как она". И все то время, что прошло в студенческих компаниях, я находил спутницу, хотя бы отдаленно напоминающую Свету. Наконец я в какой-то момент прекратил свои молодежные метания и решил: я добьюсь ее. Наверное, я оказался в нужном месте в нужное время. На Свету обрушилось такое горе, от которого спасением была только наша любовь.

Мы решили расстаться спустя семь лет. Из целей, которые я наметил для себя, главной стала вырваться из кафедрального мира, в котором мне было уготовано место старшего преподавателя. Отсюда и пролегла между нами - не трещина, нет - меловая полоса. В какой-то момент мы перестали заставать друг друга дома (у меня - совещания, переговоры, поездки; у Светы - научные конференции, экзаменационные авралы) и начали отдаляться друг от друга. Света - первая, кто предложил не рушить наши отношения семейными раздорами, а разойтись достойно. Потрясающая женщина! Она навсегда останется для меня идеалом женщины и лучшим другом.

Сейчас читают