Я познакомилась со своим мужем через агентство, которое занималось поиском сибирских невест американским женихам. На переписке с корреспондентами из Америки я сломалась, не выдержав испытания приветствиями в первом же послании: hi, baby, I'll be thinking of you tonight. Это было мило, но слишком непосредственно для меня, привыкшей к эффективной немногословности зарубежных партнеров по бизнесу. Один из потенциальных кавалеров, помнится, прислал мне свою фотографию, где был запечатлен в сомбреро, среди бескрайних кактусов и с банкой пива в руках. Пережив со мной яркий, скоротечный и односторонний роман, исчез, напоследок заразив мой компьютер вирусом. ОК, подумала я, горячие американские парни не для меня.

Затем последовал затяжной роман в мейлах с французом. Здесь уже попалась я, девочки. Создав полную иллюзию нашей скорой и неизбежной встречи, галл испарился, оставив в моей душе лишь осадок недоверия к фривольным французским мужчинам.

Утерев скупые слезы, я настроила себя на новую беспощадную волну поиска, и в тот же момент всплыли на поверхность два потенциальных претендента на мою руку, один из Англии, второй из Норвегии. Обоим я решительно заявила в первых же письмах, еще не пережив до конца горечь расставания с вероломным французом, что тратить свое драгоценное время понапрасну не собираюсь, и основным показателем серьезности их намерений является встреча. Оба иноземца испуганно согласились. При этом оба пригласили меня в гости практически одновременно, вежливо отказавшись от посещения меня в моем родном сибирском городке. Слаб оказался брат-европеец, не готов лететь за суженой на край России, в суровые сибирские просторы.

Первое время мне больше нравился англичанин. Для завязки он признался мне в том, что искренне ненавидит свою родину, а особенно, как он выразился, "погоду, правительство и цены на бензин". Мне, конечно, нелегко было проникнуться его горестями, все, кто обучался когда-либо на факультете иностранных языков английскому, поймут мою нездоровую любовь к Лондону, но в принципе у нас появилось что-то общее.

Норвежец тем временем описывал свою привязанность к окружающим его горам, фьордам и дремучим лесам, горя желанием показать мне все это как можно скорее.
Вместе с тем он как-то очень практично подошел к вопросу моего визита, прислал приглашение и занялся прочими организационными моментами.

Англичанин же увлекся эмоциональным аспектом нашей переписки, продемонстрировал явный отрыв от реальности вообще и российской действительности в частности, и постепенно сошел на нет.

Представителей других национальностей и жителей других стран мне так и не удалось исследовать, так как после встречи в Норвегии дальнейшие поиски стали неактуальными...

Встреча

...К встрече с потенциальным мужем я подготовилась не формально, похудела на семь килограммов (диета, шейпинг), приобрела несколько скромных сувениров, а также бутылку водки (все русские непоколебимо уверены в том, что наша водка лучшая в мире), взяла отпуск на всех своих трех работах и полетела в направлении поворотной точки своей судьбы.

Когда я увидела встречающего меня человека в аэропорту города Ставангер (Норвегия), первым моим порывом было развернуться и бежать прочь со всех ног, грузить себя обратно в самолет и поскорее забыть об этом странном недоразумении, к которому привел неуместный в моем возрасте авантюризм. Разум подсказал, что делать так не следует, сердце напомнило, что каждый человек достоин моего внимания, бизнес-привычка заставила сделать шаг вперед, улыбнуться и протянуть руку. Он, видите ли, прислал мне самые удачные свои фотографии, даже если бы я провела час в скрупулезном изучении лиц, оказавшихся в тот момент в здании аэропорта, я бы его ни за что не узнала.

Ладно, делать нечего, мы оказались в машине и начали разговаривать. Мне потребовалось два дня, чтобы привыкнуть к норвежскому акценту моего собеседника, срок немалый для переводчика, вынужденного временами беседовать по телефону с китайцами.

Посетили скромную холостяцкую саклю героя.

В гостиной на полу навалена груда CD, кругом книги, книги... Наш человек.

На столе не оказалось хорошо замороженной бутылки шампанского "Мартини Асти", а также букета алых роз, зато обнаружилась вазочка с засохшим прошлогодним печеньем. Все это пришлось позже исправить. А пока я сидела, глядя на это загадочное существо, которое даже не догадывалось, что при встрече надо сразу же отобрать у дамы багаж, открыть перед ней все двери и подать все руки, помогая выбраться из машины. Ну, хорошо же, тогда я буду вручать ему привезенные подарки, чтобы чем-то заполнить паузу. Подарками ошеломить пресыщенного европейца не удалось, а в ответ он вдруг вскочил с места, взволнованно поблагодарил меня и внезапно прижался щекой к моей щеке. Тогда я еще не знала, что это традиционная норвежская форма выражения благодарности, но вы представляете себе, девочки, что я подумала? Хорошо еще, что самообладание мое закалено годами, отданными бизнесу, и контроль выражения лица осуществляется автоматически.

После этой трогательной сцены я была приглашена в пиццерию, где мой кавалер заказал пиццу, покрывающую собой поверхность стола, и когда мы уходили, бросил на нее, почти не изменившуюся в процессе поедания, печальный взгляд, ну не привыкла я есть пиццу столиками.

Вскоре после этого вечер нашей первой встречи закончился, и я пришла к выводу, что замуж за этого человека я не выйду никогда и ни за что, благо мы заранее договорились, что в случае отрицательного результата никто не считает себя обиженным и поставленным в неловкое положение. Так что я планировала осмотреть Норвегию, раз уж меня сюда занесло, а заодно отдохнуть, не все же время работать без просвета и отпуска.

А на другой день... Достал он свой старый Понтиак, и поехали мы по всей Скандинавии. Автопробег Ставангер-Осло-Стокгольм, собирались в Лондон, не хватило времени на оформление моей визы. И бесконечное, никакими моими выходками не остановимое ухаживание, сопровождаемое словами: if you need anything, just tell me... Ну не устояла я, девочки. Согласилась отдать руку, а там, возможно, и сердце.

Через две недели покинула своего влюбленного и отправилась сначала навестить родственников в Германии, а затем домой, готовиться к свадьбе и последующему переезду. Что вскоре и состоялось.

Свадьба в Норвегии

И вот наконец этот радостный день настал... А прежде, чем он настал, было много разнообразных волнений. Например, во время подачи заявления выяснилось: для заключения брака необходима некая справка, подтверждающая тот факт, что ничто не препятствует мне выходить замуж на территории Норвегии. Никогда я не слышала ни о чем подобном, долго ломала голову, что же такое может мешать мне сочетаться браком в Норвегии, если все документы о разводе в порядке. Надо, надо было тусоваться в Норвежском консульстве в Москве, либо на его страницах в Интернете, так ведь все же некогда, все дела... ОК, позвонила в Российское консульство в Осло - приезжайте, будет вам такая справка. Первым утренним рейсом вылетели в Осло, через час выдали мне нужный документ, не волнуйтесь, дама, парни из консульства за небольшое вознаграждение могут поручиться, что ничто не препятствует вашему замужеству на территории Норвегии. Брачуйтесь на здоровье.

Спасибо, парни, на радостях мы изрядно выпили с будущим мужем, возвращаясь вечерним рейсом домой (единственные в салоне глупо хохотали под строгими взглядами остальных пассажиров, середина рабочей недели все-таки).

День назначен, кольца выбраны, платье куплено, зал в ресторане заказан. Заказан также номер для проведения ночи после торжества. Что за излишества, недоумеваю я, но совершенно напрасно, как выяснилось позже.

Перед регистрацией мы с почти мужем выпили водки для храбрости, он женился в первый раз, я во второй, но, тем не менее, от водки никогда не откажусь. Регистрация прошла успешно, мне был даже выдан заботливо отпечатанный на русском языке текст речи официального лица. Стали выходить из здания, радостные родственники и друзья коварно и неожиданно для меня осыпали нас рисом. Чтобы, значит, жили мы богато.

На ужин в ресторане мама мужа и две родные сестры явились в норвежских национальных костюмах, чем очень меня умилили. Гости заготовили тосты в письменном виде, ужин состоял из пяти блюд, перед подачей каждого из ресторанных недр появлялся шеф-повар и застенчиво повествовал о секрете его (блюда) приготовления.

Когда основная масса разъехалась по домам, и остались только мы и свидетели, отдавшие должное коньяку, официант принес нам всем кофе по-ирландски и напомнил, что его рабочий день давно закончен, да и времени уже больше двух ночи. Наши свидетели сделали над собой усилие и покинули нас, даже способные передвигаться самостоятельно, что удивительно.

Мы проснулись в номерах, в стеклянной вазе плавает роза, на столе обнаружился сервированный кем-то завтрак, мы, естественно, первым делом выпили шампанского, и в этот момент мне был подарен первый в моей жизни бриллиант. Оказывается, у них такая традиция - муж преподносит любимой подарок на утро после брачной ночи.

Вот так вот, всю жизнь живешь себе, выходишь замуж на территории России, разводишься, работаешь на трех работах, как будто, так и надо, и не знаешь, что где-то существуют такие прекрасные традиции...

Вскоре после свадьбы я вернулась в Новосибирск, готовить ребенка к переезду, паковать вещи и прощаться с родственниками и друзьями...

Марина К. Шай

Ny i Norge - о Норвегии из первых рук
Полезная информация о жизни в Норвегии