30.07.2014

Кому, как не ей, родившейся в семье одной из самых знаменитых актерских пар — Михаила Боярского и Ларисы Луппиан, — было суждено стать звездой театра и кино. Кто, как не она, понимала все тягости этой профессии, годами наблюдая за своим отцом. Елизавета Боярская пошла по стопам «д'Артаньяна» и добилась успеха. На данный момент она не только известная актриса, но и любящая жена и заботливая мама. В эксклюзивном интервью Woman.ru 29-летняя звезда рассказала о том, что сейчас происходит в ее жизни.

  • Елизавета Боярская

    Елизавета Боярская - харизматичная, яркая и востребованная актриса, а также   заботливая мама и любящая жена. 

О карьере и материнстве

Я прекрасно совмещаю работу и семью. На самом деле нужно просто разумно все распланировать. Я, например, очень много времени провожу с ребенком и уже целый год не снимаюсь в кино. Мне действительно хочется находиться с сыном как можно чаще и дольше. Поэтому сейчас приходится отказываться от каких-то предложений в пользу сына. Максим тоже старается мне помогать и уделять много внимания Андрею (Андрей — двухгодовалый сын Елизаветы Боярской и Максима Матвеева, — прим. Woman.ru), ну и, конечно, бабушки и дедушки тоже активно участвуют в процессе воспитания. Мы ведь живем сразу на два города: Москва и Санкт-Петербург. Но, чтобы не мучить ни себя, ни ребенка частыми переездами, стараемся находиться в каждом городе блоками, примерно по полгода. Иногда чуть меньше, иногда больше, все зависит от того, где проходит основная работа. Не меняется одно — все свободное время мы посвящаем нашей с Максимом семье. Причем нам нравится находиться дома втроем, ведь из-за загруженности это редко получается.

О будущем сына

Мы бы хотели, чтобы Андрей все-таки нашел себе основательную профессию. Я была бы очень рада, если бы у нас в семье появился, например, врач, юрист или что-то такое, менее творческий и более серьезный профессионал. Что касается меня, то пока я довольствуюсь театром, которого мне всегда хватает, и в кино возвращаться не планирую. Только если мне предложат что-то действительно интересное и стоящее.

О супруге

Я абсолютно четко понимаю, если Максима представить с длинными волосами и усами, то это копия папы. Они безумно похожи. И мама моя тоже в этом убеждена. Она всегда говорит мне, что это нормально, потому что женщина в какой-то степени выбирает спутника похожего на отца. Хотя, когда я познакомилась с Максимом, это было последнее, чем я руководствовалась. Видимо, это действительно происходит на подсознательном уровне. Максим не из тех капризных артистов, которые упиваются собой, смотрят на себя в зеркало, и устраивают показательные выступления на съемочных площадках. Макс в этом плане скорее не артист. У него вообще судьба сложилась очень странно, ведь он случайно поступил в театральный институт в Саратове, его просто привели туда за руку. На улице его увидела и выхватила из толпы женщина, которая сказала, что он просто обязан пойти в театральный. Ей показалось, что человек с такой яркой внешность - прирожденный актер. Но при всем этом, он человек с математическим складом ума, в свое время он принимал участие в олимпиадах по черчению. Он рукастый – делает все мужские дела по дому. Он, скорее, классический мужчина. И ему повезло, что неожиданно в нем открылся еще и актерский талант. Но в плане профессии он никогда не занимается самолюбованием. Никогда не смотрит фильмы со своим участием, не ходит на премьеры, он всегда говорит, что любит профессию тогда, когда он ей занят.

О мужчинах

Я не стремилась постичь мужскую психологию и не понимаю, для чего это нужно делать. Я умею дружить с мужчинами, и пытаюсь быть с ними собой. У меня в окружении много представителей сильного пола, и все они значительно старше меня. Вот сейчас мои самые лучшие друзья – мужчины лет сорока и старше. Я не знаю, почему им нравится общение со мной, но зато понимаю, почему мне интересно с ними: они прекрасные собеседники, и мне есть чему у них поучиться. Как правило, это люди творческих профессий: журналисты, артисты, операторы. Мне всегда есть, о чем с ними поговорить. У нас схожие позиции, взгляды на многие вещи, при этом иногда наши беседы переходят в споры, мы говорим о многом, и о политике, и о философии, о настоящем и будущем.

О принципах отношений в семье

В традициях нашей семьи — жена не перечит мужу. Глядя на то, как у нас это было в доме, когда я росла с мамой, папой и с Сережей (Сергей Боярский – брат Елизаветы, - прим. Woman.ru), я понимаю, что для меня по-другому быть не может. Это достаточно естественно. Другие варианты мне, наоборот, чужды, хотя я приветствую демократию, и у нас с Максимом, как и у родителей, в отношениях демократия, но, в целом, глава в семьи должен быть один, а не двое.

О работе в театре

У меня был насыщенный театральный год. Начался он с репетиции в Московском ТЮЗе «Леди Макбет нашего уезда». Очень сложные, но дико увлекательные репетиции были. За эту работы мы совсем недавно получили награду «Лучший спектакль» на Хрустальной Турандот, а мне благодаря этой постановке присудили премию за «Лучшую женскую роль». Поэтому Катерина Измайлова (главная героиня спектакля «Леди Макбет нашего уезда», которую сыграла Боярская, -прим. Woman.ru) имеет для меня огромное значение, к тому же она действительно интересная, а у самого произведения очень благородная почва для любой актрисы. Еще много времени занимают репетиции «Вишневого сада» в Малом драматическом театре, где я играю Варю. Могу сказать, что это тоже очень не простая, но при этом захватывающая работа. У нас прошло пока 4 или 5 спектаклей, ведь постановка еще совсем свежая, но она уже вызвала широкий резонанс в профессиональной среде. Не хочу загадывать, но мне кажется, что «Вишневый сад» ждет необычная судьба. Тем более это одна из самых интересных работ Льва Додина, касаемо Чехова. Спектакль получился сложный, и, как мне кажется, чеховский. Кстати, мы в декабре должны привезти его в Москву.

Об учебе у Льва Додина

Я рано повзрослела, практически сразу, как поступила в институт. Если бы я не попала на курс режиссера Льва Додина, то, может, все было бы иначе. Но обучение под его руководством быстро заставило стать старше, потому что это очень дотошный человек, который всегда глубоко вгрызается в любой материал. Буквально в середине первого курса, нам сказали, что мы будем заниматься Василием Гроссманом и нужно прочитать его роман «Жизнь и судьба». А так же все дополнительные материалы, того же Гинзбурга или Шолохова. Вряд ли самостоятельно в шестнадцать лет я бы стала читать все это. Более того, мы ездили в лагерь Освенцим, и в Гулаг, были в колонии в Норильске. Общались с заключенными, напитывались темой. И делали это с упоением, с огромным рвением к материалу, к ремеслу. После такого трудно не повзрослеть. Помню, как сумасшедшие, мы ночевали в театральной академии, спали по часу, ходили худые и зеленые, но счастливые от того, что учились, репетировали, занимались любимым делом. К нам приходили лекторы из Санкт-Петербургского государственного университета, Додин сам отбирал для нас педагогов по общеобразовательным предметам. С нас всегда был двойной спрос. Это было воспитание в ежовых рукавицах, почти без пряников, и мне не раз хотелось все это бросить. После пяти лет такой муштры, у нас многие не выдержали. При том, что поступило двадцать восемь человек, выпустилось только шестнадцать. Но это лучшее время в моей жизни, за что я безумно благодарна Додину, безусловно, многого в жизни у меня бы не было, если бы я не прошла этот путь.

О работе в кино

В сентябре состоится премьера фильма «Беглецы», где я сыграла главную роль. Но, признаюсь, я только на днях узнала название картины. Всегда думала, что фильм называется «Ведьмин ключ». Дело в том, что это была дипломная работа режиссера (режиссер фильма «Беглецы» — Рустам Мосафир, — прим. Woman.ru), и снимал он ее три года назад, причем как-то все очень быстро произошло. Я уже и забыла обо всем. И тут внезапно такая громкая премьера, неожиданно… Конечно, сниматься было интересно, тем более съемки проходили на Алтае. И нам не все давалось так легко, все-таки условия были суровые, дорога и проживание тяжелые. Но Петр Федоров (в картине «Беглецы» в паре с Елизаветой Боярской сыграл главную роль, — прим. Woman.ru) проявил себя как настоящий мужчина. Всегда во всем помогал, на него можно было положиться. Он выручал наш женский коллектив. И это один из факторов, почему мне импонирует Петр Федоров, к тому же он талантливый актер и надежный партнер. Чувствую, мне придется вспоминать все о тех съемочных днях, что называется, освежать события в памяти и восстанавливать впечатления, потому что правда дико неожиданно всплыла премьера. Но это приятно.

О собственной внешности

Профессия дает мне большой плюс в плане внешности. Потому что актрисе дано меняться. С помощью грима можно добиться любых результатов, я в этом плане очень люблю экспериментировать. Мне хочется, в каждой новой роли гримом сделать что-то особенное, непохожее на предыдущее. Если это характерная роль, где зачастую нужно поменять цвет волос, постричься или вставить линзы, я иду на это с большим удовольствием, я не боюсь быть некрасивой, наоборот, если мне позволяют «похулиганить» в этом плане, я упиваюсь по полной. В фильме «Я вернусь», я играла девочку, угнанную немцами в Германию, по сюжету меня допрашивали и сильно издевались. У меня был рот в крови, парик ужасный, а я все просила, чтобы меня еще больше грязью намазали. А в картине Карена Оганесяна «Пять невест» я играю такую пацанку, которая носит шаровары, и комбинезон. И мне все время предлагали то глазки подвести, то губки подкрасить, а я всячески противилась, просила, чтобы все было естественно. Ведь если моя героиня водитель грузовика, и все время копается в машине, то пусть ее лицо, и руки, и ногти будут грязными, как это и бывает в реальном мире. На самом деле я и в жизни вообще с собой ничего не делаю, стараюсь даже не краситься. Я считаю, что окружающие должны воспринимать меня такой, какая я есть. А когда я выхожу на сцену, или в кадр, пусть там будет так, как мы придумаем с режиссером и гримерами.