«В моду на натуральность я не верю и не собираюсь идти и выкачать из тела и лица все туда закачанное»: Анна Грачевская о пути к идеальной себе

Сегодня, если вам не нравится ваш нос, грудь, ягодицы или все сразу, пластическая хирургия легко может это исправить. В кабинете косметолога вам также всегда рады и готовы подколоть и нарисовать все, что пожелаете. Наша сегодняшняя героиня 33-летняя Анна Грачевская слепила себя сама — с помощью спорта, здорового питания и… вышеперечисленных манипуляций. О пути к совершенству, гранях красоты и уверенности в себе мы поговорили с телеведущей в интервью для нашего портала.

Анна Грачевская
Анна Грачевская пообщалась с Woman.ru

Я никогда не была довольна собой на все 100%. Мама с малых лет твердила мне: «Ты самая лучшая, самая красивая». Как ни странно, но, похоже, это дало обратную реакцию: я стала беспокоиться о том, как бы постоянно соответствовать этой планке. А с возрастом ты и вовсе начинаешь понимать, что ты такая прекрасная не одна: есть еще лучше, красивее, успешнее.

Внутренний перфекционизм и абсолютная неуверенность в себе не позволяли расслабиться, погружая в постоянную тревогу о том, что нужно быть самой-самой.

Все началось еще в юности. В то время как у большинства подростков революция проявлялась в неконтролируемом поведении, мой внутренний протест отражался на собственной внешности. В 11 лет я проколола нос, что в те годы в моем городе (Харьков, — прим. Woman.ru) произвело эффект разорвавшейся бомбы. В один день, насмотревшись клипов группы Tic Tac Toe, пошла и проколола нос пистолетом для прокола ушей. Не знаю, как выжили мои волосы, кожа, ногти после всех трансформаций. Было много комплексов, с которыми я боролась с помощью бьюти-экспериментов над собой.

Да, некоторые трансформации происходят по сей день, но они уже не такие агрессивные. С возрастом (и прибавлением серого вещества) я начала по-другому на все смотреть. Я по-прежнему делаю различные бьюти-процедуры, но, например, уже вряд ли когда-либо лягу под нож пластического хирурга. Только если это не вынужденная мера.

Пластические операции

Мне повезло с дочкой: сразу видно — она не я, не экспериментатор, абсолютный однолюб. И, думаю, она не повторит моих ошибок и не станет прибегать к тем кардинальным методам, к которым в свое время прибегла я, чтобы полюбить себя.

У меня было две масштабные пластические операции — это увеличение груди и липосакция с глютеопластикой (коррекция формы и увеличение размера ягодиц, — прим. Woman.ru).

В 2012 году я родила: на свет появилась моя Василиса. Из-за грудного вскармливания грудь, которая была очень красивой от природы, совершенно потеряла форму. Произошла сильнейшая асимметрия: одна вернулась к добеременным форме и размерам, а вторая — вообще нет. Врачи тогда заявляли, что нет никакой гарантии, что асимметрия исчезнет естественным путем. Мне было всего 26 лет: конечно, я хотела и дальше любить свое тело, иметь красивый бюст. Тогда я полетела в Израиль, где мне и исправили последствия лактации. Мне очень понравился результат, и с того момента я подсела на пластическую хирургию и другие трансформации.

В 2016 году я решилась на новую операцию. Опять же: результат мне нравится, но если бы была возможность переиграть этот момент, я бы отказалась от липосакции. О ней жалею больше всего. Как правило, эту операцию делают людям с серьезной степенью ожирения, я же специально наедала. Хирург заявлял: «Я не возьмусь тебя оперировать. Что я должен выкачивать? Иди ешь». Ну я пошла и наела. Где логика? Логика отсутствует.

Еще один важный момент: никогда не знаешь, как организм поведет себя после липосакции, ведь наше тело — это уникальная система.

Как правило, спустя время негативные моменты дают о себе знать: появляются неровности на коже, проступают ямочки и бугорки. Да, там где откачали жир, его уже не будет, но он начинает скапливаться в местах, с которыми раньше не было проблем. Например, если у вас никогда не полнели руки, они начнут полнеть.

Кроме того, вторая операция была для меня очень тяжелой из-за наркоза, действие которого растянулось на семь часов. Не знаю, почему так долго. Восстановление протекало сложно, но не из-за того, что мне было как-то неудобно в моем новом теле. Наркоз забирает очень много здоровья, и в этот раз мне особенно не повезло: на восстановление ресурсов ушла уйма времени. Последствия операции преследуют меня и сегодня, спустя три года. Именно поэтому я решила больше не прибегать к таким кардинальным методам, потому что жизнь у меня одна, и здоровье одно.

Хочу подчеркнуть, что при всем этом не считаю пластическую хирургию злом. Если подходить к вопросу без фанатизма, то в этом есть даже что-то прекрасное.

Нужно понимать, что мы живем в век интернета, соцсетей. Глядя на миллиард красивейших фотографий, где непонятно, что из этого реальность, а что выдумка, начинаешь невольно взращивать в себе комплексы. Наряду с этим всем нам, девушкам, хочется быть уверенными в себе, чувствовать себя красивыми, здоровыми, успешными. Отсюда и такая популярность пластической хирургии. Существует и определенная мода. Если раньше большая попа вряд ли считалась чем-то красивым, то после волны популярности Ким Кардашьян особенно впечатлительные девушки поддались ажиотажу. И я не исключение.

Почему я так открыто обо всем рассказываю? Во-первых, потому что не вижу смысла скрывать: все и так видно. Во-вторых, я делюсь опытом (для кого-то позитивным, для кого-то — негативным), который, возможно, будет полезен многим девушкам. На мой взгляд, уж лучше горькая правда. В мире и без того предостаточно лукавства. Кстати, именно из-за этого многие меня недолюбливают и критикуют.

Сегодня главный мой месседж в том, что пластические операции исчерпывают практически все ресурсы по здоровью. Если бы я могла вернуться назад, я бы точно отказалась от некоторых манипуляций. Увы, этого сделать невозможно, зато благодаря этому опыту у меня есть шанс отговорить кого-то из подписчиц от той или иной затеи.

Опять же, основываясь на собственном опыте, я понимаю, что если девушка вбила себе в голову, что ее спасет лишь пластическая операция, ее не переубедить.

Однако я могу рассказать о последствиях. Представим свое здоровье в виде шкалы с десятью делениями как в компьютерной игре: так вот одна операция отнимает сразу три из них.

«Уколы красоты»

Свой первый раз я помню очень хорошо. Мне было 24-25 лет, тогда мода на пухлые губы активно набирала обороты, и, естественно, я тоже ей поддалась. Это было что-то невероятное. Позднее я прибегла к уколам ботокса: у меня очень живая мимика, поэтому рано появились заметные заломы в области лба и уголков глаз. По сей день я хожу на эту процедуру раз в 6-8 месяцев, но стараюсь не перебарщивать, чтобы лицо выглядело и двигалось естественно.

Уколов я не боюсь, и, возможно, это стало подспорьем в усовершенствовании себя.

Более того: у меня был очень высокий болевой порог. Косметологи удивлялись, как я при некоторых очень болезненных процедурах обхожусь без анестезии. Конечно, такое положение дел не могло не радовать. К слову, я и рожала без эпидуральной анестезии: несмотря на сложный, длительный и мучительный процесс, ни разу даже не пискнула. Врачи аплодировали. Увы, все изменилось после второй пластической операции: болевой порог заметно снизился, и теперь мне, как и большинству девушек, больно.

Как я уже сказала, «уколы красоты» отлично помогают в борьбе с различными несовершенствами. Например, у меня довольно сухая кожа лица, склонная к пигментации, поэтому мне нравятся инъекции, которые ее увлажняют и высветляют, и это скорее вынужденная мера в борьбе за молодость и красоту. Также сейчас я снимаюсь в фильме: плотный киношный грим не дает коже дышать, и к концу недели я получаю мелкую сеточку морщин, с которой никакие кремы и маски, увы, не в силах справиться.

Перед Новым годом я также чуть скорректировала форму носа и контуры нижней трети лица с помощью инъекций.

Кстати, тогда получилось забавно: косметолог заклеила места уколов специальным пластырем, чтобы не было гематом и препарат распределился равномерно, я сделала фото для Инстаграма, и люди подумали, что я прибегла к очередной пластической операции. Но нет, это временная история, поэтому нужно будет периодически обновлять процедуру, где-то что-то подкалывать.

Боюсь ли я переборщить? Пожалуй, нет. Однако и где эта золотая середина, я тоже не знаю. Для меня это как открыть ящик Пандоры. Я до сих пор в поиске. Если говорить об идеалах красоты, у меня их нет, но я восхищаюсь многими женщинами. Например, первой на ум приходит Сандра Баллок. Мне нравится не столько ее внешность, сколько природная харизма, ее актерский талант. Из наших звезд я очень симпатизирую Наташе Чистяковой-Ионовой (Глюкоза, — прим. Woman.ru) — она настоящая, стильная, интересная. Люблю Алену Водонаеву — за ее яркость характера, непосредственность, дерзость. Она просто такая: живет, думает, высказывает мнение, никого не копируя и ни под кого не подстраиваясь. Обожаю всех девчонок из Comedy Woman — в первую очередь, за их чувство юмора.

Одним словом, мне нравятся девушки с изюминкой, я ценю непосредственность, а не шаблонность.

Да, знаю, кто-то из вас может сказать, что я сама представляю собой набор шаблонов — пухлые губы, большая грудь, выразительная попа. Некоторые, увидев меня, подумают: «Очередная тупица». Конечно, хочется, чтобы люди копали глубже и видели мой внутренний мир, но и эта оценка по обложке меня, честно говоря, не очень-то расстраивает.

Я делала все эти губы/попы/сиси, потому что мне так хотелось. Я стремилась выглядеть лучше и интереснее в первую очередь для самой себя. А если мне нравится, как я выгляжу, почему бы этим не похвастаться? Если у меня классная задница, красивая грудь, я хочу выйти на красную ковровую дорожку в платье, которое это подчеркнет.

Конечно, было время, когда я стремилась эпатировать, привлекать к себе максимум внимания, но потом это все ушло.

Я поняла, что те люди, которым я интересна, останутся со мной в любом случае. Я не гонюсь за аудиторией и никого не хочу удерживать, поэтому не стремлюсь доказать всем и каждому, что за внешностью скрывается эрудированный человек. Единственные, за кого я держусь, — это мои друзья. Но я точно знаю, что они будут любить меня с прыщами, синяками, ожирением, маленькой грудью или большой.

К слову, об уверенности. Я не обделена вниманием, комплиментами — от друзей, любимого мужа, подписчиков. Но этого недостаточно. Окружающие могут говорить все, что угодно, но пока ты сама себе не начнешь транслировать позитивные мысли, никакие комплименты не спасут. Именно поэтому я постоянно совершенствуюсь, веду диалог сама с собой и своим отражением в зеркале.

Я до сих пор в поиске гармонии, абсолютного принятия себя, однако, скажем, пойти завтра и выкачать из тела и лица все туда закачанное — это не для меня.

В моду на натуральность я не верю.

На мой взгляд, все так же продолжают прибегать к пластике и различным инъекциям, просто делают это менее заметно — с претензией на естественность.

Наверное, лишь пару раз в жизни я была собой абсолютно довольна. И какое же счастье осознавать, что сейчас я как раз нахожусь в этом состоянии внутреннего удовлетворения. Я наконец обрела некий баланс во всех сферах — в жизни, в семье, в карьере — и смогла вздохнуть полной грудью. Но главным толчком к принятию себя стало налаженное питание…

Из анорексии в булимию. И обратно

У меня расстройство пищевого поведения, и только недавно я перестала это скрывать. Я прошла через анорексию и булимию не по одному разу. Началось все в студенческие годы — мне было около семнадцати. С ранних лет я занималась самыми разными танцами, в университете продолжила это дело и какое-то время даже преподавала. У меня было по нескольку тренировок в день, и я просто забывала есть. Как человек увлекающийся, в этой эйфории я могла перекусить половиной яблока, запить водой и целый день не вспоминать о еде. Приходя домой, выпивала стакан воды и, валясь с ног, шла спать. Желудок уменьшился, и подобных крошек мне вполне хватало. Организм молодой, я была полна энергии.

В какой-то момент я очнулась и увидела, что весы показывают 43 килограмма (рост нашей героини 164 см, — прим. Woman.ru).

Мама приехала в гости и не узнала меня. У меня же сработал обратный механизм — я вдруг стала нравиться себе такой.

Вскоре анорексия переросла в булимию. Я поняла, что мне нужно набирать вес, стала есть, а потом уже просто не могла остановиться. Уплетала все, что попадалось на глаза: полезное, вредное, соленое со сладким, кислое с острым. Как в том анекдоте: «Очнулась, а я борщ шоколадкой заедаю». Все происходило как в тумане: ты просто ешь и не можешь остановиться. Понимаешь, что тебе уже физически плохо, хоть «Скорую» вызывай, но мозг все еще подает сигналы, что ты голоден. Ощущение «Я наелась» просто отсутствовало.

Ненавидя свое отражение в зеркале, я начинала ненавидеть еду и прибегала к самым разным методам, лишь бы от нее избавиться: от тайских таблеток до клизм. Затем морила себя голодовками, вновь доходя до состояния анорексии.

И так бесконечно: анорексия — булимия — анорексия — булимия.

Это адский замкнутый круг. Ты просто не понимаешь, что делать, ощущаешь себя абсолютным заложником ситуации.

Конечно, в первую очередь страдает уверенность в себе: собственно, отсюда и все проблемы с питанием. Ты смотришь в зеркало, тебе кажется, что ты толстая, начинаешь усиленно худеть. Когда желаемая цифра на весах достигнута, ты все равно не чувствуешь себя счастливой, не ощущаешь спокойствия и уверенности, потому что панически боишься, что лишние килограммы вернутся. Ты живешь в страхе. В страхе поправиться. Тебе кажется, что один взгляд на тарелку прибавляет 300 граммов.

Это мучительно, невыносимо. Это путь в никуда.

Естественно, ты срываешься. Наедаешь несколько килограммов и снова погружаешься в страх: на этот раз — что не сможешь похудеть. А похудев, опять боишься поправиться…

Стоит ли говорить, что это все отражается на твоей жизни, превращая ее в ад на земле. В отчаянии у меня даже была идея сделать шунтирование желудка. Слава богу, хватило мозгов не дойти до такой крайности и не уговорить специалистов на эту операцию, которая могла меня покалечить.

В конце концов, периоды анорексии и булимии трансформировались в расстройство пищевого поведения.

Своими голодовками и зажорами я поломала всю систему. Конечно, мне хотелось вырваться из этого порочного круга, перестать себя ненавидеть. Я стала много читать — про питание, органы, пищеварительные ферменты, бактерии, диетологию. Даже получила дополнительное образование в РУДН на кафедре Аюрведы («знание о жизни», древняя система индийской медицины, которая рассматривает тело, дух и душу в единстве, — прим. Woman.ru). Только досконально изучив вопрос, я начала понимать, в какую сторону двигаться.

Я общалась со многими светилами в области психологии, диетологии, но, увы, почти все они, ознакомившись с моей историей, отказывались помочь. А все потому, что у нас в стране еще не знают, как это лечить, потому что расстройство пищевого поведения требует комплексного подхода.

Ничего не оставалось, как искать выход самой. Четыре года назад я впервые отправилась в Таиланд, после чего у меня наметились улучшения. Я познакомилась с девушкой по имени Жанель, которая меня поддержала и помогла.

В ситуации с расстройством пищевого поведения очень сложно найти понимание в глазах окружающих.

Ты говоришь, что обжираешься, на что люди реагируют: «Ты нормальная? У людей рак, а ты перестать есть не можешь? Им бы твои проблемы». Как в моем любимом стихотворении:

Однажды утром башмаки мои пропали,
Я думал, что погибну от печали,
Но мне сказал безногий инвалид:
«А у меня об этом сердце не болит!»


Конечно, я понимала: какие мои проблемы в сравнении с тем, что приходится переживать людям со смертельными заболеваниями? Но мне так было нужно встретить человека, который бы меня понял.

У Жанель как раз была похожая история в жизни, и она протянула руку помощи.

Она меня направила, и я захотела питаться по-другому, она приучила меня к зеленым сокам, что сегодня зовется модным словом «детокс». Я открыла для себя медитации и дыхательные практики, которые помогают гармонизировать голову с телом. По приезде я перешла на сыроедение, еще через полтора года — на вегетарианство.

Все вышеперечисленное принесло свои плоды. Конечно, откаты случаются, но если раньше срывы были довольно частым явлением, и я не могла остановиться месяцами, то сейчас я могу уйти в зажор, через неделю одуматься и не возвращаться к этой истории еще год.

Я наконец увидела свет в конце тоннеля.

Если сегодня я чувствую, что меня начинаешь «шатать», тут же предпринимаются действия, которые меня выравнивают. Не скрою: я горжусь тем, что без помощи специалистов разорвала этот порочный круг.

33 лучше, чем 20

Мне безумно приятно, если сегодня я произвожу впечатление уверенной в себе девушки. Как вы узнали, так было не всегда.

Я и сегодня очень часто недовольна собой, не уверена в себе, но, думаю, от закоренелых устоев так просто не избавиться.

Хотя я отмечаю значительные изменения, потому что больше времени стала уделять своему внутреннему состоянию. Например, если утром я проснулась в хорошем настроении, но выгляжу на троечку, то не стану себя за это корить, а просто скрою следы усталости, сделаю здоровый завтрак, выпью витамины для поддержания организма в тонусе.

Сегодня я точно знаю: не столько важно, как ты выглядишь, сколько важно то, как ты себя ощущаешь. Твоя энергетика. Твоя уверенность. Твое настроение. Если тебя саму от себя прет, то и другие это почувствуют. Я практически перестала быть зависима от того, как выгляжу, от состояния лица, и мне хочется делиться этим знанием с другими девушками, заражать их этой уверенностью.

...
Анна Грачевская рассказала, как совершенствовалась внешне и внутренне
1 из 14

Как бы банально ни звучало, но нужно работать не только над внешностью, но и над своим внутренним миром. Это сложно понять, когда тебе 18. Кажется: вот сейчас сделаю грудь, попу и стану суперзвездой. Лишь с возрастом приходит осознание, что для абсолютной гармонии важен баланс, и потому стоит вкладываться не только в красоту, но и в развитие. Больше читать, причем серьезную литературу, а не только посты блогеров-миллионников в Инстаграме.

Я жалею, что не пришла к этому раньше, но рада, что в принципе пришла. Вообще считаю, что сейчас у меня самый крутой возраст: мне нравится, как я выгляжу, как ощущаю этот мир, я чувствую в себе пик сексуальности. В 20 лет не было ничего, кроме тревоги, поэтому я не хотела бы туда вернуться. 33 — полет нормальный.  

Комментарии

58
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
Показать сначала
  • Новые
  • Старые
  • Муж в теле такой, уже б ему пластического хирурга своего посоветовала бы, хоть немного жир откачать
  • Сплошной комплекс у тетеньки.Там не над внешностью работать надо.
  • Как была страшной так и осталась. И это при сплошном фотошопе
  • Мне одной кажется,что дама столько всего переделала, а красоткой или секс бомбой так и не стала...? Наверное пластика имеет смысл,когда ты уже ищначально красивая,но можно еще чуть-чуть и ты идеал! Конда красивый овал,прикус, расположение глаз(не слишком далеко,глубоко и сами по себе большие),красивый рельефный лоб-тогла можно сделать ,допустим,носик и стать невероятной красоткой! Или когда стройная с прессом-накачать грудь и превратиться в секс бомбу.или имея стройный длинные ноги накачать зад... А тут девушка до рбычная симпатичная,да и после так и осталась пррсто стмпатичной,только вся сделанная.наверняка кще и здоровье подпортила...а еще и поддерживать все это нужно. А денщина уже не молодая,и даже не выглядит хотт чуточку моложе...((
  • а мне нравится как попу ей сделали
  • Выглядет старше, но муж то точно моложе, заметно.
  • Страшая стала
  • Задница ужасающая.
  • 33? Выглядит старше. Зачем к 33 годам столько пластики? Какие там морщины прям ужасные могли быть? Вот эти вот губы уточкой, подставные ресницы, впавшие скулы уже моветон. И лицо как-будто вниз оттянуто. Все равно, если бы она не делала пластику, была бы намного лучше и старела бы уже естественным путем.
  • 33- полёт нормальный, чувствую пик сексуальности. Почитаем, что она скажет в 43 и в 53. Очень очень интересно.