05.03.2015
Юлия Снигирь сыграла в сериале «Великая» Екатерину II, своевольную и смелую императрицу, которую по праву можно считать первой в русской истории панк-рок-дивой. В мартовском номере журнала «Собака.ru» актриса рассказала, почему сбежала из Голливуда, неуверенности в себе, а также о подготовке к роли царицы.
  • Юлия Снигирь

    Юлия Снигирь украсила обложку нового номера журнала «Собака.ru». Полное интервью с актрисой читайте в мартовском выпуске

Об актерском мастерстве

Одна из самых сложных актерских задач — необходимо сделать персонаж реальнее, чем он был на самом деле. Любая фальшь под линзой кинообъектива обнаруживает себя в геометрической прогрессии.

О роли в сериале «Великая»

На пробы меня пригласил режиссер Игорь Зайцев. Я только что сбежала из Голливуда, поняв, что не могу там жить, но и здесь свое место не нашла — неприятное ощущение. Растерянность была видна в глазах, а также лишняя суетливость и неуверенность, несвойственные моей героине, однако меня утвердили.

Сначала я испугалась, не понимала, как подступиться к роли, — никогда не играла ничего подобного.

Как произносить текст, чтобы он был живым, но в то же время не слишком современным? Как актуализировать речь, но не звучать пошло? Моей целью стал поиск живого человека.

О своей героине

Я начала изучать Екатерину. Мне нужно было докопаться до мелочей — о чем она думает, когда просыпается и когда засыпает, фантазировать на бытовые темы.

Меня интересовали самые простые вещи, из которых тем не менее складывается характер: она любила не изыски, а соленые огурцы и говядину, обожала кофе, причем варила его сама, вставала рано, много работала, читала, изучала языки и науки: физику, химию.

Мне подарили сборник ее морализаторских пьес, написанных прекрасным русским языком. Она говорила без немецкого акцента, потому что учила язык день и ночь, приняла православие — и так, шаг за шагом, умом, хитростью и харизмой притянула всех на свою сторону.

О работе над собой

Я долго шла к этой роли: двенадцать серий, и я почти в каждой сцене! Огромный соблазн показать все, чему я научилась за эти годы, когда мне не слишком удалось реализоваться, — у меня не было ни одной громкой работы.

Я неуверенная в себе актриса, меня не воспринимают всерьез, и во мне шла борьба: выплеснуть сразу все, что накопилось, доказать, на что я способна, продемонстрировать диапазон Юлии Снигирь. Но впервые в жизни я поняла, что есть что-то больше, важнее меня — моя героиня.

К тому моменту я была так влюблена в нее, что она стала важнее чем я-актриса. Делая роль, я соблюдала не свои, а ее интересы. Брала из себя не то, что мне хотелось показать, а то, что ей нужно было из моего организма взять. Я начала думать, что есть во мне такого, чего не могла бы сделать другая актриса.

Об изменениях

Я полгода себя разбирала по винтику, вытаскивала, копалась, пристально рассматривала — иногда было очень больно.

У меня поменялся круг общения, я стала по-другому одеваться, изменились интересы, я перестала фанатично следить за собой, уходила в какой-то панк.

Мне от нее шла информация, что она была реальным новатором, почти анархисткой. И совершенно точно таким персонажем, который намеренно нарушал правила — из чистого хулиганства. И я, зная, как нужно сидеть или двигаться, тоже хулиганила в кадре, ведь она могла себе позволить вести себя иначе. Это и оживляет роль.