Глава1

Тетушка забрала их из родильного дома и привезла на такси домой, где Маруську ждало великолепное приданное. Все вещи и мебель были не просто хорошими, а самыми лучшими.
За несколько дней, пока Ольга была в больнице, тетушка успела сделать ремонт в детской, полностью ее обставив и купив все необходимое для новорожденной. Ольгина спальня превратилась в бело-розовую сказку. Кроме люльки, тетушка установила в комнате и широкую кровать, которую продемонстрировала со словами: "Очень удобная, пока ты поспишь, а потом малышка подрастет".
Ольгин вопрос, откуда это все, она сначала проигнорировала, но, не выдержав вопросительного взгляда, легкомысленно заявила: "Оль, да я подумала, зачем мне эти цацки, оставила вам с внучкой по кольцу на память и купила действительно необходимые вещи".
С Сашиной работы принесли довольно приличную сумму денег, сказали - компенсация. Как будто это могло компенсировать Сашу.
В общем, им хватало на безбедную жизнь, не было ни нищеты, ни особых проблем. Маруська росла здоровым, спокойным ребенком, радуя их. Только беспросветная тоска нападала, когда, уложив девочку, они расходились по своим комнатам.

Тетушку Ольга хоронила сама. Они отпраздновали Марусин годик втроем, а спустя несколько дней тетушка не вышла из своей комнаты. И они остались вдвоем.
Вера Ивановна за время работы много раз сталкивалась с человеческими трагедиями, но была не сентиментальна, а решительна. В первую очередь выяснила, что на текущий момент Ольге больше всего нужна работа и ясли для дочки. Она несколько раз, после той встречи заходила к Ольге, брала какие-то документы.
Через месяц Маруське предоставили место в детском саду, имеющим ясельную группу. Садик находился буквально во дворе их дома и считался одним из лучших. Руководила им замечательная молодая женщина - Александра Валерьевна.
Несколько лет назад ей достался в заведование полузаброшенный, бывший ведомственный садик. Со словами: "Вот и покажи, на что нынче молодежь способна", - глава департамента подписал назначение. И она показала. Теперь этот сад стал лучшим дошкольным заведением города, его приезжали снимать все телеканалы, и демонстрировали высоким гостям.
А Алиса оказалась крестницей Веры Ивановны. Так у Ольги решились все проблемы, Маруся с удовольствием ходила в ясли, а она вышла на работу. Сначала она стала продавцом, но с тех пор магазин значительно разросся, а Ольга стала практически замом Алисы. Им многое пришлось вместе пережить. "Разве смогу я, - думала девушка, - теперь все это бросить, повернуться и уйти. Даже ради Ады. Даже ради принца".

- Оля, Оль, - раздалось над ухом. Она вздрогнула, очнувшись от своих размышлений. Рядом стоял охранник Степан и откровенно зевал. - Что-то долго ты сегодня, уже четыре. Я бы тоже уже поспать лег.
- Извини, я уже заканчиваю. Через пять минут она уже выходила из магазина. А еще через десять, не раздеваясь, рухнула в кровать
Утром, торопливо собравшись и покормив детей, подруги разбежались отводить их в садики, бросив:
- Увидимся на работе!

В этот день, выполняя поручения хозяйки, Ольга попала на работу только к обеду. Девочки с порога сообщили, что ее ждет Алиса. В кабинете начальницы Ольга отчиталась о результатах своей поездки, но обратила внимание, что Алиса ее почти не слушает и ведет себя как-то странно.
- Да, Оля, спасибо., - Алиса перебила ее не дослушав, - я хотела поговорить с тобой о другом. Мне нужно взять на работу одну женщину, у нее сложились сложные обстоятельства.
- Конечно, возьмем. Куда ее определить? - Ольга несколько удивилась, прежде Алиса не обсуждала с ней кадровые вопросы.
- Ты не поняла меня. Я беру ее на твое место.
Ольге показалось, что она ослышалась.
- На мое? А я куда? Продавцом? - Она ничего не понимала.
Алиса, пряча глаза, сказала:
- Нет, не продавцом. Я хотела попросить тебя поискать другую работу.
Ольга онемела и вытаращилась на хозяйку, как будто у той выросли рога. Алиса, не поднимала глаз, делая вид, что внимательно читает документ, держа его, при этом вверх ногами.
- Не смотри на меня так, не выдержала начальница, я решила, что так будет лучше.
- А меня решила не спрашивать?
- Да, решила. Все не могу больше, - бумага полетела на пол и Алиса, наконец, подняла глаза. - Сядь. И слушай, - тоном строгой училки сказала она.
- Я все знаю. Про Адель, про работу и даже про зарплату. И я не позволю тебе играть в благородство и разбрасываться такими предложениями. Мне не нужны такие жертвы. Я знаю, что мне будет не хватать тебя, и я еще не раз пожалею, что ты ушла…
- Ну, так не выгоняй меня. Я из принципа не пойду туда работать.
- В таком случае я жалеть не буду, - отрезала Алиса. - Дуры мне здесь не нужны. Я сама пошла туда работать, если бы меня позвали. Я удивляюсь, что ты не вцепилась в эту работу, это ведь твое.
Увидев недоумение на лице Ольги, Алиса спросила
- Ты, что не понимаешь, что это за работа? Ты не читала в газетах, чем они будут заниматься?
Ольга отрицательно мотнула головой, чувствуя себя провинившейся школьницей, не выучившей урока.
- Ты меня удивляешь. - Алиса стала успокаиваться.
- Они выкупили за городом огромный пансионат, превратили его в детский рай и будут обучать там талантливых детей. Сирот и из малообеспеченных семей. Адель дает возможность попасть в искусство этим детям, заведомо лишенных шансов. Это, Оля, для того, чтобы на наших экранах и сценах мелькали не только: "знаменитый режиссер младший" или "известная певица-дочь". Никто кроме Адель такого шанса этим детям не даст. И я, черт возьми, верю этой тетке. И считаю, что там твое место. Именно потому, что знаю, как ты работаешь. Знаю, что не потерпишь воровства и аферистов, которые не преминут появиться рядом. Там твое место. Там, а не здесь!
Алиса откинулась на спинку кресла, как будто выдохлась от этого разговора, и добавила устало:
- Получи расчет в кассе.
Ольга вышла из кабинета с ощущением, что ее ударили под дых. Боковым зрением увидела Татушку, жавшуюся к стене. Она ожидала бурной реакции от Ольги, но та молча прошла мимо.
Ольге было ни до кого. Ее просто оглушило сказанное Алисой. Зная все это, она сама пошла бы к Аде, просить дать ей возможность работать в таком проекте. Вместо этого она обижалась, теперь ей казалось, что это выглядело, как будто она набивала себе цену. Ей было очень стыдно, даже своим неведеньем она не хотела себя оправдывать.
Получив деньги, Ольга на автопилоте побрела домой. В сумке лежали полученные деньги, которых вместе с отпускными, оказалось неожиданно много, а в большом пакете она несла куклу Бэби Борн (новорожденный), ее подарок дочке на день рождения.
Девушка брела, размышляя, что ей теперь делать и продолжая ругать себя. Перед двором их дома была небольшая проезжая часть, но машины здесь проезжали редко, в основном только жители дома, да и те, последнее время старались въехать во двор с другой стороны. Причиной были недавние дорожные работы, после которых осталась глубокая канава. Это была коварная канава, как поняла Ольга, несколько раз наблюдая мучения автовладельцев. Из машины оно казалась неглубокой, но если машина в нее попадала колесами, становилось понятно, что это не так. Однажды, сосед из второго подъезда, на низкой спортивной машине, засел там накрепко, пришлось вызывать ему помощь.
Вот эта самая канава и спасла Ольге жизнь.
Потому, что в следующий момент, краем сознания она поняла, что на нее, стоящую посреди дороги, несется машина. Причем сворачивать или тормозить водитель явно не собирается. Все происходило, как в замедленной съемке, вот она стоит, машина стремительно приближается, а она от испуга не может пошевелиться. В следующий миг колеса машины попадают в канаву. Все. Онемение прошло.
Автомобиль потерял скорость, запнулся, и выскочил, выбросив из-под колес куски битого асфальта и земли. Раздавшийся при этом резкий звук, привел девушку в себя, и она успела за эти мгновения, каким-то, совершенно олимпийским прыжком, оказаться на тротуаре и вбежать за спасительный забор.
Ольга не слышала визга тормозов и когда оглянулась, машины на улице уже не было.
- Даже не притормозил, сволочь, - сердито буркнула она под нос.
Сев на лавочку во дворе она, пытаясь успокоиться и отвлечься, стала думать, - куда же ей спрятать куклу. Дома нельзя, маленькая шныра, найдет раньше времени и сюрприза не получится. Отнесу в супермаркет, спрячу в подсобке, а ночью, перед днем рожденья заберу, придумала она выход из положения. От мыслей о дочери она опять вспомнила о том, что с ней только что произошло.
"Какой ужас! А если бы меня сбили, что стало бы с Марусей?" Ответ на этот вопрос ее испугал, она тряхнула головой, отгоняя грустные мысли, встала и решительно направилась домой.
Дома, чтобы отвлечься, она затеяла уборку. Времени до того, как нужно будет забирать Марусю из сада, еще предостаточно. Врубив на всю громкость свою любимую Земфиру и, горланя вслед ей: "Привет, ромашки", - она суетилась по квартире.
В тот момент, когда Ольга, вместе с Земфирой проорала:
- Я искала тебя, ночами темными, - раздался оглушительный звонок в дверь. Судя по всему, кнопку вдавили до упора и отпускать не собирались.
Ольга распахнула дверь и в прихожую влетела Варвара. С криками о том, что только такая тварь, как она, Ольга, может не понимать, что за стеной живет великая артистка, творческий человек, нуждающийся в тишине и покое. А из-за нее, Ольги, покоя нет ни днем, ни ночью. Варвара бесновалась в прихожей, размахивала руками и свалила полку с телефоном. Тут же, не замолкая, кинулась собирать разлетевшиеся записки с телефонными номерами, квитанции и ключи. Продолжая орать, свалила всю эту кучу на обувную тумбу и с криком: "Только посмей еще хоть раз…", оглушительно хлопнула дверью.
Все это время девушка стояла с раскрытым ртом и распахнутыми от страха глазами. Рот и глаза захлопнулись вместе с входной дверью.
-Что это было? - Задала она сама себе вопрос. И сама же ответила: - Ужас!
Взглянув на часы, поняла, что пора за ребенком. Через пятнадцать минут, заскочив в супермаркет, она забрала Марусю. Дочка засыпала ее своими детсадовскими новостями и вопросами. В четыре года вопросы в маленьких головках зреют быстрее, чем родителям удается отвечать на них. Мама и дочка провели вечер дома, за просмотром мультфильмов и разговорами. Маруся обожала "поболтать", как она выражалась, забравшись к маме на колени и, заглядывая в глаза, просила в сотый раз рассказать какую-нибудь понравившуюся ей историю. Ольга намеренно не давала себе задуматься о дневном происшествии, только, вместо известного "я подумаю об этом завтра", она говорила себе - вот уложу Маруську и обо всем подумаю. И к Аде нужно зайти, только с Варварой встречаться не хочется.
Когда девочка заснула, она пошла на кухню, приготовила себе чай и услышала тихий стук в дверь. Опять Варвара? Да не похоже на нее.
Она осторожно, на цыпочках, подошла к двери и взглянула в глазок. Вздох облегчения вырвался из груди, за дверью стояла Ада.
- Как хорошо, что вы пришли, я весь вечер собиралась, но побоялась, - воскликнула она, распахнув дверь и приглашая гостью.
- Оленька, неужели я тебя пугаю?
Голос у Ады был волшебный, низкий и хриплый, особенно когда она, как сейчас старалась говорить шепотом. Как в рекламе, когда там стараются говорить сексуально, только лучше. Ольге очень нравилось его слышать. Она улыбнулась:
- Конечно не вы, а Варвара.
- Детка, я искренне жалею, что позволила ей тогда напугать тебя. - Ада действительно очень жалела о том инциденте.
- Сегодня она напугала меня еще больше. - Все-таки Ольге стало обидно. Когда певице делали ремонт, объединяя квартиры, грохот стоял с раннего утра до позднего вечера, Маруська не могла спать. Но Ольга ни разу не ходила жаловаться или ругаться. А теперь ей, что, и музыку днем включить нельзя.
Еще больше задело то, что пришла Варвара. После вчерашнего разговора Ада могла и сама сделать ей замечание.
- Сегодня? - Ада очень удивилась. - А зачем она приходила сегодня?
Они прошли на кухню. Это, видимо, русская народная традиция - вести гостя в кухню. Певица уже и не помнила, когда последний раз была на чьей-то кухне, кроме своей. Да и к себе заглядывала не часто.
Помещение было большим и уютным. В свое время тетушка, тогда еще генеральша, озаботила всех и вся, но в результате получила то, что хотела. За последующие годы менялись только шторы на окне и кухонная утварь, а великолепная дубовая мебель и гобелен обивки стульев и уголка, оставался актуальным и поныне.
Ада села на предложенный стул. Массивный, как трон, он оказался необыкновенно удобным.
- Чай, кофе? - Ольга вспомнила про обязанности хозяйки.
- Чаю, пожалуй, - и без паузы певица спросила снова, - так зачем сегодня приходила Варвара?
- Ну, из-за музыки. Вам же мешала музыка. - Ольга опустила глаза, все же чувствуя себя виноватой.
- Меня сегодня целый день не было дома. - Ада была озадачена, но быстро нашла объяснение, - видимо Варвара решила позаботиться с опережением, на всякий случай. Она считает это своей обязанностью. Ада понизила голос и спросила таинственным голосом:
- Она, ведь, знаешь кто?
- Кто? - Девушке стало очень интересно кем еще, кроме домашнего монстра, может быть Варвара.
- Она, - певица подняла указательный палец, и наигранно-официальным тоном произнесла, - Председатель клуба любителей, нет Ольга, не собак и кошек, бери выше - Адель Штраус!
Ольга засмеялась от души:
- Так, что Ада Генриховна, - проговорила сквозь смех, - с вас фанатеют?
- Вот именно Оля, фанатеют. И если бы не Варвара, зафанатели бы до смерти, только с ее помощью у меня началась спокойная жизнь. Держать их на расстоянии удается только при условии, что их председатель всегда при мне и сообщает обо всех событиях в моей жизни. - Голос Ады стал грустным, - в общем, ты на нее не сердись и не обижайся. Она очень одинокая, несчастная женщина, для нее очень важно быть рядом со мной и выполнять свои обязанности. И бояться тебе ее не стоит, я с ней поговорю.
Они пили чай, обсуждая неважные, в общем, проблемы, как будто оттягивая момент обсуждения вопроса, который волновал обоих. Ада не выдержала:
- Оль, ну а что с работой? Ты подумала?
- Я очень хочу у вас работать, - казалось она ответила, когда сам вопрос еще звучал, - только я хотела бы заниматься этими детьми, ну сиротами.
Преодолев возникшее смущение, она горячо продолжала:
- Понимаете, это так важно для меня. Я сама выросла в детском доме, я знаю, что это, я…. - Она так торопилась сказать, что проглатывала слова, как будто захлебываясь ими.
- Ты выросла в детском доме? Ты сирота? У тебя совсем никого нет? - Ада была по-настоящему шокирована, остро ощутив жалость к этой девочке, стыд за Варвару, за свои мысли об ее ночной работе.
- Сейчас никого, кроме Маруськи. Но у меня были папа и мама, они умерли.
Ольга как будто оправдывалась, что не всегда была сиротой. Это пришло из детского дома, там было важно - были ли у тебя родители или ты уже родился таким, никому ненужным сиротой.
- Но неужели не было, каких-то родственников, пусть дальних. Почему тебя отдали в детский дом? - Аду это взволновало, как будто теперь могло иметь какое-то значение, даже если бы родственники и были.
- Наверное, нет. А может, искали, но не нашли. Знаете, мой Саша, отец Маруси, тоже из нашего детдома. Его тетя искала очень долго, она нам потом рассказывала. Сначала не знала о его существовании, а когда стала разыскивать свою непутевую сестрицу, узнала, что та умерла, а ребенка сдали в приют, - все это Ольга рассказывала больше чтобы успокоить Аду. Саму ее никакие родственники теперь уже не интересовали, не нужны они ей.
В страшном сне ей как-то приснилось, что приперлась к ним с Марусей жуткая алкоголичка и бомжиха, и с криком: "Кровиночка! Нашлася!" - кинулась Ольгу обнимать. Это в детском доме они любой особи, любого пола заглядывали в глаза и спрашивали: "Ты моя мама (папа, тетя, дядя)". Тогда она готова была пойти, даже с такой бомжихой, куда угодно из своего, на самом деле очень теплого, уютного и сытого, но детского дома. А сейчас ей никто не нужен, кроме Маруськи. Им никто не нужен.
- Так вот тетка, - продолжала она, - несмотря на все свои возможности, искала его лет пять. Она говорила, что бардак тогда был ужасный, хуже, чем теперь. Компьютеров никто в глаза не видел, а в архиве случился пожар, eй это очень помешало.
Ада сидела, низко опустив голову.
Она знала про этот пожар все. Во сколько загорелось, когда потушили, сколько человек участвовало в тушении. Она своими глазами видела обгоревшие остатки документов. То, что она искала, в них не сохранилось. Аде тоже очень помешал этот пожар, и мешал до сих пор. Мешал настолько, что иногда опускались руки и жить не хотелось. Только придуманный Димочкой проект, творческий дом для детей, давал ей силы жить. И еще надежда. Надежда на то, что лучшие специалисты, все же отработают свои деньги, и принесут ей не только обгоревшие папки, с надписью ДЕЛО №...
- Я знаю Оля, как это трудно.
Девушка вздрогнула от того, как звучал голос певицы. Она подумала, что творческим натурам, таким как Ада, противопоказаны печальные истории. Уж очень она впечатлилась. Поэтому на вопрос, куда делся Саша, ответила коротко:
- Он умер, Маруся еще не родилась, - и поспешила перевести разговор, начав рассказывать про дочь.
О Маруське она могла рассказывать часами. Аде было интересно слушать, как получается слово "щука", если не выговариваешь букву "Щ", или как Маруська, полюбив с первого взгляда плюшевого верблюдика, стала кричать на весь магазин: "Мамочка, купи ублюдика. Я буду его мама!" Ольга забавно копировала дочку, они смеялись, но сердце Ады сжималось от боли, вспоминая ту, другую девочку.
Около полуночи соседка собралась уходить. Выяснив, что Ольга уже уволилась, она обрадовалась, что не нужно ждать.
- Завтра поедем в офис, устрою тебе обзорную экскурсию, познакомлю с народом, - сказала она, направляясь к двери.
Ольга решилась и сказала:
- Ада Генриховна, только не надо мне так много платить, я не высококлассный специалист.
Ада строго посмотрела на нее и ответила:
- Оля, вопросы оплаты труда моих сотрудников я решаю единолично. Больше это не обсуждаем! - И уже другим тоном добавила, - А когда у Маруси день рождения?
- Послезавтра, - но, вспомнив, что уже первый час, Ольга исправилась, - то есть уже завтра.
Ада, стоя в проеме открытой двери, спросила:
- А что мы подарим девочке?
- У меня уже есть замечательный подарок, кукла - новорожденный, по анлглийски - Бэби Борн. Я пока унесла ее в магазин, где убираю, спрятала там, а завтра ночью сбегаю принесу.
- А что это за кукла? - Ада была неравнодушна к игрушкам.
- Такая прелесть, точно как малыш. Она кушает, плачет, даже в туалет ходит. Мы с Маруськой видели рекламу, а потом у нас в магазине появилась и в садик девочка, дочка прокурора, такую приносила. Поиграть никому не дала и Манька страшно страдала, просто заболела ею. Вот я и собирала деньги, чтоб купить.
- Что, дорогая?
- Ну да, она конечно дорогая, - Ольга запнулась, не понимая, почему Ада спросила.
- А прокурор на отпускные, наверное, купил?
И видя недоумение девушки, пояснила, что это из анекдота. Ольга попросила рассказать, пожаловавшись, что анекдоты любит, но не запоминает.
- Я сама плохо запоминаю, этот только сегодня по радио услышала и запомнила. Встречаются два соседа, у каждого за спиной по трехэтажному особняку, с лужайками и бассейном. Один другого спрашивает:
- Вот не пойму, ладно у меня - пара заправок, пара заводиков и так по мелочи. Но ты то прокурор. Неужели вам так платят?
- Нет, ты что. Это на отпускные.
- Не пойму, не унимается первый, - если зарплата маленькая, почему отпускные большие?
- А это смотря кого отпускаешь!
Они посмеялись и расстались, договорясь встретиться утром.

ДИМОЧКА

Его разбудил телефонный звонок. Нащупав трубку, предусмотрительно оставленную рядом, он рявкнул в нее:
- Да!
- И незачем так орать! - голосом кролика из известного мультфильма ответила трубка.
Узнав голос Ады, он, не задумываясь, ответил:
- Буду через полчаса, - удивившись про себя, неужели уже утро? Совсем заработался, шести часов сна явно не достаточно.
- Через полчаса я буду спать, - ответила Ада, - а сейчас звоню тебя обрадовать, я нашла тебе чудесную помощницу. Отличная девочка. Тебе с ней станет гораздо легче работать.
Скосив взгляд на часы, он увидел 0:45.
- Гораздо легче мне будет, если ты прекратишь будить меня по ночам из-за глупостей, ответил он с досадой.
- Димочка, это не глупости. Она очень славная, умная девочка.
Странно. Обычно она не очень терпела возле него славных девочек, особенно умных. Хотя такие давно не попадались. Все равно странно.
- Что за девочка? Ты в своем уме, час ночи.
- Димочка, ты ее видел, это моя соседка.
- А, малолетняя шлюшка, которую ты решила спасти из сетей разврата? - Он, наконец, понял, о чем речь.
- Сам ты шлюшка, - Ада разозлилась, - она очень хороший человек. А про ее ночную работу я сама напридумывала.
- Понятно, - протянул он, - а теперь ты напридумывала, что она будет прекрасной помощницей мне.
Димочка чувствовал, что начинает выходить из себя.
- Она правда замечательная. Растит одна ребенка, сама сирота и муж у нее умер. У нее маленькая девочка, - она как будто оправдывалась.
- В чем дело, Ада? - Димочка все-таки взбесился. - Какие проблемы? Давай соберем всех сироток со всего бывшего союза и сделаем моими замами. А если еще муж умер, то сразу генеральными директорами.
Ада молча положила трубку. В первый момент он обрадовался и собрался спать дальше, но сон пропал. Он понимал, что сказал лишнее. Мало того, он сделал ей больно, но только теперь до него дошло, какую боль он причинил ей. Наверное, расковыряв операционный шов, или, загнав под ногти иглы, он не смог бы причинить ей больших страданий.
Он попытался дозвониться ей, но не смог. Последние остатки сна слетели, и он отчетливо понял, какая он сволочь. Ведь он любил Аду. Преклонялся перед ней. А когда узнал ее тайну, был поражен и изо всех сил старался помочь.
Он вспомнил, как рыдающая Ада, заливая каждое слово шампанским, рассказывала ему свою жизнь. Ей очень нужно было, в тот момент, кому-то все рассказать.
Он узнал, что у Ады был старший брат. Они были сводными, мать Ады родила его в первом браке, но ее отец усыновил его еще малышом и росли они вместе. Ада очень его любила. А он, после смерти родителей, выкинул ее из дома и из жизни, как приблудного щенка. Прописана, мол, в общежитии училища, туда и отправляйся. Тебе, как деятелю искусств, государство квартиру выделит, а мне личную жизнь устраивать необходимо, семью заводить. А делить квартиру родителей грех, это память о них и он эту память будет хранить.
Набираясь шампанским, Ада становилась все откровеннее. Она рассказала, как карабкалась по этому Олимпу, срывая ногти, как билась головой о стену от отчаянья и как появилась навязчивая идея уехать из этой страны. Ей стало казаться, что, покинув родину, она сможет реализоваться, проявить свои таланты полностью. Она искала людей, способных ей помочь и нашла. Он был молод, хорош собой и очень влиятелен. Ее захлестнула любовь к нему, жизнь превратилась в праздник, наполненный любовью. Когда все получается, все прекрасно и все получается. Мешал только один нюанс, он конечно был женат. Да и не могло быть иначе, в то время, занимая такую должность, он обязательно должен был быть членом партии и женатым. А любовь-морковь позволялась, ровно до тех пор, пока не мешала любви к родине, т.е. партии. Спать ты можешь с кем угодно, но жена, как и партия одна - на всю жизнь.
Ада даже решила никуда не уезжать, благодаря его протекции карьера стала складываться очень удачно, у нее появилось имя. Он сохранял ясность мышления и объяснил бесперспективность их связи здесь. Только вырвавшись на запад и став знаменитой там, она сможет дать им шанс быть вместе, вытащив и его. Он сумел убедить, совершенно одурманенную любовью Аду, что это единственно правильный выход в их ситуации, и они приступили к реализации своего плана. Она с головой ушла в работу, а он, пользуясь своими возможностями, помогал ей в этом. Теперь сказали бы, что он ее раскручивал. Так это и было. Ее имя стало известным в стране и за рубежом. Задолго, практически за год, было согласованно ее участие в большом благотворительном концерте в Вене. Причин отказать ей в выезде не нашлось, и она получила разрешение на участие в этом мероприятии. Кроме них двоих, никто не знал, что возвращаться она не собирается. Благодаря своей появившейся популярности, Ада поездила по стране, своими глазами увидев, как живет партийная элита в стране, прикрываясь громкими лозунгами о равенстве и братстве.
Желание уехать стало нестерпимым, но ей приходилось молчать, не высказывая своих диссидентских взглядов, не проявляя своей ненависти, ко всему, что ее окружало здесь. Ей не давали возможности петь то, что она хотела, не давали говорить о том, что ее волновало, а главное не давали любить того, кого она хотела любить открыто, не таясь.
Беременность была очень не кстати.
Списывая все на нервы и нерегулярный цикл, то, что у них будет ребенок, она поняла на четвертом месяце. Выхода не было. Уехать с ребенком она не сможет, мысль об аборте она не допускала, да и срок уже не позволял. Выход предложил Роберт, который очень обрадовался известию о ее беременности.
- Ты родишь нашего малыша, и продолжишь движение к достижению нашей цели, убеждал ее любимый. - Я смогу убедить свою жену, что нашей семье необходим ребенок, и в связи с ее бесплодием нам придется его усыновить. Таким образом, когда ты, Адочка уедешь, малыш останется со мной, - и, улыбнувшись, добавил, - тогда уж ты точно не забудешь вытащить меня, когда вырвешься на свободу.
Аде пришлось согласиться на такой вариант, тем более, ребенок должен был появиться на свет незадолго до ее отъезда. Мы не долго будем в разлуке, успокаивала она себя, я обязательно сразу что-нибудь придумаю.
В ужасных условиях, на квартире, которую Роберт специально оборудовал, боясь огласки, под присмотром пожилой тетки акушерки, Ада родила дочь.
Девочка побыла с ней всего неделю, но за эту неделю Ада поняла, что это самое главное в ее жизни. Ей стало ясно, что никакая мировая слава, никакая свобода ей не нужны. Больше всего на свете ей нужна ее девочка. Все это она выдала приехавшему за ребенком Роберту. Никакие его доводы, о том, что ребенок уже записан на его с супругой, имя, о том, что столько сделано и нельзя из-за сиюминутной прихоти все рушить, не могли повлиять на решение Ады.
Но он все равно забрал ребенка, когда она спала, видимо с помощью акушерки подмешав снотворное. Еще две недели он не выпускал ее из той квартиры, приезжая ежедневно и, продолжая убеждать. В конце концов, ему удалось ее успокоить. Ада понимала, что попробуй она сейчас вернуть ребенка, ей грозит психушка.
В отличие от его жены, изображавшей для всех беременность, Ада свою скрывала, поэтому ей очень трудно будет доказать, что этого ребенка родила она. Она поверила ему, тем более что по его рассказам о дочке понимала, что Роберт ее безумно любит.
Последующие полгода до отъезда она жила своей работой, подготовкой к отъезду и его рассказами о малышке. Если у нее и оставались сомнения в правильности принятого решения они пропали с помощью одного жирного борова, проводившего какое-то очередное собеседование перед отъездом.
Ада вошла в его кабинет по приглашению и, не дождавшись, когда он на нее среагирует, присела на стул напротив. Когда ему надоело изображать занятость, он поднял на нее глаза и спросил:
- Кто позволил вам сесть?
Ада опешила и смотрела на него с недоумением.
- На те вопросы, которые я буду вам задавать, отвечать полагается стоя. Речь пойдет о нашей Родине и партии, - ответил он на немой вопрос, но свою толстую задницу от стула оторвать не собирался.
Ада вскочила, доставив ему массу удовольствия, и решила, что это последний раз, когда она вообще говорит об этой Родине и об этой партии.
Ее ответы удовлетворили чиновника, Ада была хорошо подготовлена.
И только один раз, после разлуки, она видела свою дочь. Накануне отъезда, после ее ультимативного требования, Роберт отправил куда-то жену и привез Аду к малышке.
После этих слов у Ады началась такая истерика, что Димочка с трудом смог привести ее в чувство.
В тот день, на приеме, Ада случайно встретила человека, сообщившего ей, что Роберт с женой, уже много лет назад погибли, а о девочке толком ничего не известно. Именно он, Димочка, убедил ее немедленно обратиться к профессионалам и найти дочь, и сам, все это время контролировал поиски.
Вспомнив все это сейчас, лежа в своей постели, он не смог представить себе, какими словами будет вымаливать завтра прощение.
А все из-за этой соседки. После той, единственной встречи, она и так не шла из головы, а тут еще Ада будит среди ночи и опять о ней.
Димочка очень страдал из-за своей внешности.
Особенно когда стал подростком. Постоянно слыша о своей необыкновенной привлекательности, он, вследствие то ли собственной робости или молодости, а может из-за слишком навязчивого внимания противоположного пола, никакой активности в общении с девушками не проявлял. Ему хватало общества друзей. В конце концов, его стали подозревать в гомосексуальных наклонностях.
Стараясь не обращать на это внимания, он прекрасно себя чувствовал, до разговора с матерью. Распознав явные отклонения от нормы, его мама психолог провела с ним длинную беседу. Суть беседы сводилась к тому, что они с папой люди цивилизованные, ломать его природу не станут и примут его таким, какой он есть. А ей, маме, как специалисту это особенно интересно, и она рассчитывает на его откровенность.
Видимо сам Димочка оказался не достаточно цивилизованным, смириться не захотел, и стал напропалую крутить романы с понравившимися девушками.
Через некоторое время, продвинутая мама объяснила ему, что все его романы только подтверждают ее догадку, ибо девушки, все как одна - мальчикоподобны, напоминая мальчиков-подростков. В его жизни появился термин "унисекс".
По глубокому убеждению мамы, это грозит худшими последствиями, чем просто принять все как есть. А папа-хирург, предложил просто отрезать и зашить все лишнее, кардинально решив вопрос с ориентацией. Это у него шутки такие, хирургические.
И тогда Димочка уехал с Адой. И спал только с клонами Памелы Андерсон, не давая никому возможности заподозрить себя в гомосексуальности, и, убедив себя, что именно такой тип женщин его привлекает. Все шло замечательно, если бы не эта соседка.
Именно на мальчика-подростка, а точнее, из-за высокого роста, на переростка, она и была похожа. И стрижка у нее пацанячья, и глаза не такие, какие должны быть у красавиц - синие или фиолетовые, с крыльями загнутых ресниц. Простые глаза у нее. Серые, лукавые и ясные. Да, точно, именно ясные.
Он сразу усомнился, в том, что она может работать на панели, несмотря на убежденность Ады.
Она же не женщина вовсе, а сплошной унисекс. Средний пол, как говорит мама. А унисекс ему не нравился. Не должен нравиться. Ему другие женщины нравятся - с длинными, желательно белыми волосами, большой грудью и вампирскими ногтями. Такие, как например, в Плейбое.
Только соседка, почему-то не идет из головы. Обострение.
Димочка потянулся за сигаретами, и взгляд его упал на Плейбой, валяющийся на тумбочке уже давно, ведь у каждого настоящего мужчины должен лежать на тумбочке журнал с голыми девушками. Девушка на обложке как раз из тех, что должны ему нравиться. Длинные волосы, полные губы, большая (точно силикон) грудь, и очень длинные стройные ноги.
Хотя ноги у соседки лучше, не пацанские у нее ноги.
Димочка никогда не обращал внимания на ноги молодых людей. Он задумался, а почему собственно не обращал? Может они не интересуют его вовсе, эти пацаны. От этой мысли он повеселел, но тут же испортил себе настроение следующей: просто они ходят в брюках, а не в коротких, выставляющих все напоказ, то ли платьях, то ли майках.
Но ведь своего племянника - оболтуса, он видел и в шортах. И ноги его видел. Ужасные, кстати, ноги. Волосатые, худые и с какими-то верблюжьими коленками. Кроме желания дать подзатыльник, никаких других желаний, отбившийся от рук племянник не вызывал. Даже когда мама объяснила про какой-то пубертантный период, который племянник переживал, жалко его не стало. Жалко было сестру, которой этот оболтус все нервы вымотал.
На тему своей скрытой гомосексуальности, Андреев мог рассуждать часами.
Благодаря маме, ему казалось, что притаившийся в нем монстр только и ждет поблажки с его стороны, и тогда сразу возьмет над ним верх. Он очень из-за этого страдал. У всех его подруг, случавшихся за последние годы, содержимое головы, видимо было перераспределено в другие места. Правда, в журналах он встречал описания, и даже фотографии большегрудых, длинноволосых умниц, как утверждали авторы статей. Но по фото установит истину не возможно, а в статьях иногда и инопланетян описывают, дескать, встречаются некоторым. В общем, это фантастика, был уверен Димочка.
Такой была, конечно, Ада. Но отношения с ней, если бы возникли, тоже стали бы отклонением от нормы, по мнению мамы. И так с трудом удалось ее убедить, что их мнимая связь, придуманная на первых порах, всего лишь способ подразнить журналистов. Мама долго не хотела этому верить, а, поверив, только расстроилась - неплохой материал для исследования. С вашей помощью мне многое удалось бы понять и объяснить.
Она имела в виду, что Андреев и Ада стали бы подопытными кроликами в ее научной работе.
В общем, не мог он позволить себе интересоваться девушками унисекс, или другими отклонениями. Мама всегда была наготове.
Только соседка не шла из головы. А теперь, спасибо Ада, они будут встречаться каждый день.
Он после одной встречи на рельсы встать не может. Думая обо всем этом, Андреев заснул.
Если бы мама могла видеть его сны, она бы ужаснулась.
СПЛОШНОЙ СОСЕДСКИЙ УНИСЕКС.

ОЛЬГА

С утра намечалось много дел. До одиннадцати, когда они договорились встретиться с Адой, ей надо было успеть зайти в супермаркет, сообщить о своем увольнении.
Эту работу с удовольствием возьмет на себя Саша, одна из продавцов. Она давно предупредила Ольгу, что в случае Ольгиного ухода, хочет получить эту работу. Охранники рассказывали, что у Саньки на руках двое малышей, папа которых растворился на просторах родины, сразу после их рождения, и мать пенсионерка. Иногда, когда чувствовала, что от недосыпания скоро свалится с ног, Ольга просила Сашу подменить ее, что та с удовольствием делала, зарабатывая кое-какие деньги.
Вот и вчера, после всех событий, Ольга поняла, что сил на ночную работу не осталось, поэтому договорилась о подмене. Саша обрадовалась, объяснив, что дочка порвала в саду сандалии, а теперь утром будут деньги на новые.
Так что, оставив Марусю в саду, Ольга быстро уладила все формальности в магазине. Саша даже не пыталась скрыть свою радость, и Ольга ее прекрасно понимала. В свое время, получив эту работу, она радовалась не меньше.
До встречи с Адой оставалось полчаса, а Ольга была полностью готова. В ожидании назначенного часа она бродила по квартире, думая как теперь измениться их, с дочкой жизнь. У Ольги теперь будет очень интересная работа, а Маруське не придется больше плакать по ночам в поисках мамы.
Размышляя таким образом, она подошла к окну и выглянула во двор. Возле подъезда как раз остановилась большая черная машина. Очень красивая. Интересно, кто это может быть, подумала девушка. Словно в ответ на ее вопрос, из машины вышел помощник Ады. Пока он обходил машину и открывал пассажирскую дверь, Ольга отстранено подумала, что он все-таки, нереально красив. Его место в Голливуде.
Димочка тем временем вытащил из салона огромный букет белых роз, пискнул брелок сигнализации и вошел в подъезд. Тут Ольге вспомнилось, что во многих репортажах об Аде, Димочка упоминался как близкий друг певицы. Ее это не удивило и тогда, Ада поразительно красива, несмотря на свой возраст.
Ольга задумалась, сколько же ей может быть лет. От сорока до пятидесяти пяти, решила она. Но это не важно. Теперь, зная какой она чудесный человек, она понимала, что любить такую женщину совершенно естественно. И место Димочки не в Голливуде, а конечно рядом с Адой.
Минут через пятнадцать за ней зашел Димочка, сообщил, что они ждут ее в машине. Странно, теперь она смотрела на него совершенно равнодушно. Как на роскошное платье, в витрине бутика - красиво очень, но предназначено кому-то другому.
Ада уже сидела в машине и позвала:
- Иди детка ко мне, поболтаем по дороге.
Ольга уселась рядом с ней на заднее сиденье. Внутри машина оказалась даже более роскошной, чем снаружи. Это была такая благородная роскошь, которая не бросается в глаза, но присутствует, кажется, даже в запахе салона.

Продолжение следует...