Глава2

Доехали они быстро. Выкупленный Адой и отреставрированный особнячок, располагался в двух кварталах от их дома.
Ольга подумала о тетушке, которая в свое время очень разумно отнеслась к выбору места жительства. Благодаря удобному расположению дома, Ольга годами не попадала в другие районы города. И теперь, выходит, этого делать не придется.
Миновав охранников, поприветствовавших их, они пересекли холл и по красивой лестнице поднялись на второй этаж.
В здании еще витал запах недавнего ремонта, но выглядело оно уже обжитым. Они попали в большую приемную и из нее, в кабинет. Димочка, сообщив, что его ждут неотложные дела, оставил их вдвоем. В приемной Ольга заметила девушку. Разглядеть ее она не успела, отметила только, что девушка хороша.
Как будто давая возможность себя разглядеть, та появилась в кабинете с подносом. Она оказалась высокой, но не стройной, а пышной. Ее одежда, казалось, призвана подчеркнуть выдающийся бюст и крутой изгиб бедра. Роскошные белокурые волосы падали на плечи и смотрелись очень естественно.
- Милочка! Заведите привычку интересоваться, что от вас ждут - чай или кофе.
Ольга даже не узнала голос Ады. Девушка ее явно раздражала.
- А я и принесла и чай и кофе.
Девушка раздражение Ады не заметила, и явно очень гордилась своей изобретательностью.
- А нам нужно два чая. Зеленых. Бегом!
Скорости у девушки не прибавилось. Так же томно и медленно она выплыла из кабинета.
- Ты хочешь чаю или кофе?- Ада все еще была раздражена.
- Нет, не хочу.
- Вот и я не хочу.
Ада стала тыкать в какие-то кнопки стоявшего на столе аппарата, видимо вызывая секретаря. Не дождавшись результата, она встала и пошла в приемную.
- Милочка, - услышала Ольга, - зеленого чаю, мы тоже не хотим. А ваша основная задача - снимать трубку телефона или интеркома, если вас вызывают.
- Я и собиралась снять. Только не могла сообразить какую кнопку нажимать! - Секретарша явно огрызалась, считая претензии необоснованными.
- Ну конечно! Соображать тоже надо уметь, - Ада развеселилась, - вас кто на работу брал, Димочка? Вот пусть и научит соображать. Или, для начала, покажет какие кнопочки нажимать. Договорились?
Не дожидаясь ответа, певица вернулась в кабинет, и, закрыв дверь, бросила в сердцах:
- Где он вас только находит?
Одним ухом слушая перепалку, Ольга с большим интересом рассматривала фотографии, украшавшие стены.
На всех снимках была Ада, в компании известных людей. Вот она с нашим президентом, рядом две фотки с экс- и нынешним президентами США. Ольга поразилась обилию знакомых, по экрану телевизора, лиц. Одну тетечку, в платочке, она опознать не смогла и подошла поближе. Это оказалась английская королева.
На фотографии, висевшей рядом, Ада сидела в обнимку с принцессой Дианой. Причем фотография сделана явно не на приеме, обе женщины не накрашены, в обычных платьях и без украшений.
- Это моя любимая фотография, - Ада подошла и теперь стояла за спиной у Ольги. - Диана была чудесной женщиной. И очень несчастной. Мы часто встречались на благотворительных акциях. А потом подружились. Она действительно считала своим долгом помогать людям и отдавала этому много сил. Доживи она до старости, ее смело можно было бы называть "матерью Дианой". - В голосе Ады слышалась горечь, оттого, что этого не произошло.
- А ее, правда, убили? - Девушка была поражена фактом дружбы Ады и принцессы Дианы.
- Я не знаю, Оля, - устало ответила певица. - Я даже набралась наглости и при встрече задала королеве этот вопрос. Задала и пожалела. Я увидела, что она очень болезненно переживает все эти слухи. Представь, какого смотреть в глаза внукам, если все говорят, что ты убила, или позволила убить, их мать?
Певица тяжело вздохнула и продолжила:
- Я тебе почему все это говорю? Ты должна понимать - врут все. Журналисты, чтобы заработать, виновные, чтобы себя обелить, а жаждущие денег, чтобы до этих самых денег добраться. И твоя задача не принимать на веру ничего.
Ада села в кресло и позвала Ольгу:
- Садись, поговорим о работе. Когда девушка села, Ада продолжила: - Сегодня получишь аванс. Мне очень нравятся твои джинсы и свитер, но тебе надо купить несколько офисных костюмов. Никогда не знаешь, куда забросит работа и с кем придется встречаться. Да не смущайся, - заметив, что Ольгины щеки порозовели, поспешила успокоить ее Ада, - я же говорила, что сегодня у тебя ознакомительный визит, так что твоя одежда вполне уместна. Если хочешь, поедем, как освободимся, вместе, я помогу тебе выбрать одежду, а ты мне - подарок Марусе. У нее ведь завтра день рождения?
- Я с удовольствием, - Ольга представила, как они вместе ходят по магазинам и бутикам, выбирая ей обновки, и даже зажмурилась от удовольствия, - только не надо Маруське никаких подарков, вы просто приходите завтра вечером. Посидите с нами. Будет одна моя подруга с дочкой, и все.
- И как ты себе это представляешь? Я прихожу знакомиться с маленькой девочкой в день ее рождения, без подарка? Я бы в детстве такого не простила, точно. Так что подарок выбрать нам необходимо, и такой, чтобы после твоей необыкновенной куклы, Маруся на мой тоже обратила внимание.
Ада улыбнулась, а затем встала с кресла и предложила:
- Пойдем, познакомлю с коллективом. Димочку ты уже знаешь, эту звезду в приемной видела, зовут ее, если не ошибаюсь Инга. У нашего Димочки талант, находить этих девочек. Все похожи, как однояйцовые близнецы и абсолютные дурочки. Но я ее выгоню, у меня свои представления о том, кто должен сидеть в приемной.
Пока Ада все это произносила, они пересекли эту самую приемную, и большую часть сказанного о ней, Инга слышала. Ольге стало неловко и она ускорила шаг. Выйдя в холл второго этажа, Ада спросила:
- Куда пойдем? - Ольга, покрутив головой, неопределенно пожала плечами. - Пошли в бухгалтерию, - предложила певица.
В большой, светлой комнате сидели две женщины.
- Девочки, познакомьтесь, это моя новая помощница, - сообщила Ада после приветствия, - зовут Ольгой, принимая во внимание ее молодость, думаю, обойдемся без отчества. Прошу любить и жаловать.
В ответ на приветливые улыбки, девушка тоже улыбнулась.
- А это, - продолжила Ада, - Ирина Сергеевна, она указала на очень элегантную женщину лет сорока пяти, - наш главный бухгалтер и ее помощница Катя. Мне Катюша позволяет называть себя по имени, а как вы договоритесь, не знаю.
Катя, которой на вид было не больше тридцати, улыбнулась:
- Я прекрасно обхожусь без отчества, просто Катя.
Произнеся положенные "добро пожаловать" и "очень приятно", Ирина Сергеевна обратилась к Аде:
- Вы подписали бумаги, что я вам вчера заносила? Они мне нужны.
- Да, конечно, только забыла взять. - Она уже сидела в кресле, просматривая какие-то документы. - Оленька, не в службу, а в дружбу, принеси с моего стола красную папочку.
Ольга, почти бегом, направилась к кабинету, нашла папку и уже покидая приемную, услышала чей-то плач. Ей стало любопытно. Плакали в кабинете Димочки. Неужели это он так расчувствовался?
Увидеть плачущего Принца было интересно, и Ольга, ругая себя за любопытство, заглянула в приоткрытую дверь.
Плакала Инга. Уютно расположившись на груди у Димочки, она, сквозь рыдания, поносила эту старую дуру и просила ее защитить.
- Как ты можешь позволять ей унижать меня? Я ведь не чужой тебе человек? Ты меня, вообще любишь?
Вопросы оставались без ответов. Механическим движением Димочка гладил секретаршу по волосам, абсолютно равнодушным взглядом смотря в окно. Инга его лица не видела и продолжала самозабвенно рыдать.
Ольга поспешила уйти незамеченной. Он изменяет Аде с этой куклой, догадалась она. Какой негодяй! Как можно обманывать такую женщину как Ада?
Возвращаясь в бухгалтерию, она только об этом и думала.
Потом ее стали оформлять на работу и, выяснилось, что необходим паспорт, а он остался дома. Она предложила сбегать домой, но Ада ее остановила. Она позвонила Димочке, и, поговорив с ним, сообщила Ольге, что он скоро едет в администрацию и завезет Ольгу за паспортом. Услышав имя Димочки, Ольга вспомнила картину, увиденную в кабинете. Как же мне себя вести? Сказать Аде о его вероломстве или не надо? У меня совершенно нет опыта в таких вопросах. И потом, получится, что я подглядывала. Такие мысли роем носились у нее в голове. Принять какое-то решение она так и не смогла.
Пока Димочка был занят, Ада познакомила ее с остальными сотрудниками.
- Видишь, народу набрали уже прилично, - они возвращались в кабинет, - все люди хорошие, проверенные. Ты не представляешь, сколько у нас было предложений, сколько звонков с просьбами и рекомендациями взять "чудесную девочку" или "приличного мальчика", - Ада постаралась повторить интонацию, с которой звучали эти просьбы. Девочки и мальчики все были чьими-то детками, окончившими престижные ВУЗы и подыскивающими непыльную работенку. При словах "сироты и дети из малообеспеченных семей", брезгливых гримас скрыть даже не пытались. А рекомендованные профессионалы, действительно оказались профессионалами. Они точно знали, как из фондов, подобных нашему, воровать деньги. Не учли только, что у нас имеются специалисты, моментально вытащившие на свет божий все их подвиги.
Они пришли в кабинет Ады, и устроились за длинным столом для переговоров.
- Мне очень повезло, что встретила тебя. В этой работе самое важное - твоя честность и желание помогать этим детям. Всему остальному мы с Димочкой тебя научим. Ну и еще, язык. Тебе придется пойти на курсы.
Ольга согласно кивнула головой. Шикарный офис и масса техники произвели на нее впечатление, и она стала сомневаться в своих силах, но слова Ады вернули ей уверенность в том, что она справиться и не подведет.
- А где я буду работать?
- Разве я не сказала? Здесь. Это будет твой кабинет.
- Но я не могу. - Ольга растерялась от такого заявления. - Это ваше место. Здесь ваши фотографии и вообще…
- Я действительно делала здесь все под себя. Если тебе мешают фотографии, я их уберу. Сама работать в этом кабинете я не буду.
- Но почему же?
Ада опустила глаза, глубоко вздохнула, словно собиралась признаться в тяжком грехе.
- Я болею, Оля.
У нее рак, молнией пронеслось в голове у Ольги. Она умирает. Господи, этого не может быть правдой. Только не Ада. Глаза девушки наполнились слезами.
- Ну, не хорони меня раньше времени, - успокоила ее Ада, увидев реакцию. - Ничего смертельного. Видимо дым отечества не пошел мне на пользу, - она пыталась шутить.
- Скорее всего, просто сказывается нервотрепка. Думаешь легко в нашей стране, за свои деньги, купить необходимые тебе помещения, а особенно получит разрешение использовать их по своему усмотрению? Купить-то, были бы деньги, можно что хочешь. А вот решать потом, можно ли бывший заброшенный пансионат переделать под школу искусств для детей сирот, это будет решать большое количество тетей и дядей. А у них, Оленька, в глазах, немой вопрос: Какие еще сироты? Да мы сами - сироты. Ты нам помоги сначала, а там посмотрим, позволить тебе заниматься своими сиротками, или обойдешься.
Ольга ее понимала. Алиска тоже всегда жаловалась на произвол чиновников.
- А ремонты? - продолжала певица, - пансионат, офис, квартира, я, конечно, наняла лучших специалистов. Такой уж я человек, все должна сама увидеть и проконтролировать. Особенно меня беспокоил пансионат. Мы с тобой туда обязательно поедем, я очень хочу поскорее показать тебе это место… Им там будет хорошо.
Ольга поняла, что Ада говорит о детях.
Певица замолчала, о чем-то задумавшись, а очнувшись, продолжила:
- В общем, когда я, наконец, переехала в квартиру, все эти волнения дали о себе знать. Все-таки, мне уже пятьдесят пять, скоро будет.
- Так, а что с вами? - Ольга все еще боялась услышать какой-нибудь страшный диагноз.
- Клава, моя домработница, утверждает, что меня сглазили, - она улыбнулась, но, заметив, то тревога не покидает девушку, поспешила добавить, - на самом деле что-то с давлением. Вдруг становиться так плохо, силы просто покидают. Варвара измерит давление - высокое. Приму таблетки, чтобы понизить - падает, так, что я практически умираю. Врач со скорой сказал, что опоздай они чуть-чуть, и мир потерял бы великую певицу. Если бы не Клавдия, вызывающая неотложку, даже при головной боли, кто знает, что могло произойти. Сама я врачей звать не собиралась. Всегда наплевательски относилась к своему здоровью.
Рассказывала это с озадаченным видом. Казалось, она не понимает, как ее собственное давление, может так с ней поступать.
- Я тебе это почему рассказываю? Во-первых, чтобы ты за меня не переживала. А во-вторых, не думала, что выживаешь меня из кабинета. Мне рекомендовали побольше лежать, не волноваться. Побуду дома какое-то время. Я же говорила, что мне повезло - ты живешь рядом, будешь заходить ко мне вечерами, держать в курсе. Может, на первых порах, что-то тебе подскажу. А в дальнейшем я планировала основное время проводить рядом с детьми. Мне там специальный домик оборудовали. А может, послушаюсь Димочку, поеду в Швейцарию, там какая-то клиника имеется, специализированная.
Димочка, легок на помине, заглянул в дверь:
- Я готов, можем ехать.
- Да и мы уже закончили, - улыбнулась ему Ада.
Утренние розы были лишними. Она прекрасно понимала, как он устал и замотался, а она его разбудила среди ночи. Вот мальчик и выплеснул раздражение. С другой стороны - цветы, это всегда приятно.
Увидев помощника Ады, Ольга нахмурилась, вспомнив свою дилемму. Теперь она точно знала, что Аде ничего говорить не будет, ей нельзя расстраиваться. Лучше я ему все выскажу, решила она, пусть у него давление скачет.
Она простилась с Адой, и, полная решимости, отправилась за Димочкой. Она хотела сесть на заднее сиденье, но Димочка галантно усадил ее вперед, со словами:
- Так гораздо удобнее разговаривать. А поговорить нам надо.
Пока он обходил машину и усаживался за руль, она решила, что он ее все-таки заметил, и теперь начнет убеждать держать язык за зубами.
Трогаясь, Димочка спросил:
- Мы на вы или на ты?
Издалека заходит, мелькнуло в голове:
- Конечно, на ты, я думаю, - несколько неуверенно ответила она.
Они решили сначала отвезти документы в мэрию, а на обратном пути забрать ее паспорт. Всю дорогу, а путь был не близкий, он рассказывал о проекте.
Ольга поняла, что ему это очень интересно. Он делился с ней своими сомнениями, задавал вопросы, советовался. Одну проблему они решили вместе.
Он рассказал, что по результатам творческих конкурсов, проводившихся в детских домах по всей стране, они отбирают детей, которые продолжат учебу в новом заведении. И уже на сегодняшний день, в списках обнаружены дети сотрудников детских домов. Димочка считал, что принимать таких детей не надо. Ада сомневалась.
Ольга решительно заявила:
- Из названия нашего дома, следует, что мы принимает не только сирот, но и детей из малообеспеченных семей. Разве ребенок нянечки детского дома, особенно если она растит его одна, не попадает в эту категорию? Мы должны смотреть на творческий потенциал этого ребенка, в первую очередь.
- Там есть сын директора интерната, - не согласился Димочка.
- А сколько ты думаешь, зарабатывает директор такого заведения?
- А может она еще ворует, - перебил он.
Ему очень нравилось спорить с ней, слушать ее доводы. И, если честно, она, разгорячившись в споре, стала необыкновенно хороша.
- Может она потому и ворует, если это так, потому что пытается дать шанс своему ребенку?
Ольга была абсолютно уверенна в своей правоте.
- Нет, я убеждена, в первую очередь мы должны смотреть на потенциал ребенка. А те, у кого деньги есть, лучше отдадут свое чадо в престижный ВУЗ. Сытые и богатые детки не захотят учиться с сиротами. А если такой и попадется, он не уживется с нашими, да и наши не потерпят чужака.
Уверенность Ольги, и это "наши дети", убедило Димочку, что Ада права насчет нее, она будет работать, выкладываясь полностью.
Они приехали. Димочка заглушил двигатель.
- Ты молодец, Ольга! Я рад, что ты в нашей команде. Может, пока меня не будет, решишь еще одну проблему? Кого мы сделаем директором нашего дома? - И вылез из машины.
Оставшись одна, она задумалась. Ей очень понравился их разговор. Было приятно, что Димочка не поучал ее, а советовался, действительно интересуясь ее мнением. А как он улыбался ей, выходя из машины! Доверительно и открыто.
А у нее на него компромат, и что с этим делать, она не знает. Вернется, сразу скажу, что я все видела, решила Ольга.
Вернулся он довольно быстро, и, не успел вставить ключ в зажигание, как Ольга выпалила:
- Я все видела!
- Что ты видела? - Не понимая о чем речь, уставился на нее Димочка.
- Я видела тебя с Ингой. В кабинете.
Он, наконец, понял о чем речь, и что она могла видеть.
Ему захотелось пошутить.
- И что теперь? Побежишь докладывать Аде? Или уже доложила? - Он намерено изобразил испуг.
Ольга опустила глаза и пошелестела:
- Не побегу. У нее давление.
- Да, давление.
Вспомнив о проблемах со здоровьем у Ады, он расстроился и желание шутить пропало.
- Посмотри на меня.
Подняв глаза, девушка встретила совсем другой взгляд, не испуганный, а спокойный и серьезный.
- Ада все знает. Наши с ней близкие отношения - чистый пиар. А так как лекцию на тему "никому и ничему не верь" тебе уже, думаю, прочитали, то лучше спроси у нее, и не заморачивайся по этому поводу.
Ольга сразу ему поверила. Все же его место в Голливуде, опять подумала она, вспомнив испуганный взгляд и понимая теперь, что испуг был явно чрезмерным и наигранным.
На обратном пути, вспомнив, он спросил:
- Ну что с директором? Есть кандидатуры?
- Да, я знаю, кто нам нужен.
Скосив в ее сторону глаза, Димочка спросил:
- И кто же?
- У Маруськи, это моя дочь, - пояснила она, - садиком заведует отличная женщина. Это то, что нам нужно.
Она рассказала про Александру Валерьевну, убеждая Димочку, что лучше кандидатуры им не найти.
- Как ее фамилия?
- Лямина.
- Точно, есть у меня в списке такая. Я с ней еще не встречался. Ты не боишься, что уйди она из сада, он станет хуже? Там ведь твоя дочь, ты в этом не заинтересована.
- Нет. Я думаю, нет. Он стал слишком образцово-показательным, как Потемкинские деревни - всем показывают, какая красота, не дадут ему испортиться.
- Значит решено, встретимся с твоей Ляминой и попробуем забрать к себе.
Оставшийся путь проделали молча, думая каждый о своем. Ольга, о предстоящем дне рождения дочки. Что приготовить? А Димочку позвать?
Мысли самого Андреева крутились вокруг Ольги. Вернее ее внешности.
Ну что ей стоит, думал он, отрастить волосы? Накрасить глаза? Нет, глаза трогать не надо, они и так чудесные. Ну, тогда нарастить грудь? Представив Ольгу с большой силиконовой грудью, он поморщился. Это ей тоже не пойдет. Ей идет ее унисекс.
А ему не идет. Вернее нельзя. Так и до мальчиков недалеко, уж мама знает, и его предупредила. Ну и ладно, он будет с ней работать, с удовольствием общаться, а спать будет с Ингой. Или такими как Инга. Спать? Он что собирался с ней спать? Да нет, он не собирался. Он был собран, то есть готов! Готов спать с ней долго и много, всю жизнь. Но ему нельзя. И он не будет.
Мама права, у него болезненная тяга к женщинам такого типа. Ведь он ее едва знает, а уже потерял голову.
- Осторожно! - Голос Ольги привел его в чувство, до этого он ехал, что называется на автопилоте. - Канава!
Он притормозил и аккуратно проехал эту канаву. Он о ней конечно знал, но забыл, задумался.
- Это теперь моя любимая канава, - шутя сказала девушка, - она мне вчера жизнь спасла.
И рассказала про вчерашнее происшествие (боже, неужели это было только вчера?).
Димочка слушал, не вникая, в пол-уха.
Он продолжал настаивать себя на том, что ему нельзя, и он не будет. Возле подъезда настрой пропал и он сказал:
- Я с тобой. - Очень уж хотелось посмотреть, как она живет.
Бабушки у парадного дружно их приветствовали, не скрывая, впрочем, удивления. Всезнающие старушки доложили, что света нет, и не будет еще два часа, какой-то ремонт. Парочка вежливо поблагодарила за ненужную, в общем, им информацию и скрылась в подъезде. Ольга вставила ключ, взялась за ручку двери и резко отдернула свою руку. Что-то непривычно царапнуло ладонь.
- Что такое? - Димочка заметил ее резкое движение
- Не знаю. Что-то колется.
Они одновременно, стукнувшись лбами, наклонились рассмотреть, что же там такое.
Увиденное очень не понравилось Андрееву.
Оголенный провод, обматывая ручку несколько раз, скрывался в недрах квартиры, просачиваясь между коробкой и дверью. Он схватил Ольгу за руку и потащил к соседним дверям.
Открыла Варвара. Ее глаза полезли на лоб, явно не ожидая таких гостей, особенно вместе. Оттеснив ее, Димочка втащил окончательно растерявшуюся Ольгу внутрь, и потребовал:
- Дай ключи и подожди здесь.
Получив требуемое, скрылся за дверью. Варвара, наблюдавшая эту картину, вдруг резко развернулась и ушла в одну из комнат.
Ольга осталась стоять возле входной двери, не зная, что делать дальше. Тихонько открылась дверь кухни и оттуда появилась очаровательная бабуська в фартуке.
- Ты хто? - подозрительно спросила она.
- Оля. Мне Дима сказал здесь подождать.
- Дима?… А, Димочка, - наконец сообразила она, - Че стоишь тогда в дверях. Хочешь, в залу иди, хочешь со мной, на кухню.
По выражению ее лица Ольга поняла, что второй вариант для бабуськи предпочтительней. Она его и выбрала, пройдя в большое светлое помещение.
- Меня Клавдия зовут, - представилась бабуська.
- Я знаю. Мне Ада Генриховна о вас рассказывала.
- Да?! - Старушка засветилась от удовольствия. - А я тута готовлю. Все я готовлю. Варварка, злыдня, только подает и чай может заварить. А гонору!
Она опасливо скосилась на дверь, видимо боялась, что Варвара может зайти и услышать. Но и пожаловаться очень уж хотелось.
- Я знаю, Ада мне говорила, что вы прекрасно готовите. - Ольга соврала. Такого разговора не было, но ей очень захотелось сказать приятное этой старой женщине.
И, действительно, та аж зарумянилась от удовольствия.
- Оно конечно,… любит она меня. И я ее люблю, детку. Видя, что слово детка изумило Ольгу, она пояснила, - я ведь еще у ее родителей работала.
Ольга с интересом слушала, и Клавдия обрадовалась возможности пообщаться, а вернее побольше рассказать. Очень она любила, когда ее слушают.
- Адочка на руках у меня выросла. Я тогда соплюхой совсем была, навроде тебя. Но с детьми управлялась ловко, пятерых младших растить помогала. А как восемнадцать справила, уехала из своей деревни сюда, в столицу. Спасибо добрым людям, помогли, в хорошую семью пристроили. Адочкина мама, Лиля, беременна ею была. Тошнило ее - страсть. На кухню зайти не могла, от любого запаха выворачивало. Вот и искали они помощницу. А я, готовая помощница была, постирать, погладить, убраться. И готовила всегда хорошо. Поначалу еще за старшим присматривала. Потом Адушка родилась. Радости было! Я в роддом побежала, гостинцев передать. Пришла, говорю им, где у вас Цапля лежит, отнесите ей от Клавдии. Они мне, знаешь, что говорят? - бабуська, несмотря на очень преклонный возраст, шустро летала по кухне, продолжая что-то готовить. Ответа на вопрос она явно не ждала. - Они говорят мне, нет у нас никаких Цаплей в больнице. Как нету? Точно у вас, дочку ночью родила, говорю. Они по бумажкам позыркают, да нет, говорят, точно. Вы фамилию не спутали? Что я, хозяев фамилию не знаю? Птичья у них фамилия. В общем, когда выяснили, что мне Штраус нужна, обхохотались, будто я им нехдот какой рассказала. А мне, что Цапля, что Штраус, одинаково. Помню, птица какая-то длинная. Адочка очень эту историю любит, иногда просит: "Расскажи, Клава как в роддоме Цаплю искала". А мне что жалко? Лишь бы слушали.
Ольга не хотела перебивать, но один вопрос просто крутился на языке. Как только бабуська замолчала, она спросила:
- У Ады есть брат?
Клавдия слегка нахмурилась, ответив:
- Был брат. Говорю же тебе, смотрела за ним поначалу. Потом уж в основном Адой занималась. А он сволочь был. Маленький еще ничего, хоть и вредный. Все родителей к Аде ревновал. А как узнал, что отец неродной, совсем сбесился. Лилечка рано овдовела. Генрих, когда женился на ней, мальчонку усыновил, фамилию свою дал. А тот все равно узнал как-то. Вы, кричит, только Адку свою любите. Чтоб она сдохла. Это про невинное дитя такое сказать? А она, маленькая, все к нему тянулась, любила братика. Боком ей любовь эта вышла.
Остановившись передохнуть, Клавдия спросила:
- Чаю хочешь? Или поешь чего?
- Нет, нет. Рассказывайте.
- Так, вот и говорю, вырос он, вся его натура и проявилась. Когда родители умерли, в один год убрались бедные, он Аду из квартиры и выкинул. Адочка у нас пела всегда, так, что мурашки по коже. Школу музыкальную закончила, а поступила на бухгалтера, говорит специальность нужна серьезная. Только ее профессор какой-то услышал, стал убеждать заниматься музыкой серьезно. Она сначала нет, говорит, куда мне уже учиться, институт почти закончила. А он к родителям пришел, нельзя говорит такому таланту пропадать. Убедил их. А они уж и Адочку уговорили. Стала учиться. А ездить далеко, через весь город, два часа на дорогу уходило. Вот ей и предложили в общежитие переехать. А тогда, знаешь, строго было, где живешь, там и прописан. Выгнал брат ее с квартиры, в общем. Себе все решил забрать. А квартира хорошая, этот дом огромный на набережной, эти дома все знают. Я ей говорила, давай в суд пойдем. Не захотела. Я, говорит, себе заработаю жилье. А я сама от него ушла. Хотела в общежитие к ней пристроиться, да не взяли. Уехала я обратно в деревню.
Клавдия чуть не плакала и стала бормотать, разговаривая сама с собой:
- Зачем уехала, дура? Зачем бросила? Осталась бы, и с ребеночком помогла бы, сама бы вырастила.
- Какого ребеночка? - Ольга никогда не слышала, что у Ады есть дети.
Старушка вытаращилась на нее, как будто только увидела:
- Какого ребеночка? - Испуганно переспросила она, - не было никакого ребеночка. Это я говорю, мог быть, я бы тогда и помогла. А так нет у ней никого, никаких дитёв.
Она замолчала. Посидев в тишине, Ольга поняла, что больше ничего не услышит и решила посмотреть куда пропал Димочка.
- Я пойду?
- Иди, иди. Заболталась я с тобой, а мне некогда.
Выглянув на площадку, она увидела возле открытой двери своей квартиры Димочку и какого-то мужчину, и услышала конец произнесенной мужчиной фразы:
- … могло убить, а могло и просто крепко долбануть.
Они одновременно заметили ее появление и повернули головы.
- Кого могло долбануть? - Она замерла в приоткрытой двери, как будто опасаясь покинуть надежное убежище.
Ответил ей незнакомый мужчина:
- Вас, милая девушка. Думаю, приди вы домой вовремя, или если бы не ремонт на линии, долбануло бы именно вас. Вы ведь Ольга, хозяйка этих апартаментов? - Тон его был ироничным, но глаза не улыбались, цепко изучая ее лицо.
- Андрей, не пугай ее, - вмешался Димочка. - Ольга, познакомься, это Андрей Мамаев, владелец и главный специалист сыскного агентства. Мы давно сотрудничаем, думаю, он разберется в чем дело.
Ольга ничего не понимала. Смысл слов до нее доходил. Но понять какое отношение к этому может иметь она, Ольга, была не в силах.
- Очень приятно, - она решила не забывать о вежливости.
Что-то толкнуло ее в спину. Обернувшись, она увидела Варвару, пытавшуюся протиснуться мимо нее. Девушка подвинулась, освобождая проход.
Варвара, с мусорным ведром в руках, вышла вперед и, рассмотрев мизансцену, презрительно хмыкнула. Когда она стала медленно спускаться по ступенькам, Мамаев сказал:
- Давайте зайдем к вам и поговорим спокойно.
Обмотанный вокруг ручки провод, вторым концом лежал на полу, и напоминал Ольге дохлую гадюку. Знаешь, что не укусит, но все равно внушает ужас.
Проведя гостей на кухню, она приготовила чай. Димочка позвонил Аде, сказал, что они задерживаются. На ее вопросы ответил лишь:
- Все потом.
Андрей тем временем начал задавать ей вопросы, на большую часть которых Ольга отвечала отрицательно.
- Врагов у меня нет. Денег никому не должна. В криминальном бизнесе не замешана. Богатых родственников нет, у меня и бедных не имеется. Аду знаю три дня. Ничего необычного со мной не происходило.
В конце концов, она устала от однообразных, повторяющихся вопросов.
- Я думаю, - решила она высказать разумное, по ее мнению, объяснение, - просто произошла ошибка. В нашем доме живет масса народу, у которого есть бизнес, враги, родственники. Просто мою дверь спутали.
- В вашем доме, - завелся Мамаев, поняв что она не понимает серьезности произошедшего, и неожиданно переходя на "ты", - только у тебя осталась старая деревянная дверь. Остальные жильцы давно поставили что-то понадежней. Неужели ты этого не замечала?
Тут он был прав. Обеспокоенные сохранностью имущества все жильцы, в первую очередь, меняли двери. Ольга это знала потому, что неоднократно видела возле мусорных баков, выброшенные за ненадобностью, старые деревянные двери. Ей всегда становилось жалко эти красивые, в завитушках резного дерева, ставшие ненужными двери.
- Может, у кого и остались, - сказала она вслух.
- Нет, Оля. Не остались.
Тут еще Димочка подлил масла в огонь, внезапно вспомнив:
- Расскажи про вчерашнюю машину.
- Это уж точно была случайность.
Больше всего она хотела убедить в этом себя, чтобы не было страшно.
- Ты расскажи, а я буду делать выводы, что случайность, а что нет.
Сыщик внимательно выслушал ее рассказ, уточнив:
- Ты машину запомнила?
- Нет, конечно. Все произошло очень быстро.
- Неужели вообще ничего? Так не бывает. - Он стал задавать вопросы, с помощью которых удалось установить, что машина была оранжевого цвета. Жигули. Старые, наверное, самые первые. С дурацкой наклейкой в виде шашечек, вокруг фары. За рулем был мужчина.
Когда сыщик выяснил, все, что его интересовало, он разрешил им уехать. Сам он собирался остаться, ожидая эксперта, и попросил оставить ключи. Ольга кинулась искать запасную связку. Ключей нигде не было, и она догадалась, что они упали за тумбочку, когда Варвара свернула полку. Представив весь геморрой, с перетаскиванием мебели, она попросила Андрея просто захлопнуть дверь.
В машине она поняла, что сейчас расплачется. Димочка, увидев ее состояние, стал утешать, мол не бойся, Андрей профессионал, во всем разберется. А ты теперь член нашей команды, если что, организуем охрану.
Слезы все-таки выкатились из глаз, как она не пыталась их сдержать. Две огромные, какие-то детские слезищи.
- Ты не понимаешь. У меня сегодня такой день был. Новая работа, и вообще…. А еще мы с Адой в магазины хотели пойти, Маруське подарок купить и мне что-нибудь. Я так ждала, а тут такое. Я не боюсь. Мне обидно, просто. Ну и боюсь тоже, немного… Но обидно больше.

Димочка улыбнулся. Даже плачет она не как положено, с потоком слез и причитаниями, а как-то…, ну конечно, как подросток. Проклятый унисекс. Все равно ему очень хотелось ее утешить.
- Оль, ну не реви. В чем проблема-то. Поедете в магазины сейчас, они, слава Богу, допоздна работают.
Почему-то его попытка утешить, расстроила ее еще больше.
- Мне Маруську забирать через полчаса. С ней по магазинам не походишь, ты мою дочь не знаешь.
Димочка принял решение моментально, оно просто само пришло в голову:
- Вот сейчас и узнаю. Заберем ее из сада, а потом вы с Адой поедете по магазинам, а мы с Марусей программу себе придумаем. Она со мной останется?
Ольга смотрела на него недоверчиво, будто не могла поверить в то, что услышала.
- Вытирай слезы. И показывай, где ваш сад. - Димочка сам себе понравился.
Какой молодец. Как я придумал, восхищался он собой, с трудом, правда, представляя, что будет делать с маленькой девчонкой.
Вскоре они втроем ехали в сторону офиса.
В первые минуты Маруся, увидев чужого человека, насторожилась. Но огромная шикарная машина и появившийся из его кармана киндер-сюрпиз, быстро помогли получить ее симпатию. Всю дорогу ребенок щебетал, не закрывая рот. Димочка не прислушивался к словам, он наслаждался сложившейся атмосферой и стал фантазировать.
Он придумал, что едут они не на работу, а за город, например на пикник. Сейчас заедут в Макдональдс, наберут вредных продуктов и будут шутить, и смеяться всю дорогу. Потом расположатся где-нибудь на травке. Маруська побежит собирать цветы, а они с Ольгой будут целоваться, как подростки…
Твою мать! Вот именно, как подростки. Проклятый унисекс, такую картинку поломал. Андреев разозлился на себя, за фантазии, а на нее, за унисекс.
Ольга заметила перемену в его настроении.
- Ты не передумал, - спросила осторожно, решив, что Маруська его уже заболтала.
- Нет.
Они подъехали к особнячку. Ада, стоя на крыльце, разговаривала с охранником.
- Подождите в машине, скоро поедем, - Димочка пошел к Аде, и они довольно долго разговаривали. По тревожному выражению лица Ады и взглядам, которые она бросала в сторону машины, Ольга поняла, что речь идет о ней. В конце разговора певица решительно кивнув головой, сделала отрицательное движение рукой и решительно пошла к машине.
- Где здесь прячется маленькая принцесса? - спросила Ада с улыбкой, рассматривая малышку.
- Я вовсе и не принцесса, - заявила недовольная Маруська. - Я Стич!
- Кто это, Стич?
- Это такой страшный и злой … ну вроде собаки.
- Разве ты злая и страшная?
- Нет, - подумав, заявила Маруська, - Я уже, когда он не злой.
Ольга улыбалась, слушая их диалог.
Недавно они с дочкой посмотрели чудесный мультик, Лило и Стич. История маленькой девочки и злого инопланетянина, ставшего потом ей другом, захватила все Маруськино воображение. Теперь она хотела быть только Стичем.
- Ну хорошо, добрый Стич, какие у нас планы?
Подошедший Димочка предложил поехать в новый торговый центр. Женщины пойдут по магазинам, а они с Марусей, он стал забавно загибать пальцы, перечисляя: а) В Макдональдс, б) Играть с клоунами, в) Кататься на коньках.
По мере перечисления пунктов программы, глаза девочки все больше наполнялись восхищением. Ее смутили только коньки, она не умела на них кататься. Но после того, как Димочка пообещал сделать из нее чемпиона, обсуждать другие варианты не стали.
По дороге Ада вручила Ольге конверт, со словами:
- Это твой аванс. И не смущайся, у нас это обычная практика.

Вечер прошел замечательно. Ольга с Адой обошли массу уютных, модных магазинов. Советы Ады не потребовались, по ее словам у Ольги прекрасный вкус и чувство стиля.
В детском магазине девушка показала куклу, которую подарит дочке. Ада не долго думая, стала набирать разные аксессуары к этой кукле. Выбранное ей тянуло на сумму раз в пять больше стоимости куклы. Ольга пыталась ее остановить, но певица строго сказала:
- Даже не пробуй лишить меня такого удовольствия. Я уже предвкушаю как маленький Стич, будет катать свою куклу в коляске, наряжать в эти костюмчики, развешивать одежду в шкафчик. Я, наверное, сама приду к вам поиграть, - и, повернувшись к продавцу, спросила, - что-нибудь еще есть?
Больше ничего не оказалось, и Ольга с облегчением вздохнула.
Димочку и Маруську они нашли на катке. Все вместе они отправились в уютный ресторанчик, перекусить.
Маруся знала "в лицо", все, что имело отношение к ее любимой кукле, У Ольги на работе она подолгу рассматривала саму куклу и ее причиндалы, поэтому знакомые бело-розовые коробки сразу узнала. Не выдержав, она спросила Аду:
- А зачем вам это? - Она ткнула пальчиком в сторону пакетов, оставленных возле столика. Ада, решив не вручать подарок заранее, неопределенно сказала:
- Одной знакомой девочке подарю.
Ребенок помолчал, думая о чем-то, и, как бы между прочим, заявил:
- А у меня день рождения завтра.
И такая смешная мордашка у нее была при этом, что взрослые не удержались от смеха.

Домой вернулись поздно, Маруська уже валилась с ног от усталости. Стоя в дверях своих квартир, они стали договариваться, во сколько встретятся завтра. У Димочки зазвонил мобильник, это Мамаев сообщил, что сейчас подъедет к Аде, обсудить кое-какие вопросы.
- Оля, может ты уложишь ребенка и тоже зайдешь? - Предложил Димочка.
Вспомнив, как измучил сыщик ее своими вопросами днем, Ольга не захотела портить впечатления от прекрасного вечера.
- Да нет, - отказалась она, - я сейчас ее уложу, быстро сбегаю в супермаркет, кое-что заберу, и побуду дома. Не хочу оставлять дочь одну надолго. - Устыдившись своего поспешного отказа, добавила. - Если я вам понадоблюсь, позвоните мне, я сразу приду.
- Зачем ей ночью в супермаркет? - Спросил Димочка у Ады, когда они вошли в ее квартиру, - разве она еще работает там.
- Нет. Она спрятала там подарок для малышки, хочет сделать ей завтра сюрприз. - Ада улыбнулась, представив радость Маруськи.
Минут через десять приехал Андрей. Варвара, подав чай, попрощалась и побежала кормить свою кошку.
Ада весь вечер переживала из-за того, что произошло с Ольгой, но после рассказа Димочки, о том, как девушка расстроилась, намеренно не обсуждала с ней эту тему.
Она вызвала на вечер Мамаева, желая получить всю информацию. Димочка вообще очень удивил ее сегодня. Она всегда думала, что он и дети вещи несовместимые. Но сегодня он так носился с Маруськой, что поразил ее.
Сыщик озвучивал какие-то технические детали, результаты экспертиз.
Андрея она знала давно, еще работая в милиции, он помогал нанятым ею сыщикам в их поисках. Потом, после какой-то личной трагедии, ушел из органов. Аде с трудом удалось вывести его из депрессии и убедить открыть собственное агентство. Дела у него пошли успешно. Они всегда обращались к нему за помощью или получением необходимой информации.
- Я не пойму, - перебила его Ада, - это может быть связано с ее работой у нас?
- Думаю, нет. Она фактически у вас еще не работала.
Это Ада понимала и сама, но уж очень подозрительно все совпадало по времени.
- Она еще ничего не знала. Никаких решений не принимала, - продолжал сыщик.
Димочка, решив быть объективным, рассказал, что некоторые вопросы она ему сегодня помогла решить, но убивать ее за это вряд ли кому понадобилось бы.
Они просидели еще почти час, обсуждая различные вопросы. Охрану решили пока не выделять, сочтя это преждевременным, хотя Ада настаивала. Андрей собирался завтра опросить ее сослуживцев, а Димочка обещал не выпускать ее из вида.
- Жаль, что Ольга не в его вкусе, - подумала Ада, - хорошая могла получиться пара.
В начале первого мужчины собрались уходить, Ада пошла их проводить.
Мужчины, пройдя в дверь, застыли, а потом стали оттеснять стоявшую за их спинами Аду, не давая ей выглянуть за дверь. Все это они проделали молча, они только переглянулись. Дверь открывалась внутрь, и они закрыли весь просвет.
Не понимая в чем дело, Ада потянула дверь, раскрыв шире и в образовавшийся просвет увидела Ольгу.
В подъезде было темно, только свет, вырывавшийся из дверей, освещал представшую картину.
Девушка лежала у подножия ступенек, лицом вниз. Ада успела заметить какие-то осколки и залившую все вокруг кровь. Кровь была везде, на полу, стенах, на Ольге, на коробке с куклой. Ада потеряла сознание.

На шум прибежала Клавдия, в длинной ночной рубашке и чепце. Она с ходу стала заниматься Адой. Только мельком взглянув на лестницу, старая женщина бросила:
- Вы б девчонке помогли, что ли. Стоите истуканами. Носится вечно, как оглашенная, вот и навернулась. Подъезд только своим соком уделала.
Димочка и Андрей, будто вышли из ступора. Теперь они и сами видели осколки от банки и слишком густой и яркий, для крови сок, забрызгавший все вокруг. Они ринулись к девушке. Андрей нащупал пульс, но признаков жизни она не подавала.

Продолжение следует...