- У тебя когда-нибудь возникало желание убить себе подобного? А у меня - было. Непреодолимое. Сидел еще удобно, мерзавец, голову запрокинул. А я не могла отвести взгляда от кадыка. Так и подмывало треснуть со всей дури ребром ладони.
- Это чего же тебе опять Безымянный сделал? - ангельским голосом поинтересовалась Маргарита.
- Про любовь свою рассказывал. Делился горечью неудачи. Советов просил.
- Нашел с кем делиться. Да, пожалуй, в таких условиях и я бы возжелала смерти ближнего. Страстно.
- Ладно, дорогая, я - домой. Спать. Пожалуй, я его завтра пристукну.

* * *

- Ада! Госпожа Шпат у телефона.

Ада лениво высвободила руку. Как же не хотелось вытаскивать из-под одеяла даже мизинца:
- Да, Рита, - пробормотала Ада в трубку.
- Ты спишь? Напрасно. Быстро на работу.
- У меня выходной. Ты специально, что ли? - хнычущим тоном поинтересовалась Ада.
- Нет. Рудина, все серьезно. Быстро включайся в жизнь. Или мне придется меры принять.

Ада, не открывавшая глаз на протяжении всего разговора, потянулась под одеялом. За то время, что девушки работали вместе, Ада почти свыклась с неистребимой любовью приятельницы к выдергиванию людей из объятий Морфея. То ли ей самой не спалось, то ли она просто не получала от этого удовольствия. В отличие от Риты, Ада спать любила. Особенно в выходные.

- Шпат Маргарита…

Ада не договорила. Следующая фраза Риты заставила ее подскочить, без какой-либо предварительной подготовки тела к подъему:
- Адка, его убили. Я про Безымянного. Быстро езжай на работу. Велели всех собрать. Будут выяснять.

Через час в полной боевой готовности Ада уже стояла перед дверью комнаты, где работала. В полнейшем ступоре. Пришла она на автопилоте, на этом, однако, его функции завершились.

- Адочка, здравствуй. Тебя тоже вытащили? Знаешь уже, да?

Рада смотрела на Аду ободряющим взглядом доброй феи из сказки. Ада очень любила Раду, ведь это именно благодаря ей она попала на канал. Тем более, что теперь Рада стала для девушки старшей подругой. Мудрой и доброй. Всепонимающей. Но сегодня забота и поддержка во взгляде Рады, не принесли облегчения. Аде хотелось закатить истерику, а потом впасть в продолжительную апатию.

- Ад, ты чего? Пойдем-ка чай пить.
- Лучше кофе.
- Добре, только сигарет захвачу. Ритку позовем?
- Да, я пока за ней зайду.

Ада спустилась в эфирную. Маргарита сидела за пультом.
- Пойдем курить, - вместо приветствия произнесла в спину подруги Ада.
Рита оторвала взгляд от экранов. В ее взгляде читалось легкое безумие, Ада не выдержала:
- Маргарита, я абсолютно ничего не знаю, кроме того, что ты сообщила мне по телефону, а ты сидишь и молча на меня пялишься! Я что, чешуей покрылась?
- Ну что ты, Адочка. Все хорошо будет. Курить хочешь? Пойдем.

В баре, ввиду раннего часа, никого не было, и девушки без труда заняли свой любимый угловой столик. Его расположение помогало им видеть всех входящих. Отхлебывая крепкий напиток, Ада пыталась проснуться, и вникнуть в то, что рассказывала Рита.

- Я как раз на эфире сидела. После того, как ты вчера ушла, мне позвонила Света и попросила подежурить за нее до сегодняшнего утра. Нам около часа ночи позвонили. Говорят, господа, будьте любезны, опознайте товарища. Кроме меня некому было ехать. Стукнули его странно так: чем-то тупым по шее, там, почти под подбородком… - на этом месте Рита замолчала.

Ада подняла взгляд на Риту, которая неуверенно продолжила:
- Сильно, в общем, стукнули.
- Да уж, - с горечью заметила Ада. - Насмерть.
- В крови алкоголь. Вещей никаких не пропало. Вот и думают, что это с работой связано. Всех, кто вчера был, контактировал и так далее, просили сегодня подъехать для дачи показаний. Им удобней здесь всех опросить.
- Ладно, девоньки. Не переживайте. Все выяснится, - Рада затушила сигарету.

В бар стремительно ворвалась Карина и танцующей походкой направилась к девушкам:
- Привет, девчонки. Вы уже слышали? Кошмар какой! Что же делать?
- Трястись, - уныло оповестила Ада.
- Не обращай внимания. Ее выдернули прямо из постели. Она еще не проснулась, - пояснила Рита.
Ада выпрямилась:
- Я пришла в себя. Теперь давайте думать. Кому это было нужно?

Через полчаса бурного обсуждения выяснилось, что теоретически это мог сделать почти каждый сотрудник канала. У девушек окончательно отказал аппарат, отвечающий за сообразительность и адекватную реакцию. Взаимообвинения посыпались, как из рога изобилия:
- Нет, Рита, определенно, у тебя - мотив. Тебе пообещали дать программу? Мы обе знаем, что ты хотела "Хохотунчиков", а это - его программа.
- Ада, ну что ты мелешь? - удивилась Карина. - У них были прекрасные отношения. Не могла Рита этого сделать. И вообще, не думаешь же ты, что Рита способна на убийство!
- Карина, я так не думаю. А вот следователь - вполне может. Хорошо тебе рассуждать - ты с ним по работе не сталкивалась, нейтральный человек. Просто обнимались в коридорах да глазки друг другу строили. А это - не мотив. Хотя… Он же главный режиссер, мало ли зачем ты ему глазки строила…
- Слушай, Рудина, - опомнилась Рита, которой надоело выслушивать обвинения подруги. - У меня алиби, между прочим. А где ты шлялась после того, как с работы ушла - неизвестно.
- Я домой пошла. Мое там наличие могут подтвердить родные, коты и Димка. Я только вошла, и он позвонил.
- Ну, ты могла его по дороге пристукнуть. С тебя станется. Шла домой, увидела знакомую машину, села, прибила, вышла и поехала спать. У тебя - тоже мотив есть! Личный.
- Девоньки, что вы несете обе? - не выдержала Рада. - Нам ведь всем показания давать.
- Ладно, Ад, прости меня.
- Ада… - робко начала Карина. - А какой такой личный мотив у тебя был?
- Ну…Шпат, я тебе обещаю, ты - следующая, - сверкнула глазами Ада.
- Привет, бездельники. Чего это вы тут с утра самого заседаете? Работы мало? - лицо Старосельцева светилось радостью и любовью.

Слава не имел к каналу никакого отношения, но девушки ему очень симпатизировали и не возражали, когда он разбавлял их компанию своим присутствием. Несмотря на свой добродушный вид и голос сказочника, Слава отличался остротой языка, это придавало ему шарма и делало "своим в доску".

- Славик, тут, у нас, понимаешь, ЧП вышло, - попыталась пояснить Рада.
- Адку стукнуло током, а теперь она Ритке угрожает? - предположил Слава.
- Безымянного убили, - внесла ясность трепетная Карина.

Слава от изумления сел на стул, забыв при этом закрыть рот, из которого так и не вырвалась очередная гадость. Смежив-таки уста, он обвел присутствующих ошалевшим взглядом. Когда к Старосельцеву вернулось осмысленное выражение и способность мыслить, он повернулся к Аде:
- Ритка его убила, а ты собираешься мстить?
- Дурак ты, Старосельцев, - фыркнула Ада. - Сидели бы мы тут, если бы знали, кто его убил. И вообще, достали! Чего вы ко мне все цепляетесь?
- Слава, мы ждем следователя. Он будет вести дознание. Тело нашли здесь недалеко, в его машине.
- Адка, а кто к тебе цепляется? - совсем не по делу поинтересовался Славка.

От необходимости отвечать Аду избавил телефонный звонок.
- Да?
- Вы кто?
- Тень отца Гамлета, - важно представилась Ада.
Судя по последовавшей тишине, собеседник юмора не оценил. Но Ада уже не могла остановиться:
- Не молчите, спиритический сеанс оплачен всего на пять минут. По истечении данного времени связь с потусторонним миром будет прервана.
- Во, гонит, - восхитился Старосельцев.
- Слушайте, я не шучу, - прорезался, наконец, голос звонившего.
- А кто шутит? Вы что в Шапито хотели попасть? Так вы номером ошиблись.
- Ада, ты чего?
- Молчи, Шпат. Ну не люблю я хамов, - пояснила Ада присутствующим.
- Девушка, - тем временем не унималась трубка. - Нам необходимо встретиться.
- Знаете, я - натуралка, - весело сообщила Ада, распознав в звонившем представительницу прекрасного пола.
- А я - жена Безымянного. Я хочу вам кое-что сообщить. Это касается его смерти.

Почему-то данное обстоятельство радикально поменяло настроение Ады. Она посмотрела на часы, и условилась о встрече через час. Присутствующие с интересом наблюдали происходящие с девушкой метаморфозы.
- И с кем это ты там свидания назначаешь? - ехидно поинтересовалась Рита.
- Неважно.
- Ой, такая таинственная, дальше некуда. Смотреть противно.
- Не смотри, - разрешила Ада.

Перепалку остановил вой, который раздался за спинами сидящих. К столику привалилась ревущая девица весьма потрепанного вида.
- Аня?
- Ой, как же я это переживу. Я его так любила. Я даже развестись хотела. А он… Как он мог умереть? - выла девица.
- Не ной, - грубо прервала Рада. - Он не умер. Ему помогли.
- Какая теперь разница? Он…

Аня принялась реветь с удвоенной мощью.
- Садись, - приказала Ада. - Тебе пиво взять?
- Да, - прорыдала Аня.
- Сейчас я попрошу, чтобы его подогрели в микроволновке, - серьезно пообещала Ада, и направилась к бару.

Была у Анечки милая привычка устраивать принародные истерики и требовать разогретого пива. Сидящие неоднократно выслушивали слезные признания в любви несчастной к Безымянному, последний, однако, предпочитал смываться с поля брани и оставлять влюбленную женщину на попечении компании. А про ее запретно-безраздельную любовь знали даже охранники канала. Принеся пиво для ревущей, Ада собрала вещи и отрапортовала:
- Я ненадолго. У меня встреча. Надеюсь, я успею покаяться перед следствием. Если что, скажите, что я еду.
Не тратя время на дальнейшие объяснения, Рудина покинула бар, оставив Анечке упаковку салфеток.

Машина с экс-женой режиссера уже была в оговоренном месте. Ада села на переднее сидение и посмотрела на Тамару.
- Здравствуйте, Ада.
- Привет.
- Я нашла ваш номер в его записной книжке.
- Очень мило, хотя, не думаю, что он там был единственным. Почему я?
- Потому что убили - не вы.
- Откуда такая уверенность? - изумилась Ада. - У меня, между прочим, был мотив, и даже возможность.
- Да, но у вас у всех было и то, и другое.
- У кого это - у всех? - съехидничала Ада.
- Работников канала, тех, с кем общался мой бывший муж. Кстати, мы еще не оформили развод, именно поэтому мне позвонили. Теперь - к делу. Я не верю, что следствие найдет убийцу. Они будут подозревать вас всех. У его ассистентки были виды на его программу, кое-кому он здорово мешал в продвижении проекта, начальство было недовольно его метаниями. А его долги… Не мне вам рассказывать, что если сложить все его и без того не мелкие долги коллегам, можно смело выкупать Байконур.
- Это, знаете ли, недостаточно веская причина для убийства.
- Ну, люди - существа алогичные. А уж женщины - тем более. Все его кредиторы - дамы. Ада, помогите мне. Я замуж хочу, а теперь брак откладывается на неопределенный срок. Не мог что ли подождать официального расторжения брака?

Ада изумленно уставилась на Безымянную.
- Думаю, он вовсе не хотел досадить вам своей смертью. И по-прежнему не могу понять, чем я могу быть вам полезна. Мне он ничего не должен.
- Чем скорее все выяснится, тем скорее я смогу снова выйти замуж и уехать из страны. Скажите, Ада, он ведь вам доверял.
- Ну, разумеется, безоговорочно, - хмыкнула Ада. - Только не думаю, что наши с ним доверительные отношения помогут вычислить убийцу. Тем более, что я пока возглавляю список.
- Она рядом.
- Кто?
- Убийца моего мужа. И вы ее вычислите. Я думаю, это истерично-нежное создание, которому он, не только не возжелал вернуть очередной долг, но и отказал во внимании.
- Да, наверное, вам виднее, - фыркнула Ада. - А почему, кстати, вы разошлись?
- Это не имеет к делу никакого отношения. А говорить об этом сейчас, когда его не стало… Нельзя так об усопших. Кстати, вам известно, что помимо деловых мотивов у Риты были еще и мотивы личные. Он не воспринимал ее как женщину, а Риту это задевало.
- Ваш информатор - сплетник. Если ваши доводы строятся на подобных сомнительных слухах, то грош им цена. Раз вам есть чем поделиться со следствием, почему бы вам не сделать это лично?
- Ада, у меня жених на чемоданах сидит! Завтра должна была быть свадьба. Я не могу тратить время на выяснение, но и ждать не могу. Могу рассказать все, что знаю.
- Хорошо, кто, по-вашему, эта женщина, Тамара?
- Слушайте…

Оказалось, что Тамара действительно была неплохо осведомлена о делах бывшего мужа и знала всех сотрудников канала поименно. Выходило следующее. Теоретически, убить господина главного режиссера мог каждый второй, причем у всех был повод. Нет, покойного любили, уважали и ценили. Но слишком много женщин претендовало на его внимание и ласку. Он умело пользовался этой симпатией и делал долги. Отдавать не спешил, отделываясь кающейся улыбкой и демонстрацией пустого кошелька. Барышни терпеливо ждали. Кроме того, внешне не заинтересованный в работе, он неплохо устроился. Его программы выходили в прайм-тайм, а несколько новых проектов зависело от его согласия принимать в них участие. Выходило странное: он был многим необходим и чертовски мешал одновременно.

- А почему вы решили, что его убрали не те, кому он мешал по продвижению по карьерной лестнице?
- Ада, среди них слишком много женщин, а мой бывший муж, вечная ему память, умел очаровывать. Не мне вам рассказывать. Однако пришло время обосновать мой выбор. Понимаете, несмотря на то, что и вы попали под его влияние, вы вели себя необычно.
- Не кидалась на шею, не преследовала, не изводила звонками и не умоляла выбрать меня?

- Что-то вроде. Он знал о ваших чувствах. Сами знаете, что, например, с Аней, он просто прекратил общение. Риту уверял, что между ними возможны только деловые отношения, с девушками, вроде Карины позволял себе лишь легкий флирт, зная, что и они не воспримут это всерьез. Вы ему нравились.
- Спасибо, порадовали.
- В вас уживались и женщина и друг одновременно…
- Очень удобно. Знаете, после подобных слов, я бы сама его убила, если бы меня кто-то не опередил.
- Не стали бы.
- Тамара, ну откуда вам знать? Я весьма не уравновешенная особа.
- Я знаю. И он знал, иначе не стал бы вам доверять.
- Знали бы вы, куда мне временами хотелось его послать вместе с его доверием…
- Догадываюсь, - улыбнулась Тамара.

- Хорошо, я опоздала. Он уже мертв, моя вендетта отменяется. Но почему вы решили, что мне интересно узнать, кто это сделал, да еще и опередив органы?
- В этом вся вы, Ада.
- Кто?
- Подумайте. Я просто рассказала вам то, что знала сама, дальше - дело за вами. Вам проще вычислить ее. Сегодня она будет вести себя…Она должна себя выдать. А теперь вам пора. Я позвоню вам после обеда. До свиданья, Ада.

Ада не удивилась, когда застала покинутых ею сослуживцев почти в том же составе на прежнем месте. Кроме мирно посапывающей в углу Анечки, и растерянной Рады, все смотрели на Аду более чем подозрительно.
- Вы чего? - изумилась девушка.

Ей совсем не улыбалось выпытывать причины странного поведения коллег, тем более, что после разговора с Тамарой все смешалось в еще более невообразимую мозаику, а зацепок, по-прежнему не было. И вдруг:
- Рудина, прекрати разыгрывать из себя Белоснежку. Мы знаем - во всем виновата ты.
- То есть?
- Как только ты ушла, - охотно стала делиться Рита. - Аня заявила, что ты убийца. А пиво специально купила. Решила подлизаться, потому что ей, Ане, все известно. Безымянный неоднократно жаловался, что ты его достаешь своими чувствами, житья от тебя нет, и вообще, ты обещала расправиться с ним, если он не женится на тебе.
- Адочка, не слушай их. Они чушь несут. Понимаешь, девочка моя…Эрик приходил. Он как раз сейчас пошел давать показания. Он во всем сознался.
- Ага, - продолжил Старосельцев. - Как только услышал, что говорит Аня, подпрыгнул и заявил, что это он убил мерзавца. Потому как покойный, измывался над тобой.
- А Анечка сказала, что все равно ты виновата. Запудрила мозги бедному мальчику, понарассказывала гадостей про нашего главного режиссера. Эрик, по ее словам, стал орудием в твоих руках.

Ада непроизвольно сжала кулаки. Потрясающе, но желание убить возникло во второй раз. Ей и без того надоели постоянные намеки приятельниц по поводу чувств Эрика, а тут такое. Ну не время же сейчас объяснять, что Эрик просто любил свою любовь к ней. И сам прекрасно это осознавал. Признаваться не хотел, но понимал.
- Между прочим, Рудина, ты испортила бедной Анечке всю малину. Безымянный уверял ее, что, как только уладит все с тобой, непременно на ней женится. Ты про это прознала и решила отправить его к праотцам, - закончила Рита.
- Где Эрик?
- Наверх пошел. Сознаваться.
- Радочка, будь доброй, притащи его сюда. Хоть насильно, главное, чтобы он глупостей не наделал.
- Хорошо, - быстро согласилась Рада и умчалась.
- Ну вот что, господа присяжные заседатели… - начала было Ада, но передумав, направилась к бару и вернулась со стаканом минеральной воды в руках.

Аня завизжала, отфыркиваясь, когда весь стакан был вылит прямо ей на голову.
- Очухалась? - ласково поинтересовалась Ада. - А теперь быстро говори, как ты его убила!
- Откуда ты знаешь? - поразилась девица.
- Тамара все видела, - не моргнув глазом, соврала Ада.
- Тамарка - сволочь. Она его никогда не любила. Какое ей дело до наших отношений? Чего она вечно ввязывалась? - заканючила Анечка.
- Отвечай на вопрос, наместница Бога на земле. Чистосердечное признание и наличие ребенка сделают срок короче, - безжалостно давила Ада.
- Он сам виноват. Я просто попросила его довезти меня… А он… Сказал, чтобы я больше его не преследовала, и вообще, мне пора собой заняться. А я, между прочим, как раз купила кассету с аэробикой.
- А он не оценил и даже посмеялся, - предположил Слава.
- Да. Просто он не верил, что я его действительно люблю… любила. И готова была все что угодно сделать.
- Дальше, - потребовала Рита.
- Он был пьян. Сказал, что никуда меня не повезет, а если я не перестану лезть с поцелуями, вышвырнет из машины.
- Тогда ты толкнула его, он вывалился из машины, а ты его дверцей машины… - попыталась воссоздать яркую картину Рита.
- Шпат, молчи. Фантазерка, блин.
- Нет. Он опять рассмеялся так задорно, даже голову запрокинул. А у меня от обиды слезы из глаз, я кинуться хотела, а потом просто пакетом шарахнула. А там кассета, вот она и стукнула его. Ребром попала.
- Ну и размах у тебя, Анка, - поразился Славик. - Кто бы мог подумать!
- А теперь - живо в кабинет, где следователь принимает.
- Но меня же посадят, - взвыла Аня.
- Так, дорогая, или ты сама двигаешь, или я звоню Тамаре, и она дает показания…

Ада хотела добавить что-то еще, но ее внимание отвлекли странные звуки. К столику приближались Рада и Эрик. Судя по виду последнего, его пришлось-таки тащить насильно.
- Ада, прости меня. Это я сделал.
- Так, рыцарь мой, прекрати морочить мне голову. Мы нашли убийцу и сейчас, она, как примерная девочка? пойдет с повинной. А ты, Эрик, ее проводишь. А по поводу твоего геройства мы поговорим чуть позже. Все, господа, представление окончено. Всем спасибо, все свободны, - последние слова Ада произнесла, набирая номер.
- Алло, Тамара? Да, это я. Все в порядке. Женщина. Да, она самая… А откуда вы… На свадьбу? Спасибо, с удовольствием. Хорошо, до встречи.

* * *

- Ну ты даешь, Рудина, - возвращая рукопись Аде, хмыкнул Слава.
- Душу отвела, - улыбнулась она. - Знаешь, Сидни Шелдон говорил, что описания убийств помогают ему не совершать их в жизни.
- Хм, замахнулась. Кстати, хочешь укажу фактическую ошибку?
- Валяй.
- Он не пьет.
- Понимаешь, он так хочет напиться, что я решила выполнить последнюю волю.
- Ты бы хоть фамилию поменяла из человеколюбия. Не жалко было?
- Ну, это же не я, - рассмеялась Ада.
- Чего это вы тут так бурно обсуждаете, - поинтересовался Безымянный, приса- живаясь за столик.
- Да тут Рудина рассказ накропала. Любительский детектив. Лавры Шелдона покоя не дают.
- Да? Как интересно. Дашь прочесть, Адка?
- Нет.
- Почему?
- Тебе мотивы убийства не понравятся.
- Мотивы написания, скорей, - подмигнул Славик.
- Или способ…
- Ой, странные вы, - заключил Безымянный.

Дина Саблина