- Счастливая… - вздохнула вслед Тоньке молоденькая коллега Оля. - Вот, опять в новой кофточке…

"Счастливая, - подумала пожилая уборщица Настасья Антоновна, но про Олю: - От новой кофточки может счастьем залиться… Впрочем, Тонька тоже счастливая - всё у нее в жизни ладно..."

В моей голове в очередной раз родился вопрос: "А почему? Почему Тоня, женщина средних лет и упитанности, светится изнутри каждый день? И смеется почти каждую минуту, причем так от души, что обязательно улыбнешься в ответ? И так поправляет волосы, что в ее присутствии единственный мужчина в детском саду плотник-пенсионер Степаныч выпрям- ляет спину и пытается уложить три оставшиеся на черепе волосины в пять рядов? Она так аппетитно ест ячневую кашу с комочками, что самые привередливые малыши начинают уминать это простецкое яство за обе щеки… В чем секрет счастливой Тоньки?"

- Тоня, а где ты Рождество встречаешь?
- Дома, как всегда. Приготовлю гуся с яблоками, к нему - рис, квашеную капусту поставлю и…
- Подожди, это ты католическое или русское Рождество встречать будешь?
- Оба, двадцать пятого декабря со свекровью - она у нас полька, а седьмого января - с мамой, братом и его детьми…
- Говорят, что оба отмечать нельзя - грех…

Тоня смеется откуда-то из середины живота, и добродушно машет рукой:
- Можно! Главное, чтобы в душе хорошо было…
- А как так сделать? И я хочу мира в душе, да не получается… И Оля тоже - у Тони новая кофточка, говорит, она счастливая, а я - нет…

Тонька опять по-доброму смеется:
- Глупые вы, молодые потому что. Впрочем, это тоже счастье - молодыми да глупыми быть. Знаешь, приходи ко мне домой двадцать пятого декабря - сама все поймешь!
- Я, это, православная, кажется… - почему-то смущаюсь и запинаюсь я.
- Я - тоже, - глаза Тони хитро блестят. - Я же тебя на гуся приглашаю! С яблоками!

И Тоня так смачно сглатывает слюну, что мой рот тоже наполняется влагой. Отказаться невозможно, может, и правда подсмотрю секрет счастья "от Тонины Васильевны", как ее называют дети?

…Подъездная дверь с кодовым замком открылась за секунду до того, как я успела отскочить - из подъезда выходили Тонины соседи.
- У, как пахнет, - скрипнул зубами явно голодный мужчина. - У Тоньки муж - счастливый, вон как она его кормит!
- Ага, - огрызнулась женщина, - Это раз в году, а все остальные 364 дня запах макарон от их квартиры не чуешь?

И со злостью запахнула енотовую шубу. К моему удивлению дома у Тони общество тоже разделилось на довольных и не очень. Счастьем, как всегда, светилась она, да еще довольно улыбался шестилетний сын Толик, который аппетитно наворачивал гусиную ножку. Свекровь Тони Капитолина Алексеевна, была этим страшно недовольна - где это видано, чтобы ребенку отрезали лучший кусок, да еще до того, как взрослые за стол сели?! Муж Тони был солидарен с матерью.

- Ерунда, - шепнула мне коллега, пока я опасливо кивала головой на холодные приветствия. - Ребенок в семь часов поест, а в девять спать ляжет. Пусть получает удовольствие от гуся, а не смотрит голодными глазами на накрытый стол!

- Мама, это Рита, моя коллега, - представила она меня громко. - У нее бабушка тоже католичка, - ткнула Тонька меня в бок и хитро стрельнула глазами.

Мне почему-то стало смешно - и бабушка у меня не католичка, и вообще я просто гуся попробовать зашла… Но свекрови с поджатыми губами это явно понравилось - она перестала зло коситься на Толика и улыбнулась мне. Муж Тони тоже посмотрел на меня с интересом. Завязалась милая беседа, только потом я поняла, что ее очень ненавязчиво вела Тоня, подавая на стол тарелки с салатами и салфетки. Гусь и правда оказался замечательным, как и квашенная Тониными руками капуста, и малиновая настойка, которую она сделала на ягодах, собранных с дачи. На моей душе стало хорошо-хорошо - то ли настойка оказалась крепковата, то ли Тонино счастье передалось…

- Знаешь, ты оставайся у нас, - немного пьяным голосом сказала Тоня в начале двенадцатого. - Толика я к нам на кровать перенесу, а ты в его комнатке ляжешь. А завтра вместе на работу поедем, ладно?

И Тоня повела меня за руку в полутемную детскую комнату. В углу стояла швейная машинка, на ней - кусочки очень знакомой голубой ткани:
- Подожди, я уже где-то это видела…
Тонька тихонько засмеялась своим грудным смехом:
- Конечно, это же моя "новая" кофточка! Помнишь, Оле еще понравилась? Я ее из старой перешила, только купила пару метров атласной ленты, а больше не тенге не потратила. Хорошо получилось, правда?
- Очень! - я искренне восхищалась этой женщиной. -А свекровь у тебя, э-э-э-э, как бы сказать помягче…
- Классная, правда? - Тонины глаза светились в отблесках света из коридора. - Знаешь, жизнь у нее тяжелая была, вот и огрубела. Но когда в тепло попадает - сразу оттаивает…

Мне захотелось плакать - счастливый Тонькин вид и голос совсем не вязался с общепринятыми представлениями о счастье. Не было в ее квартире евроремонта и дорогой мебели, обновки она себе перешивала из старья (но никто об этом не догадывался), муж уже час был в полной отключке на продавленной супружеской кровати, а свекровь ворчала в зале - Тоня дала ей заштопанные простыни. Тоня крепко обняла меня за плечи и посадила на край дивана, на котором сопел ее сынуля:

- Каждый сам себе выбирает - счастливым быть или на оборот. Человек решает, как он будет относиться ко всему, что вокруг - ругать грязь под ногами или любоваться облаками на небе, понимаешь? Жаловаться, что муж ничего не делает дома или вместе с ним ездить на рыбалку и наслаждаться там природой. Ссориться со свекровью или понять ее и помочь… И себе хорошо сделаешь, и людям. А от этого самой станет еще лучше. Это и есть секрет счастья, Ритка!

Тоня опять тихонечко засмеялась и с любовью потрепала меня за ухо…
- Спи, в Рождественскую ночь все мечты сбываются. И люди становятся счастливее, точно знаю!

Тонька взяла на руки сына, прикоснулась губами к его волосам и подмигнула мне, как заговорщице…

…На следующее утро Оля пристально ко мне присматривалась - что-то изменилось, но девушка не могла понять, что именно: на мне был тот же самый свитер, не накрученные волосы, но от Тони передалось счастливое восприятие жизни, которое не могло не отразиться на лице.

- У тебя помада новая, да? Тебе идет…

Я только молча улыбнулась - помада тут не причем (она была та же самая), а вот секрет счастья явно помог. Впрочем, какой это секрет? Всем известная истина, только воплощенная в жизнь…

Мила Дворецкая