Сентиментально

День первый

У них был номер с видом на море. Маленький балкон, цветы, похожие на фиалки, шторм по вечерам и голые тела туристов по утрам. У них был номер с видом на море, и море было бирюзовым.

- Смотри! Оно бирюзовое, как на Карибах!
- А ты была на Карибах?
- Нет, видела в кино…

Он смеялся. Ему нравилось любое море.

День четвертый

Однажды они ели вишню. Он принес целый пакет, высыпал в большую тарелку, поставил ее на постель. Она вышла из душа в белом полотенце. Легла на постель.

- Расскажи, что тебе понравилось сегодня, - сказал он.
- Белая Церковь на пляже, - начала рассказывать она. Как всегда, она жадно глотала жизнь и все, что попадалось им на пути их отпуска. - Такая Церковь, как праздник, а рядом люди в купальниках. Странно. Бог на курорте.
Еще понравились облака, когда мы летели на самолете. И как ты сказал про птиц: "а птицы летают здесь и могут трогать эти облака…"

Вечер

Они сидели на своем маленьком балконе, хотя еще не было и одиннадцати. Но неожиданно наступила ночь, толпы туристов ринулись на променад, а они… неожиданно захотели спать.

Но как все заново влюбленные, уснуть не смогли. Они долго занимались любовью, а потом долго разговаривали.

"Море такое красивое. Великое", - начала она, - "Никогда не любила эпитет "великий", но иначе не скажешь. Оно такое настоящее, недоступное, самодостаточное. А туристы наезжают толпами и имеют его. Для своих мелких забав. Даже виндсерфинг… Не могу объяснить это, но ты понимаешь? Или купаться по ночам… Одна волна - и человек уже ничто".

Он засмеялся.

- Что смешного?
- Я не смеюсь.
- Умиляешься?
- Я люблю тебя.

В такие моменты ей становилось капризно. Ей хотелось, чтобы он воспринимал ее всерьез, и все ее размышления, и мнения, и неожиданные нахождения истин. Но он улыбался, целовал ее и говорил, что ей вредно так много думать. "Женщине вообще вредно думать", - говорил он.

Днем

- Тебе нравится эта? Ну почему ты не хочешь носить шляпу?
Он поморщился.
- Ну, как хочешь. Ой, бирюзовые! Можно, я померяю?
- Конечно.

- Вот! Они как море! И попа у меня в них красивая! Да?
- Ах эта попа! …попа у тебя вообще красивая.

Время

В среду у них не было аппетита.

- Ты совсем не голодный?
- Знаешь, я бы съел что-нибудь легкое.
- Я придумала. Мы будем пить вино и есть сыр Фета. Это самый знаменитый сыр здесь. Хорошо?
- Ты же знаешь, кроме оливок я на все согласен.

В среду в 15:47 по местному времени они пили вино и ели сыр. Вина было много, сыра тоже. Потом они курили на балконе. Он смотрел на нее и думал, что Бог на курорте. И что Бог одобряет их любовь.

Он был гораздо старше ее. Сильнее. Опытнее. Она же просто чувствовала жизнь. Как ребенок. Но дети задают много вопросов, а она сама искала ответы. Иногда в своих поисках она заплывала далеко за буйки, и он боялся, что она не вернется на берег.

Любовь

Когда-то давно, когда они только познакомились, а им казалось, что именно в тот момент началась их жизнь, - тогда давно они были просто двумя людьми. Теперь они стали двумя важными людьми. Когда они познакомились, Бог пришел и остался с ними. Навсегда? Они забыли такое слово. Потому что теперь у них было только "Сейчас".

В их любви было много препятствий, но недаром ее любимым писателем был Кундера. Именно у него она нашла значение их любви. Лишь настоящие препятствия делают любовь историей любви. Она зачитывала ему эту фразу, а он умилялся. Ведь он сам писал, и за умилением скрывал свою ревность. Скрывал от самого себя. Ревность писателя к своей музе, для которой существует не только он, но и другие гении.

Соседи

В четверг они познакомились с парой. Пара была молода, жената, красива и утомлена солнцем и тем, что все окружающие видели в них лишь пару. А быть парой не так легко. Это определенное счастье, но не для всех. Есть одиночки, которых союз убивает. Душит. Душит тем более, чем менее взрослые индивидуумы его составляют.

Она же увидела в паре будущее. Один из вариантов того, что с ними станет, если она выйдет за него замуж.

Ей нравилась жена: красивая, спокойная, правда, уже мало чему удивляющаяся.

Но муж стал ее настоящим, будущим, и возможно, когда она желала почувствовать себя яркой и свободной, она окуналась в свои воспоминания. В воспоминания о своих мечтах. И в яркие моменты.

Например, в тот день, когда ей исполнилось 15, и она вышла утром на балкон, чтобы полить цветы. Она жила на втором этаже, за домом начинались горы, а под ее балконом торговал фруктами старик Арсен. В то лето к нему приехал внук, и помогал деду.

Она помнит, как вышла на балкон, с лейкой, глянула вниз. Внук Арсена в белой майке, загорелый, молодой, пил воду из большой чашки. Он запрокинул голову, и она видела, как двигались вены на его шее.

Когда он выпил до дна, он заметил ее взгляд. Так смотрит женщина, которая выросла в горной деревне, которая не умеет кокетничать, флиртовать. Но тем более она женственна, ведь когда она смотрит на мужчину, в ней говорит природа, Бог, а не зачитанные худыми жертвами мегаполисов учебники по соблазнению городских принцев, таких же чахлых, как вся атмосфера большого города. И таких же искусственных.

Но когда женщина смотрит на мужчину так впервые, и мужчина чувствует ее взгляд, и природа помогает ему с ответом, в этот момент женщина пугается. Так же, как в первый день, когда замечает кровь на своем нижнем белье.

Вот так и она испугалась, стоя на балконе, с лейкой, в зеленом платье и с красивым, ждущим телом.

Вечером она закрылась в ванной и долго лежала в горячей воде, вспоминая его шею, движения, взгляд. Рука сама тянулась к животу, вниз, к воротам во взрослую жизнь.

Завтрак

Пара пришла на завтрак сонной и недовольной. Жена была в темных очках, муж в панаме. Муж был молодым, но уже наполовину седым. И в глазах виднелось море, хотя вряд ли он когда-то заплывал за буйки.

- Доброе утро.
- Доброе утро. Приятного аппетита!
- Спасибо. И вам.

Жена быстро съела свой завтрак, сказала всем "Увидимся!" и ушла. Муж сказал, что она плохо себя чувствует и сегодня на пляж не пойдет.

- А Вы? - спросила она мужа. - Вы пойдете на пляж?
- Да, я бы пошел.
- Пойдемте с нами!
- Ну что вы, Натали. Не хочу вам мешать.
- Пожалуйста, я вас прошу,
- она улыбнулась, и эта улыбка убедила мужа.
- Хорошо, пойдем. Только давайте на "ты".
Она снова улыбнулась.

На пляже

Они провели на пляже целый день. Муж уходил пару раз в номер, проведать жену, возвращался с бутылкой вина и сигаретами. Они сели в стороне от туристов. Он читал. Она болтала с мужем.

Она уже слегка опьянела, а мужу было приятно с умной женщиной, в любой момент нежданно превращавшейся в девчонку.

Она не стеснялась задавать вопросы. Ведь она еще совсем ребенок. И не стеснялась говорить правду. Она чувствовала людей, видела их. Ей везло на сильных людей.

Муж был сильным человеком, но он потерял свою мечту. Его жена жила в своем прошлом и в мечтах прошлого. Муж исполнил свою мечту и не мог найти новую.

- Вы давно женаты? - спросила она.
- Пять лет.
- А мы не женаты.
- Собираетесь?
- Не знаю,
- она не смогла сказать, что мечтает о свадьбе со своим любимым, мечтает венчаться в маленькой Церкви у него на родине, что даже мечтает познакомиться с его мамой и всеми родственниками.

Но он знал таких женщин, как она. И видел эти мысли. У него уже была когда-то девушка, которая не стеснялась задавать вопросы. Она была милой, забавной, но то лето закончилось, а в городе такие девушки его быстро утомляли.

В городе у него была девушка, которая много думала. Он приходил к ней домой, занимался с ней сексом, уходил, шел на работу.

Потом приходил снова, через пару дней, и она рассказывала ему, что ей снилось, и о чем она думала в эти дни. Однажды они поссорились, и он ушел не попрощавшись.

Через два дня он остыл, забыл и пришел к ней, чтобы получить тот секс, который может быть только с женщиной, которая много думает. Но она не впустила его, точнее, ее не было дома. Они встретились через много месяцев.

Она сказала, что ей было необходимо уехать, чтобы понять, сможет ли она жить без него. И сказала, что если бы не смогла, если бы поняла, что не сможет, то стала бы за него бороться.

Но она поняла, что не любит его, что просто секс свел ее с ума, страсть к мужчине, который сходил с ума по ее сексуальности.

Он не удивился. Он уже знал, что она - девушка, которая много думает. А девушкам много думать вредно. Это съедает их сексуальность.

Истома

В субботу пара уехала на какую-то экскурсию, а они сели на поезд и поехали в небольшой монастырь неподалеку от их курортного городка.

- Горы… - она не знала, что в этой стране есть горы.

Она подумала, что хотела бы жить с ним в домике у подножия горы. В их поселке было бы еще несколько домов, и человеческий мир на этом для них заканчивался бы. Проходящие ежедневно поезда напоминали бы о том, что жизнь есть где-то еще, на других планетах. Но сейчас они слишком увлечены друг другом, чтобы вернуться к изучению других классов живых организмов.

Наверняка у них могли родиться дети, они сразу научатся говорить на двух языках - на русском и на языке этой страны. А они стали бы мудрыми и радовались каждой минуте, хлебу, дождю, солнцу. Она всегда считала, что люди, живущие вблизи гор, живут в близи Бога. Как говорил ее дед: "Отец мой жил, дед мой жил, прадед! И прапрадед мой жил, а гора эта стояла как сейчас. И будут жить мои внуки и правнуки, и тысяча лет пройдет, а гора так же останется. С горы все видно".

Она успокаивалась вблизи гор. Не в самих горах, - она никогда не имела иллюзий насчет их покорения, она смеялась над своими знакомыми, которые покоряли вершины, утопали в снегах, срывались вниз. Как можно покорить великана? Не то чтобы великан был зловещим, просто, когда кто-то маленький карабкается по его огромному пальцу, он недоумевает и смотрит на малыша. Он его не сбрасывает, не съедает, он просто с интересом наблюдает. Но когда по всем его пальцам рук и ног карабкаются десятки карликов, ему становится не по себе.

Поэтому к покорению гор она относилась с иронией.

Вечность

Однажды на пляже она увидела девочку лет пяти. Та была с родителями и, видимо, их друзьями - еще одной семьей с мальчиком-подростком.

Родители болтали, и девочка была предоставлена сама себе. Она пыталась установить шезлонг, меняла положение спинки. Задумывалась на минуту, пробовала снова.

Затем она взяла огромное полотенце, расстелила его на лежаке. Взяла полотенце для ног и стала отряхивать со своих ножек песок. Отряхнула одну ножку, поставила ее на шезлонг, принялась за вторую, но первая нога соскальзывала. Она снова задумалась. Поменяла ноги, и начала с той, которая соскальзывала. Потом постелила это полотенце на шезлонг, в ноги, и легла на него. Как взрослая.

Натали подумала, что дети - все-таки как обычные люди, думают, учатся на своих ошибках, бывают аккуратными, заботливыми, злыми. Мир детей был для нее неизведанным миром, и когда она видела в детях проявление чего-то взрослого, она всегда искренне удивлялась. Дети были для нее другим классом живых существ. Выше людей.

Девочка смахнула волосы со лба. Закинула назад руки и закрыла глаза. Так делала тетя, мамина подруга. Она была очень красива, загорела и носила золотые украшения. Девочке нравилось, как золото скользило по ее руке, когда она закидывала ее, лежа на шезлонге, с закрытыми глазами. Ей хотелось походить на тетю.

Натали вспомнила свое детство. У ее мамы была подруга, очень красивая, веселая. Дочь подруги была подружкой Натали, они проводили вместе все праздники.

Как-то на Дне Рождения Натали, ей исполнялось одиннадцать, она впервые увидела мамину подругу пьяной. Как это обычно бывает на праздниках, дети собрались в одной комнате и играли, а родители закрылись в гостиной, и временами кто-то из взрослых заходил проведать детей и принести им фруктов или пирожных.

Натали захотела пить и вышла в кухню. Идя по коридору, она услышала громкие веселые голоса взрослых: маминой подруги и какого-то мужчины, кажется, это был дядя Митя, папа одного из приглашенных детей.

Натали тихонько подошла к кухонной двери, та была прикрыта. Девочкой она была очень стеснительной, и на кухню она пошла только потому, что праздник происходил в их доме.

Натали заглянула в дверь. Ее не заметили. Дядя Митя сидел на стуле, мамина подруга поправляла на бедре какие-то резинки, поставив ногу на стул. Она уже не смеялась, а как-то исподлобья смотрела на дядю Митю. Он курил сигарету и внимательно смотрел то ей в глаза, то на ее бедро.

Натали залилась краской. Какое-то неизвестное ей чувство проникло в ее маленькое детское тело, в ум. Она только чувствовала, что происходит нечто неправильное. Запретное. Она, стараясь быть как можно тише, вернулась к детям. И весь остаток праздника провела среди подаренных книжек, рассматривая картинки и пытаясь скрыть свое стеснение.

……………….

Сегодня был их последний ужин в этой стране. В отпуске. Натали очень понравилась эта ленивая, веселая от обилия туристов из разных стран Европы, маленькая страна. Ей хотелось остаться здесь жить. Она сказала об этом вслух.

- Мы можем остаться, если ты хочешь, - сказал он. Всерьез.
- Я не хочу замуж, - сказала она. Эта мысль тянулась за ней уже несколько дней. Она хотела остаться собой, и любить его. Хотела, чтобы он любил ее, а не их союз.

Он понял ее. Хотя и готов был прожить с ней долго, возможно, до старости. Он любил ее, и не боялся, что союз может разрушить их индивидуальности. Ему было уже достаточно лет, чтобы противостоять силе союза.

Будни

Наутро они улетали домой. Каждый в свой дом. Небо было синим, море оставалось позади самолета. Далеко внизу. Ей казалось, что впервые в жизни отпуск был таким бирюзовым. Она думала о том, что завтра пойдет в салон и перекрасится в блондинку.

Наталья Фриш