-Ужас! Совсем недавно был совсем здоров, угас за какой-то месяц! Был человек - и нет человека!

Секретарша Верочка громко обсуждала со знакомой посетительницей грустное событие, недавно произошедшее в нашей фирме - смерть директора. Не все его любили, характер у него был нелёгкий, но всем его было по-человечески жаль. Смерть этого вполне здорового, относительно молодого и крепкого человека потрясла всех - слишком уж это было неожиданно. Неожиданность этого происшествия и неуверенность перед будущим словно камнем придавила весь коллектив, приведя его в состояние крайней угнетённости и растерянности.

- Наверное, нового директора будут брать со стороны, я думаю, - важно сказал Пашка, начальник отдела сбыта и мой ближайший сотоварищ по офисным кофепитиям и светским беседам. - Вряд ли назначат кого-то из заместителей.

Я не могла с ним полностью согласиться, да и не очень волновал меня этот вопрос: будь что будет. Надеюсь только, что новый руководитель, кем бы он ни был, не заведёт в нашу контору в тартарары, жалко терять работу, и высокооплачиваемую, и интересную. И сегмент рынка перспективный и многообещающий, мне ли этого не знать. Я как начальник отдела маркетинга знаю наш рынок лабораторного оборудования, как собственную косметичку.

Пашка был неправ. Вскоре после похорон состоялось собрание акционеров, и новым Биг Боссом был избран один из заместителей. Перебираясь в новый кабинет, он сменил мебель, выбрав более соответствующую своему вкусу, ибо вкус у покойного шефа был очень своеобразный - его рабочая комната скорее напоминала кабинет какого-нибудь секретаря обкома, а не современного руководителя. Главной достопримечательностью кабинета было кресло - большое, чёрное, баснословно дорогое, из мягчайшей кожи и первосортного дерева - и при этом вызывающе безвкусное. Этот кожаный монстр немедленно стал притчей во языцех у всех сотрудников фирмы. Просто поражала аляповатая отделка, громоздкая конструкция этого шедевра, его вызывающая помпезность и вычурность. Новый директор подарил кресло одному из своих заместителей, а вместо него заказал себе другое, не столь примечательное, но более изящное.

…В это утро я самым возмутительным образом опаздывала на работу - никак не могла вечером оторваться от потрясающе интересного детектива, а утром никакой будильник был не в силах поднять меня с постели вовремя. Пробегая мимо приёмной, я услышала возбуждённые голоса и не смогла побороть искушения заглянуть и узнать, что произошло, рискуя столкнуться нос к носу с директором.
-Проклятье какое-то над нашей фирмой, говорю вам! - возбуждённо восклицала Верочка, и, нервно жестикулируя, смахнула на пол кофейную чашку. На лицах нескольких сотрудников, стоящих около её стола, читалось удивление и потрясение.
-Что случилось? - спросила я, вмиг забыв про опоздание и возможный выговор начальства.
-Интересно знать, кто следующий? Две смерти подряд за такое короткое время! - воскликнул болезненного вида мужчина, один из инженеров-проектировщиков.
-Как две смерти? - похолодела я.
-Умер новый заместитель генерального, ну тот, которого он недавно назначил.
-А от чего умер?
-Рак. Заболел, попал в больницу и умер. Буквально за несколько недель.
-Какой? Тот, которому директор кресло подарил?
-Да, тот самый.
-Слушайте, а может всё дело в кресле? - мрачно предположила Верочка. - Может, оно проклято, околдовано? Отравлено?
-Ну да, из кожи змей и ядом пропитано, - насмешливо сказала Наташа, наш бухгалтер, - или из кожи ящеров каких ядовитых, тропических.
-Если учесть стоимость кресла, то вполне могло быть и из кожи редких зверюшек, - задумчиво произнесла коллега Наташи, младший бухгалтер. - Я сама счёт за него проплачивала, дорогое - жуть.
-Да ладно вам, ни из каких рептилий оно не было сделано, - раздраженно сказала Верочка. - Насмотрелись передач про животный мир Африки.

В этот момент в приёмную вошёл директор, и сотрудники разлетелись на свои рабочие места, аки голуби, а Верочка продолжила набирать на компьютере документ.

Вернувшись в свой отдел, я задумалась. Кресло-убийца? Полный абсурд. Ну и фантазёрка же она, наша Верочка. А может что-то в этом есть? Два человека сидели на одном и том же кресле, и оба за короткий срок скончались от тяжёлой болезни. Я ведь помню, что кресло появилось в кабинете директора не так давно. Может, оно и впрямь содержит какие-то вредные вещества? Ну и кто их туда поместил? Продавцы дорогого мебельного салона? Бред какой-то. И я погрузилась в работу.

Но мысль о кресле, находясь где-то на задворках моего мыслительного процесса, всё же не давала покоя. И в один прекрасный момент я не выдержала: решительно поднялась с рабочего места и направилась в приёмную.
-Верочка! - окликнула я секретаршу, - ты случайно не помнишь, кто, когда и где покупал то кресло?
-Какое кресло? - отозвалась Верочка, не отрывая глаз от монитора компьютера.
-Ну, то, на котором сидели покойные директор и заместитель.
Верочка посмотрела на меня широко раскрытыми глазами.
-Так ты думаешь, что действительно кресло..?
-Не знаю, но, возможно, в этом что-то есть.
Верочка задумалась.
-Помню, конечно. Кресло покупал сам директор, ездил в мебельный салон, там его и выбрал, и привёз тоже сам, на своём джипе. Я видела в окно, как охранники вносили его в офис. И было это месяца два назад, может, чуть больше.
-И сразу после этого директор заболел?
-Нет, немного позже. Вообще, скорее всего кресло тут ни при чём, это я просто так сказала. Вряд ли человек может заболеть раком только из-за того, что сидел на кресле. Хотя, кто его знает…
Во время обеденного перерыва, попивая кофе, я изложила соображения насчёт кресла Пашке.
-Оля, детективы на ночь читать вредно. Сколько раз можно говорить? - насмешливо прокомментировал мою речь Паша.
-Паша, ты мне друг, или нет?- спросила я.
-О чем разговор!- воскликнул Пашка, - ты в этом сомневаешься?
-Тогда сделай то, о чём я тебя прошу. Позвони начальнику лаборатории того исследовательского института, которому мы недавно продали приборы для подогрева и размешивания реактивов, ты его, кажется, хорошо знаешь. И попроси его в порядке личного одолжения, конфиденциально обследовать наше проклятое кресло на наличие в нём чего-либо опасного для жизни и здоровья.
-Ну ладно, только ради тебя, - согласился Пашка. Хотя, честно говоря, ты меня заинтриговала. И очень уж не хочется, чтоб в родной конторе кто-нибудь опять сыграл в ящик. Лучше перебдить, чем недобдить, как говорил один прапорщик, когда я служил в армии.

Начальник лаборатории исследовательского института был чрезвычайно удивлён необычной просьбой, но пообещал сделать всё, что в его силах. Немалую роль сыграли их с Пашкой приятельские отношения и обещанная скидка на следующую партию оборудования.

Звонка из лаборатории мы ждали больше, чем дня зарплаты, как соловей лета.

И вот в один прекрасный момент мобильник Пашки заиграл "Риголетто", и в трубке послышался голос начальника лаборатории.
-Вам ваш Чернобыль возвращать, или как? - спросил он.
-Какой ещё Чернобыль? - удивился Пашка.
-Да креслице ваше, - послышалось в ответ, - оно является источником сильного радиоактивного излучения. Я, когда его проверял, думал, что у меня дозиметр сломался. Никогда не думал, что обычное кресло может быть таким сильным бета-излучателем. Сколько живу, такого не видал. Перестал удивляться только тогда, когда обнаружил под подкладкой стронций, радиоактивный металл.

Такого выражения лица у Пашки я не видела за всю историю нашей дружбы и совместной работы. Даже тогда, когда я ему первого апреля сказала, что увольняюсь- выхожу замуж за нефтяного магната из Кувейта.
-И человек может от этого заболеть и умереть? - обескуражено спросил Пашка.
-А как ты думал? - спросил начальник лаборатории- Ведь это же стронций! Он испускает потоки электронов, пагубно действующие на всё живое на сравнительно небольшом расстоянии, но очень активно. Чтобы заболеть, для человека достаточна доза излучения сто рентгенов в час, а ваше креслице даёт намного больше. Стронций откладывается в костной ткани человека и серьёзно нарушает обмен веществ в тканях. В результате человек заболевает раком костей или крови, от которого, как известно, быстро умирают. Так что ваше кресло смертельно опасно для всех вас, а, прежде всего, для сидящего на нём.

…Обескураженные, поражённые, сидели мы в нашем любимом кафе и еда не лезла нам в горло.
-Но кто же мог это сделать, Господи Боже! Кто поместил в кресло радиоактивный металл? - уже в который раз вопрошал Пашка.
-Id fecit qui prodest,- процитировала я формулу римского права. - Сделал тот, кому выгодно.
-Толку от твоей формулы с гулькин нос, - не поддержал моих римских изысканий Паша. - Никому смерть директора не была выгодна, никому он не мешал. Кто-то хотел занять его место? Директора назначает собрание акционеров. Тогда уж всем акционерам по креслу пришлось бы покупать, да и то вряд ли бы помогло. Из наших партнёров или конкурентов нет никого, кому он до такой степени наступал бы на горло. И вряд ли кто-то из них пошёл бы на убийство - ручаюсь. Наш бизнес узкопрофильный и сугубо профессиональный, все здесь друг друга знают.

Я была с ним полностью согласна. Действительно, насколько нам известно, смысла убивать директора ни у кого не было, по крайней мере, в том, что касалось дел фирмы и бизнеса. А может, причина кроется в личной жизни? Но ведь смертоносное кресло стояло в офисе, так что логичнее было предположить, что причину и виновника этого фактически двойного убийства следовало искать на работе. Что касается заместителя, то он, совершенно очевидно, пал случайной жертвой. Да уж, наше кресло, пожалуй, можно сравнить с троянским конём, самым знаменитым в истории подарком-убийцей.

….И когда только кончится эта бесконечная весенняя слякоть? Опять дождь со снегом и лужи по колено. А тут ещё мама осчастливила - попросила оформить у нотариуса несколько бумаг. Очень не хотелось тащиться на другой конец города в такую погоду, да и устала порядком. Ну да что поделаешь. Включив "дворники", я покатила выполнять мамино поручение.

У нотариуса был посетитель. Я села на стул рядом с кабинетом, усталая и раздражённая. От нечего делать стала прислушиваться к тому, что происходит в кабинете. Клиент, точнее клиентка, говорила довольно громко и слышно всё было прекрасно. Молодая, судя по голосу, дама оформляла на себя имущество покойного мужа, громко сетуя на бюрократию и проволочки. Я искренне сочувствовала даме, потому что тоже терпеть не могла канитель с оформлением различных бумажек. И вдруг нотариус в ходе обсуждения произнёс фамилию покойного мужа дамы. Произнёс вполне спокойным, даже скучным тоном, но меня словно током ударило. Фамилия покойного директора нашей фирмы. Я стала прислушиваться со всё возрастающим интересом. Оказывается, покойный директор был очень богатым человеком, гораздо богаче, чем я думала и могла себе представить. Детей у него не было и, следовательно, всё имущество переходило в полную собственность его вдове. Наконец, разрешив все вопросы, вдова директора вышла. И эта девушка была женой нашего не такого уж молодого, страдающего излишней полнотой шефа?!! Такая молодая, такая красивая… Но теперь она, очевидно, получила достойную компенсацию.

К нотариусу я в тот день так и не попала. Вежливо извинившись, он сообщил, что его рабочий день, к сожалению, закончился. Договорившись о завтрашнем посещении, я вышла на улицу и побрела, огибая огромные лужи, к своей машине. Невдалеке я опять заметила вдову шефа, стоявшую рядом с роскошным автомобилем и о чём-то оживлённо спорившую с каким-то молодым человеком весьма привлекательной внешности. Сидя в машине, я некоторое время наблюдала за ними. Потом, после некоторого раздумья, вытащила из сумочки мой любимый мобильник с фотокамерой и сфотографировала спорящую парочку. Обожаю телефоны с камерами!

На следующий день я триумфально показала фотографию Пашке.
-Смотри, с кем наш покойный директор жил! Какова красотка! А это, наверное, новый претендент на руку и сердце. А заодно и на наследство.
И я рассказала о своём визите к нотариусу. Но Пашка слушал меня как-то невнимательно, напряжённо всматриваясь в изображение молодого человека.
-Ты чего? - дёрнула я его за рукав. На парня засмотрелся? Девушки тебя уже не интересуют?
-Да нет, интересуют, - задумчиво ответил Павел. - Просто знаю я этого мужика, а откуда знаю, никак вспомнить не могу. В голове вертится, а никак не ухвачу. Я затаила дыхание и с нетерпением ждала, когда же Паша "ухватит" загадочного парня.
Но Павел так и не смог вспомнить, откуда он знает спутника прекрасной вдовы.

Я уже давно сладко спала и видела третий сон, когда в моей квартире раздался звонок. Телефон стоит рядом с моей кроватью, рядом с часами. Половина второго. И кто же это может звонить в такую пору? Отчаянно зевая, я подняла трубку.
-Оля! Я вспомнил, где я его видел!
-Паша! Ты на часы смотрел? - сердито поинтересовалась я.
-Извини, но я подумал, что тебе это будет интересно, и ты простишь мне поздний звонок. Тот парень работал охранником в Институте радиологии. В прошлом году мы им поставляли оборудование, и мне приходилось часто там бывать. С парнем тем был какой-то скандал, пропало радиоактивное вещество, очень опасное. Подозревали его, но доказать ничего так и не смогли. Поэтому просто предложили ему написать заявление по собственному желанию.
С меня мигом слетели остатки сна.
-Паша, - серьёзно сказала я. Мы больше не можем молчать о том, что знаем. В кресле директора был обнаружен стронций. Его вдова наследует после него значительное богатство. И ездит в обществе красавца, который подозревался в краже радиоактивных материалов.
-Да, подозрительно. Но вина парня в краже радиоактивных материалов не доказана, поэтому он может быть и не причастен к фактическому убийству нашего бывшего босса. Всё это лишь предположения.

На следующий день мы с Пашкой пришли на работу невыспавшиеся, потому что полночи обсуждали как само сенсационное открытие, так и то, что же нам со всеми нашими догадками и открытиями тепер делать. В конце концов мы сообща посетили нашого нового директора и изложили ему всё, что нам известно. После некоторых раздумий директор набрал номер знакомого следователя прокуратуры…

Для нас было шоком, что официальное следствие полностью подтвердило все наши выводы. Мы, честно говоря, и сами не очень в них верили. Но любовник директорской вдовы уже был у милиции на заметке: его имя неожиданно всплыло в деле о краже радиоактивных генераторов с маяков на Кольском заливе и в деле о контрабанде за границу цветных и радиоактивных металлов.
-Но почему же они не забрали стронций с кресла, когда дело было сделано?! Ведь из-за этого погиб ещё один ни в чём не повинный человек! Да и опасно для них было его там оставлять! - спросила я.
-Наверное, были на сто процентов уверены, что никто не свяжет смерть директора от рака с каким-то креслом,- задумчиво ответил Пашка. - И действительно, все были потрясены смертью директора и его заместителя, но никто всерьёз не подумал о том, что это может бать убийство, а не естественная смерть. И ещё менее вероятной им, видимо, представлялась возможность того, что, даже в случае обнаружения металла, хоть тень подозрения упадёт на директорскую жену. Очевидно, парочка до поры до времени не афишировала своих отношений. А что от стронция могут пострадать другие люди, их, скорее всего, просто не заботило: их волновали только их собственные интересы. И если бы не стечение обстоятельств и не твоя настырность, кресло, скорее всего, натворило б ещё немало бед, а преступники оставались бы вне всяких подозрений.
-Но как же им это удалось, спрятать в кресле стронций?
-Было установлено, что директор сначала привёз кресло домой, а в офис забрал лиш утром следующего дня. Перед этим он несколько раз говорил жене о предполагаемой покупке, а она, очевидно, рассказала любовнику. И у него возникла идея. Ночью жена директора тайком впустила любовника в дом, и он осуществил всю операцию, которая, кстати, заняла совсем немного времени.
-Ужасно! И зачем она связалась с преступником и проходимцем, пошла вместе с ним на убийство?!
-На допросе она призналась, что этот тип был её давней горячей любовью. Когда-то он её бросил, а потом вдруг снова воспылал к ней любовью после того, как встретил её и узнал, что она стала богатой дамой, женой влиятельного человека, занимающего видную должность. Она готова была для него на всё, лиш бы его возле себя удержать и слушалась во всём. Очевидно, потом он вступил бы с ней в брак и не исключено, что она вскоре повторила бы судьбу покойного мужа. Уж очень красавец-проходимец любил деньги, готов был ради них на всё.
-И почему так часто встречаются мужчины, готовые бессовестно использовать любящую женщину?! -с горечью воскликнула я. - Девушку впору пожалеть. И почему любящее серце так слепо и так доверчиво?
-Вряд ли стоит её жалеть, - хмуро ответил Паша. Даже самая сильная любовь не может оправдать её поступок, ни со стороны морали, ни, тем более, со стороны закона.

…Жизнь в родной фирме понемногу налаживалась. Потрясённый внезапными смертями, а позднее и расследованием, коллектив понемногу входил в привычную колею. А у меня вдруг возникла идея сменить поле деятельности-открыть небольшое частное сыскное агентство. Пашка меня поддерживает. Кстати, недавно он категорично заявил, что не согласен больше быть только другом. Он уже давно относится ко мне НЕ как друг и даже надеется, что в будущем нас соединит союз, гораздо болем крепкий чем дружеский. Ну что ж, поживём - увидим.

Елена Бучик