- Я замуж хочу.
Собеседник одарил Нину озадаченно-лукавым взглядом.
- Неужели за меня?
- Я хочу замуж не конкретно, а вообще, - нервно дернув рукой, бросила Нина.
- Может, мне тебя в медпункт отвести?
Зазвучавшая в голосе Артура забота, еще более нервировала Нину.
- Артур, я серьезно.
- Я тоже. Вероятность того, что ты недолечилась и на этот раз – остается. Вот ты сидишь, температуришь, бредишь, а я слушаю и верю.
- Нет у меня температуры, - зло отчеканила Нина.
- Ладно, Нин, не злись. Просто ты опять чего-то недоговариваешь.
Нина подняла на Артура полные слез глаза.
- О, нет, Нина, не вздумай, слышишь? Рассказывай, что случилось.

- Кирилл? Привет, как дела?
- Нина? Чем обязан…
- Ну, если ты не будешь меня перебивать, то узнаешь об этом, - рассмеялась в трубку Нина.
- Я тебя слушаю. Ты же знаешь, что если я смогу чем-нибудь помочь, я всегда рад.
- Кирилл, у тебя есть маленькая, но отчетливая возможность жениться на мне.
- Нина… С тобой все в порядке?
- Нет, разумеется, - начала раздражаться девушка. – Если все было в порядке, я бы не стала набиваться тебе в жены. Ни тебе, ни кому бы то ни было.
- Давай поговорим при встрече.
- Хорошо. В нашем любимом кафе через сорок минут, - легко согласилась Нина и положила трубку.

Встреча в кафе закончилась сокрушительным фиаско:
- Ты знаешь, что больше чем ты никто не значит для меня, но…
- Катя такая замечательная, она была рядом, даже когда отвернулись лучшие друзья, ты многим ей обязан, даже готов всю жизнь с ней жить, только позволяя ей любить тебя, и не испытывая ничего, кроме чувства благодарности.
- Но это действительно так…
- До свидания, Кирилл, я надеюсь, что мы больше никогда не пересечемся. И…счастья тебе. От всего сердца.

- Ну это, ты, конечно, загнула, - рассмеялся Артур.
Нина бросила на собеседника угрожающе-умоляющий взгляд. И мрачно уставилась в чашку кофе.
- Хорошо, ты действительно этого ему желаешь. Но ведь о сути проблемы ты так ничего и не рассказала.
Артур бросил на Нину ободряющий взгляд, удобно устроился на стуле и закурил.

Нина лежала дома с температурой 39 и мучительно соображала, где может пропадать мамочка в собственный день рождения. От мыслей отвлек телефонный звонок. Трубку взял папочка:
- Нину? – удивился он. – Сейчас. Дочь, - позвал он, готовясь положить трубку.
Нина взяла трубку параллельного телефона и услышала голос маминой подруги:
- Ниночка, это я. Не говори никому, что я звонила. Мама у нас. Она просит тебя привезти билеты. Мы хотим в театр.
Нина чуть не выронила трубку:
- Я не могу, - растерянно сообщила она. – Я болею.
- Да? А что же делать? Хорошо, я сейчас маме трубку дам.
- Нина? Привези нам билеты. Деньги возьми в тумбочке, только не говори никому, куда едешь.
Опешившая Нина даже забыла поздравить мамочку с днем рождения.
- Я не могу, я же болею… И потом, что я скажу дома?
- Не важно. Ну привези, просто больше некому.
- Пусть едет Люда, - вспомнила Нина о наличии у маминой подруги вполне взрослой дочери.
- Она не может, - отрезала мамочка. – У нее температура высокая.
- А у меня она тоже высокая, но я могу, да? – Нина бросила трубку.
Слезы наворачивались на глаза, вопреки всем попыткам девушки их остановить.
- Что такое? – поинтересовался вошедший в комнату дедушка.

Нина не выдержала и заплакала в голос, забыв о том, что это есть поведение недостойное ее. Она вскочила с кровати и кинулась в комнату дедушки, чуть не сбив по дороге сестру, которая даже не стала интересоваться, что происходит. Она слишком хорошо знала, что Нина в таком состоянии подобна цунами: сметет и не заметит. Дедушка последовал за Ниной и плотно закрыл дверь.
- Что такое? – в очередной раз поинтересовался дедушка, глядя на рыдающую внучку.
- Я больше не могу, - сквозь слезы выговорила Нина.
- На роботу вызывают?
- Нет, мама звонила, сказала, чтобы я не говорила, что это она. Просила привезти ей билет в театр.
- Что за оригинальность, в день рожденье в театр идти?
- Это я ей подарила билет. Но как я сейчас поеду? – на глазах у Нины снова стали наворачиваться слезы.
- Никуда ты не поедешь.

Нина пересказала телефонный разговор с мамочкой. Не останавливаясь, поведала о том, что уже устала от нападок по поводу поздних возвращений, необоснованных обвинений. Слез уже не было, но Нина была очень расстроена. О том, что каждое утро слышит, как мамочка жалуется, что она невесть где и с кем шляется, и возвращается, скорее всего, пьяной. Дедушка был возмущен.
- Это все границы переходит.
- Обидно, что это не так. Можно подумать, что я алкоголичка. Просто мы обычно в день зарплаты где-нибудь отмечаем. Как правило, потом, ни у кого денег не остается на это. А она это превращает…
- Да, я заметил, что что-то происходит в последнeе время. Как он… - дедушка кивнул в сторону комнаты родителей, - …это выносит. Я, конечно, слишком мало знаю, но даже меня это раздражает.
- Я, зато, слишком много знаю, - с горечью произнесла Нина.
- Да, понимаю, тебе тяжелее.
- Я больше не могу! Я уйду…
- Куда?
- Не знаю, к тетушке, сниму квартиру… Куда угодно!
- Да, тебе уходить пора… в замуж, - серьезно посмотрев на внучку, произнес дедушка.

- И ты восприняла серьезно его слова?
- Сначала нет, - призналась Нина.
- А потом?
- А потом поняла, что он говорит более чем серьезно. Тогда я попыталась привести аргументы против подобного решения. Это же не кофе вместе пить. Да и кандидатов нет.
- Ну, меня тебе этим обмануть не удастся, - хмыкнул Артур. - Навскидку могу двоих назвать. Без того, который отказался.
Нина метнула в собеседника удивленный взгляд.
- Не смотри на меня так. Я знаю про твоих поклонников. Доложили.
Нина фыркнула. Не имело смысла спрашивать, кто мог доложить. Ей это было известно. Эта особа вмешивалась в ее жизнь с завидным упорством.
- Оба отпадают, - вяло пробормотала Нина.
- Почему? – улыбнулся Артур.
- Ты прекрасно знаешь, почему. Потому, хотя бы, что один человек, чье мнение я уважаю, говорил, что поступать так – подло.
- Хорошо, - улыбнулся Артур. – Это я и хотел услышать, а сейчас еще сообщу тебе то, в чем ты сама себе не признаешься: не хочешь ты замуж. Да, тебе надо как-то решить эту проблему. Может, уйти из дома, хотя бы на время – хорошая идея. Но замуж ты не хочешь.
- Почему? – язвительно поинтересовалась Нина.
- Вот, тебе уже лучше. Слышу здоровую иронию в голосе. Ты приходишь в себя.
- Хорошо, если ты такой умный, то объясни мне, чего же я хочу, и что мне делать?
- Чего ты хочешь, можешь знать только ты сама. Но вот что ты себя обманываешь, могу легко доказать. Почему ты обратилась к Кириллу?
- Потому что, по отношению к нему это не было бы подло. Ты многого не знаешь…
- Нет, Ниночка, ты даже меня обмануть не можешь. Так уж и себе признайся, что к нему ты обратилась, потому что была уверена: он тебе откажет. О том, что он загородиться «чувством долга» ты знала.
- Чушь, - неуверенно сказала Нина и отвела взгляд.
- Я прав. А теперь, переходим ко второй части. Почему ты рассказала об этом мне?
- Я…Ты сам настоял! Ты вынудил меня признаваться.
- Только потому, что заметил в каком ты состоянии. Потому что мне оно, твое состояние, не безразлично. И ты это знаешь.
- Ничего я не знаю, для меня вообще всегда оставалось загадкой, чего это ты так относишься к проблемам других.
- Но ты знала, о таком моем отношении. Ладно, это не важно. Выяснять отношения будем потом. Если хочешь, можешь пожить в моей квартире.
- Вот оно! – радостно воскликнула Нина.
- Что? – не понял Артур.
- Ты сказал: «пожить». Пожить я могу где угодно. Например у той, кто так ревностно информирует тебя о моих поклонника, у тетушки, у друга…А если бы я вышла замуж, я бы ушла навсегда, - торжественно подвела итог Нина.
- И этого ты тоже не хочешь. Жить у друга – потому что это далеко от города, у тетушки, потому что придется объяснять свой уход из дома, у… сама знаешь кого, сама знаешь почему, - подмигнул Артур.
- А у тебя?
- Все проще. Можешь жить, пока не надоест, пока все не решиться. Никому ничего не надо объяснять, да и расположение удобное. Ну, принимаешь приглашение?
- Да, - благодарно кивнула Нина. – Спасибо. Только…
- Что еще?
- Я не могу без мужчины в доме, ты не возражаешь, если…

Артур сидел, как громом пораженный, а Нина наклонилась и достала из пакета горшок, в котором был посажен цветок. Колючки сочетались с небольшими, насыщенно зеленого цвета листьями и ярко розовыми цветочками.
- Вот. Дениска. Не возражаешь, если он будет жить со мной.
- Конечно, нет, расхохотался Артур. Я буду спокоен за тебя. Ты под надежной защитой.

- Еще чаю? - с любезностью хозяйки поинтересовалась Нина, которая уже вполне освоилась во временном прибежище.
- Да, спасибо, - хмыкнул Артур, подвигая чашку.
- И все-таки, я хочу замуж, - изобразив грусть на лице, произнесла Нина.
- Да? Это еще почему?
- Мне обещали удивительно красивый чайный сервиз, - призналась Нина, наливая чай. – Он такой…необыкновенный. Очень старый и такой тонкий. А как он расписан! Представляешь, там две китаянки, все так прорисовано, что ты просто погружаешься в атмосферу…
Нина вздохнула. Артур изобразил на лице серьезность и возмущенно заговорил:
- Женщина, чего же ты раньше в этом не призналась? От кандидатов бы отбоя не было.
Посмотрев друг на друга, молодые люди рассмеялись.

Дина Саблина