Ветерок раздувал ее длинные волосы, нежно лаская кожу и успокаивая душу. Она... Кто она? По паспорту: Теплова Вероника Андреевна, 30 лет, замужем, детей нет. По жизни: подруг нет, друзей нет, работы нет, свободы нет, счастья нет, любви нет. Что есть? Ответ – деньги, фигура, красивая внешность, ум, душа, мечты. Также муж бизнесмен - Теплов Аркадий Николаевич, 45 лет.

А раньше, 8 лет назад было все, кроме денег и мужа. Вывод? Наша знакомая несчастна в браке. Ответ банален и прост, но сколько грусти и тоски есть в настоящем, понять может только она, Ника.

Какая она? Красивая длинноногая брюнетка, прямой нос, гордый взлет бровей и лес пушистых ресниц, которые не нуждались ни в каких косметических средствах, что бы быть красивыми. Высокая упругая грудь, тонкая талия, длинные чувственные пальцы рук. Но облик ее был холоден, улыбка выучена и вымучена. В глазах пустота и надменность.

Друзья мужа, лучше сказать - партнеры по бизнесу, завидовали Аркадию и с удовольствием завели бы с его женой роман, но очень уж это было опасно для жизни, бизнеса, будущего, ибо не простил бы бизнесмен Теплов такой обиды никому, ни другу-предателю, ни жене-изменщице, убил бы обоих.

Восемь долгих лет тянулся их брак, и не было ему конца. Для супруга Ника была тем, «что надо», по всем параметрам. Он не любил ее, он ею владел. А она не любила его, она его ненавидела, ненавидела оттого, что ничего не может сделать со своей жизнью, скучной и пустой, потому что боится, даже уже не за себя – за маму, за брата. Потому что знает, что именно они заложники ее свободы. Если взбредет ей в голову какая-либо глупость – платить по ее счетам всегда есть кому. Да и деньги для ее семьи были важны. Мама болела постоянно, может, и жила только благодаря дорогим лекарствам, которые оплачивал зять. Брат Ники, Тони, как звала она его на иностранный манер, или просто Антон, учился в Гарварде, тоже не бесплатно. Поскольку его жизни господин Теплов не касался, у Антона все шло хорошо, хорошая работа в перспективе, любима девушка в его шикарной квартире, которую оплачивала Ника, и юношеский ветер в голове, который бывает у тех, кто не знает ни о каких проблемах, кроме того, как сдать сессию без «хвостов».

А 8 лет назад все было иначе. Вероника Антонова заканчивала институт по специальности инженер-экономист, училась на вечернем факультете, а днем работала секретарем, так как надо было содержать маму и брата (отец ушел, когда Нике и Тони было 11 лет и 1 год соответственно), личную жизнь завести не успела. Куда делся папаша, никто не знал и уже давно не хотел знать, привыкли.

В душе Ника стеснялась, что у нее никого нет и все время норовила сделать вид, что она ходит на свидания и имеет опыт в любви. На самом деле у нее никогда ничего серьезного не было. Внешне тогда она еще не расцвела. Это был бутон дивной розы, уже готовый открыться, но не торопившийся с этим. На работе ее любили и помогали, чем могли. Скромность и порядочность Ники завоевали ей уважение среди сослуживцев. Но поскольку она была не очень свободна во времени, редко Нике удавалось подпитывать эту дружбу своим присутствием на вечеринках, походах в кафе, кино. Подруги со школы и института ее не интересовали, т.к. были все из обеспеченных семей, и ее проблемы были им не понятны.

Так шло время. Работа, учеба, дом – вот все ее развлечения. Начальник Ники к ней не приставал, даже не понятно почему. Роман Петрович Скиба был богат, симпатичен, женат и любил ездить в «командировки» с подчиненными женского пола в возрасте 18-30 лет. Но Нику он не трогал. Она бы сразу отказала и уволилась, случись такое, однако попыток даже не было. Если бы Романа Петровича спросили почему? Ответ был бы таков: «Рука не поднимается. С такими чистыми глазами Никочка заходит ко мне в кабинет, что все мои пошлые мысли куда-то деваются. На ней хочется жениться. Наверно, она будет верной и любящей женой. Но я женат… Пусть ее испортит кто-нибудь другой. А мне Ирки из бухгалтерии хватает. Залетела, дура, от меня (или не от меня), а аборт не хочет делать. Если жена узнает, все… Правильно люди говорят, не живи там, где работаешь, и не работай, где живешь» и т.д. Такие трудности возникали у него часто, а клятвы, что следующая баба будет не с работы, быстро забывались до очередных проблем.

Однажды, на банкете в честь 5-тилетия банка «Шанс», клиентом которого являлся наш любвеобильный начальник, тот оказался за одним столом с другими бизнесменами, и после нескольких рюмок «Столичной» все стали приятелями. Разговор зашел о женщинах. За столом сидели Скиба, Теплов с подругой, Пронин – важный чиновник из министерства финансов с супругой, Кротов из правления банка, Граббе, владелец агентства недвижимости с супругой. Женщинам наскучило слушать нелесные отзывы о женских качествах, конечно в шутливой форме, и они вышли покурить.

Все были знакомы впервые, но именно это обычно помогает за столом раскрепоститься. Ведь, скорее всего они больше не увидятся.
- Конечно, хорошо, когда женщина рядом, но лучше без нее, – заметил Кротов.
- Это да, - согласился Пронин, его жена была очень большой и очень шумной.
- Почему? Мне женщины не мешают, - констатировал Теплов.
- А моя бывшая, стерва, чуть меня не разорила, хорошо, адвокат попался хороший, хоть не все забрала, - на лице Пронина появилась счастливая улыбка.
- А ты не женись больше, - посоветовал Теплов. - Я, если женюсь, только на девственнице и без опыта общения с мужиками. Но ни при каких обстоятельствах не позволю ей командовать ни мной, ни моим имуществом.

Все засмеялись.
- Сейчас только в деревне, да лет до 15-ти, такую найти можно, и то, если в Литву поедешь, - ехидно заявил Граббе.
- А что, в Вашей Литве мужиков нет, которые девок любят, – спросил Кротов.

Видя, что так и до ссоры не далеко, Скиба решил остудить всех своим заявлением и примирительно сказал:
- А у меня такая на примете есть, только я женат. У меня секретарем работает. Правда, внешне ничем не выделяется, но фигурка ничего. Положительная очень. Я хотел ее оприходовать, да все некогда, столько баб развел, что если еще и эта, вообще с ума сойду. Да и она не даст добровольно, по ней видно. Жаль ее. Все равно какой-нибудь закадрит. Но молодец все равно. До 22-х лет девственницей быть, это сейчас нонсенс.

Теплов пошутил:
- Познакомил бы. Раз ты не будешь с ней заниматься, может, я попробую. Жениться не обещаю, но расколоть орешек можно.
- Она не клюнет. Ей любовь нужна.
- А ты откуда, Роман, знаешь?
- Ну, попробуй, Аркадий. Вот тебе моя визитка. Заходи, обговорим условия спора, если, когда ее увидишь, не передумаешь.
Подошли женщины и разговор перевели на другую тему.

На следующий день у Теплова болела голова, на другой день он уехал в Сочи с Катей, своей тогдашней пассией. Она обходилась ему очень дорого, но, поскольку денег у него было много, он тратил их и на нее, ведь не копить же их просто так.

Возможно, что этот разговор и не имел бы продолжения, и судьба Ники сложилась бы иначе, но случилось то, что случилось.

Скиба и Теплов случайно встретились через две недели у банка, когда собирались на собрание акционеров. Пожав руки и перекинувшись парой фраз, они зашли в банк, до начала еще было 20 минут, и они решили скоротать время в кафе, выпив по чашечке кофе.

Обсудив последние политические новости, чтобы поддержать беседу, Роман вспомнил их разговор на банкете:
- Ну что, Аркадий, когда придешь на объект посмотреть?
- Какой объект?
- Здрасте, приехали. Ты же обещал мою скромницу-секретаршу подпортить.
- О, господи, Ром, я уж забыл.
- Ну что, передумал?
- Да нет, как раз моя подружка выпросила круиз на 2 недели, я свободен. Давай заедем к тебе в офис после собрания. Я оценю.
- О, кей.
Отсидев собрание они поехали к Скибе.

Ника в тот день находилась в каком-то взбудораженном состоянии. Объяснить она это не могла, разве что магнитными бурями. Но, возможно, ее ангел хранитель хотел уберечь ее от Теплова. По пути на работу Ника сломала каблук, порвала плащ, потеряла кошелек – это было утро напастей. Но «намеки сверху» она не понимала, и поехала на такси в кредит, зная, что одолжит деньги у сослуживцев.

Если бы она не доехала до работы, решив отпроситься, Теплов не стал бы упорствовать, приняв отсутствие Ники даже с радостью. Катя его устраивала, да и дел было много. Но задорный вид Скибы обязывал его хотя бы зайти на просмотр объекта.

Уговор двух мужчин был прост: они заходят, Скиба под любым предлогом приглашает Нику в кабинет, Теплов ее оценивает и заключается пари – сумму решили установить небольшую, для них даже мизерную – 3000 долларов. Срок выполнения задания – 3 дня. Поскольку Теплов был мужчиной импозантным, то если бы Ника сдалась за более длительный срок, то в этом не было ничего удивительного. Роман попросим Аркадия действовать более-менее честными приемами, т.к. в принципе не желал Нике ничего плохого, тем более стать жертвой насилия.
- Здравствуй, Никуся. У нас гость. Очень хороший человек, мой большой друг и очень любит кофе. Так что приготовь нам 2 чашечки побыстрее и покрепче. Потом сразу зайди. Мы тебе письмецо продиктуем. Надо срочно отправить.

Для Ники в этом не было ничего нового. Так бывало часто, и она пошла выполнять указания. Теплов же с любопытством разглядывал свою «цель». Карьеру бизнесмена он начинал с пары рискованных операций, которые могли обогатить, а могли и разорить. Ему повезло. Но став владельцем солидных денег, он поклялся, что не будет больше так рисковать, и далее свой огромный капитал и авторитет в бизнесе он зарабатывал при помощи своего ума, расчетливости, умения просчитывать все на 3 шага вперед и удивительного чутья на неприятности. Иногда он мог заставить бухгалтеров вернуть только что отвезенную платежку, если ему почему-то, он сам не знал, почему, казалось, что не стоит проплачивать туда-то тем-то. Его сотрудникам это доставало не мало хлопот, но после всех проблем с возвратом платежки, по истечении нескольких дней, они могли лишь пожимать плечами, откуда у их шефа такая интуиция.

Увидев Нику Аркадий не испытал ровно ничего, но отметил, что «объект» можно назвать стройной и даже немного симпатичной. «Скорее всего, - подумал Теплов, - я выиграю пари, и это будет даже интересно. Вспомню молодость». В ту бытность Аркадию Николаевичу было 38 лет, выглядел он гораздо моложе, а в душе давно был стариком. Однако опыт обольщений он имел огромный и относился ко всем женщинам на своем пути, как к элементу пейзажа, которым можно либо восхищаться, либо вообще на него не реагировать, либо просто отметить, что «за окном» ничего интересного не наблюдается.

Конечно, если бы не спор, то никогда господин Теплов не обратил бы внимания на Нику. Это был не его тип женщины. В виду того, что денег у него имелось предостаточно, то из женского пола ему доставались исключительно представительницы отряда хищников, а точнее хищниц. Они отрывали куски от его кошелька, как им казалось, огромные, потом опять, опять, а потом все они наскучивали «хозяину кошелька», и он их покидал, ни капли не жалея об этом. Любви Теплов не испытывал уже давно и принципиально избегал ее, считая, что все равно это «помутнение рассудка» пройдет, а последствия могут быть ужасными.

Пройдя в кабинет, Скиба спросил:
- Ну как, что скажешь?
- Через три дня скажу, а сейчас расскажи мне о ней поподробнее.
- Хорошая девушка, заканчивает институт, больная мать, младший брат, отца нет. В общем, все на ней. Деньги все на семью тратит и на учебу. Иногда выдаю ей премию, чтоб хоть оделась получше, так она все равно умудряется на одежде сэкономить, и брату или матери что-нибудь купить.
- А молодого человека, что даже не было?
- На моей памяти не припомню, чтобы хоть как-то упоминался.
- Ладно… Слушай, Рома, может, ты ее на завтра отпустишь, а то время терять жалко.
- Ты хитер, мой дорогой. Работай честно, Аркаша. У тебя 3 вечера впереди.
- Ну хоть пораньше отпусти ее, а то она же наверняка домой к маме будет спешить.
- По раньше не отпущу, а вот вовремя, пожалуйста.
- Да, Скиба, «добрый» ты.

В это время зашла Ника. Она принесла кофе и села на диван для записи письма. Сообразив какое-то несущественное письмо, Роман продиктовал текст и попросил занести его сразу, как Ника напечатает.
- Так, мне положение вещей ясно, через три дня, Роман Петрович, готовь деньги, можно в рублях, - закончил шуткой свою мысль Теплов и улыбнулся.
- Нет, Аркадий Николаевич, это вы готовьте, но я рубли не принимаю. Могу в марках.

Допив кофе, спорщики простились, и Теплов ушел. Проходя мимо Ники он улыбнулся и спросил:
- Какая у моего друга замечательная секретарша. Что она делает вечером?
- Учусь, - просто ответила Вероника, - а что?
- Нет, ничего, я просто так спросил. До свидания, надеюсь, мы еще увидимся.
- До свидания, всегда рада видеть Вас в нашей фирме.

Теплов взвел брови, подмигнул и вышел из офиса. Сев в машину он позвонил к себе в приемную:
- Алла, это я, закажи на вечер белый лимузин, 11-ти местный, сто одну розу в корзине с хорошим оформлением и сдай билет в Киев, в филиал я поеду через дня 3-4.
- Аркадий Николаевич, а вы в офис заедите, а то бумаги важные пришли с почтой.
- Нет, меня сегодня не будет. Завтра посмотрю. Все.

Наверное, «важные дела», - усмехнулась про себя секретарша и принялась выполнять поручения шефа. В цветах она знала толк, хозяин всегда одобрял выбранные ею букеты. Когда-то между ними тоже был легкий флирт, но Алла попыталась покачать свои права, после чего Теплов «поставил ее на место», но не уволил, даже оклад повысил, с условием, что секретарь не будет больше выходить за рамки дозволенного и их связь уйдет в прошлое. Алла согласилась, зарплатой была довольна и, видя большую пропускную способность женских тел в жизни босса, была даже рада, что не влюбилась, а то бы страдала за зря.

Аркадий решил заехать домой, принять душ, надеясь, что ему повезет, и скибовская секретарша не будет долго упорствовать. Охранники, всегда и везде сопровождавшие его, получили указание следовать за лимузином на определенном расстоянии, чтобы не было заметно, что они с Тепловым. Это нужно было ему для осуществления запасного плана по охмурению Вероники.

Продолжение следует...