Глава 5.

Прошло два месяца. За это время Ника настолько освоилась со всей той шпионской техникой, которую достал ей Павел, что вполне могла бы работать в ЦРУ, хотя бы в отделе по добыванию секретной информации. Теперь она знала все, что было ей нужно. У нее были номера счетов в зарубежных банках, пароли для перевода денег. Также, благодаря Игнатову, на Теплова был собран такой компромат, что если не высшая мера, то пожизненное заключение ему было гарантировано. Иногда Вероника задумывалась о том, что может не стоит так мстить Аркадию. Но, в итоге, она снова ненавидела его, даже еще сильнее, чем раньше. Судя по всему, ни Аркадий, ни его охрана, слежки не замечали. Все цифры Ника хранила в электронном ящике, который создала себе в интернете. Это было сделано для того, чтобы не носить записи с собой и получить их из любого места, где есть компьютер. Причем вносила она их с чужих компьютеров, все время с разных, которые были доступны в интернет-кафе, одно из которых находилось также и в фитнес-центре. Цифры она меняла в придуманном ею порядке, так что даже если их кто и нашел бы, а Ника была наслышана о хакерах, то, на 99 процентов, ничего бы не понял. Что касается бумаг (фотографии, отчеты о делах Теплова), это все хранилось в засекреченном сейфе на квартире. Код знал Павел и Ника. Они придумали и установили следующую защитную систему: если вдруг будет введен не правильный пароль, и его не отменят в течение двух минут, то телефон, подсоединенный к шифру, автоматически наберет номер дежурного в ФСБ. После чего включится автоответчик, наговорит сообщение, где укажет адрес, просьбу о срочной помощи в связи с угрозой жизни и указание, где и как найти все компрометирующие Теплова, документы.

Когда Игнатов и Теплова придумывали все это, Ника сказала:
-Надеюсь, это все - лишняя предосторожность.
-Ник, никогда не стоит надеяться на лучшее, а получать худшее. Лучше ждать плохого и подготовиться к нему, ошибшись в ожиданиях, чем быть не готовыми.
-Ты, разумеется, прав. Как думаешь, что бывает после смерти?
-Дуреха ты. Тебе еще жить и жить. А раз уж ты заварила такую кашу, всегда будь на чеку. Если твой благоверный что-то заподозрит, думаю, нам лучше умереть добровольно. Он нам такие пытки устроит!
-Послушай, но мы ведь так надежно спрятали сейф. Его найти очень сложно.
-Система, которую мы установили, это еще один способ не умереть. После ввода неверного пароля надо будет продержаться хотя бы 10 минут.
-Паша, я дура, ты прав. В такие минуты я очень боюсь Теплова. Если бы я лично не знала о его делах, никогда бы не подумала о том, какой он жестокий. Со мной он всегда вежливый, относительно, конечно, но все-таки. Когда я его злю, он мне высказывает свое недовольство, говорит, как я должна поступить или что делать.
-Ника, давай завтра сходим куда-нибудь?
-В смысле?
-Ну, в ресторан или просто погулять по улице.
-Зачем?
-Просто. Ты парик наденешь и очки темные, чтобы тебя никто не узнал. Мы не долго.

Вероника посмотрела на собеседника. Пожала плечами, потом снова посмотрела на него и поняла, что он ее любит. Павел так смотрел на нее, что все было написано в этом взгляде. И любовь и страх, что сейчас она посмеется над ним и откажется. Уйдет и больше не вернется, или запретит вообще говорить с ней на эту тему.

«Вот это да, - подумала Ника, - я хожу по земле и думаю о том, когда же в меня кто-нибудь по-настоящему влюбится, а любит меня человек, которого я никогда не воспринимала, как мужчину. Смешно… Или грустно? Я-то никого не люблю!»

Она посмотрела на Игнатова и отметила, что, в принципе, он вполне симпатичный. У него правильные черты лица, прямой нос, большие темно-карие глаза, почти черные волосы, стройная фигура, он высокий. Ей стало интересно его оценивать. И почему она раньше этого не видела?
-Ты что, в меня втюрился?
-Кто, я? Ты что, с ума сошла?! У тебя муж вон какой страшный, я еще жить хочу. Нет, а с чего ты взяла? Погулять я тебя просто пригласил, забудь об этом. Все, давай иди, тебе пора.
-Вот врун, ты посмотри на себя, весь красный, как рак, глаза в пол. Я же вижу, - Ника захохотала, - ты в меня влюбился, влюбился. Ну, признайся, - и уже совсем другим, тихим грустным голосом добавила, - признайся, ты любишь меня?
-Да, если хочешь, да! Не знаю, как эта ерунда со мной случилась, но я все время думаю о тебе, но можешь не переживать, ни надоедать, ни мешать тебе я не буду. У тебя своя жизнь, у меня своя. Закончим дела, ты заплатишь и разойдемся, как в море корабли.
-А как ты меня любишь?
-Что ты ко мне привязалась?! Какая тебе разница! Это тебя не касается. Давай, уезжай, я не хочу тебя сейчас видеть. Когда будут новости, я тебе сообщу.
-Ой, какие мы нежные. Кому ты нужен?! Строит тут из себя…

Теплова стояла и молчала. Она закусила нижнюю губу, как будто думая о чем-то. Молчание затянулось. Павел испытывал огромный душевный дискомфорт. Зачем он ей признался? На что надеялся? Теперь ему будет тяжело с ней видеться, какой же он глупый. Вдруг Ника подошла к Павлу и взяла его за руку. У обоих по телу побежали мурашки.
-Паша, поцелуй меня.
-Зачем?
-Хочу попробовать поцеловаться с тем, кто меня любит. Ты же знаешь, Аркадию я просто подхожу в качестве жены, чувств у нас нет.
-Но ты ведь и меня не любишь!
-Любишь, не любишь. Какая разница. Ты же меня любишь, и потом, я не знаю. Я тебя, конечно, не люблю, врать не буду. Просто мне не приходилось думать об этом. Но ты мне импонируешь.
-Тебе все это легко и просто. Я не буду тебя ни целовать, ни обнимать, с глупыми женщинами дела иметь не желаю.
-Господи, боже мой. Посмотрите на него, - она вырвала свою руку, которую Павел автоматически крепко сжал. - Пошел ты, знаешь куда! Тоже мне, принц Датский.

Теплова вышла, хлопнув дверью, поймала такси и поехала в спорт-клуб, чтобы чуть-чуть позаниматься и уже оттуда, для конспирации, выйти через другой выход, сесть в свою машину и поехать в этот чертов Тепловский дом, который она взорвала бы с огромным удовольствием, но не могла, пока…

Аркадий был уже дома, это удивило Нику, нервы стали напряженными, сердце бешено забилось: «Неужели он пронюхал все? Мне крышка!»
-Где ты была? Я тебя давно жду!
-А что? - нагло ответила супруга, - я занималась в клубе. Ты же никогда раньше так рано не приезжал.
-У меня разболелась голова, и я решил пораньше домой вернуться. Ты мне, кстати, не изменяешь? – Аркадий, испытывающе, посмотрел на жену. - Шутка, - он засмеялся, - а еще хочу тебе сообщить одну новость.
-Какую?
-Мы уезжаем через неделю. С Кротовыми и Царциани едем в Таиланд отдохнуть на пару неделек. Так что готовься. Ты же любишь море?!

Вероника попыталась изобразить радость.
-Как здорово, я так давно мечтала об этом, - а самой хотелось крикнуть: «Какого черта ты берешь меня, а не свою потаскуху!» Она еле сдержалась, у нее были другие планы.
-Я сегодня уезжаю по делам. Вернусь через три дня.

«Так вот почему ты сегодня так рано. Понятно, те две пары семейные, тебе, козлу, просто неудобно не взять меня. Как я тебя ненавижу! А сегодня ты, значится, в командировку. Ясное дело, что не один. Ломаешь мне всю жизнь, все планы насмарку». Веронике захотелось разбить все, что попадется ей под руку, но нельзя.
-Никуся, пойдем в спальню, мне тебя очень хочется, ты сегодня такая красивая!
-Я так устала, - попробовала увильнуть от постели Ника, - перенапряглась на тренажерах.
-Я не принимаю отказов, ты же знаешь, - Теплов прищурил глаза, видно было, что его бесит любое неповиновение, - повторяю! Я тебя хочу! - и уже совсем рассерженным голосом добавил, - быстро в койку!

Зная, что экзекуция, так называла выполнение супружеского долга, а для нее это была мука, пройдет не долго, Теплова пошла в спальню. Ей ничего другого не оставалось, как вынести очередное сопение этого похотливого мужика, который являлся, к несчастью, ее мужем. «Ничего, скоро все кончится», - она закрыла глаза и попробовала представить какого-нибудь киноактера вместо Аркадия, который бы ей нравился. Вместо актера в мыслях оказался Игнатов.

Когда муж через пару часов собрался и уехал, Вероника, лежа в кровати, обдумывала, как поступить в такой ситуации. Ей вдруг пришла в голову идея, что даже очень кстати они уезжают. Надо только успеть все подготовить за оставшиеся три дня, пока нет Теплова. Но как? Дорога каждая минута. Стемнело. «А что, если я выберусь через окно, проскочу мимо охранников, дойду до шоссе и поймаю такси? Мне нужно предупредить Павла. Обратно он меня отвезет».

Теплова оделась, спустилась на первый этаж, зашла в библиотеку и открыла окно, потом вспомнила: «Вот дура, идиотка просто. У меня же есть запасной мобильный. Я позвоню Павлу, пусть он за мной заедет». Она набрала номер квартиры:
-Алло, Паша, ты спишь? - спросила Ника шепотом.
-Сплю, чего тебе?
-Паша, дела пошли наперекосяк. Мне нужно с тобой встретиться. Приезжай за мной, жди за домом, позвони, как приедешь. Через сколько ты будешь?
-Через час. Что-то серьезное?
-Да. Подробности потом. Все, жду.

Через 45 минут раздался звонок.
-Я на месте. Выходи.

Ника вылезла в окно первого этажа, подошла к забору и поняла, что перелезть через него не так-то просто. Все деревья стояли далеко, лестницы нигде не было видно. Она подошла к воротам. Около них дежурил Алексей. Он стоял спиной к Нике. Она повернулась, чтобы уйти незаметно, внезапно под ногой хрустнула ветка. Охранник обернулся и увидел Веронику.
-Вероника Андреевна, вы что-то хотели?
-Да, - соврала Ника, не зная, о чем говорить дальше.
-Что-то случилось?
-Нет-нет. Ничего. Я, мне не спалось, решила пройтись. Скажи, Леша, - сам собой язык Ники начал нести чушь, - ты должен знать, наверняка твой хозяин мне изменяет?

Ни то, что охранник, сама Теплова не ожидала от себя такого вопроса.
-Я подозреваю это давно, если ты мне расскажешь, я никому не скажу. Клянусь.
-Что вы, во-первых, я не имею права говорить на эту тему, во-вторых, если об этом узнает Аркадий Николаевич, ни вам, ни мне ничего хорошего не светит. Поэтому, я вам настоятельно советую идти спать и не задавать мне больше таких вопросов.
-Ты прав, это все бессонница мне мозги атрофировала. Конечно, у него никого нет, мне все кажется. Я так его люблю, что не хочу ни с кем делить. Ладно. Спокойной ночи.

Веронике пришлось войти в дом через дверь. Никого не встретив, она вошла в кабинет и снова позвонила Игнатову.
-У меня не вышло. Забор для меня высокий, а на воротах охрана. Давай спрячь машину в лесу, и перелезь ты сюда. Видишь окно горит на первом этаже, я сейчас свет погашу и буду тебя ждать.
-Мы рискуем, ты понимаешь, что это опасно?
-Так ты идешь или нет?
-Черт, Теплова, как ты мне надоела... Я постараюсь.

Она погасила свет и стала ждать.

Минут через 15 послышались шаги и, перебравшись через окно, Павел очутился в библиотеке. Вероника показала ему знаком, чтобы он молчал, и повела его наверх в спальню, закрыв за собой дверь.
-Говори тихо, на всякий случай. Вообще охрана не поднимается на второй этаж без вызова, но лучше нам поберечься.
-Ника, так что все-таки происходит? Почему такая спешка?
-Теплов увозит меня через неделю в Таиланд. Мы едем с компанией. Сам свалил на три дня с любовницей. Когда вернется, у меня не будет возможности к тебе приезжать и, вообще, общаться с тобой.
-Плохо. Наш план еще не разработан и не подготовлен до конца. И что ты предлагаешь?
-Выпить хочешь? Давай по виски.
-Виски то я выпью. Это твой выход?
-Нет. Я думаю, что мое бегство надо осуществить в Таиланде.
-Это не просто. Чужая страна, чужой язык. Я помочь тебе не могу там.
-Давай еще по виски. Именно ты-то мне там и поможешь. Ты поедешь за нами следом. Когда я узнаю, где мы остановимся, позвоню и сообщу данные. Деньги я тебе оставлю, купишь билеты и будешь меня ждать в гостинице. Из номера не выходи, как-нибудь я узнаю, в каком номере ты остановился.
-Мадам Теплова, ты у психиатра давно обследовалась?
-А что?
-Такой бред гонишь. Ну и что же будет после моего приезда?
-Ты поможешь мне убежать, мы улетим в Сингапур, оттуда скачаем деньги со счетов, переедем куда-нибудь в другую страну.
-Это сделать без предварительной подготовки не реально, а времени у нас на ту самую подготовку нет.
-На, выпей еще. Запрограммируй телефон в сейфе с документами так, чтобы на него можно было позвонить и дать команду тревоги из любой точки мира.
-Твоими бы устами….

Так прошло часа два. Ника и Павел не заметили, как оказались совсем рядом, сидя на кровати. Когда на это они, наконец, обратили внимание, то, после выпитого количества спиртного, каждому из них захотелось одного и того же. Вероника поцеловала первой. Ей было так хорошо. Тепло от поцелуя и от виски разлилось по всему телу. «А почему бы и нет? Паша мне нравится. Мне кажется, он будет очень нежным со мной. Боже, какая чушь, я хочу его…» - и она завалила Павла на постель, а он и не сопротивлялся. Когда они целовались, Вероника Теплова чувствовала что-то необъяснимое. Ее пронизывала такая сильная нежность, она вся была в предчувствии чего-то очень хорошего. Сильные руки «ее сладенького» (так она в мыслях стала называть Павла после их поцелуев) сорвали с нее одежду в один миг. Это была одновременно и какая-то животная страсть, и огромная неизмеримая любовь. «Опять я влюбилась за несколько часов, как когда-то в Теплова. А, наплевать…», - никогда еще Вероника не испытывала того, что произошло с ней в постели от ласк «ее сладенького».

«Так вот что такое - женское счастье…», - засыпая, подумала она.

Первым проснулся Игнатов. Стучали в дверь.
-Ника, Ника, проснись, кто-то стучится, – зашептал Павел.
-А? Что? Что случилось?
-Тише. Кто-то стучит.
-Боже, сколько времени?
-Вероника Андреевна, - позвал охранник из-за двери, - проснитесь, Вас к телефону.
-Да, да сейчас возьму.
-Павел прячься в шкаф, вот твои вещи, не высовывайся. Мне надо спуститься в кабинет, здесь не работает розетка, и почему я не сказала ее починить раньше?!

Теплова накинула халат, закрыла за Павлом дверь шкафа и сама себе ужаснулась. Как она могла изменять прямо в доме Аркадия, ведь, если он узнает, даже страшно представить, что ее ждет?!

Звонил муж:
-Ника, я жду уже полчаса, когда до тебя достучатся! Чем ты там занимаешься?!
-Не злись, я вчера долго не могла заснуть и поэтому не слышала, как стучат.
-Послушай меня, если тебя будут спрашивать о чем-либо, ни на какие вопросы без адвоката не отвечай.
-А кто и о чем меня будет спрашивать?
-Неважно. Выполняй, что я сказал.
-Хорошо.
-Ну, все, приеду через два дня.

Когда Ника поднялась наверх, то с ужасом увидела, что если охранник заходил, то обязательно бы заметил два стакана из-под виски на журнальном столике. По всей комнате валялось ее нижнее белье.
-Вот я дура, Игнатова спрятала, а мелкие улики оставила, но их так много, что хватит для подозрений. Выходи, Паша.
-Ну что?
-Звонил муж.

Она пересказала диалог:
-Странно, Паша, возможно, он заметил слежку, но при чем здесь адвокат?
-Да… Скорее всего это к нам не относится, но все равно надо быть осторожнее.
-Я сказала охранникам, что плохо себя чувствую и посплю еще, чтобы не беспокоили.
-Мне пора уходить.
-Игнатов, ты совсем что ли? Сейчас день, тебя увидят, как только ты высунешь ногу в окно. Уйдешь, когда стемнеет.
-А что будем сейчас делать?
-У нас впереди еще целый день, давай повторим наше ночное безумство.
-Ты не боишься?
-Паша, я боюсь, но тебя я хочу во много раз больше, чем мой страх. А ночью мне надо снять с компьютера и с телефона все те устройства, которыми ты меня снабдил, но это потом….
-Ника, я так счастлив, что судьба свела нас с тобой!
-Я тоже, если честно, мне кажется, я в тебя влюбилась.
-Если бы это было так, я был бы самым счастливым человеком на свете!
-Тогда давай докажем наши с тобой чувства друг к другу. Только не будем кричать громко.

Когда стемнело, Павел оделся, крепко поцеловал Веронику.
-Встретимся в Таиланде, любимая.
-Да, мой сладкий. Надеюсь, все получится. Позвони мне из машины, когда доберешься до нее, чтобы я не волновалась.
-Хорошо. Ты тоже береги себя и помни, что один человек на земле очень тебя любит. Раз Теплов думает, что за ним кто-то следит, нам лучше не разговаривать вообще до твоего отъезда. Ведь он может тоже установить наблюдение. Не будем созваниваться. Я буду скучать.

Это была их последняя встреча наедине, но они об это даже не догадывались.

Служба охраны недавно заметила слежку за Тепловым, удалось даже сфотографировать Игнатова, но других данных на него не было. Сначала начальник охраны, работавший до службы у Теплова только в крупных фирмах и имевший большой опыт, Мартынесюк, решил, что это ФСБ. Именно поэтому Теплов звонил Нике и предупредил про адвоката. Но через пару часов, наведя справки по своим каналам, Петр Мартынесюк выяснил, что государство не имеет к этому никакого отношения. Тогда кто? Конкуренты или что-то другое. По фотографии, задействовав всех сотрудников служб, были выяснены данные Павла и то, что он работал частным детективом в агентстве, но некоторое время назад уволился оттуда.

Когда Игнатов, успешно избежав встречи с охраной, приехал от Вероники домой, за ним началась слежка. Мартынесюк опоздал на один день. Иначе он бы проследил путь Павла к даче Тепловых, что сразу бы выдало участие Вероники во всей этой затее.

Как только Игнатов приехал к себе домой, Мартынесюк, получивший информацию об этом, сразу же позвонил хозяину:
-Аркадий Николаевич, объект «под колпаком».
-Ты, Петр, что-то гордый какой-то. «Под колпаком», - передразнил Теплов начальника охраны,- а где вы, орлы, раньше были?! Неизвестно, сколько времени он уже собирает информацию?! Может, у него уже столько компромата… В общем так - паси его, мне нужны заказчики, чтобы все прослушивалось, все. Упустите, я вас всех повешу за одно место. Я вернусь завтра, если что - звони.
-Да, Аркадий Николаевич.

Вернулся домой Теплов утром и был не в настроении. Даже не привез ничего Веронике, хотя всегда что-нибудь покупал для нее. Жена его только бесила своими глупыми вопросами.
-Аркаша, что с тобой?
-Ничего.
-Но почему ты дал такие странные указания?
-Послушай, отстань лучше, - грубо обрезал он все расспросы жены.

Днем пришли люди из охраны и стали с какими-то предметами обследовать дом. Ника подошла к мужу и сказала:
-Ты извини, конечно, что я тебя беспокою, но что делают эти люди в нашем доме?

Тут Теплов не выдержал и сорвался, он орал на жену, вымещая всю накопившуюся злость, так, что затряслись стекла. Никогда еще Ника не видела его таким.
-Что ты меня достаешь?! Иди в спальню и сиди там. Кто в доме хозяин? Я? А если я, то не лезь, куда тебя не просят. Что они делают? Они проверяют, нет ли в моем доме, в моей крепости подслушивающих устройств, благодаря которым, я пока не знаю, кто, но скоро узнаю, пытается за мной шпионить. Я также узнаю, с какой целью он это делает, подонок. Я вырву ему сердце и выколю глаза, а тех, кто его нанял, скормлю акулам!

Вероника заплакала и убежала в спальню. Она кинулась на кровать. Ее просто трясло. Не оттого, что на нее накричали, нет, от страха. Они с Павлом были близки к провалу. Значит, муж знает, что за ним следят. Что еще он знает? А ведь она только прошлой ночью сняла все приборы и выбросила их, когда утром поехала к парикмахеру. Она скользила по лезвию ножа. Ужас сковал ее тело. Вошел Теплов.
-Извини, не обижайся. Ты же видела, что я не в настроении. Ну, виноват, ты здесь не причем, я понимаю, но зачем ты лезла с вопросами?

Ника молчала и плакала в подушку.
-Понимаешь, - продолжал Аркадий, заглаживая вину, - кое-кто за мной следит. Возможно, он в курсе всех моих дел. Я поставил на прослушку все телефоны - и дома, и в офисе, я думаю, где-то у меня затаился предатель. Не мог же этот следопыт хренов один работать? Ну ничего! Посмотрим, кто кого! Но не расстраивайся, в Таиланд мы все равно поедем. Ладно, мне надо идти, не плачь и прости меня. Сегодня ночью я заглажу свою вину.
-Чтоб ты провалился вместе со своим Таиландом, - прошипела в след мужу Вероника.

Она знала, что Игнатов не будет ей звонить в оставшиеся дни, поэтому решила его ни о чем не предупреждать, тем более что это было опасно.

Настал день отъезда. Самолет улетал вечером. С Царциани Костей и Розой Тепловы договорились встретиться в аэропорту. Кротовы уже улетели неделей раньше и должны были встречать остальных в аэропорту Бангкока.

Павел, в свою очередь, забронировал билет на тот же рейс, но на следующий день на свою фамилию. Три других паспорта он спрятал за подкладку пиджака. Когда Игнатов решил позвонить в агентство, чтобы заказать курьера с доставкой билета, то, сняв трубку, почувствовал – что-то не то. Но что именно? Этого он не мог сказать сразу. Но, доверяя своей интуиции, которая его не обманывала раньше на войне, звонить передумал. Подойдя к окну, мельком оглядев окна напротив, заметил отблеск фотообъектива. Значит его пасут. Допрыгался. Однозначно это были люди Теплова. Что же делать? Надо выбираться из квартиры и попробовать оторваться, это возможно только в городе. Его машина стояла около подъезда, но, не исключено, что она была заминирована. А, с другой стороны, пока они не узнают кто заказчик слежки, Павел им нужен живым. В том, что люди они были серьезные, сомнений не возникало. Но как предупредить Нику? «Это потом, - решил он, - а пока о себе подумаю, я нужен Нике живым».

Собрав быстро необходимые вещи, Игнатов вышел и, не показывая вида, что знает о слежке, спокойно вышел на улицу, подойдя к машине сев в нее, он разыграл сцену, будто автомобиль не заводится. Вышел из двора и поймал такси.
-В центр, - сказал он водителю.
Следом за ним из-за дома выехали три джипа.

«Так, от трех мне будет сложно оторваться, учитывая, что в них, минимум, по четыре человека, задачка не реальная, но попытка - не пытка», - рассудил Павел. Вспомнив о пытках и решив, что, если он попадет в руки к ребятам Теплова, все возможно, достал из кармана таблетку и проглотил ее. Упаковку таких пилюль ему не так давно подарил один знакомый боксер. Это был наркотик, действующий только на болевые рецепторы, оставляя мозги в нормальном состоянии. В спорте такое было запрещено, но иногда все же использовалось, когда допинговая комиссия была подкуплена.

Доехав до гостиницы «Метрополь», Игнатов спокойно вошел в нее и, незаметно показав одному из швейцаров 100 долларов, улыбаясь, попросил:
-Друг, мне очень нужно выйти через запасной выход. В долгу не останусь.

Швейцар попался догадливый и, улыбаясь в ответ, заявил:
-Без проблем, друг, набавь еще одну бумажку, и все будет о, кей.
-Договорились.

Швейцар, попросив напарника постоять без него минут 5, провел его через холл и, открыв другой выход, выпустил.
-Заходи еще, если что, - прощаясь, сказал он.

Павел со всех ног побежал в противоположенном от главного входа направлении, надеясь попасть в метро и там слиться с толпой. Но впереди, выехав из-за угла, остановившись и преграждая путь к спасению, появился один из джипов. Из него вышел Мартынесюк и, покачав укоризненно головой, как бы приглашая, открыл заднюю дверь машины. Оглянувшись, Павел увидел, что назад путь тоже успели отрезать. Из запасного выхода шли три амбала, из-за полы пиджаков которых выступало оружие.
-Господин Игнатов, карета подана, - проворковал Петр, - зря вы так…Аркадий Николаевич не любит, когда с ним так поступают. Думаю, вы догадываетесь, что ничего хорошего вас теперь не ждет.
-А, господин Мартынесюк. А если я откажусь?
-Очень не разумно. Если не будешь оказывать сопротивления, ублюдок, - перешел на резкий тон начальник охраны, - я буду горячим паяльником на твоей спине выжигать узоры, а потом устрою выставку «Пытки и пытуемые».
-Ха-ха-ха. Смеюсь и восхищаюсь. Где это ваш Теплов таких умных ищеек набрал?!
-Хватит базарить! Садись в машину, щенок!

Игнатова обыскали и посадили на заднее сиденье между двумя охранниками. Всю дорогу ехали молча. Мартынесюк, сидя рядом с водителем, рассматривал содержимое чемодана.

Выехали за город. Дорогу Павел узнал. Судя по всему его везли в загородный дом Теплова.

«А что, если они знают все? Вдруг привезут меня, а Нику уже допрашивают? Но что изменит, если сейчас я попытаюсь бежать и, если повезет, они меня убьют? Тогда Ника сможет все отрицать, но, судя по их методам, если они ее раскрыли, она уже давно во всем созналась. Ладно, посмотрим, что будет дальше…», - размышлял пленник.

Подъехали к дому, ворота открылись, и машина, заехав во двор, ненадолго остановилась, потом снова двинулась и заехала в подземный гараж.

Было 3 часа дня. Ника сидела в гостиной и смотрела телевизор. Шла криминальная хроника, сюжет был о ранении швейцара в гостинице и о том, как какие-то люди преследовали неизвестного человека, при этом никого задержать не удалось. Сердце защемило. «Может это о Павле? Но при чем здесь гостиница и швейцар? Нет, глупости, сейчас он в безопасности, а впереди нас ждет свобода», - убеждала себя Теплова, но почему-то было неспокойно.

Она подошла к окну и увидела, как Аркадий быстрыми шагами идет к подземному гаражу, неся что-то в руках. Ника присмотрелась - пистолет. Но зачем ему в гараже пистолет? Стало еще неспокойнее. Решив пойти посмотреть, что там происходит, Вероника пошла следом. Ворота были закрыты. Слышались приглушенные голоса, но слов разобрать было невозможно. Подумав немного Теплова решила войти и просто спросить: «Что случилось, объяснив свое появление тем, что видела в руках у мужа пистолет!»

Она открыла дверь, дневной свет хлынул в полумрак гаража, ослепив ненадолго находившихся там. Все произошло мгновенно.

Теплов и его охрана повернули головы в сторону Ники, Павел был прикован наручниками к бамперу, на него никто не смотрел. Тогда он в последний раз посмотрел любимой женщине в глаза, отрицательно покачав при этом головой. Никто не заметил, как побелело лицо Вероники, округлились от ужаса глаза. Но она поняла, поняла все! Они не знают, кто нанял Павла, а он ни за что не скажет им, что это была Ника!

Аркадий, разъяренный поступком жены, ее-то он вообще не подозревал, ему и в голову не могло прийти, что она его ненавидит, схватил ее над локтем и с силой вытолкнул на улицу.
-Ты что здесь делаешь? Кто тебе позволил? Не смей лезть в мои дела, я тебя предупреждаю, - и, даже не дожидаясь ответа, захлопнул перед ее носом дверь, оставив ее на улице.

Если бы он посмотрел ей в глаза, то все понял бы! Но Теплову было не до этого. Ему нужно было разобраться со своим врагом, с женой он поговорит потом.

Шатаясь, еле удержавшись оттого, чтобы не упасть в обморок, Теплова дошла до кровати в спальне, рухнула на нее и, закрыв глаза, попыталась понять, что ей дальше делать. Мыслей сначала не было никаких, но потом, немного отойдя от полученного стресса, Вероника принялась размышлять: «Пашенька дал мне понять, что они ничего про меня не знают, и он ничего им не скажет. Милый, как мне тебе помочь? Что сделать? Скоро самолет, Теплов, наверняка, расправится с ним до отъезда. Что я могу? Пистолет! Убить их всех! Но как? Я не смогу… Вызвать ОМОН и будь что будет. Главное, спасти Пашу. Но потом Теплов найдет нас и убьет. Все планы рухнули. Но неужели мне придется всю оставшуюся жизнь вспоминать, что когда-то я струсила и не спасла любимого человека?! Почему все это происходит со мной? Нет, я мыслю не правильно! У меня одни вопросы, а верных ответов нет, я должна что-то делать!»

Ника подошла к телефону, присев в кресло, сняла трубку, послышался гудок.
-Алло, - услышала Вероника чей-то голос.
-Кто это? - в растерянности спросила Теплова.
-Это я, Алексей, Вероника Андреевна. Хозяин приказал все телефонные звонки делать через охрану для контроля и проверки. Все телефоны подсоединены ко мне, говорите номер, я вас соединю.
-Да… Я хотела позвонить приятельнице из клуба, набери, вот номер.
-Никто не отвечает.
-Ну и ладно. Я с мобильного попозже позвоню.
-Не получится. Все мобильные сигналы временно заглушены. Меры безопасности.
-Хорошо. Я попозже попрошу тебя набрать.

Здесь был тупик, на помощь по телефону позвать не удастся. Теплова достала из тайника пистолет, положила в карман и пошла к гаражу. На встречу шел муж.
-Ты куда?
-Я в своей машине забыла права и паспорт.
-Подожди, сейчас машина охраны уедет.

Из гаража выехал все тот же джип, избитый, с окровавленным лицом, сзади сидел Игнатов. Их глаза встретились. Взгляд его стал ласковым и нежным. Павел заметил рукоятку, что рука Ники потянулась к карману. Он стал вырываться и кричать:
-Не делай этого, слышишь, не делай. Ты потом пожалеешь.

Слова относились к Веронике, но Теплов принял их на свой счет.
-Заткнись, скотина, ты кому указываешь? А то тебе сейчас, укоротив твою пустую жизнь на час, вышибут мозги.

Не понимая, что делает, решившись на этот ход совершенно машинально и интуитивно, Теплова бросилась к окровавленному Павлу. Тот обречено смотрел, как Ника подписывает себе смертный приговор. Охрана этого не ожидала и не успела предотвратить касание пленника и жены хозяина.
-Кто это? Что за человек? Почему он окровавлен? О чем ты говорил? Ты собираешься его убить? Что он тебе сделал? - как сумасшедшая, истерично вопила Вероника в то время, как ее оттаскивали от Игнатова.

Теплов такой реакции не ожидал, но не удивился. Ему было понятно, что, увидев окровавленного человека, увозимого в машине в сопровождении с угрозами убить его, супруга приняла все близко к сердцу и закатила истерику.
-Так, оттащите ее в дом. Дайте успокоительного. Петр, погоди, пока не увози этого придурка. Сначала мы уедем в аэропорт, дождись моего звонка, что мы в самолете и тогда можешь везти его в лес. Закопай подальше от дома, чтобы не было подозрений.
-Хорошо, Аркадий Николаевич.
-Ну все, нам уже пора выезжать. Прикажи положить вещи в машину. Хоть он ничего и не сказал, я все равно и без него узнаю. Мартынесюк, чтобы к моему возвращению ты собрал информацию и ответил, наконец, кто за этим стоит. Если не выполнишь поручение, пожалеешь, вместо заказчика я тебя поджарю. Совсем разленились.

Через час Ника совсем успокоилась. Вошел Роман.
-Вероника Андреевна, вещи уже в машине. Вам пора ехать. Аркадий Николаевич ждет на улице.
-Иду, иду.

Она спустилась, села назад. Видно было, что Теплов зол на нее. Он сел рядом с шофером. Машина тронулась. Когда они проезжали мимо машины, Вероника, не поворачивая головы, смотрела на Игнатова. Он смиренно улыбался.

По дороге в аэропорт Аркадий провел с ней профилактическую беседу. Он уже немного остыл, но все равно сердился.
-Вероника Андреевна. Я последний раз предупреждаю тебя - не лезь, куда не просят! Сегодня мое терпение лопнуло! Других случаев не будет. Ты пожалеешь. Мой бизнес тебя не касается. Кто я – убийца или нет, даже если я марсианин, я знаю, что делаю. В этом мире мне никто не смеет указывать. Кого ты пожалела? Он следил за мной, он мой враг. Я не жалею тех, кто против меня. Надеюсь, ты поняла. Давай забудем о том, что ты видела. Мы едем отдыхать, между прочим, я делаю это ради тебя.
-Я все поняла. Больше не буду лезть туда, куда не надо. Но ты должен меня понять - я выхожу, вижу окровавленного человека, я понимаю, что его скоро убьют по твоему приказу. Ты прав, не будем больше об этом.

В зале отлетов их уже ждали Костя и Роза. Регистрация уже давно началась. В салон зашли за 15 минут до вылета. Теплов достал мобильный. Ника затихла и прислушалась.
-Петр, это я. Выполняй приказ.

Из трубки раздались выстрелы.
-Господи, какой кретин. Я его уволю. Я же сказал, не дома. - Возмущался Аркадий, но, вспомнив, что он не один, отключил телефон.
-Я буду спать, - сказала Вероника. Пересяду на передние места - они свободы, не буди меня.
-А ужин?
-Спасибо, я не хочу, Аркаша.
-Ладно. Эй, Костя, давай ко мне. Пусть моя дорогая жена поспит, у нее был трудный день, а мы отметим начало совместного отдыха. В первом классе хорошая выпивка.

Ника пересела, накрылась принесенным стюардессой пледом, отвернулась и беззвучно зарыдала.

«Я не смогла ему помочь. Это я его убила. Господи, за что? Прости, меня милый. Ты уже на небесах. Я отомщу за тебя, за нас, потом…» И неожиданно для себя Теплова Вероника Андреевна заснула, ей снилась мама. Она летела за иллюминатором, но ей не было холодно. Она улыбалась.

Продолжение следует...