Глава 6.

Бангкок окунул вышедшую из здания аэропорта компанию в свое 42-х градусное жаркое дыхание. После прохладного зала, охлаждаемого кондиционерами, духота улицы шокировала прилетевших туристов.

Теплов, Вероника, Царциани с женой и встречавший их Кротов сели в припаркованный лимузин. Охрана Теплова поехала следом в другой машине.
-Извиняюсь за Настю, что не встретила. Вчера получила солнечный удар. Сегодня отлеживается и просится домой, но я непреклонен. Завтра все пройдет, и она передумает. Как вы долетели?
-Отлично. Только перелет все-таки утомляет. Кстати, какие у нас планы? - поинтересовался Костя.
-О, планов громадье. Сегодня же и приступим. На Бангкок 2 дня. Завтра вечером выезжаем в Патайю. Можно было бы на Пхукет поехать, но у меня в Патайе свои дела, так что я буду вас ненадолго покидать. Уж извините, что зависите от моего бизнеса. Сейчас приедем в отель, завтрак, отдых пару часов и погнали. Что это Никочка такая бледненькая? Тяжело перелет перенесла?
-Она еще в Москве хандрила, - за жену ответил Теплов.
-А мне нравится Таиланд, - сообщила Роза, глядя на город из машины.
-Самый загрязненный в мире, дорогая.
-Знаешь, Костя, а я ничего не чувствую.
-И хорошо.
-Приедем на море, вот тогда вы отдохнете по-настоящему. Вас еще эти экскурсионные променады утомят за два дня, но надо же вам город показать.

Приехав в гостиницу, позавтракав, пары разошлись по номерам. Зайдя в свой номер, Тепловы довольно долго молчали. Ни Вероника, ни Аркадий не нарушали тишину. Наконец Теплов произнес:
-Давай выйдем на балкон, поговорим. Я совершенно не собираюсь перед тобой отчитываться за свои поступки. Ты много не понимаешь. Этот человек был моим врагом.
-И ты убил его.
-Я не убивал.
-Не занимайся риторикой. Но если хочешь, хорошо, его убили по твоему приказу. Этого достаточно.
-Даже если так, тебя это никак не касается.
-Ничего себе «не касается». Ты, насколько я помню, мой муж. А теперь я узнаю, что мой муж убийца. Почему же ты мне перед свадьбой не сказал этого, я бы ни за что не вышла за тебя. Предлагаю развестись.
-Значит так, эта твоя истерика пройдет. Я понимаю, ты устала, для тебя это было несколько шокирующее и неожиданно. Но ни о каком разводе не помышляй. Во-первых, ты знаешь слишком много, а во-вторых, я этого не хочу. Если ты хочешь отправиться следом за тем идиотом, можешь еще раз попросить меня о разводе.
-Это угроза?
-Причем вполне реальная. Ты еще не знаешь моих возможностей. Так что собирайся на экскурсии и не вздумай натворить каких-нибудь глупостей.
-Можешь делать со мной, что хочешь, но сегодня я никуда не поеду. Езжай один. Я устала.
-Хорошо. Но сиди в номере. Алексей будет снаружи, имей это в виду.
-Боишься, что убегу и сдам тебя в полицию?
-Все. Я от тебя устал. Не порть мне отдых!

Аркадий переоделся и вышел, дав указание охраннику:
-Смотри за ней. Она что-то не в себе. Если убежит, у тебя будут проблемы.
-Да, Аркадий Николаевич. Не беспокойтесь, я прослежу.

Аркадий спустился вниз. Все остальные уже были готовы и ждали только Тепловых.
-Я один. Никуся приболела, но завтра она уже будет в форме. Прошу прощения за еще одну задержку, срочно нужно позвонить на работу.

Отойдя в сторону, он набрал номер начальника службы безопасности.
-Алло, Петр, это я. Срочно вылетай ко мне ближайшим рейсом, да, вот еще что, ты говорил, у тебя есть надежный человек в Бангкоке?
-Есть. Он казах, на тайца похож. Давно уже в Бангкоке обитает. Лео зовут. Когда-то звался Леонидом.
-Свяжись с ним, нет, лучше прямо отсюда свяжешься. Скажешь, понадобятся его услуги. Найдешь меня в Патайе, но в гостиницу не заходи, встретимся где-нибудь в другом месте. На мобильный позвонишь, решим, где встретиться. Пока.
-Не беспокойтесь, я все устрою.
-Ну, русиш туристы, облик амораля, я готов. Вперед, изучать культуру Таиланда, – обратился к ожидавшим его в холле приятелям, весело улыбаясь Теплов.

Все сели в микроавтобус, там их ждал гид, миловидная тайка. Экскурсия началась.

А наверху, в номере, Ника металась от стены к стене. Ей было так плохо от сознания собственной беспомощности. Она понимала, что теперь у нее уже не будет такой свободы передвижений, как раньше. С этого дня ее муж будет следить за каждым ее шагом. Сейчас ей не убежать, тем более что свои запасные документы она послала по почте, до востребования, на имя Лайзы Стоун в Патайю. Так как английский язык Вероника знала хорошо, то проблем с объяснениями, что ей нужно от работников почты, она не боялась. В том же конверте лежала и кредитка, которую ей посоветовал положить туда Павел, на всякий случай, если вдруг бежать придется без денег.

«Они тебя, Пашенька, наверное, даже не похоронили по-человечески. Прости меня, что втянула во все это. Если бы не я, жил бы ты, не тужил. Если я смогу, то осуществлю весь наш план, правда, без тебя. И зачем я такие сложности придумала, пустила бы себе пулю в голову или таблеток напилась бы и все. Но сейчас я этого не сделаю, у меня есть долг, я его верну. Мне тебя очень не хватает. Может, ты видишь меня сейчас оттуда, сверху. Если увидишь мою маму, передавай привет. … Ой, что-то я совсем раскисла. Надо взять себя в руки. За дверью Алексей. Да и бежать мне сейчас рановато. Посмотрим, Аркадий Николаевич, кто победит. Смеется тот, кто смеется последний! Ты убил моего ребенка, моего любовника, а я, я - уничтожу тебя. Пускай не физически, но морально, это уж точно. Пойду в бар, выпью чего-нибудь…» - так закончила свои рассуждения Теплова.
-Эй, я хочу прогуляться, могу я это сделать или должна под арестом сидеть? - спросила она охранника.
-Я должен позвонить хозяину.
-Звони, звони, скажи, я хочу еще и в бассейн сходить.
-Алло, Аркадий Николаевич, Вероника Андреевна хочет в бар и в бассейн сходить. Что ей сказать?… Хорошо.
-Ну, как там, отпустили меня, аль нет?
-Отпустили, но со мной.
-Ба, и ты будешь пить, и плавать тоже?
-Вы же знаете, что нет.
-Ну и на том спасибо, что отпустил. Кстати, Леша, я тебе нравлюсь?
-Вам, по-моему, уже и без выпивки весело.
-Да, особенно после того, как почти на моих глазах убили человека.
-Это издержки производства, Вероника Андреевна. Не принимайте все близко к сердцу. И вам, и хозяину будет от этого только лучше.
-Спасибо за совет. Ладно, пошли.
-Вероника Андреевна, я ничего лично против вас не имею, но прошу не пытаться переманить меня на свою сторону, потому что при очередной попытке сделать это, я сообщу все хозяину.
-А что значит, при очередной?
-Это ничего не значит, но я вас предупредил.
-Спасибо, буду иметь в виду.

В баре Ника натрескалась так, что до бассейна просто не дошла. Алексею пришлось отнести ее на руках в номер, так как нормально передвигаться она не могла. После чего Теплова погрузилась в крепкий сон.

Проснувшись утром, Вероника почувствовала, что вчера перебрала и побежала в туалет опустошать бунтующий желудок. Выйдя оттуда, Теплова с большей радостью взглянула на все окружающее, правда, поморщившись, когда ее взгляд коснулся спящего мужа. Сегодня ей придется изображать из себя счастливую жену. Вчера в баре Ника решила применить иную стратегию в поведении. Если она будет бунтовать, Теплов может что-нибудь заподозрить об ее планах. Терпела же она мужа 8 лет, почему не помучиться еще 2 недели?!

Было уже 10 часов утра, вспомнив, как когда-то играла в школьном драмкружке, Ника начала свое перевоплощение в любящую жену:
-Аркаша, пора вставать. Уже 10.

Теплов непонимающе посмотрел на Веронику.
-Прости меня за вчерашнее. Я была не права. Прости, пожалуйста.
-Что это с тобой. Перепой сказывается что ли?
-Ты злишься. Я понимаю. Просто все, что произошло в тот день, меня очень шокировало. Я все равно люблю тебя. Ты же мой муж, а жена должна всегда, в любом случае, любить мужа. Я думала над нашей ссорой вчера и очень переживала. Тот человек был мне чужим, он ничего для меня не значил, я не хочу потерять тебя из-за какого-то глупца. Я буду послушной девочкой, я исправлюсь, честное слово. Ну как, простишь?
-Если ты действительно раскаиваешься?
-Очень и очень раскаиваюсь.
-Ну что ж с тобой сделаешь, сам себе жену выбрал. Дорогая, ты же знаешь, что я тебя люблю, но есть вещи, которых я не терплю.
-Спасибо, милый. Ты такой добрый. Я очень тебя люблю, - Ника затяжно поцеловала мужа в губы, стянула с него одеяло, - я скучаю по твоим ласкам, давай закрепим наш мир постелью.
-Ты очень сексуальная женщина, дорогая, но нам же скоро выходить.
-Ничего, мы быстренько.

Внизу сидели и ждали Тепловых все остальные.
-Господи, когда же они спустятся, - ныла Роза.
-Они вчера, по-моему, поссорились, наверно, мирятся, – утешал ее муж.
-А мы то здесь при чем? Уже час ждем.
-Розочка, не нервничай, вот и они.
-Аркадий, Вероника, мы вас ругаем, - шутливо сказала Настя.
-Мы очень извиняемся, у Никочки укатилось кольцо, мы его искали.
-Ладно, поехали. В Патайю ехать около 2-3 часов, но нам еще надо заехать на крокодиловую ферму, посмотрим шоу крокодилов и слонов, поедим крокодилового мяса. Я у вас, мои дорогие, буду гидом. Я Таиланд очень люблю, - тараторил Иван.

Дамы прошли вперед, мужчины остались позади.
-Ну, мужики, готовьтесь, сегодня вечером проведу вам первую эротическую экскурсию, - уже только мужчинам сказал Кротов.
-А дам куда денем? - поинтересовался Костя.
-Мы их на обычный массаж отправим. Они там тоже кайф словят. Он как раз два часа идет. А если мы задержимся, твои, Аркаша, охранники их отвезут.
-Без проблем. А вдруг мы так ночевать не захотим возвращаться?
-Не думаю. Тайки хороши на несколько часов, потом они надоедают. Русский не знают, по-английски плохо говорят, зато в постели, что хочешь, сделают. Только плати.
-Мальчики, вы о чем там шепчетесь? Мы без вас скучаем, – раздался голос Насти из машины.
-Все, идем.

Приехав, после посещения крокодиловой фермы, наконец-то в отель, пары договорились встретиться через час и пойти искупаться в Сиамском заливе. Затем они планировали поужинать, после чего всех ждала культурная программа по Патайе.

Тепловы находились в номере, когда Аркадию на мобильный кто-то позвонил.
-Я тебе завтра перезвоню сам. Жди звонка, – коротко ответил он.

«Наверняка баба какая-нибудь названивает, - подумала Ника, - как я их всех ненавижу!»

Все встретились и пошли на осмотр территории отеля, а потом на пляж. Всем очень понравилось устройство гостиницы. Пляж же представлял собой маленькую бухту, отделенную от других отелей. Желто-белый песок приятно обволакивал ступни. Вероника сразу расслабилась, как будто песок всосал в себя напряжение всех прошлых дней. Скинув сарафан, она первой окунулась в океан. Волны качали ее, напевая свои непонятные, но очень приятные песни.

«Почему этого не может сделать Паша? Ладно, не буду о грустном вспоминать, надо подумать о моем плане. Для начала я должна изучить город, его планировку, надо купить описание города, карту, расписание автобусов, адреса проката машин, да и вообще всякую другую информацию. Неизвестно, что мне может понадобиться», - размышляла Теплова.

Теплов, в свою очередь, тоже был полон размышлений, это было видно по его лицу. Но что он думал, Ника узнать не могла, поэтому не стала теряться в догадках, а просто поплыла подальше от берега. Она так разогналась, что этот заплыв чуть не закончился для нее трагически. Когда Ника на большой скорости плыла примерно в 30 метрах от берега, то увидела, как справа, близко к поверхности моря, плывет скат, причем его путь в скором времени пересечется с путем Тепловой. Вероника очень испугалась, она представила в долю секунды, как скат ударяет ее током, и она идет ко дну, парализованная, не способная даже позвать на помощь. Издав какой-то непонятный звук, немного напоминающий вопль, но который залили водой, Ника, что было силы, начала тормозить и с еще большей скоростью, чем плыла раньше, поплыла обратно к берегу. Дальнейшая судьба ската ее не интересовала. На пляже она рассказала эту историю, но почему-то все хохотали.
-Вам смешно, а знаете, как я испугалась! – Возмущалась Вероника. - Аркаша, хоть ты пожалей меня. Я же чуть не утонула!
-Жалею, жалею, моя пловчиха. Надеюсь, ты больше не будешь уплывать так далеко от берега.
-Конечно, нет. Ты что?! Я теперь только вдоль берега буду плавать.
-Ну, это ты переусердствовала. Можно и подальше. Кстати, не хочешь на парашюте пролететь, это безопасно. Парашют прикреплен к лодке, можно полететь с инструктором, - предложил Иван.
-С удовольствием, Ваня, но завтра, на сегодня мне уже достаточно впечатлений.
-А я ни за что не полетела бы, - сообщила Роза, - во-первых, я боюсь, а во-вторых, не люблю такие виды отдыха. Это же чистый экстрим.
-А я эктрималка, что ли?
-Раз согласна полететь – то да.
-Роза, но нельзя же всего бояться, да и потом в жизни надо все попробовать, ну хотя бы постараться. Я не говорю, что надо с акулами плавать, но на парашюте нужно полетать. Это, наверное, как полет птицы.
-Не знаю, я тоже боюсь и плавать-то плохо умею, а если упаду в море, что мне делать? - Спросила Настя.
-Тони, дорогая, что еще делать в море человеку, когда он не умеет плавать, - посоветовал Кротов.
-Как ты жесток, а еще муж.

Все засмеялись и стали собираться на ужин.
-Готовьтесь, вас всех ждет незабываемый вечер, - предупредил Иван.

Поужинав, все пошли к выходу.
-Так, народ, можно, конечно, поехать на машине, но более колоритно будет, если мы прокатимся на местном такси. Оно у них «тук-тук» называется. Прокатимся, я вам город покажу, а потом дамы пойдут в одну сторону, на массаж, а мужчины – в другую, выпивать пиво, – продолжал Иван.

«Тук-тук» всем понравился. Это было занятно – ехать почти в кузове, только без крыши и стен.
-А почему это дамы туда, а джентльмены - не туда, – возмутилась Настя, когда мужчины собрались отделиться.
-Дорогая, так надо.
-Я не понимаю…
-Настя, успокойся, пусть отдохнут от нас. Мы им уже надоели, – успокоила Кротову Роза.
-Да, и смотрите, не заразитесь ничем, когда будете отдыхать, – вместо напутствия сказала Ника, а когда мужчины ушли, оставив дам в сопровождении двух охранников, Алексея и Дмитрия, продолжила, - я много слышала о Таиланде, здесь для мужчин рай! Вон, посмотрите, сколько мужиков – и все с тайками. А стариков-то сколько! Ну и ну!
-Ой, а какие некоторые страшные, есть, конечно, симпатичные, но не очень много.
-Настя, мужикам разве симпатичность нужна?! У них жены красивые, а остальные - могут и по страшнее войны быть!
-Да, ты, Роза, права. Эй, молодцы, ведите нас на ваш массаж, который для женщин. - Охранники пошли, один впереди, другой - позади женщин, на определенном расстоянии, так, что дамы могли говорить о чем угодно, их не было слышно. - Знаешь, Ника, а у твоего мужа симпатичные богатыри, особенно Алексей.
-Настя, это тебя что воздух взбудоражил, чего это ты на мужиков заглядываться стала?
-Да, воздух здесь действительно, какой-то ненормальный. Я, как в Патайю приехали, только и думаю, что о сексе.
-Конечно, курорт, море, вот в жилах кровь и забурлила. А у наших мужей вообще вскипела, наверное.

В массажном салоне их предупредили, что сеанс идет 2 часа, всех развели в разные кабинки и выдали по пижаме. Когда те переоделись, к ним вошли тайки и начали массаж. Это было немного необычным, не так, как привыкли дамы. Массаж так расслабил, что Ника даже заснула на полчаса. Вышли все разморенные, но довольные.
-Слушайте, девчонки, а давайте убежим от наших громил. Пусть побегают, поищут, - с озорной улыбкой предложила Настя.
-Нет, вы можете бежать, куда хотите, а я не буду. Во-первых, ребятам достанется ни за что, во-вторых, меня муж тогда вообще убьет, - отказалась Ника.
-Я тоже не хочу, вдруг потеряемся, что тогда, или хулиганы нападут, - согласилась Роза.
-А я драпану, только мне ваша помощь нужна. Вы меня прикройте. Вон бар, наверняка он сквозной, скажем, что будем там сидеть, вы посидите, может, я успею вернуться. Если нет, когда выйдите, сделайте вид, что я потерялась только что, а я через пару часов сама в отель приеду.
-Если тебе приперло, то дерзай, мы тебя не сдадим, но потом нам все расскажешь.
-Обязательно.
-А Костя не обидится?
-На твой загул?
-Он у меня добрый. Да и у него грехов полно. Мы будем квиты.
-Ну, вот и бар, мы пошли, а ты выходи с другой стороны, будь осторожнее.
-Пока, девки, ох, оторвусь!
-Кто бы мог подумать, что Настя - такая оторва?!

Ника и Роза просидели в баре по максимуму. Это была еще и дискотека, и караоке. Поэтому народу там было много. Алексей и Дима ждали снаружи, когда кто-нибудь из них приходил узнать, как дела, заговорщицы говорили, что Настя то в туалете, то танцует в толпе. За все 4 часа к ним никто из мужчин даже не подошел, все были или уже с девушками, или знакомились с тайками. Дамы болтали на общие темы и попивали коктейли. К концу 4-го часа вернулась Настя. Она была веселой и довольной.
-Ой, вы еще здесь?!
-Что-то ты быстро…
-Наш пострел везде поспел, - лаконично ответила Кротова.
-Ну, рассказывай.
-Девочки, это отпад головы. Я так развлеклась. Не буду впадать в подробности, уже пора идти домой, завтра на пляже все расскажу.

Когда дамы вышли, Алексей поймал такси, все поехали домой.
-Дима, а мужья наши не звонили? - спросила Ника.
-Нет.
-Понятно, им не до нас.

Выходя из машины, Вероника оказалась последней из женщин, Алексей немного отстал от остальных, видимо специально, и сказал Тепловой:
-Вероника Андреевна, я не советую вам проделывать те же фокусы, что Кротова.
-Так вы все знаете?!
-Конечно, нам деньги платят за хорошую работу, а не за халтуру.
-Но вы же не подали виду.
-Мы охраняем вас. Нам все равно, что делают другие. Мы обо всем доложим вашему мужу, а он уж пускай решает, говорить Кротову или нет.
-Понятно, спасибо за совет, я им воспользуюсь.

А про себя Ника подумала: «Да, это плохо. А я то губы раскатала, что так же смогу уйти… Но хорошо хоть, что предупредил. Он не плохой парень, этот Леша. Наверное, благодарит за то, что когда-то давно я оплатила лечение его мамы. Надо быть осторожной. Завтра пойду изучать город».

Где были мужчины всю ночь, остается только догадываться, явились они уже под утро, уставшие, но довольные. Подробностей не рассказывали. Утром никто из них не пошел на завтрак, все спали, предоставив дамам в женском обществе загорать на пляже и злословить по их поводу.
-Вот заразы, - сетовала Настя, - небось всю ночь по бабам шлялись.
-А ты сама-то…
-И ни капельки не жалею!
-Я никогда мужа не спрашиваю, где он был, - проговорила Роза, - все равно он не скажет, я уже привыкла. А ты, Ника?
-Я тоже не лезу в дела мужа, а то потом у меня же проблемы будут.
-А я нет, - возразила Настя, - он же мой муж, ничего себе, муженек гуляет, а я молчу.
-Я сегодня хочу по городу днем погулять, кто со мной? – спросила Ника.

Но Роза и Настя отказались, это было даже лучше для Ники. Они давно ей уже надоели, хотелось побыть одной. Присутствие Алексея Ника в расчет не брала.

Весь день, не взирая на жару, Вероника, с картой в руках, ходила по Патайе. Ей очень понравился этот веселый город. Охранник ходил за ней, как привязанный. Видно было, что ему надоели эти прогулки, жара просто изводила, но ничего поделать он не мог. Ника нашла почту, которая была ей нужна для получения документов, но заходить туда не стала, чтобы не запомнил охранник. Нашла и автобусную остановку, откуда ходили автобусы до Бангкока. Когда Теплова проходила мимо «Алказар-шоу» транссвеститов, ей показалось, что она видела Мартынесюка, но такая возможность была маловероятной, поэтому долго об этом Ника не задумывалась, решила, что просто похожий на Петра турист.

Вечером, придя в свой отель, Вероника никого не застала. Все уехали кататься в аквапарк. Ника пошла на пляж, одиночество ей очень нравилось. Ей даже некогда было эти дни подумать о Павле. Теплова взяла матрас и поплыла на нем подальше от берега, но, все же, вспоминая ската, старалась не очень отдаляться. Алексей остался на берегу и наблюдал за ней. Солнце пригревало и расслабляло. Плеск волн, шум с берега, легкий ветерок, все это расслабило и разморило Веронику так, что она заснула. Потихоньку солнце стало садиться.

Вдруг, во сне, Ника почувствовала, что дна ее матраса что-то коснулось. Она проснулась. «Господи, что это было? - испугано подумала Вероника, - опять скат? Ой, мама, как я далеко от берега, надо позвать на помощь, а вдруг это акула? - От страха ее начало трясти, язык не двигался, как будто Нику парализовало! - О, нет, опять, господи, спаси, - она поняла, что матрас порван и оттуда со свистом стал выходить воздух, - все, сейчас меня сожрет эта рыба. Боже, прости меня за все мои грехи. Куда я попаду, в ад или рай?».

Это было последнее, что успела подумать Теплова перед погружением. Она почувствовала, как ее за ноги что-то скользкое стаскивает под воду. Когда она была уже под водой, увиденное ею, было еще более непонятным, чем все, что она ожидала. А то, что произошло дальше, вообще было из области фантастики.

А именно: Веронику окружили люди в масках с аквалангами. Их было трое, при этом лиц разобрать было невозможно. Чтобы их жертва не захлебнулась, ей протянули маску с подачей воздуха от запасного акваланга. Затем «люди в черном», заодно прихватив и ничего не понимающую Теплову, прицепились к какому-то механизму, который унес всех четверых в неизвестном направлении. Поскольку Вероника ничего не могла спросить под водой, то приходилось ждать, должен же быть конечный пункт назначения у всей этой группы «амфибий». Оставалось надеяться, что это на земле, а не под водой.

Плыли довольно долго, может полчаса, наконец, по знакам, которыми обменялись ее попутчики, стало ясно, что настает конец подводного пути.

Наверху, на поверхности воды, было видно дно двух моторных лодок. В одной из них сидели два тайца, они подняли Нику в лодку, завязали ей глаза темной повязкой. Следом влез один из «амфибий», лодку завели, и она понесла находившихся в ней по голубой глади моря. Единственная, кто не видела всех красот, мелькающих мимо моторки, была Вероника.

«Видимо, другие двое поедут на другой лодке. Прямо боевик какой-то. Похитили меня что ли … В принципе, я их понимаю, ведь Аркадий – человек очень богатый, но откуда они все знают, эти коренные жители? Наверное, их кто-то навел. Но кто? И что они будут со мной делать? Надеюсь, пальцы резать не будут. Я на все соглашусь. А что все? Пора поговорить»,- решила пленница.
-Эй, уважаемые господа, а куда вы меня везете? …- И тишина. - Вы что, глухие? Или немые?

Никто ничего не произнес в ответ.
-Скажите, что вы от меня хотите? А, наверное, вы не понимаете по-русски. – Ника продолжила по-английски, благо, знала его хорошо. – Я требую объяснений. Я, подданная другого государства, я турист, меня будут искать!

«Господи, какие банальные фразы. Сколько раз я слышала их в кино, кто бы мог подумать, что когда-нибудь мне придется самой выговаривать эту чушь каким-то недоумкам!»
-Эй вы, черт возьми, вы будете со мной говорить, или я выпрыгну за борт.

Теплова никак не ожидала такой реакции – кто-то из находившихся в лодке, влепил ей такую сильную пощечину, что дальнейшее желание что-либо выспрашивать у пленницы пропало. Причем, все это сопровождалось руганью на ломанном английском языке.

«Мама, не горюй, называется, ну я и попала. – Ника была в ужасе. - Парни эти не шутят, так лупить... На розыгрыш не тянет. Похищение. Точно. Во, попала. Ладно, подождем, что дальше!»

Наконец лодка причалила к берегу, Веронику отвели и запихнули в багажник. В нем ей пришлось пролежать около полутора часов, все время, пока пленницу куда-то везли. Ника сначала пробовала, вспомнив какой-то фильм, запоминать повороты и звуки, но их было много и все однотипные, поэтому пришлось это дело прекратить. Но всему приходит конец, путь похитителей все-таки кончился. Багажник открыли и …. Больше Вероника ничего не помнила.

Ей было не известно, через сколько времени она пришла в себя, но очнулась она на каком-то старом матрасе, в комнате было темно, на окнах висели темные занавески, к ноге кто-то привязал веревку, другой конец которой был привязан к балке на потолке. Длина веревки от ноги до балки позволяла пройти пару шагов, до окна добраться было невозможно. За дверью послышались шаги. Кто-то вошел в комнату. На неправильном английском языке человек заговорил:
- Привет, детка. Как у тебя дела? Говорят, ты много говорила в лодке, когда тебя не спрашивали, поэтому и синяк. Но не переживай, если ты будешь послушной и не станешь нас сердить, все у тебя будет хорошо. Говори по-английски, пожалуйста. А теперь спрашивай, на что смогу, отвечу.
-Кто вы? - Спросила Теплова.
-Алекс, зови меня так.
-А что от меня хотите?
-Я лично ничего, мне просто заплатили за твое похищение и содержание под стражей. Я не имею ничего против тебя, ты просто побудешь здесь некоторое время, пока будет что-то ясно.
-А что ясно?
-Не знаю, Ники. Что-нибудь.

Постепенно Ника начала привыкать к темноте и вглядываться в лицо ее собеседника. Это был очень красивый молодой человек, даже по европейским меркам для азиата, все черты лица правильные, стройная фигура. Но что-то было не так в его облике. Что, Теплова пока не понимала.
-Почему так смотришь на меня? -Ты очень красивый.
-Да, я знаю. Но не думай, что сможешь обхитрить меня своими женскими штучками. Даже не рассчитывай. Мне заплатили, я делаю все по договоренности. Скоро я принесу тебе поесть, наверное, ты устала.
-Ты будешь все-время меня охранять?
-Нет, крошка, у меня есть люди, которые последят за тобой.
-А когда хоть что-то решится?
-Не знаю. Ну ладно, мне пора, увидимся.

Когда «красавчик», как про себя назвала Алекса Ника, вышел, из всей неясности, которая была в данной ситуации, Веронике стало понятно лишь то, что ее будут кормить, охранять, не пытать и не бить в ближайшее время, если не злить этих людей. Ни сроков, ни конкретных имен, прямо тайна!

Надеюсь, они не будут меня наркотиками пичкать. Ладно, меня уже хватились наверняка. Возможно, Аркадию уже сообщили условия выкупа. Скоро я отсюда выйду. Подожду пока. Если долго не будут отпускать, надо попытаться самой. – Вдруг Тепловой пришла ужасная мысль, - а вдруг они меня убьют, я же лицо Алекса видела. Странно, почему он не скрывает свою внешность. Что-то здесь не то. И все мои планы полетели к чертям собачьим. Мстительница нашлась. Даже не знаю, где нахожусь. Эх, не рой яму другому… Да только муж мой, такая сволочь, что, я не понимаю, почему силы небесные не хотят, чтобы я его наказала?»

Вошли двое других. Это были тайцы из моторки. Один принес еду и воду, другой заговорил:
-Значит так, девочка моя, бежать от нас бесполезно, злить тоже не желательно, тебе же будет хуже. Выполняй то, что скажем, не перечь, тогда у тебя все будет о,кей. Поняла?
-Поняла. А как мне вас звать?
-Я Джонни, он – Робби.

Только сейчас Вероника разглядела, каким страшным был этот Джонни. Огромный широкий нос, гнилые желтые зубы, причем двух передних, верхнего и нижнего, не было вообще. У обоих были длинные, для мужчин, волосы ниже плеч. Ника вспомнила, что и у Алекса тоже длинные волосы.

«Униформа у них что ли такая? Да, как представишь, где я, не верится. Может, я сплю? Ведь у этого Джонни такая рожа, что только в страшном сне привидеться может».
-Итак, надеемся, ты наши условия поняла, поешь, отдохни. У тебя теперь дел особых не будет. Мы будем тебя время от времени приходить проведывать, имей это в виду.

Когда они вышли, бедняжка набросилась на еду. Ведь, не смотря ни на что, еда – первая доминанта у человека. Тем более что ужин, судя по урчащему желудку, должен был быть уже очень давно.

Так потянулись дни. От однообразия и скуки можно было сойти с ума. Алекс заходил каждый день, заглядывал, болтал ни о чем, не отвечая на конкретные вопросы, и уходил. Прошла неделя. В очередной визит «красавчика» Ника решилась его кое о чем попросить:
-Алекс, у меня к тебе очень важное для меня дело.
-Ники, глупо с твоей стороны, денег я не возьму от тебя, я человек слова, все твои старания напрасны.
-Ты меня не понял, я прошу не об освобождении. Ты же видишь, как я провожу дни, я с ума схожу от безделья. Принеси мне какие-нибудь книжки, радио или телевизор. Я выполняю все ваши условия, не злю вас, пойди мне на встречу. Очень тебя прошу. И еще, я сижу в темноте, иногда мне включают лампу, пожалуйста, сними шторы, я так соскучилась по дневному свету.
-Не знаю. Не много ли у тебя просьб. Я подумаю и скажу тебе завтра.
-Я буду очень ждать.

Следующий день был, за последние восемь, самым прекрасным. Исполнились все мечты нашей пленницы. Ей предоставили возможность наслаждаться дневным светом, сняв шторы. Окно выходило во внутренний двор какого-то дома, причем напротив стояла стена другого строения, никаких особых примет или вывесок не было. Тепловой даже стало непонятно, для чего нужны были эти шторы. Но при этом Джонни закрыл проем окна плотным листом прозрачной пластмассы, видимо, чтобы пленница ничего не могла выкинуть через окно. Также Алекс принес кучу разных старых журналов и пару любовных романов на английском языке, в комнату занесли маленький телевизор. Он ловил всего один канал, по которому круглые сутки крутилась тайская музыка. Теплова такого не ожидала.
-Боже, Алекс, я тебе так благодарна! Это просто чудо! – но внезапно ее веселье сменилось испугом, - это что, значит, что я здесь надолго? Скажи, да?
-Да, Ники. – Во взгляде «красавчика» читалась жалость и какая-то обреченность.
-Ты что-то знаешь о моем будущем? Умоляю, ответь!
-Не знаю, - став суровым и, даже немного злым, резко обрезал разговор Алекс. – Если ты еще раз задашь мне какой-либо вопрос, касающийся твоей судьбы, я тебя накажу. Все отберу и накачаю наркотиками, ясно?

Вероника от такого неожиданно резкого тона растерялась и молчала.
-Тебе ясно, я спрашиваю? - Заорал он с неожиданной силой.
-Да, да, мне все очень хорошо ясно.
-Ну и отлично.

После этого разговора Веронике стало понятно, что ничего хорошего ее не ожидало: «Они меня в ближайшее время отпускать не собираются, может, вообще никогда не отпустят. Тогда почему не убьют сразу? Что же они затевают и по чьему приказу? Мне надо бежать самой. Что-то придумать. Ведь в жизни нет безвыходных ситуаций. Почему меня не ищут, или мой муженек отказывается платить выкуп. Гаданья мои вообще бессмысленны. Хоть книжки и журналы теперь почитаю. Музыку посмотрю, послушаю. Судя по виду с моего места, жаль, что веревка такая короткая, я нахожусь не на первом этаже, на втором - тоже вряд ли, больше на третий или четвертый похоже. Судя по Патайе, здесь не должно быть небоскребов. Стоп, а почему я решила, что я в Патайе? До Бангкока ехать 2 часа, а мы и ехали столько же, плюс по морю плыли. Да я могу быть вообще, где угодно. Приятно, что хоть кормят хорошо. Нет. Все-таки я им нужна живой! Иначе они бы так не относились ко мне!»

Прошло еще два месяца. Все было без изменений – однообразно и бесперспективно. Журналы, романы, песни, еда, сон. И тоска. Единственный плюс всего этого был в том, что Вероника учила, втайне от своих стражей, тайский язык. Алекс, не посмотрев внимательно, случайно принес один и тот же выпуск журнала на двух языках. Плюс постоянное озвучивание по телевизору. Целыми днями, занимаясь штудированием слов и звуков, Теплова вполне уже могла изъясняться. Понимала почти все из песен.

Однажды утром, Ника, как обычно, проснулась. Вскоре пришел Робби, принес завтрак. Съев пару кусочков папайи, Вероника поняла, что ее сейчас стошнит, и она ничего не может с собой сделать. Она громко позвала Робби:
-Робби, отведи меня скорее в туалет, я не могу сдерживаться. Меня сильно тошнит!

Но он пришел слишком поздно, и пленнице ничего не оставалось, как подбежать к дальнему углу комнаты и использовать его.
-Ты что, с ума сошла, чего это ты тут помойку устроила?! – разозлился охранник.
-Это я устроила? Да это вы меня отравить решили, хорошо еще, что я не весь завтрак съела! Если хотите убить, пристрелите и все, чего мучить меня!
-Дура, каких еще поискать надо! Кому тебя травить надо, мараться об тебя.
-Я больше есть не буду!
-Ради бога, нам больше достанется.
-Я объявляю голодовку!
-Твое дело!
-Ну, вот и договорились. А теперь, Мистер Отравитель, оставь меня одну. Это моя комната.

На следующее утро приехал Алекс.
-Что у вас тут за скандал произошел. Почему ты не ешь?
-Вы хотите меня отравить!
-Понятно… Джонни, неси еду.

Вошел Джонни с тарелкой.
-Вот, смотри, я ем, все по кусочку, теперь ты можешь спокойно есть?
-У меня голодовка.
-Ники, не глупи, а то я рассержусь.

Вероника съела немного риса, поняла, что сейчас ее снова стошнит. Общими усилиями в этот раз удалось успеть добежать до туалета.
-Нет, крошка, это не с едой, это с тобой что-то. Как ты себя чувствуешь?
-В принципе, когда не ем, хорошо.
-Ладно, съезжу за одной женщиной, ей уже лет 90, она очень плохо видит, но лечит почти все. Надеюсь, в твоих проблемах она разберется.

«Красавчик» привез старуху через час. Она была ужасна на вид, без зубов, в каких-то лохмотьях, чем-то гадким пахла. В общем, на доктора не походила. Вероника даже хотела не давать ей себя осматривать, но Алекс так на нее посмотрел, что она решила этого не делать.
-Ее зовут Че. Она все слышит, это единственное, что у нее в порядке.

Старуха подошла к пленнице и начала ее ощупывать, всю, с ног до головы. Потом стала прикладываться ухом к спине и к груди Вероники. Все это время она молчала. Прошло минут 15. Старуха повернулась к Тепловой и, сказав что-то на своем языке, вместе с Алексом вышла.

Примерный смысл слов, произнесенных Че, был Нике понятен, но получалась бессмыслица. Что-то вроде «три рта».

«Господи, - думала наша пленница, - что это значит «три рта», наверное, мне надо больше есть».

Из-за двери раздались вопли Алекса. Он кричал на своем языке, Ника поняла все:
-Только этого мне не хватало. Черт меня дернул с ней связаться. Это же надо, беременная, да еще двойней.

Он вошел к ней в комнату, но в глазах не было злости или ненависти, одна растерянность:
-У тебя в животе, Ники, два маленьких человечка. Но, я думаю, им не суждено будет родиться.

Вероника посмотрела на «красавчика» глазами, полными слез.
-Не убивай нас, - прошептала она, - я не буду тебе врать, это дети не от моего мужа. Его я ненавижу, он убил нашего с ним ребенка, не лично, конечно, а поступком. У меня был выкидыш на ранних сроках. Муж даже не знал об этом. Потом я встретила другого мужчину и полюбила его. Но муж убил и его, теперь уже лично. Это было перед приездом сюда. Эти малыши – от него, от того, кого я так недолго любила, а потом потеряла. Навсегда. Не убивай этих детей! Я могу заплатить тебе много денег. Я готовила банкротство мужа, для этого мне нужно сделать всего несколько операций через интернет. Я отдам тебе, если хочешь, все его деньги. Меня и тебя никогда не найдут, я все продумала. Ты будешь богат, а у меня будут дети. Алекс, клянусь, ты никогда не услышишь о нас!
-Ники, прости, но я должен буду…. Я не хочу продолжать этот разговор. Ты нравишься мне, лично против тебя я ничего не имею, но ты – мой заказ.
-Да, - грустно сказала Теплова, - ты одним выстрелом трех зайцев убьешь. Сколько хоть тебе заплатили?
-Неважно.
-Я дам тебе несколько миллионов. Подумай. Но я не тороплю. Сколько мне осталось?
-Пара месяцев.
-Ты действуешь по определенному плану?
-Да.
-Я тебя понимаю. Но, я вижу, ты хороший человек. Не губи меня и детишек.
-Мне пора уходить. Ничего о своем положении остальным пока не говори. Я их отпустил, когда Че приходила.
-Я не скажу.

Продолжение следует...