Глава 8.

Одним погожим солнечным утром на одном из островов Тихого океана, престижном курорте, около берега играли мальчик и девочка. Им было по 3 годика. Это были брат и сестра. Детишки строили песочные горки. Но вот мальчик встал и побежал в воду.
-Алекс, сейчас же вернись. Ты что! Так нельзя, ты еще маленький, - журила малыша мама, красивая стройная женщина. Было видно, что она не европейка. Скорее из Азии. Она продолжила, - вот видишь, твоя сестренка Кристель так не поступает. Я ей сказала сидеть и играть около воды, она меня послушала. А ты? Ай-яяй.
-Мама, а когда папа проснется? Я хочу с ним поиграть, - спросила девочка.
-Дорогая, пусть он поспит. Не переживай, он никуда не денется.

Подошел служащий отеля.
-Госпожа Тонг. К вам приехали ваши брат и сестра. Они уже остановились в забронированном для них номере. Они просили передать, что переоденутся и скоро придут на пляж.
-Спасибо, Джон. Запиши на себя с нашего счета здесь 20 долларов чаевых.
-Огромное спасибо, мэм.
-Кристель, дочурка, а вот и папа идет.

Девочка с радостным визгом бросилась по направлению к появившемуся со стороны отеля мужчине:
-Папа, папа! Почему ты так долго спал?
-Дочка, мы с мамой вчера поздно вернулись из ресторана.
-Дорогой, - включилась в разговора отца с дочкой мама, - с добрым утром. У меня для тебя новость, приехали Алекс и Ли. Скоро к нам присоединятся.
-Это замечательно, надо будет отметить их приезд!
-Пауль, а вот и они идут.
-Наоми, дорогая, ты обворожительна, – заговорила пришедшая женщина.
-Алекс, ты тоже прекрасно выглядишь. Ли, как вы долетели? – Обратилась она к мужчине.
-Претензий не имеем. Да, как быстро летит время. Как выросли ваши малышки. Интересно, они нас помнят, ведь полгода прошло?
-А мы их спросим. Идите сюда, мои хорошие! Помните дядю Ли и тетю Алекс? Замялись, уже забыли. Ну, ничего, а мы вам подарки привезли.

Вечером детей оставили с няней, а взрослые пошли в ресторан, отмечать встречу.
-Пауль, ну и имя ты себе придумал, мне не нравится, - шутя, сказала Алекс.
-А твоей сестре наоборот, правда, Наоми?
-Конечно, дорогой. Но, если честно, как хочешь можешь себя называть, я тебя буду любить под любым именем.

Все подняли бокалы, Пауль решил сказать тост:
-Выпьем за то, что тогда все хорошо закончилось! До сих пор, когда я представляю, что мог бы не найти Наоми и Ли в Гонконге, плохо становится. Если бы вы случайно не зашли поужинать в тот ресторан, где я от бесполезности поиска вас просто нажрался в стельку, скорее всего мы с Наоми никогда бы не встретились.
-Не говори о таких ужасах, мой любимый, я прямо содрогаюсь от таких мыслей. Спасибо вам, тебе Алекс и тебе Ли. Если бы не вы… За вас я выпью до дна!
-А мы за тебя!

Подробности этой удачной развязки таковы: когда Вероника и Аркадий Тепловы сидели в самолете и слышали выстрелы в трубку мобильного телефона, это Павел стрелял из переданного Никой пистолета. Он убил двух охранников и оглушил Мартынесюка. Так Игнатову удалось бежать. Мартынесюк об этом Теплову решил не докладывать, поручив своим людям поиски Павла. Но тому удалось сразу улететь в Турцию. Оттуда Игнатов полетел с пересадками в Таиланд, чтобы найти Нику. Но пока он делал этот крюк, Нику уже похитили. Пришлось следить за Петром. Но тот поехал в дом, где держали Теплову, только в последний момент.

Когда началась погоня, Игнатов ехал следом. В то время как Вероника уплывала на лодке, Павел перестрелял преследователей Алекса. Но Алекса успели тяжело ранить, и тот еще несколько дней был без сознания. А куда могла деться Ника, знал только он. Действия Игнатова были на время скованы. Когда же таец пришел в себя, понадобилось еще несколько дней для восстановления сил. Поэтому, когда Алекс и Павел приехали в Бангкок, Ника и Ли уже улетели. Доктор, друг Алекса, знал только, что они полетели в Сингапур. Найти их там было невозможно. Если бы судьба не столкнула их…

Когда они встретились, Вероника, т.е. Наоми чуть не сошла с ума, она решила, что ее преследуют призраки прошлого. То, что этот призрак был пьян, уже значения не имело, и госпожа Тонг упала в обморок. В это время из туалета вышел Алекс, который после ранения вообще плохо выглядел. Его брат Ли не убежал только потому, что не смог бросить лежащую без чувств на полу Наоми.

Когда все пришли в себя, то радости их не было предела. Через пару дней Алекс окончательно решил стать женщиной, и они с братом, имея достаточно денег на безбедное существование, улетели на Таити, договорившись встречаться с Наоми и Павлом каждые полгода.

Павел поменял документы, став немцем Паулем Штольцем. Наоми ни за что не хотела менять обратно свою азиатскую внешность на европейскую. «Когда я была русской, то была несчастной, новое лицо - новая жизнь», - так решила она.

Они поделили полученные со счетов Теплова деньги на четыре равные части, две отдав Алексу и Ли.

Перед вылетом в Мексику, именно это страну выбрали госпожа Тонг и господин Штольц для жительства, Наоми написала одно единственное письмо. Оно было отправлено во Францию и не имело обратного адреса:

«Родителям Кристель Давон. Я не назову вам своего имени, это ничего не даст. Пишу вам, чтобы отдать дань памяти вашей дочери. Высылаю вам ее медальон и кольцо. Известия, полученные этим письмом, вас не обрадуют. Но я не хочу, чтобы ваши сердца разрывались от напрасной надежды и ожидания того, чего не будет. Ваша дочь умерла. Факт ее смерти неоспорим. Я сама выдела ее тело. Ничего не могу рассказать о ее последних днях и часах жизни, просто не знаю. Скорее всего, это был несчастный случай. Что случилось с ее телом, я не знаю, - здесь Наоми пришлось соврать, но она не могла открыть всей правды, - прощайте. Я была случайной свидетельницей, по воле судьбы вашей дочери уже ничем нельзя было помочь».

Конец

Иллюстрации к роману выполнены Лидией Кузнецовой