Париж - город влюбленных… Не зря так называется столица Франции. Семья Штольц-Тонг – Пауль и Наоми с двумя детьми перебрались сюда год назад из Мексики. Та красивая страна была для них слишком чужой. В силу обстоятельств Тонги не могли вернуться на свою истинную родину, Россию. Они решили, выбирая, где попробуют обосноваться, выбрать Париж. Эта пара выглядела немного странно из-за того, что мадам Тонг была азиаткой, а муж с детьми – европейцами. Но в их отношениях было столько гармонии, любви, заботы друг о друге, преданности и нежности, что, глядя на их взаимоотношения, охватывала белая зависть. Материально Тонги были обеспечены, ни в чем себе не отказывали, но и не шиковали.

Двойняшки Кристель и Алекс росли послушными ребятишками. Естественно, как все дети, они проказничали, делали что-нибудь не так, но особых хлопот не приносили. Им было по 5 лет.

Семья жила замкнуто. Друзей завести не успели, да и желания особого не было. Приобрели большую квартиру недалеко от Елисейских полей. За детьми, по мере необходимости, приглядывала нанятая в агентстве няня - мадам Клари, приятная женщина лет пятидесяти.

Был вечер после рождества. Дети получили подарки и сидели около елки, споря – есть на самом деле Санта Клаус или нет.
-Санта Клаус точно есть, - заявила девочка.
-А ты откуда знаешь? – Спросил Алекс сестру.
-Знаю. Мама и папа так говорят. Чтобы…
-Да нет его, твоего Клауса. Я слышал, как большие ребята говорили об этом, когда мы были в магазине. Девчонки все наивные, как ты.
-Тогда откуда же подарки?
-Родители купили.
-Не спорьте, - вмешался отец, - Санта Клаус есть. Просто он приходит только к тем, кто в него верит. Зачем ему навещать детей, которые думают, что он – выдумка!?
-Папа, - запрыгала от радости Кристель, - значит, он ко мне приходил, а Алексу подарки мама купила?
-Наоми, дорогая, - позвал жену Пауль, - они меня совсем запутали, выручай.

Подошла мадам Тонг. Как она была красива! Стройная, высокая, густые длинные волосы, красивое лицо, даже по европейским меркам. Глаза просто светились счастьем. Было видно, что у этой женщины все в жизни хорошо.
-Придется выручать тебя, милый. Дети, кто пойдет на каток, быстро собираться, а то придем, а он закроется.

Детишки тут же забыли о Санта Клаусе и побежали одеваться. Они обожали кататься на коньках.
-Спасибо, а то я уже не знал, что отвечать. Дети, а как начнут вопросами забрасывать, не знаешь, куда деваться.

Наоми и Пауль так любили друг друга, что невозможно описать все, что чувствовал каждый из них. Многое пережив, пройдя тяжелые испытания и выдержав немало трудностей, эта пара заслужила быть счастливой.

Каждая ночь любви была романтичной, красивой, полной нежности, ласки. Их тела сливались в одно целое, сплетенье рук и ног, касание волос, мягкие горячие губы. Они жили друг другом и для друг друга. Что может быть прекраснее…

На следующее утро семья должна была улететь отдыхать на один из островов тихого океана, там они регулярно, каждые полгода встречались с Алекс и Ли, сестрой и братом Наоми.
-Нао, - так иногда звал жену Пауль, - знаешь, я давно хотел с тобой поговорить на одну тему. Не знаю, как ты к этому отнесешься.
-Так говори, отнесусь с пониманием, - Наоми обняла мужа.
-Знаешь, мы живем прекрасно, любим друг друга, у нас двое замечательных детей, причем я бы даже подумал еще о пополнении семейства. В деньгах мы не нуждаемся. Если захотим, можем купить очень многое, но, пойми меня, мне чего-то не хватает.

Наоми удивленно и с испугом посмотрела на мужа.
-Не пугайся так, я не собираюсь заводить любовницу. Просто мне скучно. Пойми меня правильно. У нас все есть, но, не знаю, как объяснить, мне наскучило ничем не заниматься. Я всегда работал. А теперь ничем не занят. Да, есть ты, есть дети, но я хочу реализовать себя, применить свою энергию куда-либо. Я хотел с тобой посоветоваться, думаю, мне стоит заняться каким-нибудь бизнесом. Ты, если захочешь, можешь помогать мне. Что скажешь? Нао, не молчи.
-А что сказать?
-Что ты думаешь?
-Пауль, разве нам не хватает денег?
-Понятно, ты против.
-Как я могу быть против. Но и не за. Ты знаешь, что можешь делать все, что захочешь. Я уважаю тебя и, естественно, твои решения. Только мне кажется, это может повредить нам.
-Как? Что ты, глупенькая! Я всего лишь буду ходить на работу в будни и все. Пойми, мне это необходимо. Хочешь, давай Алекс и Ли возьмем. Им, наверняка, тоже надоело слоняться по миру, бездумно тратя деньги.
-Пауль, милый, мы так хорошо живем. Конечно, это глупо, но мне будет трудно не видеть тебя целыми днями. Ведь мы уже пять лет не расставались.
-Нао, Нао, я же говорю, давай займемся этим вместе. Решим, в какой области нам будет интересно работать, откроем фирму, реализуем себя.
-Я себя хочу реализовать только для тебя и детей.
-Значит, ты против.
-Нет, поступай, как знаешь. Надеюсь, эта затея не навредит нам.
-Конечно, нет, малыш, - Пауль был доволен, что жена уступила, и быстро уснул.

Наоми не спалось. Впервые за долгое время ее охватили дурные предчувствия. Но человек не может совершать поступки на основе исключительно интуиции. К сожалению… Если бы знать наперед, какой твой шаг принесет тебе удачу, а какой - окунет в море проблем. И, все равно, в человеке побеждает вера в хорошее, надежда на лучшее. Люди – оптимисты. Если бы… Но все это вспоминается потом, когда уже поздно.

Отдых у океана не бывает плохим. Вода, солнце, пальмы, песок. Любимые люди и друзья рядом. Самая прекрасная обстановка для принятия решений. На предложение Пауля открыть семейный бизнес с их участием, Алекс и Ли ответили согласием. Им действительно надоела их праздная жизнь. Все нюансы решили оставить до возвращения в Париж, куда через некоторое время улетали все, включая Алекс и Ли.

Удача опять повернулась лицом к Паулю и Наоми. Через два года они владели преуспевающей винодельной компанией. Паулю вовремя подвернулось предложение о продаже компании-банкрота. Благодаря усилиям, вложенным денежным средствам и силам, дела уже через год пошли вверх, а потом и вовсе фирма оказалась в числе тройки лидеров.

Конечно, пришлось попотеть. Ведь виноделие – область абсолютно не знакомая в начале деятельности для Пауля. Руководили компанией Пауль Штольц, Алекс и Ли Тонг. Наоми отказалась в этом участвовать. Душа не лежала. Да и забот постепенно все прибавлялось. Появились новые знакомые. Нужно было устраивать приемы, презентации.

Среди клиентов и партнеров было несколько русских. Наоми так соскучилась по родной речи, что даже была рада общению с ними. Свое знание русского языка Пауль и Наоми объясняли тем, что долгое время жили в России.

На одном из приемов чете Тонг представили бизнесмена из Москвы. Господин Торопов выказывал явную заинтересованность в винодельческой продукции Тонгов.
-Я представляю очень крупную компанию. У нас есть филиалы в других странах. Мы могли бы предложить вашей компании сообща завоевывать рынки сбыта. – Сказал гость из России.
-Спасибо, конечно. Но, вы знаете, господин Торопов, мы в этом не нуждаемся. Согласитесь сами, зачем нам вы, когда завоевать чужой рынок лучше без помощников. Вам же надо будет проценты платить. Не обижайтесь, но вынужден вам отказать.
-Конечно, господин Штольц. Я все понимаю. Но хочу пригласить вас в гости в Москву. Мы могли бы найти точки соприкосновения для взаимовыгодного сотрудничества. Думаю, госпоже Тонг с детьми тоже понравилась бы моя страна.
-Нет - нет. Благодарим вас, - заторопилась отказаться Наоми, вышло это даже немного грубовато, - мы обдумаем ваше предложение. Но в ближайшее время у нас вряд ли что-то получится.

Когда Торопов отошел, Пауль недоумевающе посмотрел на жену.
-Нао, ты что? Нельзя так с клиентами разговаривать. Он закупает у нас крупные партии. Что с тобой?
-Он мне не нравится, дорогой. Не нравится и все! Я не хочу даже слышать о возвращении в Россию! Ни о твоем, ни о моем. Это слишком опасно.
-Ты совершенно зря волнуешься. Я никуда не собираюсь, но даже если и соберусь, там нам ничего не грозит. Ладно, поговорим об этом дома.

Пауль отошел к другим гостям. Подошла Алекс.
-Нао, милая, что с тобой? На тебе лица нет. Тебе плохо?
-Алекс, пойдем выйдем в сад. Что-то мне душно.

Когда дамы вышли на свежий воздух, Наоми поделилась с сестрой своими мыслями:
-Алекс, у меня плохие предчувствия. Не знаю, почему, но мне хочется бежать отсюда.
-Как ты можешь такое говорить! Ты достаточно времени в своей жизни скрывалась. Не надоело? И почему вдруг? Мы столько сделали, столько сил вложили в наше дело, не понимаю тебя. Возьми себя в руки, Наоми. Это у тебя просто депрессия. Когда ты была у врача?
-Причем здесь врач, - злилась Наоми, - почему никто меня не слушает!
-А какие у тебя факты для опасений? Чего ты начала бояться?
-Не знаю. Но чувствую что-то.
-Слушай, я знаю отличный способ вылечить твою хандру. Поехали в бар после приема, напьемся, как две хрюшки. Утром у нас будет болеть голова, мы вспомним, как нам было хорошо, когда мы были трезвыми и захотим только одного – чтобы прошла голова. Уверяю тебя, это будет твоя самая большая проблема. Мы с Ли всегда так делаем.

Наоми улыбнулась, обняла сестру.
-Как у тебя все просто. Нет, Алекс, такой радикальный способ забыть свои проблемы не для меня.
-Ну и зря. Ладно, не грусти. Завтра ты обо всем забудешь. Может ты беременная?
-Нет, ты что?! Я пока не готова к этому. Ваша винодельческая деятельность - как ребенок. Так что не говори ерунды.

После приема, когда Наоми с мужем остались одни, Пауль заговорил первый:
-Нао, я начинаю подумывать над предложением Торопова. Он – крупный предприниматель, возможно, что мы могли бы расширить наше сотрудничество в других областях в дополнение к виноделию.

Наоми сразу поняла, к чему клонит ее муж.
-Я не отпущу тебя туда ни за что! Считай, что это мой ультиматум. Как ты не понимаешь, в России нам будет опасно находиться. Вспомни, как мы покидали страну, особенно ты. У нас могут остаться враги. А если тебя кто-нибудь узнает? Что тогда?
-Мадам Тонг, ты сама себя накрутила, вот и нервничаешь. Твои опасения беспочвенны. Твой бывший муж в тюрьме. Мартынесюка больше нет. Кто еще? Все. У тебя другая внешность, меня тоже трудно узнать. Так что, если я сочту приглашение Торопова выгодным и перспективным, думаю, нам стоит съездить. Торопова мне рекомендовали сразу несколько знакомых. Он хорошо известен в нашем бизнесе.
-Я не поеду, это однозначно. Ну как ты не понимаешь, что эта поездка может стать опасной!? Как тебя отговорить? Тебе что, денег мало?
-Нао, это спортивный интерес. Не в деньгах дело. Я хочу, чтобы моя фирма прогрессировала, развивалась, расширялась. И потом, разве ты не соскучилась по родине? Не думаю, что нет. Я хочу проведать могилу родителей. Ты бы на кладбище свою маму навестила. А то ведь могилки наших стариков травой поросли.

У Наоми на глазах выступили слезы.
-Ты сыпешь соль на рану. Это нечестно. Я просто не могу поехать.
-Давай, я поеду на разведку, один. Потом позвоню тебе, ты прилетишь, и все будет хорошо. Детей оставим на Алекс и Ли. Няня поможет. Какие еще проблемы?
-Я вижу, ты уже все для себя решил.
-Да. Я очень хочу съездить. И поеду…
-Не могу же я удерживать тебя силой. Пренебрегая мной, моим нежеланием, опасениям, ты поедешь. Что ж. Надеюсь, я ошибаюсь. Но я все равно не поеду туда. У меня есть двое детей, я должна помнить и заботится о них.

В это время, по дороге в отель, российский бизнесмен Торопов Игорь Викторович звонил в Москву шефу.
-Да, все прошло нормально. Прием хороший. Думаю, босс, я заинтересовал Штольца своим предложением. Хотя жена его была настроена враждебно. Надеюсь, что скоро к нам в гости приедет потенциальный партнер из Франции.
-Молодец, Игорь. Умеешь уговаривать.

На том конце провода повесили трубку.

«Да, - подумал Игорь Викторович, - мир тесен. Поглядим, как будут развиваться события».

Через две недели Наоми и Пауль стояли в аэропорту. Объявили посадку на рейс до Москвы. Супруги прощались. Муж улетал с чувством радости. Жена отпускала его нехотя. На душе было неспокойно.
-Милый, звони мне почаще. Как прилетишь, как устроишься, о ходе переговоров.
-Ты точно не прилетишь ко мне?
-Нет, в этом ты меня не убедишь. И не проси.
-Ну, малыш, выше нос. Ты навыдумывала кругом опасности. Все не так уж плохо. Я очень тебя люблю и, ради нас с тобой, со мной ничего не случится.

Поцеловавшись на прощанье, влюбленные расстались.

Идя на посадку в самолет, Пауль оглянулся последний раз на жену. «Женщины, никогда не знаешь, что от вас ждать. Всегда что-нибудь внушите себе, а потом вас разубеждай. Но все-таки как мне с ней повезло! Семь лет уже вместе, а каждый новый день живешь как будто медовый месяц, - с любовью и теплотой подумал Штольц, - мне будет ее не хватать. Но эта разлука ненадолго. Скоро вернусь. О, господи. Я еще не улетел, а уже скучаю по жене и детям».

Самолет набирал высоту. А внизу, на французской земле, от тоски и разлуки разрывалось сердце Наоми. «Глупая я, дурочка. Он же скоро вернется. Сама внушила себе страх. Все мои опасения беспочвенны. Он ведь будет звонить, да и я сама могу. А может, все-таки решиться и прилететь к нему в Москву? Нет!!! Прости меня, мама, но ты должна понять, почему я не могу тебя навестить и проведать твою могилку».

Продолжение следует...