Глава 6.

Две женщины сидели на скамейке в парке. Была ранняя осень. Светило нежное солнышко. Рим уже начинал превращаться в «вечный город» с желто-красными оттенками.
-Снова осень.
-Да…
-Ты как?
-Не знаю, даже. С одной стороны, хорошо, а с другой, тоже хорошо, если подумать... Ведь на все можно смотреть с разных точек. У каждой монеты две стороны.
-Ну, ты, правда, простила нас.
-Правда.
-А почему вообще не подходила к телефону? Пришлось даже прилететь к тебе из Парижа, чтобы удостовериться. Дела фирмы бросила.
-Хотелось побыть одной. Столько всего произошло. Все ведь по-новому приходится начинать. Теперь я одна, с детьми. Это трудно.
-А как они? Где сейчас?
-Улетели вчера в Лион. За ними приехала Анабель. Почти плача умоляла отпустить их погостить на пару недель у себя в усадьбе. Виктор параллельно названивал. Соскучились, говорят. Я, в принципе, и не против. У ребят ведь нет бабушек и дедушек. А Давоны так помогли нашей семье, что не знаю, как их благодарить. Особенно Анабель к Кристель тянется. Но я не ревную. Это глупо. Они, кстати, недавно из России вернулись. Переделывали надпись на надгробной плите. Теперь все правильно там написано: «Кристель Давон». Родители решили не переносить могилу во Францию.
-Правильно. Вообще, Давоны - классные старики. Это же благодаря им спецназ приехал. Виктор, когда мы не позвонили им, как договаривались, после прилета в Москву, забеспокоился. Он позвонил министру внутренних дел Франции (они хорошо знакомы). Тот позвонил министру внутренних дел России. А уже, в свою очередь, твой соотечественник начал что-то предпринимать. Пока узнали адрес Теплова, пока все бумаги по операции были подписаны… В общем, чудом успели тебя спасти. Вовремя мы с ними познакомились. Это я придумала!
-Алекс, ты «придумала». – Ника осуждающе посмотрела на подругу. – Что сделано, то сделано! Но твои придумки мне дорого обошлись.
-Ну, Ника. Я же хотела, как лучше.
-Все, проехали.
-А как ты пережила потерю Павла?
-Знаешь, я вообще не переживала особо. Не знаю, почему. Наверное, потому что за последние пройденные мною неприятности я стала другой. Ценности сменились.
-Но вы же так любили друг друга! Он не звонит?
-Нет. Так и не смог мне простить той ночи. Когда происходило объяснение его, почему он уходит, сказал: «У тебя был другой выход!» Тоже мне «Отелло». Когда мы с ним много лет назад познакомились, его не волновало, что я замужем. Мол, сейчас другое дело. Надо было по-другому… А как?! Убить Аркадия я не смогла бы, хоть и собиралась. А сразу вены резать не было возможности. Я ему говорю: «Извини, что не умерла». А этот гордец: «Нам надо пожить отдельно!» Да, черт с ним! Все мужики одинаковые – эгоисты первосортные. А ты с ним видишься?
-Нет, он отдал нам с Ли свою часть бизнеса. Уже давно не заезжал в гости. Ника, а ты не собираешься возвращаться в Париж?
-Нет. – Вероника закурила. – Мне нечего там делать. Италия – теперь мой дом.
-Боже, ты же не курила никогда раньше! – Алекс была возмущена. – Бросай, пока не втянулась совсем!
-Спасибо, дорогая, за совет. Это я так, балуюсь. После последней поездки в Россию приобрела вредную привычку. В больнице соседки по палате приучили. Хорошие девчонки, кстати были. Скоро в гости приедут. – Теплова задумалась, в памяти опять всплыли те события.

В спальне горел свет. Теплов спал, а его жена тем временем истекала кровью в ванной. Внезапно стало темно. Аркадий не проснулся. Через несколько минут раздалось несколько тихих хлопков. Какой-то шорох, шум. Что-то упало. Крики.

Теплов вскочил, в темноте стал искать Нику. Кровать была пустой.
-Ника, где ты? – Позвал он. – Что происходит?

Свет зажегся также внезапно, как и погас. В комнате стояло несколько человек в масках. Их оружие было направлено на растерянного Аркадия.
-Не двигаться, упал на пол, руки за голову. Быстро! – Жестким тоном произнес один из людей. – Вы арестованы. Ваши люди тоже, лучше не делайте глупостей!
-Выламываем дверь. - Раздались крики со стороны ванной. – Быстрее! Посвети в глаза. Все, умерла? Давай ее, вынимай живее. Вены пережми, может спасем еще! Врача срочно веди сюда.

В комнату внесли Веронику Теплову. Ее бездыханное тело положили на кровать. Простыня пропиталась кровью. Вода красного цвета стекала на покрывало. Запах крови наполнил комнату.
-Вероника! Что ты наделала? Глупая! Я же любил тебя! Понимаешь. Ника! – Аркадий попытался подняться и прижаться к жене.
-Лежать. Не двигаться! – Орал спецназовец.

Но Теплова это не остановило. Он все-таки поднялся, обнял Нику. Офицер пожалел Аркадия и позволил держать Веронику.
-Боже, сделайте хоть что-нибудь. Она жива? Я заплачу вам, заплачу много. Где врач? – Он смотрел на людей, ожидая ответа.

Один из стоящих с сожалением покачал головой. Офицер не знал наверняка, умерла ли женщина, но факты говорили, что вряд ли она жива. Столько крови потеряла. Не двигается.

Теплов заревел подобно раненому тигру. Потом заплакал. Как ребенок. Он никогда не плакал до этого с детства.
-Нет, ты так просто не отделаешься от меня.

Аркадий, неожиданно для присутствующих, бросился к изголовью кровати, туда, где лежали подушки, мгновенно достал спрятанный под подушкой пистолет, приставил к виску и застрелился. Спецназовцы тяжело вздохнули.
-Ну, теперь точно начальство шею намылит!
Вошел доктор.
-Что у вас тут?
-Два трупа, док. Явно, неудачная операция. Заложница тоже погибла. Теперь начальство с нас шкуру снимет. Вся операция решалась на высшем уровне. Жаль женщину. Я слышал, у нее двое детей осталось.
-Вы можете помолчать! – Рявкнул врач.
Все стихли и настороженно ждали, пока доктор осматривает тела.
-Ну, мужик – точно мертв, а вот дама – по-моему, еще держится. Срочно ее в машину несите. Может, еще успеем спасти!
-Док, ты уж постарайся, - с надеждой в голосе просил офицер. – Сам понимаешь, начальству же не объяснишь, что мы не виноваты, что она сама! Скажут, мы опоздали, мы и виноваты.
-Разглагольствуй меньше. Понесли!

Веронику откачали. Когда она, ничего не понимая, пришла в себя в палате реанимации, то не сразу вспомнила, что с ней случилось.
Зашел лечащий врач.
-Здравствуйте, моя дорогая. Рад, что вы очнулись. Хочу сразу вам сказать, что все в порядке. Ваша жизнь уже вне опасности. Близкие ваши тоже все живы и здоровы. Человек, захвативший вас, застрелился.
-Аркадий мертв? Но как? – Еле слышно спросила Ника.
-Он покончил с собой, когда увидел ваше окровавленное тело. Все подумали, что вы умерли. Мужчина не дождался доктора, который нашел у вас признаки жизни. Вот так все и было… Но вам нельзя волноваться, учтите. Слишком уж много крови потеряли. Вообще, благодарите бога! Еще несколькими минутами позже, и все…
-Спасибо, я поблагодарю Господа. Все-таки он существует.
-Пару дней к вам никого пускать не будут. А потом ждите гостей. Желающих вас увидеть очень много.

Когда доктор вышел, Вероника взглянула на свои руки. Они были перевязаны. Из-под бинтов выглядывали кончики пальцев. Ногти на них были коротко пострижены.

«Все-таки мои спецэффекты пригодились… Вот странно, я своей попыткой умереть фактически убила Аркадия. Зло возвращается злом. Надо эти дурацкие ампулы вынуть изо рта, а то треснут еще…»

Теплова с трудом достала три небольших ампулки. Чтобы случайно их никто из медперсонала не прихватил или просто не перепутал с другими лекарствами, она спрятала ампулы себе под бинты.

Теперь можно и отдохнуть. Вероника задремала. Большая потеря крови, стресс сделали ее очень слабой. Когда пришла в себя, увидела заходившего в палату доктора. Это оказался какой-то новый врач, незнакомый.

Ника не обратила внимания и снова прикрыла глаза. Очень хотелось спать. В это время мимо палаты проходила дежурная медсестра. У нее был небольшой перерыв, и та решила выпить чая в сестринской. На заходившего в палату реанимации врача сестра особого внимания тоже не обратила.

Мужчина, тем временем, вынул из кармана шприц, подошел к больной и собирался ввести лекарство женщине через капельницу, но в последний момент остановился. Он сел на кровать, прикрыл рукой рот Вероники, чтобы та не кричала.

Ника сразу очнулась. Непонимающе вглядывалась некоторое время в лицо доктора, не зная, что от нее хотят. Наконец, Вероника поняла…

Это был Антон. Глаза его блестели. Взгляд был затуманен. Свободной рукой он прижал палец к своим губам.
-Тсс. Не надо волноваться. Это всего лишь я, твой братик. Чего так испугалась, милая? Я руку уберу, а ты не кричи. Иначе накажу. Хорошо? – Спросил Антон, убирая руку.
-Это ты! Что тебе надо?
-Пришел убить тебя. – Просто ответил Тони. - А потом за остальных твоих дружков возьмусь. Мне удалось сбежать, когда спецназовцы подоспели. Так что, «шоу должно продолжаться», как пел великий Фреди.
-Боже, но зачем тебе это нужно? Ведь я твоя сестра!
-Какая чушь! Я не верю в это. Когда я в Америке стал бомжевать, неважно почему, пусть даже из-за моего пристрастия к рулетке, тебя рядом не было! Аркадий Николаевич мне помог. А сейчас он мертв из-за тебя! И чего нашел в тебе Теплов!? Вот он был великим человеком. Надо было тебя еще в Мексике убить.
-Почему же не убил?
-Аркадий Николаевич не разрешил. Его слово для меня – закон!
-А сейчас тогда что ждешь? Убивай, это легко. Сопротивляться я не буду, да и не смогу физически. Давай! Чего ждешь? Как ты собираешься свою сестру убить?
-Это не больно. Мгновенная смерть после попадания раствора в кровь.
-Ты больной. – Ника с трудом села на кровать. – Но я тебя прощаю. Позволь мне посмотреть тебе в глаза последний раз? Просто хочу увидеть, что чувствует человек, убивающий свою сестру.

Вероника начала ласково гладить брата по волосам. Она прижала руку к своим губам.
-Хочу поцеловать тебя на прощание, Тони. – Теплова прикоснулась к губам брата. Во рту раздался какой-то хруст. Но Ника уже с силой впилась в губы своего будущего убийцы.

Антон недоуменно посмотрел на сестру, потом почувствовал что-то во рту. Какая-то жидкость, мелкие осколки стекла…
-Ах ты, дрянь. Что еще ты придумала? Все, тебе конец! – Тони вскочил на ноги, попытался вставить иглу от шприца в трубку капельницы, но почему-то упал.

Вероника тем временем выплевывала изо рта осколки от ампулы. Но ее тело тоже перестало слушаться, и Ника соскользнула с кровати.

Они лежали рядом. Брат и сестра. Жертва и убийца. Когда-то близкие, а теперь совершенно чужие люди. Оба были парализованы. Тела не двигались. Они могли только говорить и смотреть в белый потолок.
-Гадина же ты! Зря я решил с тобой попрощаться.
-Зря. – Не возражала Ника.
-Что ты впихнула мне в рот?
-Лекарство одно. Очень эффективное. Мы с тобой еще часа три двигаться не сможем. Надеюсь, этого времени хватит для обнаружения тебя в моей палате. Знаешь, я пока умирать не собираюсь. Так что, решила рискнуть, наелась осколков, да и сама вот под действием препарата лежу. Но и ты, мой друг, бессилен.
-Стерва.
-Может быть. А что? Это лучше, чем быть мертвой паинькой. Знаешь, как это у меня из ума вылетело, я ведь могу еще и кричать. Ну-ка, попробуем. – Вероника набрала воздух в легкие и завопила, что было сил. – Помогите! Помогите! А-а-а! Убивают! Зовите охрану! Спасите!
В комнату вбежали люди.
-Слава богу, вы успели. Уберите от меня этого человека. Он пытался убить меня! Это мой брат, но, он, вероятно, сошел с ума. Он опасен! Я ввела ему и себе лекарство. Не было выбора! Еще пару часов мы точно двигаться не сможем. Надо связать его, пока не поздно.

Два санитара подняли Антона и понесли. Но, внезапно, Тони вырвался и побежал из палаты по коридору. Лекарство быстро перестало действовать, так как в кровь попало немного. Большую часть жидкости брат Вероники успел выплюнуть. Навстречу показались три охранника, вызванные врачом.
-Стой! – Закричали они и побежали за беглецом.

Антон метнулся, словно загнанный зверь, к одному из запасных выходу. Двойные стеклянные двери были закрыты и забиты. На стеклах было написано «ремонт» и «опасно». Тони пробил своим телом стекло и побежал вниз. Палата Ники находилась на 7 этаже. На лестнице было темно, ни одна лампочка не горела, но лунного света, проникающего сквозь окна, хватало, чтобы хоть как-то ориентироваться.

Впереди Антон увидел какую-то зияющую мглу. Он не понял, что это, и продолжал бежать. На что Тони не обратил внимания и не остановился, он понял, уже падая вниз, на железные прутья, торчавшие из бетона тремя этажами ниже.

Здание больницы было старым. Совсем недавно в нем начали менять часть лестничных пролетов, которые осыпались и были небезопасны. Вот там и закончил свой путь Антон.

Нике помогли дойти до тела погибшего брата. Она плакала. Ей было жаль Тони. Но себя в этот момент тоже стало жалко.

«Бедный мальчик. Попал под плохое влияние… Стал таким злым. Но что я могла сделать? Или он убил бы меня, или мне надо было защищаться. Я так захотела жить! Прости меня…»

Вероника отвлеклась от грустных мыслей и продолжила, улыбаясь:
- Хочешь, секрет расскажу? Только это пока тайна.
-Ну? – Алекс ожидающе смотрела на Нику.
-Я беременна.

Тишина повисла в воздухе. Алекс Тонг сначала не поняла до конца сказанного. Затем, осознав, что все-таки ждет Веронику в ближайшем будущем, бросилась обнимать подругу.
-Поздравляю! Слушай, я опять крестная буду. А Ли – крестным. Согласна?
-Вы же не отстанете! Придется соглашаться.
-Тогда вам надо с Павлом срочно мириться!
-Зачем?
-Так ведь он же опять папашей станет!
-С чего ты взяла, что он?
Опять тишина.
-А кто? – Почти заикаясь, спросила Алекс.
-Муж мой бывший! Кто еще-то?!
-Аркадий что ли?
-Алекс, конечно. У меня больше нет, пока бывших мужей. Той одной ночи хватило.
-Ты решила оставить ребенка?
-Конечно. Малыш ни в чем не виноват. Аркадий мертв, пусть хоть ребенок жить останется. Я не держу сейчас зла на Теплова. Все простила… Как-то само по себе так получилось. Так что, скоро у меня появятся новые, теперь уже приятные заботы.
-Слушай, ну ты сумасшедшая! – Нежно сказала Алекс Тонг. – Но я тебя все равно люблю. А как назовешь малыша?
-Я уже решила, нашла универсальное имя – и для мальчика, и для девочки. Тони!
-Понятно, в честь кого…
-Он был хорошим до определенного момента. Просто, так сложились обстоятельства.
-Ну, ладно, давай пройдемся. Ты мне обещала экскурсию устроить по городу!
Ника и Алекс поднялись.
-Знаешь, я почти абсолютно счастлива сейчас. Я, почему-то верю, что все у меня будет хорошо. Не Павел, так другой. Найду себе очередного мужа и буду с ним счастлива. Самое главное – это дети. Врагов у меня больше нет. Все плохое осталось позади. Впереди – только хорошее. Надо верить…

-Синьора Теплова, как ваше самочувствие?
-Спасибо, доктор. Все нормально.
-Анализы у вас хорошие. УЗИ показало, что все идет по плану. Сейчас у вас 39 недель. Думаю, что роды могут скоро начаться. Лучше, чтобы вы побыли эти ближайшие несколько дней у нас в клинике.
-Хорошо. Это будет даже лучше. Мои дети отдыхают у бабушки и дедушки во Франции. Так что беспокоится особо не о ком.
-Ваш муж будет присутствовать на родах.
-Я не замужем.
-Извините.
-Ничего. Я совершенно не переживаю по этому поводу.
-Синьора Теплова, к вам посетитель. - В палату вошла медсестра и внесла огромный букет роз.
-Наверное, мои друзья приехали поддержать.
-Спасибо, что не отнесла меня к разряду врагов. – Послышался мужской голос.
Ника посмотрела на входящего мужчину.
-Ты?
-А что, нельзя?
-Чем обязана?
-Приехал навестить.
-Ну, спасибо. Проходи.
-Что так равнодушно встречаешь?
-Павел, а чего ты хочешь увидеть? Мне что на шпагат от радости сесть? – Иронично спросила Ника.
-Нет, просто улыбнись.
Вероника деланно показала свои белые зубы.
-Доволен?
-Ладно, сойдет.
-Это тебе Алекс и Ли «по секрету» рассказали, где я?
-Ника, а больше некому.
-А они не забыли тебе сказать, что ребенок, которого я жду, не от тебя.
-Причем здесь это?
-Слушай, Паша, я тебя не понимаю. Зачем ты пришел? Нервировать меня перед родами? Очень заманчиво, но думаю, тебе лучше уйти.
-Вероника, у меня к тебе дело. Ты можешь выслушать?
-А у меня есть выбор?
-Есть. Выбор всегда есть. Ой, прости. Я не в том смысле. Просто скажи, чтобы я убирался к чертям.
-И ты уйдешь?
-Вообще-то нет. – Игнатов широко улыбнулся. – Но сказать можешь.
-Ладно. – Ледяной тон Тепловой немного смягчился. – Остряк. Излагай.
-Я скучал.
-Во как!?
-Правда. Прости меня, я был не прав.
-Банальные стандартные фразы. Зачем тебе все это? Зачем мне все это? Мы стали чужими людьми. Ты не видел меня полгода. За это время все изменилось. В первую очередь – я. Пойми, что у меня теперь своя жизнь, а у тебя своя. Ребенок мой от Аркадия. И меня это ничуть не смущает. С твоими детьми ты можешь видеться в неограниченном количестве. Но меня оставь в покое. Хорошо?
-Малыш. Я был идиотом. Слепая ревность задушила мой разум. Сейчас все иначе. Давай забудем все плохое, что было. Начнем все сначала. Я готов усыновить ребенка. Клянусь, он никогда не заподозрит даже, что я не его отец.
-Ой, мама. – Вероника испуганно заерзала.
-Что с тобой?
-Кажется, воды отходят. Вот принес тебя черт. Придется рожать на неделю раньше.
-Ника, так может, тогда это мой ребенок? Может, роды идут по плану?
-Да что ты ко мне пристал! Врача зови срочно!
-Я сейчас, любимая!

Павел побежал за доктором.

А Вероника Андреевна Теплова сидела и плакала. Слезы скользили по ее лицу. Она с трудом дышала. Но на душе было хорошо – спокойно и радостно.

«Придется простить этого дурака. Все же, настоящая любовь на дороге не валяется. Поверю, что раскаялся. А вдруг, это действительно его ребенок? Хотя, мне это неважно! Господи. Помоги мне выдержать роды. Больно это все-таки очень!»

Конец

Иллюстрации к роману выполнены Лидией Кузнецовой