Глава 3.

События в ресторане развивались следующим образом. Это все была часть заранее обдуманного плана.

Ника специально одела шляпу с большими полями и темные очки. Когда они с Алекс пришли в ресторан, сели за столик в отдельной кабинке, то подозвали официанта, сунули ему двести евро.
-Послушайте, мсье Андреа, - прочитала Нао на визитке, прикрепленной к форме, - у нас к вам небольшая просьба. Дело в том, что я замужем и мой муж нанял человека следить за мной. – Наоми почти не обманывала. – Но мне просто необходимо выпасть из поля зрения на несколько часов, причем так, чтобы это не было заметно. Думаю, не стоит вам объяснять, зачем… Мое отсутствие в кабинке будет достаточно долгим. Мы уедем, когда стемнеет. Прошу вас не обращать внимание на все те странности, которые будут происходить за нашим столиком. Нам так же необходимо, чтобы другие посетители и официанты не заглядывали к нам. И, - сделав паузу, продолжила Тонг, - держите рот на замке, а то я замужем за мафией. Если он узнает про то, что вы мне помогали, ничего хорошего вам не светит.
-Это уж точно, - подтвердила Алекс.

Когда официант вышел, Наоми села за стол.
-Выпьешь на дорожку? – Спросила Алекс.
-Нет, дорогая, ты что. Нельзя перед операцией.
-Боишься?
-Да. Боюсь, что у нас ничего не получится!
-Нао, надо верить, малышка.
-Твоими бы устами… Ладно, мне пора идти. Шляпу я к спинке стула прикрепила надежно. Не должна упасть. Теперь они будут думать, что я сижу здесь. Врач уже ждет меня. Нанятая актриса придет уже в конце, перед самым уходом из ресторана. Так будет лучше. Она должна все сделать правильно. Проследи, чтобы ни дети, ни Клари не видели ее, пока она будет на моем месте. Вечером все уже будут спать, а утром скажи, что я очень плохо себя чувствую. Когда Кристель и Алекс уедут в школу, отвези актрису в нашу городскую квартиру. Пусть она сидит там безвылазно 3 дня. Дома всем скажите, что у меня много дел в Париже. Эти следопыты, что шпионят за нами, все равно будут знать, что я, т.е. мой двойник, нахожусь безвылазно дома и опасаться чего-либо непредвиденного с моей стороны нечего. Через три дня встречаемся здесь же. Ты заедешь за мной, т.е. за актрисой, привезешь ее сюда. Здесь же и расплатись. Скажи, что она должна молчать об увиденном всего одну неделю. Потом нам будет уже все равно. Я буду ждать вас здесь в восемь вечера. Пусть актриса зайдет в женский туалет, там мы поменяемся одеждами. Сначала выйду я, а потом уже она, и пусть сразу уходит.
-Все так и будет. Не переживай.
-О детях позаботься. Все, пока. До встречи.

Наоми незаметно сползла со стула и на корточках вышла из кабинки и скрылась через запасной выход. Никто не обратил на это внимания. Алекс начала исполнять свою часть программы. «Шоу начинается, - с некоторым весельем подумала она. – А то я уже соскучилась по своей давней работе, когда еще выступала танцовщицей в шоу транссвеститов. Жизнь была у меня до этого скучной. Приемы, банкеты, встречи, переговоры. Тьфу! У каждого артиста есть та роль, о которой он мечтает всю жизнь. Сейчас я проведу, скажем, генеральную репетицию, вспомню, так сказать молодость. Ведь впереди у меня Моя роль!»

-Официант, - позвала дама из кабинки, - нам с подругой по текиле, для начала. Из еды – что-нибудь на ваш вкус.
Вошедший официант немного удивился увиденному, но вида не подал. За те деньги, что ему заплатили, он не удивился бы даже, если бы на пустующем месте Наоми не сидела, так скажем, одна шляпа, а сам Элвис Пресли.
-Наоми, давай выпьем за твое здоровье. Тебе сейчас будет нелегко. Ой, у тебя ресничка на щеке. Дай, я стряхну ее. – Алекс входила в образ. Ведь ей предстояло несколько часов изображать сразу двух человек. Но, долго ли, умеючи!

Когда пришла дублерша Наоми Тонг, это стало еще проще. Нужно учесть еще и тот факт, что за время своего «бенефиса» Алекс так набралась спиртного, что роль пьяной женщины была сыграна просто натурально.

А в это время Наоми Тонг лежала на операционном столе. Над ней склонился хирург. На столике, рядом с инструментами, лежала фотография Вероники Тепловой. Именно это лицо теперь будет у пациентки. Перед тем как заснуть под наркозом, Нао вспомнила, какой несчастной она была с той внешностью, какую хотела себе вернуть снова. «Когда-то, перед тем, как стать Наоми Тонг, я сказала, что новая внешность означает новую жизнь. А что будет означать эта очередная смена декораций? Жизнь, а может, вообще смерть? Я снова стану Тепловой. Что там, впереди…»

Операция прошла успешно. Те три дня, что необходимо было пролежать в больнице, практически заново рожденная Вероника Теплова много размышляла. Часто думая о Павле, Ника молила бога, чтобы с ним ничего не случилось. Хотя она понимала, что обращаются с ним, наверняка, ужасно. Когда мысли возвращались к детям, то на глазах появлялись слезы, а дышать было невозможно оттого, что глухие рыдания просто душили Нику…

Наконец, пришло время выписываться.
-Доктор, я вам достаточно заплатила? Вы не обижены из-за оплаты вашей работы и молчания о том, что здесь происходило?
-Нет, мадам, что вы?! Той суммы, которую вы дали, хватит еще на три операции.
-Я рада, что вы довольны. Тогда окажите мне еще одну небольшую услугу. Мне нужно, чтобы вы наложили грим и вернули мне на время мое прошлое лицо.
-Но, мадам, ведь у вас же совсем другая форма глаз, губ, скул! Другой нос!
-Я буду носить очки. А форму губ можно подкорректировать косметическим карандашом и помадой.
-Мадам, даже не знаю… Я могу всего лишь попытаться. Точного сходства я не могу гарантировать.
-Тогда приступайте. Посмотрим, что получится.

После нескольких часов, усилиями доктора, Ника стала походить на азиатку. Естественно, что сходство было небольшим. Но, когда Вероника надела очки, накрасила и подвела губы, сходство с Наоми Тонг было вполне сносным.
-Спасибо, доктор. – Благодарила Ника. – Вы мне очень помогли. Сколько будет держаться грим?
-Думаю, не больше трех дней. Это при условии, что вы не будете умывать лицо. Два дня продержится точно. Старайтесь не особо мимикой упражняться. Это может ускорить процесс прихода в негодность вашего грима.
-Спасибо. Вы очень милый человек. Я желаю вам счастья и удачи.
-Мадам, за эти несколько дней я был очарован вами. Даже не знаю, зачем вам все эти перевоплощения, но, к какой бы цели вы не стремились, желаю вам ее достичь. Такая женщина как вы, не может желать зла никому!
-Доктор, все мы в жизни храним в своих душах не только добрые и светлые помыслы. Только все зависит от обстоятельств, в которых эти помыслы рождаются.

Вероника Андреевна Теплова слегка улыбнулась, чтобы не повредить грим, пожала доктору руку и ушла.

Она встретилась с Алекс в том же ресторане, что и рассталась, спустя три дня. Зайдя в туалет, Ника дождалась свою дублершу, поменялась с ней одеждами, одела все ту же шляпу и очки.
-Нао, - встречала подругу радостным возгласом Алекс, - как я соскучилась. – Они обнялись. – Ты как будто и не изменилась.
-Это грим. Я тоже по вам всем скучала. Особенно по детям.
-Да, а я думала, что по мадам Клари. – Пошутила Алекс.
-Уж эту старую грымзу я век бы не видела. Итак, грим продержится недолго. У нас всего три дня на все про все.
-Господи, целая вечность впереди! Что мы будем так долго делать?!
-Алекс, перестань резвиться! – Осадила Ника подругу. – У нас впереди очень опасная схватка. Дай бог, если мы все выйдем из нее живыми.

Алекс притихла и постаралась оправдать свое веселье:
-Малышка, я тебя пытаюсь поддержать!
-Спасибо тебе большое. Но сейчас не время веселиться. Как прошло мое отсутствие?
-Все о,кей. Никаких проблем. Дублерша попалась сообразительная. Слушай, Нао, ты бы видела, какое я тут в ресторане шоу устроила, когда одна за двоих в кабинке сидела. Мне нужно Оскара дать за главную женскую роль. Нет, конечно, ты у нас главная, но в тот момент тебя ведь не было. Как я импровизировала! Это что-то! Ой, прости, прости. Продолжай.
-Алекс, я доверяю вам своих детей. Я не буду знать, где вы находитесь, что делаете, не смогу с вами связаться. Если в Москве все пройдет нормально, мы с Павлом, или я одна, поедем в Париж. Будем там две недели. Кто-нибудь из нас будет ежедневно гулять по Монмартру. Если вы не объявитесь, мы переедем в Брюссель. Там мы будем ждать вас у Маникен Пис ежедневно. Вы должны будете нас найти. Пообещай, что убережете моих детей?
-Наоми. – Алекс стала очень серьезной. Она взяла Нао за руку, посмотрела ей в глаза. – Клянусь тебе, что с ними ничего не случится. Мы спрячем их так надежно, что тебе даже нечего бояться. Они для нас как родные дети. Поверь, со мной и с Ли – они в безопасности.
-Верю, Алекс. Спасибо тебе. Тебе и Ли. – Из глаз Наоми покатились слезы. – Ой, вот глупая. Мне же нельзя плакать, весь грим сейчас смою! Все, все. – После минутной паузы, Нао продолжала, - ты всегда была мне как сестра, а Ли как брат. К сожалению, я потеряла связь со своим родным братом и даже не знаю, что с ним сейчас. Вы заменили мне семью. Если бы не ты, не было бы и меня, и моих с Павлом деток. Алекс, не подведи меня. После операции с переводом денег у вас будет их достаточно на безбедную жизнь. Если нас не будет с Павлом в живых, дайте им все, как родные родители – любовь, ласку, воспитание, заботу.
-Я даже не хочу об этом слышать. Что еще за «если нас с Павлом не будет в живых»?! Мы все встретимся в Париже и все! Лучше послушай, что я тебе скажу, Наоми, думаю, Клари что-то замышляет.
-В каком смысле?
-Я о детях.
Наоми побледнела, даже слой грима не смог скрыть ее испуг.
-Говори.
-Нао, через три дня как раз день рожденье твоих малышей. Так вот, пока тебя не было, она решила все-таки собрать большой детский маскарад. Мы ведь давно планировали это. Костюмы у ребят и всех друзей Кристель и Алекс уже давно готовы. Но в свете произошедшего никто не рассылал приглашения. Клари попросила меня позвонить тебе в Париж, т.е. твоей дублерше и сказать, что считает необходимым устроить праздник для детей. Наверняка, это неспроста.
-Скорее всего.
-Я позвонила. Дублерша, узнав, что это я, и получив ранее указания, в случае моего звонка принимать все мои предложения, ответила согласием.
-Алекс, как все некстати.
-Зря ты так говоришь, Наоми. Клари ведь не знает, что мы знаем, что она работает против нас. Поэтому у нас есть преимущество. Эффект неожиданности, так сказать. Я эту фразу в каком-то фильме слышала. А плюс создавшейся ситуации в том, что людей на празднике будет много, и люди Теплова не посмеют предпринять никаких особых действий против нас. Скрыться незамеченными будет проще, ведь все будут в маскарадных костюмах. Мы с братом все продумали. В разгаре праздника Ли вместе с детьми уедет. Он продумывает сейчас детали. А я поеду в офис и проконтролирую перевод денег не на те счета, что указал твой бывший муж, а на наши. Надо будет временно изолировать Лински, чтобы не сообщил своим нанимателям раньше времени, что их план не удался. Они, конечно, все равно узнают. Но, чем позже, тем лучше. Потом мы встретимся с Ли и детьми и на время выпадем из поля зрения.
-Звучит все очень легко и просто. Алекс, а получится ли?
-Должно! Но ты уже не думай об этом. Твоя задача – спасти мужа. Слушай, а почему ты так категорично настроена против того, чтобы обратиться за помощью в полицию?
-Это не обсуждается.
-Все, Наоми. Молчу.
-Ну, пора ехать домой. Через три дня наступит развязка этой истории на территории Франции. Центром событий станет Россия. Жаль покидать эту страну, здесь мы с Павлом провели немало прекрасного времени. Опять лирика… Все! Поехали.

Домой подруги приехали, как и три дня назад, когда все уже спали. Когда Ника зашла в свою спальню, на столе лежала записка от детей. «Милая мамочка, - писали они, - мы очень соскучились по тебе и папе. Особенно по папочке. Когда он приедет из командировки? Скоро ведь наше день рожденье. Не забудь, что ты обещала нам подарить живого пони. Спокойной ночи».

Вероника прижала листок бумаги к сердцу, потом поцеловала и положила в свою дамскую сумку. Именно с ней она собиралась лететь в Россию.

В следующие два дня Ника совсем не выходила из своей комнаты. Она боялась, что при дневном свете станет заметен грим, а напрасно рисковать не хотелось. С детьми Вероника виделась по вечерам, когда темнело. Она заходила к ним в комнаты, читала сказки на ночь, прижимала к себе. Ее душа разрывалась от сознания того, что их совместное пребывание близится к концу. Ночами Ника почти не спала. И моральное состояние было ужасным, да и боялась, что грим испортится.

Наконец наступил день маскарада. Дети не пошли в школу. Когда они, после завтрака, выбежали во двор, то увидели пони, жующего цветы с любимой маминой клумбы.
-Мамочка, мамочка, - кричали они на перебой, - спасибо тебе. Ты самая лучшая. Мама, выходи скорей, посмотри, какой пони славный.

Лошадка и впрямь была занятной. На нее надели детское сиденье. Кристель и Алекс стали спорить, кто поедет первым.
-Конечно я, - с уверенностью заявил мальчик, - потому что я старше на пятнадцать минут.
-А я девочка, - констатировала факт Кристель, - а девочкам надо уступать.
-Алекс, - пожурила сына подошедшая мама, - твоя сестра права. Ты ведь мужчина. А все мужчины идут на уступки женщинам.
-Ладно, - с обидой в голосе согласился Алекс, - зато мальчики вырастают сильными, а девчонки – нет. – Но брат все-таки помог сестре залезть на пони.

Зазвонил телефон. Снял трубку Ли.
-Это тебя, - он передал трубку Наоми. По выражению его глаз Нао поняла, что ничего хорошего предстоящий разговор не предвещает.
-Я слушаю.
-Здравствуй, моя дорогая. Как давно мне не приходилось вот так живьем слышать твой голос. Все в записях, да в записях.

Наоми отошла подальше в сад от резвящихся детей.
-Говори, что тебе надо.
-Какая ты стала грубая. Ни здравствуйте, ни радости в голосе. Это неприлично. А ведь ты очень сильно зависишь от меня. Ты знаешь, о чем я говорю?
-У меня есть еще один день. Завтра все кончится. Ты, Теплов, получишь все, подожди несколько часов. А сейчас я не хочу с тобой разговаривать.
-Ника, любовь моя, я звоню всего лишь поздравить твоих милых деток с их днями рождениями. Пожелать им всего хорошего – папу увидеть, например.
-Замолчи, подонок. Я тебя предупреждаю, не причиняй моему мужу боли больше!
-Это ты заткнись и слушай меня, - заревел Теплов в трубку. – Во-первых, твоим мужем все еще являюсь я, а во-вторых, если ты попытаешься меня обмануть, то никогда не увидешь ни мужа, ни детей, ни своих мерзких китаез. Запомни мои слова и хорошенько подумай.
-Мой муж Павел, а ты – мерзкое отродье, которое отравляет атмосферу земли своим существованием.
-Ну, довольно. Меня даже радует твоя агрессия. Значит тебе плохо. Я позвоню завтра, когда получу деньги. – Теплов повесил трубку.
-Подонок, - прошипела Ника. Со злости она ударила кулаком о ствол стоявшего рядом дерева.

От сильного удара у нее сломался ноготь. Вероника с сожалением посмотрела на болтавшийся кусок ее некогда длинного и красивого ногтя, и вдруг ее осенила идея. Теплова прищурилась, затем губы ее тронула легкая улыбка. Когда Ника так улыбалась, это означало что-то хорошее.

Близилось время начала праздника. Стали собираться первые гости – родители с детьми, наряженными различными персонажами. Алекс и Кристель побежали переодеваться. У них были очень нарядные костюмы, они изображали маленьких эльфов. На спины они надели большие крылья.

Нике с трудом удавалось играть роль хозяйки праздника. Необходимо было улыбаться и поддерживать светскую беседу. С большим удовольствием Вероника ушла бы к себе в комнату, но надо было приглядывать за детьми. Подошла мадам Клари:
-Мадам, я бы хотела съездить с детьми сегодня вечером на детский мюзикл в Париж. Они давно просили. Вы не возражаете?
-Мадам Клари. Я не разрешаю вам этого.
Лицо няни побледнело.
-Мадам, но ведь у детей день рожденье. Почему вы отказываете им. Ведь в этот день принято все разрешать своим детям.
-Они устанут к концу праздника. Им будет тяжеловато еще и на представление ехать.
-О, прошу вас разрешить нам эту экскурсию. – Клари явно нервничала.
Теплова испытывающе посмотрела на воспитательницу. В это время подошел Ли.
-Как дела, дамы? Что это наша няня такая невеселая?
-Мадам не разрешает мне съездить с детьми на мюзикл в Париж. – Обратилась к мужчине Клари.
-Наоми, милая, в самом деле? А почему?
-Они могут устать. Слишком много впечатлений тоже много. – Нао не уступала.
-Глупости. Детям будет только лучше. Во сколько вы собираетесь поехать? – Спросил Ли у няни.
-Часов в шесть, пол седьмого.
-Наоми, - Ли подошел и взял Нао за руку, сильно сжал ее и ласково посмотрел в глаза. – Отпусти детей с мадам Клари. Уверен, это не повредит.
Наоми не понимала всего, но то, что у Ли был какой-то план, было ясно.
-Хорошо. Но это будет под вашу, Клари и твою Ли, ответственность.
Лицо Клари расплылось в радостной улыбке.
-Спасибо, мадам, спасибо, мсье.
Ника с тревогой посмотрела на брата. Тот обнял ее и на ухо прошептал:
-Нао, все идет по плану. До шести часов нас уже здесь не будет. Будь готова к 17.00. Не знаю, что ты там с собой берешь, но не слишком затаривай чемоданы, - пошутил Ли. – В назначенное время будь у фонтана в центре сада.

Вероника хотела узнать более подробно то, что называл планом ее брат. Ей было абсолютно непонятно, каким образом он вместе с ней и детьми собирается куда-либо деваться из центра сада! От полной неизвестности Ника даже подумала, что Ли нашел какой-нибудь подземный ход и собирается его использовать для побега, но быстро отвергла такую идею. Совсем недавно велись озеленительные работы, но сообщений об обнаруженном подземном ходе не поступало.
«Ладно, - решила Теплова, - Ли не может относиться к этому несерьезно. Слишком велика опасность. Доверюсь ему, как когда-то давно…»

Ника пошла в дом. Проходя мимо комнаты воспитательницы детей, Наоми заглянула в приоткрытую дверь. Мадам Клари была занята сбором вещей. «Крысы бегут с тонущего корабля. Только, надеюсь, этот корабль – не «Титаник». Иначе, мы все погибнем. Жаль, я не могу высказать ей все, что думаю. Но, я верю, что зло наказуемо, и ее выбор жизненного пути не принесет Клари счастья!»– Теплова пошла к себе, надо было собрать все документы.
В три часа кто-то постучался в дверь.
-Войдите.
-Это я, - зашла Алекс. – Мне нужно сейчас уехать в Париж. В офисе есть несколько важных дел. Ты же знаешь, что завтра нас ждут большие перечисления. Завтра все изменится.
-Да, Алекс. Этот дом уже не будет принадлежать нам. Квартира и фирма тоже. Что с нами будет?
-Что-нибудь, так уж точно будет.
-Удачи тебе, сестра. – Наоми обняла Алекс.
-До встречи, когда все закончится! – сказала Алекс и вышла из комнаты. Она направилась в гараж, села в свой кабриолет и, как ни в чем не бывало, поехала, напевая что-то под нос.

Следившие за домом люди Теплова ничего необычного и подозрительного не замечали. Все шло, как они думали, по подготовленному сценарию, ведшему к разорению семьи Тонг.

Было четыре часа, когда Алекс зашла в свой кабинет Парижского офиса.
-Позови ко мне Лински. – Сказала она зашедшей секретарше.

Через пять минут появился поляк. Он не был похож сам на себя. Глаза бегали, лоб покрылся потом. Светлые редкие волосы на голове были всклокочены. Было видно, что он очень волнуется.
-Что с тобой, дружище? – Спросила Алекс наивным голосом. – Ты очень взволнован? Что такое?
-Да ничего, это просто из-за завтрашнего дня. Очень трудный будет день. Ведь у нас появятся другие хозяева. – Врал Вацлав Лински.

Разумеется, Алекс знала, что это волнение связано с тем, что Вацлав будет принимать непосредственное участие в переводе денег. За несколько дней до этого Теплов поставил условие, чтобы подпись Лински сделали главной. Без нее теперь ни один франк нельзя было перечислить. Конечно, это выдавало, что поляк в сговоре с Тепловым и его людьми, но что меняло теперь это знание для жертв Аркадия. Ровным счетом ничего.
-Вацлав, знаешь, я вот давно хотела тебе сказать, у тебя столько женщин, ты меняешь их как перчатки. А вот мною, как женщиной, ты никогда не интересовался. Почему?
Вопрос начальницы удивил Вацлава. Тот растерянно улыбался, не зная, что сказать.
-Хорошо, я отвечу за тебя. Ты боишься из-за того, что когда-то я была мужчиной? Знаю, что это так! Так вот, это все неправда! Мы с братом специально придумали всю эту историю, чтобы ко мне никто не приставал! На самом деле у меня был роман с Ли, а он мне совсем не брат, а очень даже наоборот! – Алекс выжидающе посмотрела на Лински. Тот не реагировал вообще никак. Просто стоял и тупо смотрел на мадмуазель Тонг. «Вот кретин!» - подумала она и продолжила нагло врать. – Я сразу тебя заметила, сразу. Но Ли такой ревнивый!!! Но сейчас, когда все скоро кончится, я ничего не боюсь и хочу признаться, что безумно тебя люблю. Давай проведем вместе прекрасный вечер и ночь, которую никогда не забудем!
-Даже не знаю, что тебе сказать, – мялся Вацлав. – Но это все так неожиданно. Я все время думал, что ты была раньше мужчиной, а такие женщины не в моем вкусе. Думаю, нам не стоит сейчас делать этого. Может, как-нибудь потом.
-Вацлав, я же тебе все объяснила! Это была легенда для отвода мужского внимания! Не заставляй меня страдать. – Алекс подошла к Лински и сделала вид, что хочет его поцеловать. Тот с ужасом отпрянул. – Хорошо, - грустно сказала Тонг, я понимаю, что очень трудно поверить в то, что я сказала, когда столько лет думал иначе. Но моя любовь всепрощающая! Думаю, ста тысяч евро тебе хватит, что бы мне поверить…

Названная сумма поколебала решительный отказ от предложения Алекс, хотя не окончательно. Но зажегшегося в глазах поляка алчного огонька хватило проницательной женщине для того, чтобы понять, что она на правильном пути.
-Вацлав, милый, - продолжала наступление Алекс, - не понравится – уйдешь. Я не обижусь. Давай хотя бы попробуем. Просто поедем ко мне на квартиру, ты не пожалеешь, обещаю.
-Мне как-то неловко.
«Цену набивает, козел!» - Констатировала дама.
-Двести тысяч, а то я обижусь и передумаю.
Угроза потерять такие деньги подействовала лучше, чем признания в любви.
-Хорошо, Алекс, я согласен. Но, если ты меня обманываешь, я уйду, как только это пойму.
-Не волнуйся, малыш, тебе нечего будет понимать. – Алекс схватила Лински за руки и потащила к выходу, пока тот не передумал. Ей нужно было любой ценой заполучить его подпись. Ради этого пришлось даже наговорить на себя и родного брата.

По дороге до своих апартаментов Алекс беззаботно болтала и развлекала Лински. Тот, видно, был не рад своей продажности, но деньги всегда были для него магнитом. За машиной Тонг ехал автомобиль «сопровождения», как называла его Алекс. Она давно к нему привыкла и не переживала по этому поводу.

Когда потенциальные любовники приехали и вошли в квартиру на первом этаже, Алекс Тонг нежным голосом спросила:
-Как тебе у меня, милый, нравится?
-Шикарная обстановка у тебя.
-Да, сплошной антиквариат, ручная работа. Перейдем к делу. Я так давно мечтала о тебе. Давай договоримся, сейчас я буду главной. Ты ничего не говори, а только выполняй то, о чем я тебя буду просить. Хорошо?
-Постараюсь. Алекс, я не маленький мальчик, если ты меня обманула, между нами ничего не будет!
-Тс. Смотри и слушай. Сюрприз, сюрприз.
Алекс подошла к музыкальному центру и включила его. Из колонок полилась нежная восточная музыка. Потом она подошла к заранее приготовленной коробке, стоящей на столе, открыла ее и движением руки подозвала Лински посмотреть, что в ней лежит. Тот наклонился, но ничего в коробке не увидел. С недоумением Вацлав обернулся к Тонг, стоящей у него за спиной. Лицо его вытянулось от страха. Глаза округлились и выражали сплошной ужас.

В руках у Алекс, из сумочки, появился пистолет. Его дуло прямиком смотрело в лоб Вацлава. Другой рукой сменившая милость на гнев бывшая поклонница прижатым к губам пальцам показывала, что надо молчать. Что и оставалось сделать попавшему в ловушку Лински.

Тем временем Алекс подошла к другому магнитофону и поставила на проигрывание еще одну кассету. Это была запись ее голоса: «Милый, как ты прекрасен, как мы могли раньше жить друг без друга. Я устрою тебе незабываемый вечер. Давай не пойдем в спальню, устроим наше безумство прямо здесь, на моем антикварном столе. – Далее раздались мужские стоны, это помог озвучить Ли. – Вацлав, на сегодня я твоя госпожа и повелительница. Снимай же скорее с себя одежду…»

Остального шокированный Лински уже не слышал. В это время он вылезал с противоположной стороны от главного входа, где Алекс оставила машину, из окна первого этажа под дулом пистолета Алекс. Для его рыхлой фигуры это было сложновато. Пока он приходил в себя на газоне, гибкая и пластичная Тонг быстро оказалась рядом с ним.
-Вон, видишь стоит серебристый джип. Быстро садись в него. Предупреждаю, если хоть что-то попытаешься выкинуть, что мне не понравится, не видать тебе больше женщин. Нет, вернее, видать, да не иметь. Так что, думай сам.

В машине Алекс пристегнула поляка наручниками к двери. Немного обезопасив себя, она села за руль и поехала. Было 16.45.

По дороге Алекс Тонг провела разъяснительную беседу со своим пленником.
-Итак, ловелас чертов, слушай меня и запоминай. Повторять я не буду. Мне нужна твоя подпись. Сейчас как раз пришли последние платежи, и в банке скопилась вся сумма, которую мы собирались перечислять твоему нанимателю, ради которого ты предал меня, моих друзей. Но он и ты – вы слишком глупы и самоуверенны. Тонги без боя не сдаются. Неужели вы могли подумать, что мы вот так просто возьмем и сделаем все так, как нам говорит какой-то урод. Нет! Когда придем в банк, ты подпишешь все документы, которые нужно будет оформить для снятия всей накопившейся суммы наличными. Потом, когда все пройдет успешно, я тебя отпущу. Ты сам будешь разбираться со своим хозяином. А чтобы ты не сбежал, случайно так, я тебя сейчас немного застрахую от этого. – Алекс остановила машину около банка и неожиданно ввела какую-то инъекцию Лински.
-Ты что, с ума сошла?! – Закричал тот.
-Тише, тише, что ты так волнуешься. Ничего серьезного.
-Что ты мне ввела? Что за укол? – Не унимался пленник.
-Да, так, пустяки. – Тонг широко и деланно улыбнулась. – Это древний тайский яд. Ты ведь знаешь, что я из Таиланда, так вот, противоядие только у меня. И если я не введу его тебе через час, ты умрешь. Вот видишь, ты уже покрылся пятнами, - пятна выступили на лице Вацлава от простого волнения, - покрылся потом и у тебя учащенное дыхание. – Алекс ввела поляку простой раствор глюкозы, смешанный с препаратом для повышения давления.
-Мы так не договаривались! – Негодовал Лински. – Я не хочу умирать.
-Так, тихо. - Сказала Тонг, отстегивая наручники от двери и освобождая потные руки близкого к обмороку пленника. – Ты знаешь, что мне от тебя нужно. Пошли, а то я обижусь и уйду, оставлю тебя умирать, как собаку.

Лински нехотя поплелся за Алекс. Умирать ему совсем не хотелось. Этот человек был совсем не героем, так что теперь у него даже в мыслях не было попытаться сорвать замыслы Тонг. Разве мог он предположить, что плохое самочувствие естественно, когда имеешь нормальное давление, а тебе вводят препарат, повышающий его, правда, с витаминами.
-Здравствуйте, - сказала Алекс, садясь на место клиента за столик банковского служащего. – Меня зовут Алекс Тонг, а это Вацлав Лински. Мы хотим забрать все деньги, имеющиеся на счете нашей компании, наличными. Правда, Вацлав?
-Да-да, давайте поскорее нам наши наличные.
-Не переигрывай, - прошипела Алекс.

Служащий пошел за управляющим. Когда дело касалось столь крупных сумм, исчисляемых в миллионах, все вопросы решал управляющий.

Тот отнесся без каких-либо вопросов к решению клиента забрать такие большие деньги. Мистер Спейси был предупрежден еще несколько дней назад, что компания планирует в ближайшие дни осуществить очень крупный денежный перевод. Поэтому он просто решил, что планы поменялись и руководство решило все забрать наличными. В конце концов, это не его дело. Подписи-то в порядке.
-Вам придется подождать, госпожа Тонг и мистер Лински.
-Нет проблем, - проворковала Алекс, - мы подождем. Мы ведь никуда не торопимся. Правда, Вацлав?
Тот побледнел еще больше и возвел глаза к потолку. Видимо молился.

В шесть часов Тонг и Лински вышли из дверей банка. Алекс еле тащила в руках огромный чемодан с деньгами. «Нет, он слишком тяжелый. Я его и десяти метров не пронесу. А что, если оставить деньги на хранение в этом же банке? Снаряд никогда не падает в одно и то же место дважды. Никто и не подумает, что я все положила обратно, только в частную ячейку! А это идея!»
-Алекс, дай мне противоядие, умоляю. Я уже умираю. – Прервал размышления Тонг Лински.
-Господи, я и забыла. Прости, пупсик, меня. У женщин, знаешь, какая память?
-Какая?
-Девичья! – Алекс захохотала и отдала Вацлаву шприц с раствором.

Тот, не сходя с места, прямо на ступеньках банка, дрожащей рукой ввел себе «противоядие». Прохожие с ужасом шарахались от Вацлава, принимая его за наркомана, который не может даже уйти в уединенное местечко, до какой степени хочет принять дозу наркотика.

«Вот что значит, самовнушение, - веселилась в душе Алекс, - резко пятна красные прошли, бледнота ушла».
-Теперь можешь идти, - с каменным выражением лица промолвила Тонг, - но учти, еще раз встретишься у меня на пути, я тебя съем! У нас в Таиланде такой обычай, женщины съедают мужчин, которые отказали им во взаимной любви.

Лински бросился бежать, и через минуту его уже не было видно, а Алекс Тонг снова вошла в банк. Когда она выходила оттуда через полчаса, чемодан был у нее в руках все тот же, но вот нести его было значительно легче.
«Да, думаю, - удовлетворенно размышляла «соблазнительница и отравительница», - я хорошо справилась со своей ролью, вошла, так сказать, в образ. Это было забавно, наблюдать, с каким ужасом готовился лечь со мной в постель этот глупец Вацлав, но, вспоминая об обещанных деньгах, делал над собой усилие. Продажная душа! Интересно, он сообщит о своей «лав стори» или предпочтет скрыться с глаз долой от рассерженных нанимателей!?»

Алекс села уже в другую машину и поехала к зданию Лувра. Там она должна была встретиться с братом, Наоми и ее детьми.

А они, тем временем, совершили просто наглый и отчаянный поступок, которого их враги ни как не ожидали.

В пять часов, как и договорились, Ника с детьми стояла у фонтана. Дети ничего не понимали, им просто сказали, что приготовлен еще один сюрприз ко дню рождения. Сама Вероника также была в неведении о том, каким образом Ли собрался бежать вместе с ней и ребятишками.

Показался и сам Ли Тонг. Он шел под руку с мадам Клари. «Неужели та обо всем догадалась и хочет нам помешать», - запаниковала Теплова, однако, взглянув на уверенного и спокойного брата, решила не бить тревогу раньше времени.
-Наоми, дорогая, мадам Клари хочет попрощаться с нами и детьми. – Ли подвел Клари вплотную к Нике, и та увидела, что, обнимая воспитательницу, Ли тычет ей в бок пистолет. – Столько лет мы все были вместе, стали одной семьей. Зачем вы так с нами поступили, дорогая? – Обратился к няне мужчина.
-Я не понимаю, о чем вы говорите?! – Возмущалась Клари. – Я находилась у себя в комнате, вдруг появляется он, - начала она жаловаться Нике, - приставляет к моей голове дуло пистолета, силой ведет сюда! Я требую объяснений!

Дети стояли и болтали немного поодаль в ожидании сюрприза и не могли слышать разговоры взрослых. Гости все находились поодаль.
-Ах, объяснений?! – Ника вышла из себя. – А кто нас предал?! Кто?! Продала нас и еще «не понимает, в чем дело.» Я бы выцарапала тебе глаза, да мараться не хочется. Мы все знаем, причем с самого начала. Думаешь, нам было не понятно, что ты задумала украсть моих детей сегодня вечером?! Так вот, старая кляча, я помогу тебе и сама украду своих детей, только у тебя. Все выйдет наоборот!

Клари покраснела как рак. Глаза налились кровью. Из ее горла послышалось змеиное шипение:
-Как я вас ненавижу, всех, всех! Что ж, вы опередите меня, но ты, Наоми, не сможешь противостоять своим врагам. Ты и твои противные дети скоро исчезнут навсегда!
-Заткнись, дура! – Ника вдруг успокоилась, взяла себя в руки. К ней вернулась ее любимая ироничная манера разговаривать. – А то жалования лишу. Не забывай, я все еще твоя нанимательница.

Откуда-то послышался тяжелый гул. Он напоминал что-то знакомое Нике, но она никак не могла вспомнить. И вдруг до нее дошло, это же вертолет. «Ли просто гений. Как просто все оказалось!»

Вероника повернула голову и увидела подлетающую «небесную птицу». Это был небольшой шестиместный вертолет. Он сел недалеко от фонтана. Дети с радостными криками побежали к вертолету.
-Мамочка, это же просто супер!
-Дядя Ли, как вы придумали такой замечательный сюрприз!? – Кристель просто сияла.
-Залезайте скорее в вертолет и садитесь, а то мы опоздаем. – Командовал Ли. Сам он залезал последним и, отталкивая от себя Клари, решил попрощаться с няней. – Беги скорей и звони своим хозяевам, скажи, что мы улетели, а ты, разиня, осталась ни с чем! Полетели, шеф, - обратился Ли к пилоту.

Вертолет поднялся над поляной, оставив удивленных гостей внизу.

Клари упала на землю и завыла.
-Теперь он меня бросит, бросит! Я же сделала все, что смогла! – Волосы ее растрепались. Няня еще больше постарела. На нее было страшно смотреть.
-Дядя Ли, а почему ты так поступил с мадам Клари? Она ведь хорошая. – Спросил Алекс.
-Я тебе потом все расскажу, дружок, попозже. Шеф, у тебя громкоговоритель работает? – обратился Ли к пилоту.
-Работает, а что вы хотели?
-Да, мне тут нужно пару слов сказать своим друзьям. Пролети пару кругов вон над теми мужиками, что у фургона, который около забора, стоят и рты разинули. Это мои «друзья». Надо их в чувство привести, а то, боюсь, так останутся навсегда там. Эй, - захохотал Ли в микрофон, - как вы там, дурачье? Мы тут без вашего разрешения улетаем, всем привет! Мадам Клари, спасибо передайте. Очень нам помогла, добрая женщина. Наши наилучшие пожелания, ребята!

Продолжение следует…