Глава 4.

Вертолет давно улетел, а четверо мужчин, стоявших у обочины, так и не вымолвили ни слова. Наконец один из них выдавил:
-Это же провал нашей операции. Все планы рухнули.
-Кто же знал! Я же не могу рыться в чужих мыслях, я не экстрасенс! – Оправдывался другой. – Макс, иди позвони Алексею в Москву, расскажи, как все было.
-Иди, Пьер, и сам звони. Ты же главный у нас. А меня не надо подставлять! – Разговор переходил на повышенные тона.
-Тихо, ребята, тихо. – Вступил в разговор третий. – Никому не охота звонить и нарываться на брань. Предлагаю послать факс. Мы же посылали записи разговоров до этого. Вот пусть почитают их последний разговорчик.
-Да, это будет лучше. – Согласился Пьер. – Давайте ручку. Я напишу. Надеюсь, наши ребята не упустят хотя бы эту бабу переделанную, Алекс… Она сейчас вместе с Лински развлекается. И как ему не противно?! Но он за деньги мать продаст, не то, что с транссвеститом время проведет.

Зазвонил мобильный телефон.
-Говорите… Лински, говори четче, что ты там мямлишь? Что?! Черт, черт!

Все смотрели на Пьера в ожидании, понимая, что такие реплики могут сопровождать только плохие новости.
-Что вы на меня уставились как бараны? – Завопил тот. – Дайте срочно бумагу и ручку. Как мне все это надоело!

Через 10 минут факс в кабинете начальника службы безопасности Пришлина в подмосковном особняке Теплова, работавший в автоматическом режиме, принял сообщение:
«Французская часть задания провалилась. Всем удалось скрыться. Настоящее местонахождение Наоми Тонг с детьми, Алекс и Ли Тонг неизвестно. Все деньги они прихватили с собой. Более подробный отчет вышлю через несколько часов. Пьер».
-Черт побери! Ничего себе новости! – Не удержался от возгласа Алексей.

«Надо доложить шефу, - продолжал размышлять, уже про себя, Пришлин. – Он будет в бешенстве. Ох, неохота идти к нему с такими новостями, а придется, как назло… Сейчас я буду во всем виноват. Найдет крайнего». Алексей взял полученный только что листок бумаги и пошел на доклад к шефу.

Аркадий Николаевич сидел в своем любимом кресле и просматривал зафиксированные разговоры Ники за последние дни. Он был в предвкушении. Остались считанные часы до банкротства его жены. По прогнозу Теплова потом она должна была приехать за Павлом. Аркадий только этого и ждал. Он пока не решил точно, как поведет себя с нею. Как звезды лягут на небесном своде…

У Теплова было несколько козырей. Это жизни детей, Павла, друзей. На худой конец для полной моральной катастрофы Вероники был подготовлен небольшой «подарок». Он так и видел, как красавица-азиатка валяется у него в ногах и умоляет о пощаде.

«Это будет восхитительно. Не зря я ждал столько лет. Еще немного терпения и я буду у цели. Надо же, не верится просто. Что я только не заставлю делать эту девку. Хотя она уже перешла в возраст зрелой женщины. Это неважно. Сначала Ника должна будет выбрать, кто из детей должен будет остаться в живых, потом она узнает, что ее любовнику и друзьям уготована смерть. Павла я застрелю на ее же глазах. А фотографии трупов ее друзей принесут Веронике вместо завтрака. Я раздавлю и обессилю ее морально и физически. Моя жена больше не сможет сопротивляться. – Теплов закурил, достал из ящика фотографию жены в рамочке и нежно погладил по стеклу пальцами, а потом, неожиданно даже для себя, потушил едва прикуренную сигарету о лицо Ники. – Ты будешь умолять меня, но я не пощажу никого, почти, из тех, кто тебе дорог. А тот единственный ребенок, которого я оставлю в живых, будет жить в нищете в каком-нибудь из французских приютов. Интересно, что мне лучше сделать в первую очередь, когда я увижу тебя воочию через столько лет, ударить, что есть силы, или поцеловать с безумной страстью, которая родилась во мне и живет вопреки всем законам?!»

В дверь постучали. Затем вошел Алексей. Он молча подошел к столу, за которым сидел Аркадий, выжидающе смотрящий на своего начальника службы безопасности, положил папку с присланным сообщением, отошел подальше и только тогда сказал:
-У нас плохие новости. Очень плохие. Даже не хочу произносить это слово, но приходится. Мы в полном ауте. Наши планы в Париже полностью провалились.

Теплов сидел, стуча правой рукой по краю стола, некоторое время. Потом взял папку, достал листок, прочитал, медленно поднял глаза на Пришлина. Тот отошел еще дальше. В кабинете царила гробовая тишина.
-А – а – а – а! – Заревел Теплов. Этот рев слышали все, кто находился в доме. – Идиоты! Тупицы! Недоумки! Ненавижу, ненавижу вас всех. Я столько ждал и что теперь?! Все полетело к чертовой матери! Бестолочи! – Почти все планируемые козыри в игре против Вероники исчезли в один миг. – Как вы все это допустили?! Почему?! Я вам столько денег плачу! Уволю, всех уволю и в землю закопаю! Вместо Ники, раз она вас всех обвела! – Потом, внезапно, буря стихла. Гнев прошел. Опять наступила тишина. – Иди звони этим дуракам во Францию, узнавай подробности, сообщи мне. Отправь людей во все столичные аэропорты, дай фото Ники, пусть встречают. Моя жена должна скоро прилететь. Каждый зарубежный рейс пусть проверяют. У нее, судя по случившемся, ума хватит в Москву через ЮАР полететь. Усиль охрану дома. Дай указание начать экстренные поиски детей, Алекс и Ли Тонгов, пока не совсем еще поздно. Хотя с такими работниками, как вы, можно на 90 процентов считать, что вы их упустили совсем! Значит, крошка нас обвела. Что ж, один ноль в ее пользу. Но, еще не вечер! Ты еще здесь?! Бегом выполнять указания!

Пришлин предпочел действительно выбежать из кабинета. Неизвестно, что можно ожидать от шефа, когда тот был в ярости.

«Да, этого я не ожидал от нее. Какая прыть! А если я сейчас вот пойду и убью Игнатова!? Просто прострелю ему голову, и все? Но знала ведь, чертовка, что не этого мне нужно. Придется подождать с расправой. Мне же хочется сделать это на ее глазах, иначе смысла не было во всей этой игре. Хитрая бестия. От сознания ее победы я хочу Нику еще больше. Надо заняться поисками детей, брата и сестры Тонг усиленно. Может, что и получится. Тогда я смогу больше управлять ею. А то Вероника теперь знает, что на кону только жизни ее и Павла. Видимо, с этим она уже смирилась. Из всех бед выбрала меньшую. Так дело не пойдет! Деньги мои опять украла! Второй раз уже! Но почему же я думаю об этом с каким-то умилением… Надо сменить свое лояльное, в некоторой степени, отношение к ней, на более жесткое. Иначе я могу наделать ошибок! Ладно, подождем немного. Скоро моя дорогая жена нагрянет с визитом».

Тем временем Алекс благополучно встретилась с остальными беглецами около центрального входа в Лувр. Там всегда было полно туристов, поэтому для встречи и выбрали это место.

Дети все еще находились под впечатлением полета на вертолете. Хоть им было и не все понятно из того, что произошло, но восторг от воздушной прогулки все еще заслонял собой интерес к тому, что случилось в загородном доме, и почему Ли толкнул мадам Клари, а потом кричал что-то стоявшим внизу мужчинам.
-Когда я вырасту, то стану пилотом вертолета! – Радостно заявил Алекс.
-Да, - язвила сестра, - а в прошлый раз, после поездки на пони, ты решил стать верховым наездником! А после того, как съешь булочку, захочешь быть пекарем!
-Дети, тихо. Не надо спорить. – Ника подошла к детям, с огромной нежность обняла их, прижалась щекой сначала к дочери, потом к сыну. – Послушайте меня внимательно. – Под темными очками скрывался безумно любящий взгляд, готовы были политься слезы. – Я должна вам кое-что сказать. Вы еще маленькие и много не понимаете, это даже и к лучшему. Дело в том, что мне необходимо уехать от вас на некоторое время по очень важным делам. – Дети стихли и насторожились, как будто почувствовали серьезность всего происходящего. – Это ненадолго, обещаю. Вы останетесь с тетей Алекс и дядей Ли. Они позаботятся о вас. Пообещайте мне делать все так, как вам будут говорить мои брат и сестра. Ну, чего молчите?
-Мамочка, а зачем ты уезжаешь? Давай, вместо тебя кто-нибудь другой поедет, и все, тогда ты останешься с нами. – Кристель жалобно посмотрела на маму.
-Нет, доченька. Кроме меня никому нельзя ехать. Это очень важно, очень, пойми. Я не могу вам все рассказать. Просто поверьте мне, ведь я вас никогда не обманывала.
-А почему папа так долго не возвращается? – Пробубнил Алекс.
-Малыш, как раз поэтому-то я и еду. Ваш папа заболел, и я должна ему помочь и привезти обратно.
-Поэтому он даже на наш день рожденье не позвонил?
-Конечно. Он просто не мог. Уверена, что папа думает о вас, но так сильно болеет, что даже не может набрать номер. А когда мы приедем, у нас все опять будет замечательно! Как же я люблю вас, мои дорогие. – Вероника повернулась к Алекс и Ли. – Все, уводите их. Я больше не могу это выдерживать! Позаботьтесь о моих малышах, я надеюсь на вас!
-Удачи тебе, милая. Мы будем вас ждать, как договорились. – Алекс сама еле сдерживала слезы. – Когда у тебя самолет?
-Завтра, в два часа дня. Но у меня еще есть пара дел. Пока, Ли.
-До свидания, сестричка!
-Мамочка! – Кристель подбежала к уже собиравшейся уходить Веронике. – Мамочка! Передай папе, что мы его любим и поцелуй за нас. И тебя мы любим. Мамочка! – Девочка протянула ручки, обняла маму за шею и нежно поцеловала в лоб. – Это совсем выбило из равновесия Теплову, и та еле смогла скрыть, что почти рыдает навзрыд.

Ника повесила свою легкую дамскую сумку, которую взяла из дома и быстрым шагом пошла прочь от тех, кого любила больше жизни. Слишком тяжелы были эти последние минуты расставания для материнского сердца.

Она отыскала ближайший женский туалет, убедилась, что никого больше там нет, и быстро смыла уже почти пришедший в негодность грим. Первое, что она увидела, когда подняла умытое лицо к зеркалу, это были красные от слез глаза. Кожа от долгого использования грима покрылась кое-где пятнами, поры расширились. Хотелось с силой расчесать все лицо.

«Ничего, думаю, это скоро пройдет. Мне ведь все равно нужно в косметический салон, там попрошу сделать тонизирующую маску. – Успокоила себя Ника».

Да, у Вероники Тепловой было еще два очень важных дела. Она собиралась зайти и сделать себе маникюр, а потом Нике необходимо было посетить стоматолога и немного «подремонтировать» свои зубы.

Нет, это не были визиты, вызванные желанием выглядеть красивой и чувствовать себя здоровой. Это была еще одна ступень в подготовке визита «вежливости». В Москве Нику ждало много опасностей, нужно было постараться предусмотреть и подготовить по возможности все, что может помочь в трудную минуту.

Конечно, если бы Теплова не располагала фактически неограниченными денежными средствами, ей вряд ли удалось бы осуществить хоть малую часть из всего, задуманного ею. Но, исходя из того, что деньги у Ники были, та решила использовать все свои возможности до конца.

Когда человек платит, причем очень большие деньги, то те, к кому он обращается, наверняка захотят выполнить пожелания клиента, чтобы заполучить предложенные за свои услуги средства, причем, очень качественно. «За деньги можно купить все, или почти все», - так решила Ника и зашла в салон красоты.

Сначала она решила подстричся, сделать маску для лица, чтобы прошло раздражение. Когда Ника посмотрела на свои летящие на кафельный пол салона красивые длинные темно-каштановые локоны, то подумала и пришла к выводу, что не помешает еще и окраситься в другой цвет.
-Пусть это будет рыжий. Такой я еще не была. Посмотрим, что получится. – Задумчиво сказала Вероника парикмахерше.

Когда Теплова через час посмотрела на себя в зеркало, то увидела немного помолодевшую женщину с задорной молодежной прической. «Что ж, вполне приемлемо», - оценила Ника свой новый имидж. Теперь ей нужен был маникюр. Мастер оказалась свободна.
-Здравствуйте, - доброжелательно обратилась она к клиентке, - садитесь, пожалуйста. Что будем делать?

Вероника молча достала из сумочки пачку денег.
-Здесь десять тысяч евро. Для начала, если вы хотите их заработать, не бойтесь, ничего опасного, криминального или вообще смертельного я вам не предложу, вы должны не задавать глупых вопросов – зачем, почему. Никому не рассказывать о том, что я порошу вас сделать. – Об этом Ника просила для профилактики. Ее уже совершенно не волновало, что и кому будет рассказывать эта дама. – Вы согласны?
-За что же вы готовы заплатить такую сумму? – Спросила немного ошарашенная такой суммой денег и таким заявлением женщина.
-Ерунда. Просто маникюр, но немного особенный. Эксклюзивный, так сказать.
-А конкретно?
-Мне нужно, что бы мои ногти были твердыми, как железо, острыми, как бритвы, и ко всему прочему это не должно быть заметно при ближайшем рассмотрении другими людьми. Ну, как, получится?
Маникюрша округлила глаза от удивления, задумалась, но решила не отступать. Такие деньги заработать, которые предлагала Ника, за один вечер вряд ли удастся когда-нибудь еще!
-Я постараюсь. Но на это уйдет много времени.
-Я подожду.
-Хорошо, дайте-ка мне подумать немного, - женщина взяла руку Ники и стала разглядывать длинные красивые ногти Тепловой. Через несколько минут она сказала, - вы не будете возражать, если я отлучусь на минут пятнадцать. У меня есть один знакомый, он работает с металлом. Хочу попросить его помочь мне.
-Пожалуйста.

Маникюрша ушла, оставив Веронику одну в кабинете. Появилось время просто отдохнуть. Ника заснула. Она не хотела, но так вымоталась за последние дни, что сон завладел ее телом помимо желания.

Когда женщина пришла через час, вместо обещанных пятнадцати минут, ее клиентка мирно спала в кресле.
-Простите, мадам, что опоздала. – Нику пришлось разбудить. – Зато у нас теперь точно все получится. Приступим!

Через пять часов кропотливой работы, уже ночью, Вероника вышла из салона с прекрасно сделанным маникюром. Ногти получились безупречными. Мало того, что они теперь были многофункциональны, все это было тщательно замаскировано, ко всему прочему это еще и выглядело очень красиво.

Теплова поймала такси и поехала в круглосуточную стоматологию. Там она ошарашила той же суммой предложенных денег владельца небольшой клиники. Взамен Ника попросила сделать в зубах несколько тайников, спрятав в них маленькие ампулы.
-Но вы понимаете, что через некоторое время, те зубы, которые я задействую, могут разрушиться окончательно. Ведь это не шутка, разрушать здоровые зубы почти полностью, оставляя лишь тонкие стенки! – Предупредил стоматолог.
-Друг мой, какие это пустяки. Мне есть, с чем сравнивать, поверьте. – Сказала Ника, а про себя подумала, что существует очень большая вероятность, как не грустно об этом говорить, ее гибели. Тогда ей ни поврежденные, ни здоровые зубы вообще не понадобятся. Однако продолжила свой диалог с врачом несколько иначе. – Делайте то, за что вам очень хорошо платят и не переживайте напрасно за мои зубы. Я себе потом другие вставлю.
-Как скажите, мадам. Тогда откройте, пожалуйста, рот, я сделаю вам обезболивающие уколы, для начала.

Работа, можно сказать, закипела. Уже утром Теплова, наконец, закрыла рот, когда работа была завершена. Бедный стоматолог сильно вспотел, пока всю ночь сверлил и обустраивал тайники. Потом закладывал в них ампулы, закрывал сверху специальными, придуманными им в ходе работы, съемными пластинами. Но, не зря он так старался. Работа удалась на славу.

«Теперь, - немного успокоилась Ника, - когда меня будут обыскивать люди Теплова, а это произойдет обязательно, они ничего подозрительного и опасного для их жизней не найдут!»

Вероника Андреевна Теплова поблагодарила зубного врача и, намного более уверенная в себе, чем еще вечером предыдущего дня, поехала в аэропорт. До вылета еще было достаточно времени, но болтаться по городу без дел Нике уже не хотелось.

За два часа до вылета мадам Флоринда Грабель, высокая рыжеволосая женщина, у которой совсем не было багажа, а лишь легкая дамская сумочка, без проблем прошла таможенный контроль, и спокойно села в свой самолет, когда объявили посадку.
Впереди ее ждал недолгий перелет в Москву.
-Я никогда не была в России. Вот, лечу по туристической визе. А вы? - Спросила пожилая женщина у своей соседки по креслу.
-Я тоже. – Ответила мадам Грабель. – Говорят, в России много интересного и экстремального. Обожаю приключения. Еду их искать!
-Вы меня пугаете! Неужели в России так опасно?
-Только для тех, кто лезет туда, куда не надо. То есть как раз для меня. А вам, я думаю, бояться нечего. – Мадам Грабель закрыла глаза, откинула голову на спинку кресла и заснула. Впереди ее ждала полная опасностей поездка. Чем она закончится, одному только богу было известно. Хотя… Может, и он тоже пребывал в неведении.

Когда Наоми Тонг скрылась в толпе туристов, Алекс заметила, что дети вот-вот расплачутся.
-У кого это тут глаза на мокром месте!? Такие большие, а плакать собрались! Подумаешь, мама уехала по делам! Мы с вами сейчас чего-нибудь забацаем! Чего вам хочется?

Ребятишки отвлеклись от грустных мыслей и задумались. Хотелось им многого!
-Поехали в Диснейленд! – Предложил Алекс.
-Да, точно. Я тоже туда хочу. – Согласилась Кристель.
-Нет, это не получится. Объясню почему. – Детвора нахмурилась. – Сейчас уже семь часов вечера, так?
-Ну, так.
-Пока мы туда доедем, пока дойдем до первого аттракциона, парк уже закроется. Давайте лучше сходим на Эйфелеву башню! О,кей?
-Ладно, там тоже интересно. – Немного подумав, решили дети. – Поехали туда.

Пока дети ходили по смотровой площадке башни, Ли и Алекс стояли немного поодаль и тихо разговаривали, наблюдая за племянниками.
-Ли, ну что теперь? Куда поедем?
-Знаешь, Алекс. Я долго думал над этим, когда подготавливал пути отступления. Но, вот в чем проблема. Мы ведь решили помочь Наоми не так, как она нас просила. Не за детьми смотреть, а лично поучаствовать в освобождении Пауля. А для этого мы должны поехать в Россию. Возникает вопрос, как быть с ребятишками.
-Никому из знакомых их оставить нельзя. Не исключено, что люди Теплова будут нас искать. Одни дети не смогут и нескольких часов. Малы еще слишком. Но кому-то же их можно доверить! Кому?
-Может с собой их взять?
-Господи, вот мужик есть мужик! Как ты можешь такое предлагать?! Там они будут еще в большей опасности. Мы, получится, их прямо на блюдечке с золотой каемочкой этому негодяю Теплову преподнесем! Наоми нас убьет раньше, чем Теплова! Нет, надо подумать. Из любой ситуации есть выход всегда! Ну, или почти всегда. Надо только найти правильное решение проблемы.
-Ну, я погляжу, тут женский феминизм попер! Раз ты такая умная, вот и давай, придумывай, находи этот самый правильный выход! – Обиделся Ли.
-И найду. – Алекс тоже начинала нервничать, но потом посмотрела на детей, и сразу успокоилась. – Братишка, давай не будем ссорится! Посмотри на деток, ведь мы за них отвечаем. Мы Наоми слово давали?
-Давали.
-Что тебе приходит в голову, когда ты их видишь?
-Что у нас все фигово!
-Ли! Не правильно. Ладно, подскажу… Что ты думаешь, когда видишь племянников, и называешь их по имени?
-Ну, вижу, ну, называю. Алекс, Кристель. Красивые имена. Алекс - в честь меня, Кристель – в честь той погибшей девушки. Больше ничего не думаю.
-Мужик! Одно слово. А вот мне приходит на ум следующее. Помнишь, Наоми несколько лет назад написала письмо родителям той девушки, Кристель, семье Давон. Они ведь французы. Ну, догадываешься, чего я хочу.
-Нет! Мне твоя загадочная женская логика не понятна!
-Хорошо, скажу прямым текстом! Давай отвезем детей к родителям Кристель Давон.
Наступила тишина. Узкие глаза Ли стали почти квадратными. Он явно был шокирован. Затем Ли Тонг возвел глаза к небу и сказал:
-Дура, что ли? Извини за выражение, но точно дура. У тебя что на почве всех этих событий крыша поехала?
-Сам ты… Что-то от тебя я ничего дельного не слышала! Куда детей-то денем!? А?
-Ну не к этим Давон же!
-Почему нет то?
-А что ты им скажешь?
-Приедем и все правду расскажем, или почти всю. На жалость будем давить.
-А если додавишься, что они полицию вызовут?
-Нет, брат. У меня предчувствие, что это правильный выход! Давай монету.
-Зачем?
-Давай, увидишь. – Алекс взяла монетку в руки. – Выбирай, орел или решка.
-Ты что, хочешь судьбу детей при помощи простой монеты решить?
-Представь себе, да. Как судьба распорядится, так и будет. Ну?
-Черт с тобой. Больше с бабами не буду связываться! Решка.
-Тогда у меня орел. Все, кидаю! Смотри, все-таки это судьба! Орел выпал! Едем к Давонам, решено. Иди зови детей, я вас тут подожду.

Ли, немого расстроенный таким поворотом, отошел от сестры.

«Прости, Господи. Смухлевала я! Не стала ждать, чтобы выпало что-то. Подстроила себе победу! Каюсь, но, думаю, ты поймешь. Во благо детей сделала я это. Там им будет безопаснее!» - Алекс выбросила вторую, участвовавшую в подлоге, монету и пошла на встречу брату и племянникам.

Когда вся компания спустилась с башни, Ли язвительно спросил:
-Гениальная женщина, скажите, пожалуйста, а где вы возьмете адрес ваших друзей семьи Давон?
-Зря улыбаешься, завтра поедем в одно место, там и возьму.
-Куда же это?
-В городскую библиотеку, дорогой! Мыслить надо, мыслить. Сейчас она уже закрыта, слишком поздно. Переночуем в какой-нибудь гостинице, а утром все прояснится. Помнишь, откуда Наоми взяла адрес? Она его узнала из газеты, в которой было объявление от родителей Кристель Давон о пропаже их дочери в Таиланде! Это была таиландская газета. Наверняка за тот период времени есть такое же объявление и во французской прессе. Надо просто поискать.
-Ну, - Ли оставалось только развести руками, - преклоняюсь перед твоим умом. Кстати, разговаривать и уговаривать этих Давонов тоже будешь ты!
-Не возражаю! Поехали поедим куда-нибудь, а потом в отель, спать.

На следующее утро взрослые расплатились за номер, и все поехали в библиотеку. Ли остался с детьми около машины, а Алекс, как инициатор, отправилась на поиски адреса. Она просидела в читальном зале три часа, терпеливо и внимательно просматривая газетные статьи. Наконец, поиски увенчались успехом. В одной из газет, восьмилетней давности была небольшая заметка: «Родители Кристель Давон обращаются с просьбой ко всем, кто хоть что-то знает о судьбе их 25-ти летней дочери, пропавшей несколько месяцев назад в Таиланде, сообщить любую информацию, которая хоть как-то сможет помочь в поисках. Вознаграждение и конфиденциальность гарантируются. Наш адрес: Лион, поместье Давон».

«Что ж, поехали в Лион. Я там еще не была». - Алекс переписала адрес и пошла к ожидавшим ее спутникам. Ли уже не знал, как отвлечь детей, покупая им пятое мороженое по счету.
-Тетя Алекс. А мы пять мороженых съели! Дядя Ли такой добрый сегодня!
-А лечить вас от ангины тоже дядя Ли будет?! – Алекс забрала остатки детского лакомства. Племянники так наелись, что даже не расстроились. – Ли, ну ты же взрослый человек.
-Сама три часа отдыхала, а я тут их развлекал. Это не просто, знаешь ли. Ну, нашла?
-Разумеется. Все, садимся в машину. Мы едем в Лион!
-Поближе ничего не было?
-Нет, Ли… Только там живут родители Кристель Давон. Ребята, в машину. Поехали путешествовать!

Компания загрузилась в автомобиль и поехала в Лион. В пути ничего необычного не произошло, если не считать, что детей постоянно тошнило от большого количества съеденного мороженого. Алекс после каждой остановки просто испепеляла своего брата взглядами.
-Вот, доверь козлу капусту - весь лоб расшибет! Ты бы сразу по 15 кг дал ребятам. Чего мелочится?! Не успели одного дня с нами побыть, уже болеют! Что бы Наоми сказала!?

Ли молчал, потому что сказать ему в свое оправдание было нечего.

К вечеру, наконец, они доехали до Лиона. Пока приехали к поместью Давон, уже стемнело. Дети настолько измучились в дороге, что заснули в машине еще на подъезде к городу.

Въездные ворота были закрыты. Пришлось звонить. Из вмонтированного в столб устройства чей-то мужской голос спросил:
-Что вам угодно?
-Мы к мадам и мсье Давон. – Алекс растерялась. Она не ожидала такой пропускной системы.
-Господа уже спят. По какому вы вопросу?
-По личному.
-Конкретнее, пожалуйста! – Голос начинал сердиться.
-Конкретнее, конкретнее, - тихо передразнил Ли и громким голосом сказал, - скажите, что у нас есть информация об их дочери Кристель!

Минут десять ничего не происходило. Теперь Ли испепелял взглядом сестру за ее идею приехать к Давонам. Когда он уже собирался снова звонить, ворота начали автоматически открываться, а из устройства снова раздался голос:
-Поезжайте по дороге. Она приведет вас к дому. Там вас встретят.

Машина тронулась и въехала в поместье. Проехав довольно длинный путь, пассажиры наконец увидели дом. Это был большой особняк, его скорее нужно называть замком. Освещенный со всех сторон, он создавал впечатление, что гости попали в сказку. У больших входных дверей стоял дворецкий.
-Здравствуйте, господа. Проходите. Как вас представить?
-Я войду одна. У нас в машине двое детей, они спят. С ними побудет мой брат. Скажите, что приехали Алекс и Ли Тонг с племянниками.
-Как вам удобно. Присаживайтесь. Хозяева сейчас спустятся в гостиную.

Наконец послышались шаги, и Алекс увидела, что по огромной лестнице спускаются двое. Мужчина и женщина выглядели еще относительно молодо. Им можно было дать лет по 60 или 55. Красивые ухоженные лица, приятные манеры, жесты, походка, все выдавало в них аристократов. Это была прекрасная пара. Но чего-то не хватало им для полноты картины… У них был пустой взгляд. Совершенно отрешенно Давоны смотрели на свою незванную гостью.
-Здравствуйте, - спокойно проговорил мужчина. Женщина просто кивнула и изучающе смотрела на Алекс. – Фамилия Тонг мне знакома. Ваша семья занимается виноделием, не так ли?
-Добрый вечер, вернее, уже ночь. Да, вы правы. Но это уже в прошлом. Прошу простить нас за столь поздний визит, но это было очень важно.
-Дворецкий сказал, что вы имеете информацию о нашей дочери.
-Да. Не знаю, с чего начать…
-Вы можете рассказать нам все, что знаете, конфиденциальность вам гарантирована. Бояться нечего. Мы слушаем.

Алекс глубоко вздохнула и начала рассказывать. Сначала сбивчиво, затем уже более понятно и спокойно ей пришлось рассказать все с самого начала и до сегодняшнего вечера. Алекс Тонг ничего не утаила перед родителями Кристель Давон. Это была скорее история Ники Тепловой, пережившей достаточно в своей жизни и лишь немного о судьбе самой погибшей девушки. Гостья говорила без остановки несколько часов. Хозяева дома ни разу не перебили ее, не задали ни одного вопроса.

Наконец, Алекс подошла к завершению своего рассказа:
-Я прошу у вас прощения за то, что столько лет вы жили в неведении о судьбе вашей дочери. Но так сложились обстоятельства. А сейчас нам необходима ваша помощь. Это жизненно важно. Нам некому доверить детей. Хоть мы и обещали Наоми беречь их, но одна она там не справится. Я и Ли нужнее ей там, в России.

Наступила пауза. Алекс присмотрелась. В полумраке едва осветленной гостиной она увидела, как беззвучно плакали ее слушатели. Наконец мадам Давон вытерла рукой слезы с глаз, встала и подошла к гостье. Та, не зная, что ожидать дальше, неловко себя чувствуя, тоже встала. Давон подошла еще ближе и нежно обняла Тонг, как мать. Посмотрела ей в глаза и, все еще продолжая плакать, сказала:
-Спасибо тебе, детка. Мы так долго ждали этого. Получив письмо от незнакомки, теперь понятно, что его писала Наоми, мы почему-то перестали верить, что наша дочь жива. Теперь, когда нам стало известно, как умерла Кристель, нам и тяжело и легко. Тяжело оттого, что надежды на хорошее уже точно нет. Но легко, что хоть сможем посмотреть, где она похоронена. Это в Патайе?
-Нет, ее могила в России. Муж Вероники сначала не знал, что Ника жива и перевез тело в Москву. Правда, на надгробии написано, что это Вероника Теплова.
-Ничего, это неважно.
-Наша дочь была хорошей девочкой. – Вступил в разговор мсье Давон. – Просто избалованной. У нее всегда все было. И всегда чего-то не хватало. Приключений, острых ощущений. Когда Крис уезжала в Таиланд, то вся была в преддверии чего-то интересного. А потом, когда она уже пропала, я нашел в комнате у дочери шприцы и остатки героина. Вы сказали, что вскрытие показало, смерть Кристель произошла от передозировки наркотиков. Я не удивлен. Мне больно так говорить, но наркоманы уже неуправляемы. Где мы потеряли нашу дочь, когда Крис стала зависима от этого кошмара? Теперь уже не узнать. Кроме нее детей у нас нет. Семья Давон не будет иметь продолжения. Но мы привыкли к этой мысли. Правда, милая? – Он подошел к жене и ласково поцеловал ее руку. – Глупо держать на вас или кого-то еще зло. Только наша вина в том, что не уберегли дочь, только наша. Мы поможем вам. Оставляйте спокойно малышей у нас. Клянусь вам, с ними ничего не случится. Я и Анабель позаботимся о них, как о родных. А вы езжайте на помощь их родителям.
-Виктор, пойдем, скорее занесем их в дом. Как мы могли так долго заставить детей спать в машине!? – Анабель Давон быстро пошла к выходу.

Ли ждал в автомобиле. Ему ужасно надоело это. Слишком долгое отсутствие сестры наталкивало на мысль, что переговоры проходят неудачно. А когда он увидел решительно идущих к нему незнакомых мужчину и женщину, и неуспевающую за ними Алекс, то решил, что следует ожидать чего-то нехорошего. Первая мысль была о предстоящем растерзании его и детей. Поэтому он быстро заблокировал все двери и достал пистолет.

Давоны при свете фонарей увидели его действия, остановились и недоуменно посмотрели на Алекс.
-Ой, - сконфуженно улыбнулась Тонг, - не сердитесь, но мы всего опасаемся. Я все улажу. – Она подошла к машине и успокоила брата. – Ли, не волнуйся, все в порядке. Это оказались замечательные люди. Они с радостью помогут нам. Убери оружие и открой двери. Надо перенести детей в спальню. Смотри, не разбуди.

Кристель и Алекс спали беззаботным детским сном. Глядя на эти светлые детские лица хотелось плакать от умиления, с одной стороны, и от тревоги, с другой стороны. Ведь они могли остаться сиротами.

Виктор Давон и Ли Тонг осторожно взяли детей на руки и понесли в дом, малыши даже не проснулись.

Алекс заметила, что Анабель Давон с умилением смотрела на спящих брата и сестру. Она догнала мужа, несшего Кристель, остановила и нежно погладила девочку по голове.
-Какая она красивая, малышка. Как Кристель в детстве. – Слезы текли по ее улыбающемуся лицу.
-Тише, не разбуди ее. – Остановил Анабель муж. Завтра насмотришься, а сейчас им надо спать.

Ли лег в отведенной ему спальне для гостей, а Алекс решила остаться спать на кушетке в комнате, где спали дети. Ведь они могли проснуться и, не увидев никого из родных, испугаться.

А Анабель Давон все не могла заснуть и говорила мужу о детях, мешая спать.
-Милый, какие они чудесные, правда?
-Угу.
-Дорогой, а как девочка прелестна?
-Угу.
-Виктор, бедные дети, ведь они могут лишиться родителей. Надеюсь, этого не случится. Мне кажется, я влюбилась в малышей. Интересно, а они нас полюбят? Слушай, а давай попросим их родителей, когда все кончится, чтобы они разрешали нам видится с ними.
-Анабель, милая, давай спать. – Взмолился Виктор. – У нас был трудный вечер. Завтра обо всем поговорим.
-Все, сплю. Знаешь, - сказала мадам Давон, закрывая глаза, - надо съездить в Россию. Ведь там похоронена наша Кристель.

На следующее утро Алекс и Ли Тонг простились с племянниками и гостеприимными хозяевами дома и поехали обратно в Париж. Оттуда они собирались лететь в Москву, на помощь Нике.

Продолжение следует…