Глава 5.

В двух международных московских аэропортах круглосуточно дежурили люди Теплова. Они тщательно отслеживали все рейсы. Но Наоми Тонг все не прилетала. Уже заканчивался второй день с того момента, как Наоми с детьми и Ли скрылись из загородного дома на вертолете, а Алекс оставила с носом следивших за нею людей в Париже.

Мимо бугаев в кожаных куртках проходили только что прилетевшие рейсом из Парижа пассажиры. На изображенную на фотографии Наоми Тонг никто похож не был. Мимо проходила рыжеволосая женщина. Она подошла к одному из «встречавших» Наоми Тонг и попросила сигарету. Тот спрятал фото Ники в карман и достал для женщины целую пачку.
-Спасибо большое. По родине соскучилась. Даже покурить захотелось.

Если бы мужчина не был занят, то обязательно познакомился бы с красивой незнакомкой. Ей очень шел рыжий цвет волос. Но больше всего, угостившего даму сигаретой человека, удивили ногти женщины. Таких он еще не видел. Длинные, безупречно покрашенные в ярко-красный цвет, они притягивали внимание.

Прилетевшая из Парижа Флоринда Грабель, улыбнулась и пошла к выходу. Там она села в такси и показала таксисту пять бумажек по сто долларов.
-Приятель, хочешь заработать? – Спросила она по-русски.
-А что делать то надо?
-Да, муж у меня любвеобильный, мне изменяет. Хочу вот выследить его. Сейчас он здесь на работе. Придется долго сидеть и ждать. Учти. И еще, не задавай мне никаких вопросов. Я тишину люблю.
-Ладно, не проблема!

Пока Флоринда спала в самолете, ее организм отдохнул от напряжения прошедших дней. Она была готова к войне и физически, и морально. Единственный вопрос, на который Грабель не знала ответа, кто победит в предстоящей схватке.

За детей и друзей, только что прибывшая Ника, была спокойна. А вот что случилось за эти дни с Павлом, информации не было. Улетая на вертолете от людей Теплова и не перечисляя Аркадию деньги, Вероника делала ставку на то, что Павла не убьют, пока не приедет сама Теплова. Но ее ожидали увидеть с внешность Наоми Тонг, а не рыжеволосой европейки Флоринды Грабель.

«Долго Теплов тянуть с расправой не станет, - думала Ника, - у меня есть несколько дней. Если он решит, что я не приеду, Паша обречен».

Вероника прождала своего «мужа» в такси еще около пяти часов. Наконец «объект слежки» вышел вместе с еще несколькими мужчинами. Им на смену зашли другие.

«Круглосуточно пасут меня, дурачки. Ну, ну. Пасите дальше!»

Черный джип поехал к выезду со стоянки, за ним следом желтая волга с Никой.
-Ты уж постарайся, чтобы нашу шпионскую тарантайку заметно не было. А то муж у меня нервный. Пристрелит обоих, если что… Не делай таких глаз испуганных. На еще двести баксов и не жужжи.

Таксист затерялся в потоке машин, но нужный джип из поля зрения не выпускал. Машина «мужа» свернула направо от основной трассы на узкую дорогу. Было видно, что вдалеке дорога упирается в большой особняк, окруженный глухим забором с массивными воротами в центе.
-Все, поворачивай в город. Мне все понятно. – Ника решила не рисковать и не ехать дальше. Итак было ясно, куда заедет «джип».

Вероника вышла в центе города и немого прошлась. Москва встретила ее своей суетой и ритмом большого города. Как Теплова скучала по этим улицам, равнодушным прохожим, но таким родным. Ведь они жили в ее любимом городе. За годы отсутствия Ника побывала во многих странах, но ни один город мира не любила так, как Москву.

Решив остановиться в «Национале», она поехала туда. Заняв доставшийся Нике номер, Теплова первым делом приняла душ после дороги. Затем с полотенцем на голове, достала из сумочки листок с записями. Это были координаты Торопова.

«Привет, Иуда. Скоро увидимся!» - Ника убрала листок в карман и пошла сушить голову. Впереди был целый вечер и ночь, можно отдохнуть.

На следующее утро Торопов ехал в своей машине с водителем и охранником в офис. Перед самым поворотом во двор, где находился офис Игоря Викторовича, водитель не заметил женщину, выходившую из-за угла и, правда, на маленькой скорости, но сбил ее.
-Осел, что ты наделал! – Завопил Торопов на водителя. – Только этого мне не хватало!

Все, находившиеся внутри машины, вышли посмотреть, что случилось. Потерпевшую уже обступили любопытные прохожие. Женщина была бледной и испуганной. А потом вообще потеряла сознание.
-Ее надо отвезти в больницу. – Предложил кто-то.
-Позвоните в скорую! – Поддерживали остальные.
-Никаких скорых! – Вмешался Игорь Викторович. Ему не нужны были лишние проблемы. Ведь сбитая женщина могла подать на него в суд. И Торопов решил уговорить ее не заявлять. – Я сам врач. – Соврал бизнесмен. А растерянному водителю дал указание. – Отнеси ее срочно ко мне в офис. А вы, господа, расходитесь, расходитесь. Все будет хорошо. Не волнуйтесь.

Когда обессиленную женщину внесли в кабинет Игоря Викторовича, та еще не пришла в себя. Игорь обыскал сумочку женщины. В ней ничего не было кроме косметички с помадой и духами.
-Что смотришь, - рявкнул Торопов на секретаршу, - воды принеси и нашатырь, быстро!

Секретарша пулей вылетела выполнять указание босса. Женщину, тем временем, положили на кожаный диван. Наконец принесли нашатырь. Торопов сам поднес пузырек к носу женщины. Наконец та пришла в себя.
-Где я? Что случилось? – Она смотрела непонимающе на окруживших ее людей своими красивыми темно-карими глазами.
-Не волнуйтесь, пожалуйста. Вы споткнулись и случайно попали под мою машину. Но ничего страшного. Сейчас приедет мой доктор. Думаю, у вас ничего серьезного. Как вас зовут?
-Анна. А вас?
-А я - Игорь Викторович. Можно просто Игорь.
Вошел вызванный Тороповым его личный врач. Он осмотрел лежащую на диване женщину.
-Пульс нормальный. Все кости целы. Сотрясения мозга нет. Поздравляю вас, Аня. Прямо в рубашке родились!
-Спасибо, доктор.
Когда врач ушел, Анна села на диван.
-Мой непутевый водитель отвезет вас домой.
-Благодарю, но я лучше пройдусь пешком. Хочется подышать воздухом.
-Это исключено. А то вдруг с вами опять что-нибудь случится. – Игорь Викторович возражал по нескольким причинам. Ему не хотелось, чтобы Аня по пути домой надумала пойти и заявить в милицию о происшествии, также Торопову захотелось узнать адрес, где живет его случайная знакомая.
-Ну, что ж. Пусть он отвезет меня, - согласилась Анна. Она повернулась и пошла к двери, вдруг сумка выпала из рук и Аня наклонилась, чтобы поднять ее.

Торопов просто замер от увиденной картины. Юбка у Ани задралась и на обозрение Игорю попали красивые длинные ноги и обольстительная попка в белых кружевных трусиках.

«Вот так соблазн! Придется самому проводить красотку до дома. Может пустит, так сказать, приютит меня на пару часиков в своей постели. Кажется мне, что отказа не последует. Черт с делами. Подождут!» - решил Торопов.
-Аня, подождите, я вас сам провожу.
-Игорь, это очень любезно с вашей стороны. Я вас тогда чаем угощу, в благодарность о моем спасении.
-О, буду рад. – Заулыбался Игорь, а сам подумал: «Дура, нужен мне твой чай!»
-Настя, - обратился, уходя Торопов к секретарше, - кто будет звонить, скажи, на важных переговорах. Мне не звони, я сам свяжусь с тобой.

«Кабель недобитый! Ни одной юбки не пропустит. Нет, когда-нибудь это для него плохо кончится! Или заразится чем-нибудь или по башке получит! Любитель случайных связей!» - ехидничала Настя.

Торопов и Аня садились в машину на заднее сиденье.
-А я думала, вы поведете? – Наивно спросила кареглазая красавица. - Я вашего водителя боюсь. Он ведь меня сбил.
-Выйди вон. – Сказал Торопов уже сидящему за рулем водителю. – Я сам поведу. Дама права, тебя вообще уволить надо бы!
-Но Игорь Викторович!
-Цыц. Выполняй мои указания, а не спорь!
-Игорь Викторович, хоть охрану возьмите. Мы на другой машине поедем!
-Нет, отдыхайте. В этом нет необходимости.
Торопов сам сел за руль.
-Пересядьте ко мне поближе, Анечка, а то вас на заднем сидении не слышно будет.
-Конечно, Игорь. – Аня пересела. Машина поехала.
-Где вы живете? Куда едем?
-Может, к вам? – Спросила Аня, эротично облизнув свои пухлые накрашенные губки.

«Да эта Аня – прямо дикая штучка! И уговаривать особо не пришлось». - Радовался Игорь.
-Ко мне, так ко мне. – Он положил руку на оголенное колено Ани.

Торопов жил от своего офиса недалеко, поэтому доехали быстро.
Зашли в лифт.
-Нам десятый, Анечка. – Торопов нажал кнопку и сжал Аню в своих объятьях. – Я так люблю таких как ты. – Шептал он ей на ухо. – Просто обожаю. Ты наверняка очень страстная, моя кошечка.
-Ты удивляешь меня, мой тигр! Мы еще не приехали, давай хотя бы в квартиру войдем!
Торопов зажал Аню в угол и крепко поцеловал в губы.
-Моя рыжеволосая львица.

Двери лифта открылись на десятом этаже. Игорь вышел, следом Аня. Она беззвучно сплюнула. На лице застыла маска отвращения. Но, когда Торопов повернулся к ней лицом, чтобы пропустить в квартиру, Аня довольно улыбалась.

Дверь закрылась. В квартире был полумрак от задернутых штор.
-Повеселимся, Игорь.
-О, да! – Торопов подошел к Ане и начал снимать с нее одежду.
-Я хочу сначала в ванную сходить. Не возражаешь? – Аня осталась в одном нижнем белье.
-Конечно, нет. Личная гигиена на первом месте! Слушай, у тебя такой голос красивый. А мы раньше с тобой нигде не встречались?
-Нет, может, если только в прошлой жизни! Приготовь чего-нибудь выпить.
-Шутница. Я умею делать потрясающие коктейли. Тебе понравится!

Через пятнадцать минут Аня вышла из ванной. На ней был халат Игоря. А он уже ждал, лежа под одеялом на кровати, в руках было два бокала с выпивкой.
-Вот и ты. Я уже заждался! Иди ко мне!
-Извини, конечно, но ты-то сам в ванной не был.
-А может, ну ее, эту ванную. Очень тебя хочется.
-Нет, без этого я не согласна. Иди, я подожду.
Торопов встал и быстро пошел в ванну.
-Ладно. Я скоро.
Он вернулся буквально через несколько минут.
-Игорь, ты прямо как метеор!
-Стараюсь. Ну, где моя киска?
-Выпьем для начала?
-Конечно! За нас, нашу встречу!
Аня и Игорь чокнулись бокалами. Игорь опустошил свой сразу, а Аня отпила только глоток.
-Игорь, ты не поверишь, но я хочу тебе сказать, что обманула тебя.
-То есть?
-У нас, милый, никакого бурного секса не будет.
-Ты что такое говоришь?
-Я с такими козлами, как ты даже на кладбище рядом в могилы соседние не лягу!
-Ах ты, дрянь! – Торопов попытался ударить Аню, но тело его словно парализовало. Новая попытка опять ничего не дала. – Ты что мне подсыпала? – Испуганно спросил Игорь.
Анна молчала некоторое время, потом очень близко наклонилась к неподвижному телу, провела рукой по бледному лицу и заговорила медленно, с расстановкой.
-Здорово, неужели не узнал меня?! Туп ты и глуп даже больше, чем я о тебе думала. Ну, напряги мозги свои, если они вообще у тебя есть… Бесполезно, их у тебя нет. Помнишь Францию, семью Пауля Штольца? Помнишь, это я наверняка знаю. А не забыл ли ты случайно, как обманом заманил бизнесмена Штольца в Россию, где поджидала его ловушка? А нанимателя твоего Аркадия Теплова знаешь? Ну, а кого еще в этой истории не хватает? Меня, мерзкое создание, Наоми Тонг!

Торопов просто обалдел от такого заявления. Сначала он удивился, но потом страх и ужас овладели им.
-Но Наоми ведь азиатка!
-Была, рыбка моя, была. Ведь родилась-то я с европейской внешностью. Обратно переделаться еще проще. Вижу, ты мне рад!
-Наоми…
-Теперь я снова Вероника Теплова. Приехала вот за мужем, за Павлом. А тебе, иудушка, я решила вырвать твое поганое сердце. Меньше на земле одним уродом станет. Ты зря-то не рыпайся. То, что я тебе в коктейль подмешала, пока ты мылся, действует очень долго. У тебя парализован двигательный аппарат. У меня в зубах вделано достаточно таких ампул. На всех хватит. А теперь расскажи, котик похотливый, что тебе известно, причем все, что знаешь, говори.
-Ну, я мало ведь знаю. Просто попал в трудное материально положение, а Теплов выручил деньгами, но за это попросил о маленькой услуге. Что, мол, должник у него есть, француз один, и надо его заманить в Россию. Аркадий с ним поговорит и у себя запрет, а жена его, то есть Наоми, то есть ты, - Игорь запутался, - в общем, должна будет долг вернуть и все. Я уже потом, когда привез Штольца в особняк Теплова, понял, что просто так не отпустят Пауля. Аркадий и его люди избили твоего мужа сильно, в подвал бросили. Я возмутился, хотел возразить, но Теплов, ты же знаешь, разве станет меня слушать. Да и зависим я от него очень. Нет здесь моей вины.

Ника подняла глаза, полные слез, на парализованного мужчину. Она представила Павла – в подвале, избитого, в крови, нуждающегося в помощи.
-Нет вины?! Марионетка ты жизни не достойная! Ты не маловажную роль во всем этом сыграл, так что не приуменьшай своего значения. Живешь спокойно, когда человек, возможно, погибает. – Вероника быстро сняла накладные ногти, под ними сверкнула сталь. Теперь ее безупречный маникюр был еще эффектнее. Под накладными были стальные длинные острые и прочные ногти. – Я сейчас просто разрежу тебя на кусочки. – Ника с силой провела рукой по простыне. На постельном белье вместе с матрасом остались пять вспоротых полос. – И больше никогда не вспомню о тебе.

Торопов стал бледным, потом вдруг глаза его закатились, изо рта пошла пена.
-Что с тобой? Спектакли твои не помогут! Мне еще кое-что узнать от тебя нужно. Эй, размазня, хватит, говорю.
Внезапно взгляд Игоря оцепенел, тело обмякло, никаких движений не стало.
-Вот, жалость! Я же пошутила. Ну, надо такому случится, умер. – Вид пришедшей внезапно смерти расстроил Нику. Она никого не хотела убивать, судьба сама определила свой выбор.

Игорь Викторович Торопов страдал эпилепсией. Очередной припадок пришелся очень не вовремя, и мужчина задохнулся.

Вероника закрыла покойному глаза, надела обратно свои накладные ногти и пошла собираться. Пора было ехать на встречу с Тепловым. До этого момента она намеревалась пробраться на территорию особняка Аркадия вместе с Тороповым. Но того внезапно не стало.

«Что ж, другого выхода у меня нет!» - Теплова вышла из квартиры, села в машину Торопова и поехала туда, где ее ждала развязка.

Утром того же дня Аркадий спустился в подвал. Он подошел к лежащему на полу Игнатову.
-Добрый день, Пашуля. Не молчи, это не прилично. А, понимаю, говорить не можешь. Ну, ладно. Как тебе мои ребята? Они хорошо за тобой смотрят? Ежедневные «процедуры» необходимы для поддержания тебя в нужной форме. А то приедет скоро твоя подружка Наоми, а ты, как и не был у меня в гостях. Хочется, чтобы твой внешний вид поразил, даже в какой-то мере парализовал мадам Тонг. Она у нас женщина предприимчивая. Наверняка, какую-нибудь гадость придумала, а так, увидит тебя и одумается. Но, вообще мне твой вид нравится, очень эффектно. Прямо, живой труп! Ну, пока. Жди пополнения!

Павел подвергался избиениям каждый день. Последние дни он мог только пить. Тела своего уже не чувствовал, в сознании находился редко. Проваливаясь в забытье, он был счастлив, потому что попадал в мир любви и тепла. То он отдыхал на островах с женой и детьми, то гулял по Парижу и, в очередной раз, признавался в любви Наоми.

Дни и ночи уже давно слились для Павла Игнатова в какое-то одно время, которое все было и было. Начала не помня и не видя конца, Павел был на грани, то ли безумия, то ли бесконечности. В редкие часы, когда он осознавал и понимал, где он и что с ним, вспоминая, как прощался с Наоми и детишками, летел в самолете, Игнатов думал, почему не послушал жену, которая отговаривала его от этой поездки. Что сейчас с ней, Кристель, Алексом? Если бы Павел мог говорить, то спросил у Теплова, но сломанная челюсть не слушалась.

Пару часов Аркадий просто сидел в кабинете и курил. Зазвонил мобильный телефон.
-Да. Я… Отлично, везите сюда… Сразу в подвал отведите, я потом спущусь.
Теплов положил трубку на стол. Он улыбался и бормотал вслух:
-Какой сюрприз. Даже не ожидал! События начинают разворачиваться.
Теплов достал фото Ники.
-У, моя крошка, как я по тебе скучаю. – Он поцеловал изображение и поставил на стол.
В дверь постучали, вошел Пришлин:
-Аркадий Николаевич, к вам гости.
-Кто?
-Там у ворот, в машине Торопова, сидит какая-то рыжеволосая женщина и спрашивает вас. Она не назвалась. Говорит, что вы будете ей рады.
-Красивая?
-Кто?
-Ну не машина же! Женщина?
-А, да, очень.
-Обыщи ее и пригласи в кабинет. Интересно, что за пташка? Сегодня прямо день встреч!
Через несколько минут Алексей Пришлин провел в кабинет Теплова приехавшую незнакомку.
-Я вас слушаю. Чем обязан?
-Какой ты вежливый. Аж противно.

Аркадий поднял удивленные глаза. Внутри у него все вздрогнуло. До боли знакомый голос. Он не верил своим глазам. Перед ним стояла Вероника Теплова. Теплов, заранее, долго готовился к их первой встрече после долгих лет «разлуки». Он ожидал любого появления своей жены, но не такого! Все подготовленные слова и реплики, взгляды и действия пошли насмарку. Слишком просто! Слишком неожиданно! Слишком!
-Ба, неужели это ты, Никочка?
-Я, представь себе. Что, не рад?
Со стороны это было похоже просто на встречу двух старых знакомых.
-Не ожидал, скажу честно. Думал, ты через взорванную стену войдешь, вся в дыму и с автоматом наперевес. Ника…
-А я вот так, по-простому, интеллигентно через дверь. Поговорим?
-С большим удовольствием. Тебе, кстати, идет твой новый имидж. Жаль немного, но я очень хотел пообщаться с Наоми Тонг, а приходится с Вероникой Тепловой. Проходи, присаживайся.
-Аркадий, может ты Алексея отошлешь, наедине ведь лучше.
-Извини, не могу. Ты у нас женщина непредсказуемая, кто тебя знает?! А на охрану внимания не обращай, и все.
-Ладно. Что ж, думаю, ты ждал меня, хотел увидеть. Я здесь. Чего надо?
-Ника, ты прямо из «страны наивных людей» прилетела, что ли? Зачем тебе разъяснять всю ситуацию, и так ведь знаешь, что к чему?
-Я знаю только одно, что ты держишь в своем подвале моего мужа, издеваешься над ним, - Вероника говорила ледяным твердым голосом, - пытался разорить меня и мою семью. Но это у вас, господин Теплов, не вышло. Я перестала верить тебе через несколько месяцев после свадьбы. Неужели ты думаешь, что твои обещания для меня что-то значат?!
-Позволь тебе кое-что разъяснить. Это ты украла почти все мои деньги, ты! Ты наставила мне рога и скрылась! Не строй здесь ангела!
-Подонком был, подонком остался. Я ненавидела тебя давно и просто мечтала уничтожить.
-Это после твоего выкидыша? – Теплов ехидно улыбался.
-Раз тебе это известно, теперь уже неважно.
-Нет, почему же? Расскажи, излей душу.
-Перед кем? Ты никогда меня не любил, никогда. Обманывал, изменял. Я просто была подходящей кандидатурой для тебя. Скромная, глупая, наивная. Я бы все стерпела. Но ты убил моего ребенка, убил.
-Не надо! Я вообще о нем тогда не знал!
-Зачем эта риторика? Я застала тебя с любовницей. Мое счастье, сознание, что я стану матерью, разбилось через три часа после того, как я узнала о своей беременности. И виной этому ты! Но к чему все эти глупости. Я пришла за мужем. Где он?
-Твой муж – я. Мы ведь не развелись.
-Я предупреждаю тебя всего один раз. У тебя есть шанс выйти живым из этой ситуации. Не вставай у меня на пути.
-Ой, я так испугался. Аж коленки трясутся. Но у меня для тебя сюрприз, даже два, нет, скорее три!
-Считать, что ли учишься? Я хочу видеть мужа.
-Смотри, я перед тобой… Ох, какой у нас грозный взгляд! Прямо фурия! Детка, послушай, что я тебе скажу. Я колебался, но сейчас даю тебе небольшой шанс. После разговора у тебя будет возможность подумать. Мои люди отведут тебя в подвал, там ты должна решить. Если ты откажешь, то кое-кто умрет.
-И что же мне надо решить?
-Ты прекрасна! Особенно, когда злишься! - Аркадий подошел в Веронике, взял за руку, обнял и нежно начал шептать на ухо. – Я очень тебя хочу. Ты права, что не любил. Но сейчас все иначе! Я просто сгораю от страсти. Не могу без тебя. Если ты станешь моей, учти, что я мог бы взять тебя силой, я никого не убью из тех, кого ты любишь. Если отвергнешь, берегись… - Тон сменился. Теплов оттолкнул от себя гостью. – Ты умрешь последней, но на твоих глазах умрут остальные.
-Какая досада. Кто остальные? У тебя только мой муж, и все. Мое встречное условие таково, я верну тебе половину своих денег, если ты отпустишь Павла. А с тобой у нас не может быть ничего. По слогам произнести? Ни – че – го. Понятно?
-Это очень опрометчивый поступок. А где твои дети? Такие милые.
-Тебе их никогда не достать.
-Отведи ее в подвал. – Приказал Теплов начальнику службы безопасности. – А с тобой, милая, мы поговорим вечером. Я пришлю за тобой, иди, ласточка моя! Иди! – Аркадий захохотал.

На Нику надели наручники и увели. По дороге в подвал она не проронила ни слова. Алексей втолкнул ее внутрь. Было темно. Свет проникал только через маленькое окошко в стене. Теплова пригляделась. У стены лежало три тела. Она подошла ближе. И… Потеряла дар речи. Просто не знала, как реагировать на увиденное.

Возле Павла, находившегося без сознания, лежали связанные Ли и Алекс. Они тоже, наконец, узнали Нику, но продолжали молчать. Наконец, мозг Ники выбрал более важный момент, и она, опускаясь на колени, с ужасом спросила:
-Господи, где дети?
-Ника, прости нас…
-Где дети? – Вероника истерично орала.
-Ника, тихо, тихо. С ними все в порядке. Они в безопасности.
Ника задыхалась:
-Где, где? Что вы здесь делаете? Вас же не должно было здесь быть!
Алекс заплакала:
-Прости нас. Но мы не смогли оставить тебя одну. Мы прилетели к тебе на помощь, но люди твоего бывшего мужа схватили нас сразу в аэропорту и привезли сюда. Мы здесь всего около часа.
-Ли, Алекс! Вы предали меня! Вы же обещали, клялись, что позаботитесь о детях! Я вас ненавижу! Вы все, слышите, все испортили! У меня был план, у меня бы все получилось, если бы не вы, а теперь?! Я не смогу спасти и вас, и Павла! Как я вас ненавижу!
Теплова упала на колени. Потом ее взгляд упал на Павла.
-Мамочка, мамочка! За что? Паша, Пашенька, милый мой! – Завывала Ника. – Любимый, что с тобой? Что они сделали? Господи! Паша…
Но Игнатов не приходил в сознание.
-Здесь есть вода? Дайте воды.
Но воды не было. Алекс и Ли виновато молчали. Вероника, рыдая, уткнулась лицом в окровавленную грудь Павла. Через несколько минут наступила тишина.
-Ника… - Позвала Алекс, но Ли остановил сестру взглядом. Все молчали.

Павел пришел в себя, когда уже темнело и в подвале становилось все меньше света. Он увидел около себя чье-то тело. Это была женщина. Она прижалась к нему и спала. «Боже, это Наоми. Это ее духи. Что она здесь делает?» - Мог только думать Игнатов. Он пошевелил рукой. Ника резко проснулась. Мгновенье она приходила в себя, как будто во сне забыла, где находится. Но потом жестокая реальность напомнила о себе.

Она подняла Павлу голову, поцеловала в окровавленные губы. Он узнал ее. Сначала удивился, ведь он прощался с Наоми, а встретился уже с Никой. Если бы он мог говорить?!
-Здравствуй, мой милый. Я очень тебя люблю, очень. Но, не волнуйся, все скоро кончится. – Вероника села и положила голову мужа к себе на колени. – Вот увидишь…

Павел огляделся по сторонам. Рядом лежали Тонги - брат и сестра. Это была бы приятная встреча, если бы вокруг изменить декорации.
-Удивлен, мой хороший? Я сама удивлена. – Ника говорила с горечью. – Так странно и глупо все. Прости меня. Прости. Раньше на кону была только твоя и моя жизни, а сейчас, благодаря этим двум, мы все можем умереть. Но, даже не это меня волнует. – Вероника замолчала.

«Нет, не надо волновать его. Если Паша узнает, что еще и дети в опасности! Нет. Это моя боль. Ему и так нелегко. Нужен врач! Это ужасно. Я так люблю его, так люблю!»

Павел смотрел на жену. Его глаза могли все сказать! Как он любит ее, обожает. Он был счастлив с ней! Зачем она приехала? Это глупо и напрасно. Милая. С рыжими волосами Нике так хорошо. Она очень красивая.

Нить мысли затерялась в затуманенном сознании.

Ника встала. Она подошла к Алекс.
-Я не могу тебя ненавидеть, ты спасла меня и моих малышей там, в Таиланде. Но сейчас ты губишь нас. Губишь… Мне придется сделать то, что я не хочу. Это из-за вас. Как вы могли?!
-Ника, - Алекс умоляюще смотрела на подругу, - прости. Мы не скажем, где дети, ни за что. Даже под пытками!
-Глупая, - Вероника гладила волосы сестры. – Сейчас столько средств по развязыванию языков, что вы и сами не заметите, как Теплов будет уже все знать.
-Сестренка, может, еще не все потеряно? – Спросил Ли.
-Нет, друг мой, все!
-Прости!
-Мне наплевать на себя, ваши жизни. Но дети…
Вероника подошла к двери и стала кричать:
-Эй вы, чертовы слуги! Откройте! Мне нужен ваш хозяин!

Дверь открылась, Ника обвела взглядом троих, оставшихся в подвале людей, и вышла.

Теплов ждал ее. Любой человек поступил бы на месте Ники так же в сложившихся обстоятельствах. Не нужно быть опытным психологом для правильного расчета. Аркадий сломал Веронику, ее волю.
-Как тебе мой сюрприз? - Он встал на встречу входившей в кабинет Нике.
-Хороший, спасибо.
-И?
-Что «и»?
-Твой ответ?

Вероника молчала. Теплов не торопил ее. Перед Никой промелькнули основные моменты ее жизни. Мама, брат. Свадьба. Та злополучная квартира с Тепловым и его любовницей. Паша, их первая встреча. Таиланд. Алекс, Ли. Погибшая француженка. Почему-то вспомнился скат в море. Мексика. Дети. Океан. Париж. И опять дети. Дети… Ника отрекалась от этого всего. Навсегда.
-Да. Ты можешь полностью мною распоряжаться.
-Точно? Никаких фокусов?
-Не беспокойся. Я знаю цену этим фокусам. Но ты должен исполнить мои условия.
-Не знаю… Сначала скажи, что хочешь.
-Павлу нужен врач, срочно. Отпусти его и моих друзей. Не трогай детей. Я выполню все твои условия.
-Ты никогда не увидишься ни с Павлом, ни с детьми.
-Хорошо.
-Если попытаешься меня обмануть, всегда помни о Кристель и Алексе.
-Я никогда ничего не забываю.
-Где гарантии, что Игнатов и Тонги не будут пытаться забрать тебя у меня?
-Я поговорю с ними. – Веронике стало дурно, она еле стояла на ногах. – Вызывай врача.

Теплов кивком головы приказал Пришлину выполнить просьбу Ники. Тот набрал нужный номер.
-Когда вступает в силу наш договор, милая?
-После того, как я буду уверена, что Павел выживет.
-Это ни к чему, крошка. У меня работают опытные ребята. Когда мои молодцы выполняют приказание бить, но не убивать, они знают, что делают. Иди, выпей чего-нибудь. А то ты бледная слишком.

Теплова подошла к столику, где стояла бутылка с виски, налила себе полный стакан и выпила без малейшей заминки. Несколько минут Ника смотрела на присутствующих, потом взгляд стал затуманенным. Вероника упала на ковер. Сказались скопившиеся напряжение, усталость, стресс. Ника беспробудно спала.

Аркадий с удивлением наблюдал за этой сценой.
-Э, мать, да ты пьяна! Нашла время для сна. А что делать… - Теплов бережно поднял жену на руки и положил на диван. – Ладно, поспи.

Вероника спала беспокойно, часто вздрагивала, что-то бормотала. Когда, наконец, она проснулась, в комнате никого не было. Голова болела, тело немного ломило.

«Куда все делись? – Теплова сразу вспомнила, где находится. – Вот ирония судьбы: столько готовилась я к этой встрече, каких-то спецэффектов напридумывала, а все напрасно… Хотя, может еще пригодится. Странно, мне на все наплевать. Я не боюсь уже ничего. Грядущая разлука кажется чем-то обычным. Павла я спасла, «помощников» своих тоже. Дети, думаю, будут в порядке. Апатия. Все возвращается на круги свои. Снова я принадлежу Теплову. Какая глупость. Этого не может быть! Или может? Жизнь – это тупик. Идешь, идешь, вот вроде впереди видишь что-то, приближаешься, а там знак «кирпич» висит. Приехали. – Вероника села на диван. – И зачем я тот стакан виски выпила? Итак, все плохо, еще и добавила. Вот парадокс, настолько мне все надоело, что ненависти уже не ощущаю. Усталость. Перегорело все».

Теплова вышла из кабинета. Внизу слышались голоса. Она стала спускаться по лестнице. В большом холле в креслах сидели Тонги и Павел. Игнатов был весь перебинтован. Вокруг стояло несколько охранников. Аркадия не было.

Вероника подошла к Павлу, присела рядом с ним на колени, стала гладить его руку. Она посмотрела Игнатову в глаза. Ее губы тронула легкая улыбка. Все молчали. Тишину нарушил вошедший Теплов:
-Как замечательно. Все в сборе. Приятно видеть таких милых людей в своем доме. Если мне не изменяет память, мадам Тонг, или госпожа Теплова, как вам удобнее, хочет что-то сказать.

Вероника встала, подошла к Аркадию, взяла его под руку и, совершенно флегматичным голосом, сказала:
-Павел, Алекс, Ли. Сегодня наша с вами последняя встреча. Мы никогда больше не увидимся. Я остаюсь с Аркадием. Залогом моего пребывания будут дети. Вы должны позаботиться о них, как только можете. Их не возможно будет уберечь, если я нарушу договор. К чему ненужная лирика? Уезжайте. Вас никто не тронет. Малышам скажите, что я умерла. А вы, Алекс и Ли, любители предпринимать самостоятельные шаги, должны знать, что меня спасать не надо. У меня все нормально. Я не желаю вас ни видеть, ни слышать.

Теплова собралась уходить, но Аркадий удержал ее.
-Подожди, моя рыбка. Мне хотелось бы сделать тебе один приятный сюрприз, пока все семейство в сборе. Думаю тебе будет интересно.

Но Веронике было абсолютно на все наплевать. Эмоции словно покинули ее. Ника равнодушно ждала.
-Итак, занавес открывается. – Аркадий направил взгляд к одной из закрытых дверей, ведущих вглубь дома.

Оттуда вышел молодой человек. На первый взгляд ему было лет 25-30.
-Хочу представить вам своего помощника, мою правую руку во всех делах. – Продолжал Теплов. – Антон. Ника, он тебе никого не напоминает?

Вероника сначала все с тем же равнодушием смотрела на вновь зашедшего. Затем выражение на лице стало меняться. Удивление. Недоумение. Непонимание. Радость. Поражение.
-Антон… Неужели это ты? Боже мой. Но как? Что ты здесь делаешь? Я ничего не понимаю! – Ника ждала хоть каких-то объяснений.
Вместо молодого человека заговорил Теплов:
-Подошла бы к брату, обняла его что ли. Смотри, какой удалец стал. Весь в тебя. Теперь мой лучший друг и помощник.
-Антон, это правда? Ты работаешь на него?
-А почему нет, сестренка?! Ты же обо мне совсем забыла. А вот Аркадий Николаевич нашел меня, вытянул из той ямы, куда я попал. На ноги меня поставил. Я теперь очень большой человек и в определенных кругах известен отлично!
Антон подошел к Павлу.
-И что ты в нем нашла? Он же примитивен! Скажи спасибо, что Аркадий Николаевич тебя простил и дает такой шанс!
-Антоша, что ты говоришь? Я потеряла тебя из виду, это правда. Но я искала, пыталась найти… Ты помогал Теплову в его грязных делах? Помогал погубить нас?
-Ника! Как ты наивна! Я был главным инициатором, мозгом всей этой затеи, так сказать!
-Тони, но ведь ты не мог желать зла мне, моим детям! Просто не за что!
-Это ты так думаешь! А я скажу иначе. Я вас – тебя, урода этого, выродков твоих просто ненавижу! Бросила меня, удрала с этим сыщиком, жила припеваючи, а я? Если бы не Аркадий Николаевич, подох бы просто.
Эмоции опять покинули Веронику. Она больше ничему не удивлялась.
-Знаешь, бог тебе судья. У тебя свой путь. Видно, ты весь пошел в нашего непутевого отца, только подлость его передалась тебе в геометрической прогрессии. Я ничего тебе не должна была, вообще-то. Обучение и проживание были оплачены мною перед моим исчезновением на несколько лет вперед. В какую яму ты попал тогда в Америке, я только могу догадываться! Но это случилось оттого, что ты слабак и глупец.
-Ты меня не зли лучше, а то…
-А то что? Убьешь меня? Спасибо скажу. А детей моих тронешь, перегрызу тебе глотку, понял? Не брат ты мне! Хорошо, что мама не видит, какого урода родила.
-Ой, не смеши. А щенкам твоим и тебе лучше со мной считаться. А про маму ты чего это вспомнила? Ты ведь у нее на могиле уже сколько лет не была?
-Тихо, тихо. – Вступил в разговор Аркадий. – Что-то вы после долгой разлуки не рады друг другу. Друзья мои, вам предстоит часто встречаться! Имейте это ввиду. Ну, а сейчас, Ника, прощайся с нашими гостями. Они отбывают на родину... Пашуля, жаль, что ты говорить не можешь. Но, как собака все понимаешь. Так вот, не дай бог, что… Ты понимаешь, о чем я… Дети твои больше не увидят рассвета. Я все сказал. Пойдем, Ника.
-Я могу сказать несколько слов?
-Говори, но не долго.
Ника подошла к Павлу и тихо заговорила:
-Уезжай, Паша, все кончено. Мы проиграли. Пожили и ладно. Все было у нас хорошо. Счастье, оно не может длиться вечно. Каждый вечер, перед сном, я благодарила бога за еще один прожитый с тобой день. И боялась, что вся наша сказка может кончиться. Береги малышей. И, мой тебе завет, никогда больше не вспоминай обо мне. Никогда. - Теплова быстро пошла вверх по лестнице.
Аркадий подозвал Антона и тихо дал указания.
-Когда у них самолет?
-Завтра вечером.
-Проводи до трапа лично, чтобы ничего неожиданного не произошло. Да, и проследи, чтобы они погибли в автокатастрофе в ближайшие дни, но не сразу. А то Ника не поверит. Головой отвечаешь. Все, пожелай мне удачной брачной ночи с твоей сестрой. Прямо, как в первый раз себя ощущаю.

Антон широко улыбнулся. Убивать людей для него уже давно было чем-то обычным. Человеческая жизнь ничего для него не стоила.
-Аркадий Николаевич, а дети? Можно их тоже убрать.
-Тони, как ты циничен! Даже я не такой зверь, как ты! Они же твои племянники! Но, в принципе, лучше бы их не было. Но не сейчас! Тогда мне нечем будет удерживать Веронику.
-А почему я должен жалеть этих маленьких сосунков? - Антон недоумевал.

За годы общения с Тепловым молодой человек впитал все отвратительное, что только можно. Антон Антонов боготворил своего босса. С малых лет, воспитывавшийся без отца, в Теплове он нашел пример для подражания. И даже сотрудничавшие в меру обстоятельств с ним другие главари криминального мира осознавали, что этот парнишка живет вообще без каких-либо правил и законов.
-Умерь свое рвение, малыш. Пока не время.
-Понял, шеф.

Теплов последовал за женой в кабинет. Она сидела на его месте, в большом глубоком кресле. В руках был уже опустошенный стакан из-под виски.
-Ника, ты что, решила спиться за эти пару часов?
-Ты знаешь, что-то меня уже и не берет. Что дальше делать будешь?

Наступила неловкая пауза. Оба молчали. Аркадий подошел к Веронике сзади, обнял ее, провел рукой по рыжим волосам.
-Дорогая, я так долго ждал этого, ты не представляешь! Я полюбил тебя безумной страстью, не могу жить без тебя. Когда мы были женаты, я ничего не испытывал к тебе, это правда. Но сейчас все иначе. Вот увидешь, мы будем счастливы. Знаю, что ситуация не для романтического свидания, но ты должна меня полюбить. Должна. Ты же любила меня какое-то время? Ника, Никочка.

Вероника сидела не шелохнувшись. Казалось, от выпитого виски ее мозг соображал еще лучше. Забыться не удалось. Оставалось только покориться. Она закрыла глаза.

Тепловым все больше овладевала страсть к Веронике. Он развернул кресло к себе и начал пылко целовать женщину. В губы, глаза, шею. Ему было наплевать, что она сидит равнодушно, вся холодная и безразличная. Главное, что мечта Аркадия, наконец, исполнилась.

Он сорвал с Ники сначала кофту, потом все остальное. Повалил на пол. Энергия била в теле Теплова. Это можно было сравнить с вампиром, выпивающим кровь из своей жертвы.

Вероника словно наблюдала все со стороны, оставив свое тело на растерзание врагу. Душа была утомлена. «Когда все это кончится? Когда он устанет и заснет? Это адская пытка. Но я должна буду терпеть это каждый день. Боже, а может и не один раз в сутки?! Потный, мерзкий, скользкий. Это жуткое дыхание. Меня сейчас стошнит. Но я должна, должна терпеть. Всегда, когда я с ним, есть обстоятельства, удерживающие меня от разрыва. Это никогда не кончится! Ад будет вечным! Что б ты сдох! Но ты же будешь жить долго. Убить тебя, может, и все. Кончатся все муки разом.

А Тони? Мой брат, когда-то добрый и нежный мальчик, стал монстром. В глазах ненависть. За что? Ничего не понимаю. Как трудно решиться на убийство. Торопов все-таки сам умер. Может, применить мои ампулы? Но Антон не простит смерти Теплова. А его я не смогу убить никогда. Такой грех мне не вынести. Мама, лишь бы ты ничего не знала там наверху. Везде тупик». – Ника открыла глаза.

Теплов принес ее в спальню. В кабинете было только начало. Весь вечер и всю ночь Аркадий реализовал свои потребности и возможности. Ему было наплевать, что жена просто терпит его ласки и все. В тот раз его это не интересовало. Имея рычаги управления Никой, Аркадий планировал в дальнейшем приучить Нику отвечать на любовные ласки. Но сейчас не это было главным. Аркадий Николаевич владел той, о ком мечтал последние несколько лет. Грезил, бредил, сходил с ума от любви, страсти. Он победил. Одержал верх над всеми. Утомленный Аркадий Теплов заснул под утро на кровати, обнимая Веронику.

Ника осторожно высвободилась из крепких объятий, встала, обмоталась шелковой простыней, и пошла в ванную. Она закрыла дверь изнутри, включила воду и легла в ванну прямо в простыне. Теплые струи расслабили и немного согрели напряженное тело.

«Как приятно. Хочется содрать с себя кожу, смыть всю грязь. Но память все восстановит. А завтра опять. И послезавтра. И всегда, пока он рядом… Или, я рядом? Может, у меня получится решить это уравнение, если поменять местами исходные данные. Я не могу убить его. Антона тоже. Но ведь себя то я могу освободить. Так будет легче для всех. Пусть это не совсем хороший выход, зато выход! Действенный и верный».

Вероника сняла, не торопясь, накладные ногти с указательных пальцев правой и левой рук. Теперь, вместо красивого маникюра, была видна сталь. Ванна набралась до краев. Теплова выключила воду. Рядом на столике стоял магнитофон. Ника нажала клавишу. Из динамиков полилась органная мелодия. Теплов всегда слушал в ванной музыку, а орган особенно часто.

Ника, обычно ненавидевшая такие грустные и мрачные вещи, на этот раз была очарована. Словно во сне, она слушала и наслаждалась. Руки сами сделали свое дело. Вены на запястьях обоих рук безболезненно открыли свои ворота для выхода из бренного тела обретшей покой и минутное ощущение счастья Вероники Андреевны Тепловой, в девичестве Антоновой.

Кровь текла, окрашивая воду в алый цвет. Ника чувствовала, как проваливается в какую-то мглу. Силы уходили, сознание гасло, на губах застыла блаженная улыбка.

Красивая женщина, замотанная в простыню, умирала. Ей было 38 лет. За спиной полная и счастья и горя жизнь. Самое главное, ради чего стоило жить, ее дети и любимый человек, были навсегда удалены от нее силой, которой уже нельзя было противостоять.

За дверью, в спальне спал мужчина, спала именно та злая сила. Обычному человеку всегда легче убить себя, чем другого. Такое бегство от ужасной действительности предпочитают или очень слабые, или очень сильные люди. Ника была слабой. Разве можно обвинять ее, она и так много выдержала.

Последняя, все еще живая ниточка сознания молилась и прощалась с окружающим ее миром:

«Господи, защити моих любимых детей, Павла, Алекс, Ли. Я буду приходить к ним во сне. Пусть они будут счастливы. Убереги их от бед, несчастий. Я так их люблю. Спасибо тебе за все. В этой жизни я испытала все, что нужно для полного счастья - любовь, радость материнства. Я верила и надеялась, любила и была любима. Не знаю, простишь ли ты меня за мой грех, но позволь повидаться с мамой. Я так по ней соскучилась. Я прощаю Аркадия. Зла нет в моем сердце. Может, ты еще сможешь вернуть на путь истины моего брата. Я так любила его когда-то…»

Вокруг наступила кромешная мгла. Вдруг, яркая вспышка света ударила в лицо, продолжая расти и приближаться.

«Все, это он, тот свет в конце тоннеля. Конец…»

Продолжение следует…