Она полюбила одиночество и сигареты. Она садилась за дальний столик в кафе, пила сок, курила сигареты и наблюдала за приходящими сюда людьми. Она смотрела на влюбленные парочки и думала о том, что любовь сама по себе фальшива. В силу каких-то обстоятельств люди надевают на лица маски и играют навязанные собой роли. Они не натуральны даже в обществе любимого человека, создавая себе благополучный образ. Они не правдивы, тщетно замаскированные заблудшие души. Но любовь – это привилегия, она позволяет и надеть добродушную маску на мир, делает весну даже осенью.

Она любила любовь, она ненавидела одиночество, но была одинокой, как тысячи окружавших ее людей. Ее любили за отзывчивость, ум и доброту, у нее было много друзей, но никто не мог разглядеть в этой суете ее одиночества, поэтому она стала курить сигареты, сидя в укромном месте за дальним столиком в кафе.

Там я и встретил ее, прекрасную и нежную Мари. Я помню ее небесно голубой задумчивый взгляд, скользящий поверх меня, но не видящий. Милая Мари даже и не подозревала, что наша встреча оказалась отнюдь неслучайной, я уже давно заметил ее и наблюдал за ней несколько дней подряд, подыскивая подходящий момент для знакомства. Девушка со стриженой копной рыжих взлохмаченных волос волновала мое воображение, она стала предвестником ожидающих меня перемен. И я наконец то решился на знакомство, просто подошел к ней и улыбаясь произнес довольно банальную фразу:
- Можно мне вас развеселить?
- Я не грустна, - Мари пожала плечами и тень улыбки скользнула по ее лицу.
- Но у Сержа довольно таки проницательный взгляд, он проникает внутрь человека и видит на его донышке маленький клубочек грусти, - произнес я, присаживаясь рядом с ней без приглашения.
- А Мария не стеклянная, чтобы можно было разглядывать ее глубинные чувства, - парировала она.

Так мы и познакомились, заложили фундамент будущей дружбы. В то время я уже жил один и с удовольствием пригласил бы Мари к себе в гости продолжить знакомство, но впервые испугался, что она поймет мои слова превратно и уйдет, потому что она не была похожа ни на одну из моих знакомых девушек и бывших подружек, которые не отличались стыдливостью и пуританством. Не скажу, что Мари выглядела пуританкой в своем декольтированном платье, но ее выдержанный серьезный взгляд напрочь перечеркивал все мои легкомысленные порывы. Меня заинтриговала одинокая девушка за столиком с сигаретой в тонких пальцах. И я сразу же прикрепил на нее ярлык загадочности, запечатанный некой тайной, которую суждено было постичь мне в дальнейшем.

Историю своей жизни Мари поведала мне на шестой день знакомства, сама того не замечая, она доверилась мне как самому близкому человеку, как психологу, умеющему внимательно слушать.
- Каждый человек в определенный момент жизни оказывается на перепутье, - начала она свой рассказ, поглядывая на носок своей туфельки, - и от принятого решения зависит твоя судьба, главное суметь сделать правильный выбор, чтобы потом не сожалеть об ошибке. Но очень часто какая-нибудь непредвиденная случайность переворачивает все, и тогда ты становишься рабом обстоятельств. Кто-то называет это рукой Господа. Фатализм.

Я была влюблена в одного человека много лет, но так как жила и училась в Петербурге, а он в Воронеже, то виделись мы редко. Но настоящая любовь покрывает расстояния, она как то вечное не гаснущее пламя, которое невозможно задуть. Мой возлюбленный ждал моего окончания института и переезда в Воронеж, только вот магнитный Петербург не отпускал из своих объятий, я не могла уехать просто так, не сделав карьеры, поэтому я хотела тянуть время как можно дольше.

Вина людей в том, что они строят себя жертвами обстоятельств, кладут на чашу благополучия свои ценные чувства, так сложилось, что мы во благо чего-то переступаем себя, а потом утешаемся иллюзиями.

Предложение о практике за границей на полгода я восприняла с огромным восторгом, это давало мне шанс не только восполнить недостающие знания и подзаработать, но и воочию увидеть заманчивый мир капиталистов, тот о котором рассказывают фильмы. Открывались неплохие перспективы.

Но это время промелькнуло словно один месяц, новые впечатления, выросший круг знакомств - кружили голову, жизнь протекала в состоянии эйфории, даже проблемы и трудности, возникавшие в работе, не могли убить это чувство.

Вернувшись после практики и сделав там больше половины дипломной работы, я решила отдохнуть еще недельку, а потом вновь заняться дипломом. Купила билеты в Воронеж и без предупреждения решила нагрянуть в гости к любимому…

Мари вдруг смолкла, подняла на меня свои ясные глаза и посмотрела сквозь меня, как будто вовсе не замечая моего присутствия, мне даже стало жутковато от ее пустого взгляда. Девушка, погруженная в транс, казалось вовсе забыла обо мне, но я не стал ее тормошить, а терпеливо ждал продолжения истории. Вероятно она, рассказывая, заново проживала эти события и ей было уже все равно, что я оказывался свидетелем ее прошлого. Значит она сама хотела сделать меня посвященным в ее дела. Мари прикурила сигарету, затянулась, выпустила мутную струйку дыма и нервно забарабанила пальчиками по столу. Но я молчал, ничуть не стесняясь образовавшейся паузе, мои слова были бы здесь не причем, это был ее монолог, я мог бы все испортить.

Очень часто мне доводилось слушать россказни моих клиентов, внимая их проблемам, но это была моя работа и поэтому мне приходилось быть заинтересованным в их проблемах. Сейчас же было все по иному, Мари разбудила во мне глубокие чувства, наверно, оттого, что в ней не намечалась эта показная веселость, которой играют девушки, желая понравиться. Она была словно истина пряма и искренна, поэтому подкупала к себе даже не искушенного в любовных утехах человека. Простота и сложность – вот что притягивало к ней.

- Еще одна причина, по которой я резко метнулась в Воронеж – это долгое молчание Вадима, он не мог не написать мне. О наличии новой пассии у него никогда не приходило мне в голову, до такой банальной идеи просто не опускались мои размышления. Нет, дело было в другом. И когда я начинала думать об этом в животе неприятно щекотало, сжималось в комок и учащенно билось сердце, следуя по стопам интуиции. Я не находила себе места. Но, приехав в Воронеж, не побежала к Вадиму сломя голову, а, рассудив логически, отправилась к своим друзьям разведать обстановку.
- ААА, Маха приехала! - Олеська повисла у меня на шее, даже не дав мне времени на то, чтобы поставить свою сумку на пол.
Следом за ней из кухни, потирая руки, вышел Гришка и тоже улыбнулся:
- Давненько тебя не видели в наших краях. Леська слезь с нее, дай возможность человеку прийти в себя и освоиться.

Я тоже весело улыбнулась, до чего же приятно было видеть своих старых друзей, только теперь я поняла как сильно мне их не хватало.

На кухне трепались мы долго и о чем угодно, но только не о Вадиме, как будто мои друзья нарочно избегали разговоры о нем и это меня встревожило не на шутку. На столе появился коньячок с закуской, как раз то, что так неистово требовал мой организм, чтобы побороть нарастающую дрожь в теле. Нужно было расслабиться, успокоиться и отогнать от себя пугающие мысли.
- А где Вадим? - я задала свой самый волнующий вопрос.
- Мы о нем уже давно ничего слышали, - сказала Олеся, - без вести пропал больше месяца назад. Никто не знает что с ним.
Я побелела, убрала с лица прядь волос и почувствовала как меня покидают остатки сил и мужества. Интуиция меня не обманывала никогда.
- Как пропал? А как же Лидия Сергеевна? Она то что говорит? – воскликнула я.
- Она умерла, - Олеська вздохнула и потянулась за сигаретой, - после внезапного исчезновения Вадима она через две недели скончалась в больнице, диагноз – инфаркт, но что же на самом деле произошло и как мы не знаем, расследования никакого не было.
- А у Вадима были проблемы? – я начала свое независимое расследование.
- Насколько я помню проблемы у него были, только вот не распространялся он о них, - ответил Гриша.

Нет, нет, нет, мои друзья не были скупы на информацию, они действительно ни о чем не знали и поэтому не могли ничем помочь. Ключик к разгадке я могла найти в квартире Вадима, он когда-то отдал мне ключи от своей квартиры, чтобы я могла беспрепятственно в нее проникать в его отсутствие. И сейчас для меня это было совсем кстати. Желание поскорей разобраться во всем лишило сна и, несмотря на ночь во дворе, я соврав, что убегаю в ларек купить сигареты, накинула на плечи легкую курточку и выскользнула на улицу. Напрасно Олеся с Гришей пытались меня остановить, но мое упрямство перебороть невозможно.

Майские ночи уже пропитавшиеся теплотой и запахом лета на молодежь действовали магическим образом, все как будто разом забыли про сон и упивались ночными бдениями на лавочках около подъездов. Такие посиделки меня ни сколько не вдохновляли, тупые подростки со своей дешевой философией рисовались друг перед другом, словно петухи. И их пьяные выкрики в мой адрес только злили меня. До чего же поверхностные эти люди, с узким кругом интересов.

Ага, вот и дом Вадима. Я метнулась к подъезду и, перескакивая через ступеньки, взлетела на четвертый этаж, открыла дверь, стараясь не шуметь, тихонько проскользнула в квартиру. Яркий свет обнажил груды сваленных вещей в прихожей и комнатах. Здесь явно побывали непрошенные гости и оставили свои следы повсюду: крупные капли потемневшей крови впитались в паркет, бумаги с книгами валялись тут же. У меня закружилась голова и подкосились ноги, это могла бы быть кровь Вадима, а вдруг они его убили? Я уже не понимала, где начиналась правда и кончалась ложь, и я теперь не была уверена, что знала моего Вадима, какое преступление он мог совершить, чтобы его хотели убить? И что же важное искали в его квартире? Вопросы роем пронеслись в моей голове.

Осторожно ступая, я прошла в его комнату и оглянулась. Ндаа, и тут царил полный беспорядок, видимо ребята так и не нашли то, зачем приходили. Я подняла с пола, зарытый среди бумаг, фотоальбом и перелиснула страницы, оттуда на меня не мигая глядел веселый Вадим, но вот те фотографии, где мы были вдвоем отсутствовали. Я улыбнулась, если их нет, значит мой милый удрал с ними и причем далеко, раз захватил с собой столь значимые для него снимки. Нет, он жив, говорило мое сердце, его не нашли еще… Я бегло рассмотрела раскиданные вещи, но не нашла в них ничего подозрительного, только еще раз убедилась в том, что Вадим намеренно покинул квартиру до прибытия своих палачей, и сейчас он возможно где-нибудь затаился, пока не лягут страсти. Он не вернется, подумала я, и слезы заблестели в моих глазах. Я села на диван, прикурила и откинулась на спинку. Он больше никогда не вернется, иначе он дал бы о себе знать, ведь прошло уже достаточно времени со дня его исчезновения, а он даже не присутствовал на похоронах матери.

Резким движением раздавив сигарету в пепельнице, я поднялась, взяла свою сумочку и вышла из квартиры, но не успела захлопнуть дверь, как чьи-то грубые руки зажали мой рот и резко втолкнули обратно. Пока незнакомец пытался в темноте нащупать выключатель, я, собрав все свои силы, сделала стремительный рывок и бросилась к двери, он - следом за мной. Но панический ужас как будто придал мне сил, я неслась, ловко перескакивая через ступеньки, словно ветер. Выскочила на улицу и огляделась по сторонам, гулко стучало сердце, я понеслась по улице, стараясь отделаться от преследователя. Вдруг как в кино передо мной останавливается машина, и молодой человек, находящийся за рулем, любезно предлагает меня подвести. Я в нерешительности останавливаюсь, ведь этот человек может быть напарником и тогда я глупо сама же попаду в ловушку. Но выбора не было, приходилось рисковать. И я запрыгнула в машину.
- Преследуют? - спросил парень, нажимая на газ.
Я кивнула головой.
- Так и думал, когда увидел бегущую девушку, а за ней преследователя, - молодой человек, повернул руль направо, и машина выехала на проспект. – Где тебя высадить?
- Около перекрестка, - ответила я.

Нет, я не испугалась во время нападения, только вся жизнь как книга замелькала перед глазами словно перед смертью, и я подумала, что такого просто не может быть. Со мной такого не может случиться, все увиденное напоминало мне криминальное кино, но только кино, а не реальное событие. Я не могла адекватно воспринимать ситуацию. Но страх, жуткий и липкий, подкрался ко мне позже, когда я в раздумье скрылась между домами и зашла в незнакомую парадную. Села на ступеньку, дрожащей рукой прикурила сигарету, по телу пробежал озноб. Я пыталась унять дрожь, но не могла справиться со своими эмоциями, зубы стучали вопреки моим усилиям. Я должна была срочно уезжать в Петербург, в этом городе оставаться было опасно, над моей головой вознеслась гильотина, готовая клацнуть меня по первому же призыву карающей руки. Возможно в этой истории для меня была уже приготовлена роль, только я не знала какая, как и не знала, кем были мои враги, а эта слепота была подобна выстрелу в спину. Бежать…

Диплом, работа, вечная суматоха и бесконечные мысли о происшедшем заполнили май и июнь. Я жила, я кружилась в вечных поисках ответа над неразрешенным вопросом. Но нет, ни весточки я не получила за это время. Вадим исчез бесследно, и причины, толкнувшие его на это, так и не стали известны мне. Я уже и не надеялась узнать правду, ниточки ведущие из Воронежа оказались обрублены. Да я и не могла начать свои поиски открыто, приходилось оглядываться, чтобы не почувствовать чужое дыхание над своим затылком.

Так и закончило свое правление славное время любви, оно отдалось отчаянию и чувству утраты. Говорят, что сердце вечно болеть не может, что прошло время Тристана и Изольды, Ромео и Джульетты. Позже я тоже в это поверила и со всем смирилась, ибо смирение и прощение дарует мир в сердце.

Мари наклонила голову набок, пристально посмотрела мне в глаза и почти шепотом произнесла:
- Уже ночь на улице, мне пора.
- Ты придешь завтра? – спросил я, приподнимаясь вместе с ней.
- Нет.
Мое сердце дрогнуло, я незаметно сжал спинку стула.
- Почему?
- Я…я уезжаю,- Мари горько улыбнулась.

Я не мог уснуть в эту ночь, последние слова Мари настолько ошарашили меня, что я просто не мог поверить ее бегству. Мари! Кричал мой внутренний голос, а как же я? Как ты могла так внезапно покинуть меня? Ведь моя любовь к тебе, рожденная с первого взгляда, только набирала силу, и я не мог позволить себе потерять тебя именно сейчас, когда моя кровь буравила вены, и я вновь почувствовал себя молодым и счастливым.
- Когда ты вернешься, Мари?
- Я не вернусь.
- А как же твоя история? Ты не рассказала ее мне всю. А как же твоя любовь? Или ты уже забыла о ней? Куда ты Мари?

Я вскочил с постели разгоряченный и лихорадочно натянул на себя брюки, схватил футболку и выбежал в ночь…

Мари открыла мне дверь в ночной рубахе, лишь слабо защищавшей ее наготу. Она не удивилась моему внезапному приходу, только улыбнулась, взяла за руку и потянула за собой в квартиру.
- Не уезжай, - мои глаза заскользили по ее стройной фигуре,- не уезжай,… будь моей женой!

Мари мне не ответила, только приблизила свои влажные губы и поцеловала. Такого поворота событий я не ожидал, Мари вела себя странно, словно разыгрывала роль страстной девы. Но разве я смог бы отказать себе в удовольствии поучаствовать в столь интересном спектакле? Конечно не мог, тем более безрассудное желание овладело моей плотью, делая мой разум марионеткой, подчиняющейся только зову тела. Божественная Мари, восхитительная Мари, подарившая мне блаженную ночь, уснула лишь под утро, но я не спал и видел как блестело в свете проснувшегося солнца залитое слезами ее лицо. Я знал почему грустила Мари, словно я читал ее сердце. Она не любила меня, она подарила мне свое тело на память о незабываемых вечерах, проведенных вместе. Я понял, она прощалась со мной.

* * *

Мари исчезла, бесследно и бесповоротно как я думал.

Однажды, год спустя после всех этих событий я прогуливался по Невскому проспекту и решил заглянуть в давно знакомое кафе, оно стало местом обитания моих приятелей, и я подумал, что возможно смогу их встретить там.

Рыжеволосая красавица со стриженой копной волос сидела за дальним столиком в кафе, курила сигарету и о чем-то шепталась со своей спутницей. Она не видела меня, так как была поглощена разговором.
- Кругом одни сюрпризы,- улыбка скользнула по моему лицу,- невероятно рад этой встрече.
Девушка вздрогнула, оглянулась, увидела меня и облегченно вздохнула:
-Серж? Боже, как я рада тебя видеть!

Мари снова вернулась в мою жизнь, только на год старше и мудрее.

Мы стали любовниками, но как и прежде мне хотелось узнать продолжение ее истории и причину ее исчезновения.

Но она не очень-то спешила удовлетворить мое любопытство, чертовка играла со мной.
- Сережик, - говорила она,- ну не нужно на меня дуться, просто в моей жизни произошли большие перемены, о которых я не могла тогда тебе рассказать.

Со временем моя любовь к ней превратилась в привычку, в необходимость ощущать ее присутствие, но былая страсть затихала, превращаясь в потребность.

Мари тоже привыкла ко мне, но своей любви к призрачному Вадиму не изменила, я это понимал на интуитивном уровне, и хотя она больше не говорила о своем прошлом романе, я был уверен, что она все же думает о нем.

Мари снова исчезла, без слов, без какого-либо намека на разрыв. Ее уход был болезнен для меня, но еще более не понятен. Как будто она играла мной, но совсем не думала о моих чувствах, ее поведение разозлило меня и озадачило. Она появилась через неделю, еще более странная и загадочная, ее глаза блестели стальным огнем, ясный голубой взгляд стал серым и встревоженным.
- Ты скоро сведешь меня с ума, негодная девчонка! – воскликнул я, хватая ее за локоть. Боже, сколько всего я передумал во время ее исчезновения, я боялся, что она больше не вернется, я ненавидел ее за то, что зависел от нее, а она лишь насмехалась надо мной. Я мог бы убить ее лишь одним словом, я мог сделать ей так больно как она мне, но что-то меня удерживало от такого поступка. А теперь я словно обезумел, жуткое желание покорить ее упрямство вытеснило чувство контроля над собой. Мне хотелось ее убить, я с силой толкнул ее на кровать и почти с животным удовольствием наблюдал как она, словно тряпичная кукла, летит в нее, подчиняясь моей силе. Я смотрел на ее распростертое тело и сам того не замечая ревновал ее. Ее глаза на миг наполнились ужасом, но она быстро справилась с первым шоком, явно не понимая моего поведения.
- Ты… ты… - она не могла подобрать нужных слов.
- Я больше не могу так жить, ты уходишь, потом возвращаешься без слов, еще одно твое бегство я больше не переживу, - эти слова словно стон сорвались с моих губ.
- Я выхожу замуж, - она произнесла эти слова словно приговор.
- И кто он?
- Майк. Серж, все это произошло давно, извини, что не говорила тебе об этом.

Я приготовился внимательно слушать, и хотя в моей душе переплелись отчаяние и злость, я все же хотел услышать от нее объяснения.
- Меня с ним познакомила моя подруга, она попросила, чтобы я побыла в роли переводчика для нее, я долго сопротивлялась, но она упросила. Мы втроем посидели в ресторане, поболтали, а на следующий день Майк улетел в Монреаль. Он звонил мне, приглашал в гости, говорил, что сам купит билеты. В общем я согласилась…

Когда я приехала обратно, для меня все изменилось, я это ощущала внутренне, все казалось чужим и непривычным. Вдруг вижу на столике письмо от … Вадима. По моему телу пробежали мурашки, дрогнула рука, протянутая за письмом, я мысленно перекрестилась и разорвала конверт.

Мари протянула мне помятый конверт, тем самым давая разрешение на чтение:

«Привет, мое солнышко!

Я даже не знаю, получишь ли ты это письмо и прочитаешь ли эти строки, но буду надеяться, что ты не изменила адрес и живешь по-прежнему в этом городе…

Прости меня, лишь спустя три года я подаю тебе слабый голосок из-за океана в надежде быть услышанным. Слабая надежда таилась во мне все эти годы, что ты не возненавидела меня за исчезновение и не забыла меня. Я по-прежнему люблю тебя и думаю о тебе, но не могу быть рядом с тобой, я сам покалечил свою судьбу и не хочу, чтобы из-за этого страдала ты.

Я уверен, что ты искала меня, что ты меня ждала, но я был бессилен, чтобы как-то приблизить момент нашей встречи и все тебе объяснить. А теперь уже и не знаю с чего начать, как тебе все рассказать. Я очень виноват перед тобой. Поэтому не очень-то рассчитываю на понимание с твоей стороны.

Я не могу вернуться в Россию, меня разыскивает милиция, поэтому я вынужден скрываться вдали от родины.

Три года назад я разработал план, но все сложилось иначе. Я думал, что, когда у меня будет много денег, мы вместе убежим из этой страны, я был уверен – ты согласишься на это. У меня был безумный план, и я осуществил его.

Взял огромную ссуду в банке под поручительство нашего местного мафиози, заложил квартиру, но моя квартира не могла восполнить те потери, которые понес банк. Короче я смылся с этими деньгами, тем самым подставил своего поручителя и с квартирой его надул. Я знал, что он будет с рвением меня разыскивать, а когда найдет, то вряд ли оставит живым, ведь я выставил его дураком. А еще меня будет искать милиция, так что шансы оставаться незамеченным в России сводились к нулю. Я сделал себе паспорт и собирался удрать из России, а оттуда дать тебе о себе знать, но моя машина разбилась по дороге в аэропорт, водитель умер на месте, а меня нашли бессознания. Мои документы и деньги хранились в камере хранения в аэропорту, поэтому мою личность опознать не смогли. Я был в коме. Целый месяц пролежал, не подавая признаков жизни, врачи думали, что я так и не приду в себя, все были уверены, что я не выживу. Но вопреки их прогнозам я выжил, я выкарабкался, почти год провалялся в больнице. Там я случайно познакомился с одной канадкой, девушка приезжала в больницу навестить свою больную родственницу. Она влюбилась в меня, поэтому я не мог упустить случая, мне срочно нужно было уезжать из России, меня везде разыскивали и очень скоро могли бы установить мою личность, и хотя я говорил, что потерял память, оставаться все равно было опасно. Я сделал ей предложение и Стелла согласилась.

Я уехал вместе с ней.
Я очень боялся, что ОНИ попробуют разыскать тебя, поэтому молчал.
Прости меня.
Я тебя люблю…
Вадим»

Я протянул ей письмо и мельком взглянул на дату, год назад она получила это письмо и целый год молчала о нем. Мари не была со мной искренна, она жила со мной, но в то же время жила сама по себе своей отдельной недосягаемой для меня жизнью. Я ненавидел ее в этот момент, она предала мою любовь, жестоко втоптав ее в грязь.
- Майк сделал мне предложение, - Мари нарушила молчание,- и я приняла его ради Вадима. Я уезжаю в Канаду в надежде встретить его там. Я обязательно его разыщу. Я расплачусь за это своей свободой, но эта плата стоит того, чтобы увидеть его, чтобы дотронуться до него и ощутить его дыхание рядом с собой.

Мари уехала. Я больше ничего о ней не слышал, но ее образ по-прежнему не оставляет меня, я прихожу почти каждый день в кафе, где впервые встретил ее, ищу глазами в толпе рыжую шевелюру, и когда мой взгляд выхватывает рыжеволосую девушку, сердце каждый раз с болью ударяется о ребра.

Наверно, она живет сейчас с Вадимом и очень счастлива.

И все же я жду ее, а вдруг она вернется, позвонит однажды в дверь и скажет:
- Ты мне нужен, я не могу без тебя жить. Я вернулась навсегда.

И тогда я тоже буду очень счастлив. Как говорится, надежда умирает последней…

Елена Михайлова