Утро только начало выбираться из своей темной пещеры, когда из зеленого бутона выглянул первый лепесток. Розовый куст еще осенью был обыкновенным черенком, и поэтому он очень волновался, какой выйдет первая роза. Он даже скинул на бутон капельку росы со своих листьев, чтобы тот выглядел привлекательней.

Розовый куст рос в парке, и его окружали другие цветы. Нежные фиалки приветливо кивали ветерку сиренево-желтыми головками. Нарциссы робко выстроились стайкой на бугорке и, переговариваясь, шелестели: "Кто пришел? Кто пришел?" Чинные тюльпаны, отцветая, роняли бархатистые бордовые лепестки, словно перезревшие красавицы перед бассейном, снимающие пышные и тяжелые одеяния. Несколько старых розовых кустов тоже уже зацвели, и гордо выставляли напоказ свои пышные цветки - всех оттенков красного и розового.

Наш же розовый куст стеснялся своих собратьев. Он с удивлением увидел, что лепесток, выглянувший из бутона, оказался - белым. И в шепоте кустов, покачивающихся на ветру, ему послышалось:
- Какой урод! Посмотрите на него - белый! Разве розы бывают белыми? Мы, розы, цветы любви, а это значит, что наш цвет - розовый и красный, красный!

"Ну что ж", - подумал он. - "Значит, такая моя судьба. Все отвернулись от меня. Остается только надежда, что садовник нальет в почву какого-нибудь купороса, и цветки мои порозовеют. Или поголубеют. Нет, это уж совсем неприлично", - решил розовый куст, и закутался, поеживаясь, в листву.

Внезапно на дорожке послышались шаги, и появились молодой человек и девушка. Они тихо переговаривались, рассматривая цветы.

- Погляди, чудесный бутон. Скоро здесь будет белая роза! - сказала девушка. Она была очень хорошенькой - нежное, словно фарфоровое личико с розовыми щечками, светлые пушистые волосы, тонкая фигурка.

- Ты любишь белые розы? - спросил молодой человек в красной футболке и джинсах. - Лично я больше предпочитаю яркие оттенки.

- Яркое бывает слишком вульгарным, - возразила девушка.

- Зато не бесцветным и не бледным, - сказал парень. - Видишь вон ту красную розу? Она яркая, как моя любовь к тебе. Я всему миру не боюсь сказать, что люблю тебя.

- Яркие чувства могут быть скоротечны, - грустно сказала девушка.

- Чушь, чушь, и еще раз чушь, - ответил ей ее друг, схватил за руку и увлек за собой.

А розовый куст остался горевать в своем одиночестве и непохожести на остальных. И с листьев его покатились на землю росинки. В это время бутон начал медленно раскрываться, и на веточке появилась чудесная белая роза. Однако, куст не заметил ее красоты. Он слишком переживал свою отвергнутость, свою непричастность к любви.

Утро ушло, на смену ему прикатился жаркий, самодовольный день. Он поливал сад солнечными лучами, разбрасывая их на цветочные клумбы. Розовый куст стоял в отдалении, и от лучей ему достались лишь жалкие хвостики. "Если уж ты белый, так стой в сторонке", - подумал он.

Мимо проходили люди, они любовались пышной белой розой и хвалили ее, но куст настолько ушел в свою скорбь, что не замечал их. Внезапно он почувствовал, как за стебель схватились чьи-то пальцы, и тут же раздался крик:
- А-ааа, гадкая роза!

Маленький мальчик взялся за колючий стебель, и тут же отпустил его. На руке его появились капельки крови. Появившаяся рядом нянька, жующая жвачку и кивающая головой в такт музыке, раздающейся из надетых на голову наушников, - взяла его за руку и потащила за собой, приговаривая:

- Зачем хватаешься? Розы - ужасные колючки, нечего даже и подходить к ним!

На дорожке еще долго раздавались гневные крики ребенка. "Никто меня не любит", - подумал куст. - "Никому я не нужен. Все как будто сговорились понизить мою самооценку. Если бы розовые кусты могли кончать жизнь самоубийством, я бы так и сделал. Бросился бы под колеса садового трактора".

И он начал мечтать о сильном ветре, который бы вырвал его из земли. Разве можно жить в атмосфере презрения и недоброжелательства? Куст уже не видел всей прелести своей белой, распустившейся розы, не чувствовал ее нежного запаха. Его очень расстраивало, что он - не такой, как все.

Постепенно наступили теплые сумерки. Из травы поднимались светлячки и летали между цветами. Их огоньки вспыхивали тут и там, как будто искорки смеха фей. Парк опустел, и в темноте уже не было видно цветов. Куст слегка успокоился, что теперь он может, наконец, поболтать со своими сородичами - розами. Он только-только затесался в компанию, прикрыв для надежности свой белый бутон листьями, как вдруг на дорожке послышались шаги, и сдавленный шепот,

- Вон там, видишь, розовый куст, справа. Там. И вот еще… И вон.

Затем заметались световые пятна и стало слышно металлическое лязганье и хруст. Вдруг в розовый куст ударил яркий луч света.

- Шикарная роза! Будет украшением всего букета! - услышал он. И тут же почувствовал резкую боль - его лишили бутона. Затем хруст и лязганье стали удаляться глубже в парк.

После ухода воришек розовый куст горевал недолго. Завтра опять наступит утро, и когда оно осветит серым сумеречным светом парк, он уже будет таким как все. Он будет равным с этими розами. Пусть ободранным, пусть лишенным своего единственного украшения, но - таким же, как и они. Оскорбленным, негодующим, и в то же время - своим, принятым в компанию, жалеемым.

Хотя в глубине души, кусту все-таки было приятно, что воришки назвали именно его розу украшением всего букета. "Может, следующая его роза будет еще лучше, и не такой белой?" - подумал он.

Алла Высоколова