la patronne - начальник, шеф (фр.яз.)

Было уже 10.00 утра. Сотрудники недавно созданного Объединенного Главка по борьбе с организованной преступностью сидели у своих компьютеров, просматривая сводки по городу за последние десять часов. Это было обязательным занятием для большинства офицеров Шестого главка. Сводками происшествий интересовались как оперативные работники, следователи и сотрудники криминалистической лаборатории, так и "яйцеголовые" аналитики, программисты и все руководство главка. Компьютерный вариант сводки готовила специальная информационная группа, редактирующая скупые строки сообщений из отделений милиции и РУБОПов. За час ознакомления со сводкой офицеры главка вводились в курс дела, ясно представляя себе картину преступных деяний и работу правоохранительных органов столицы.
В 11.30 дежурному по главку позвонили из районного отделения милиции с просьбой о помощи. В доме в Гнездниковском переулке произошло убийство. Как правило главк решал глобальные вопросы борьбы с организованной преступностью, с корнем выкорчевывал зарвавшиеся в своих злодеяниях и кровавых забавах крупные группировки. Однако с недавнего времени главк обязался делать и "шефскую" работу в районе. Мощная криминалистическая машина и опытные следователи главка не чурались "линейной" работы, привлекая к ней даже аналитиков и сотрудников, не связанных напрямую с работой оперативников.
Нина Владимировна Зотова, начальник следственного отдела Второго Управления собирала группу для выезда на место преступления.
- Где Скворцов? - спросила она в микрофон майора Дюжева.
- Второй день на больничном, патрон! - звонко ответил майор. Он здорово грассировал букву "р".
- Хорошо, я сама поеду, - негромко сказала Зотова и через пять минут команда из шести человек загрузилась в новый микроавтобус УАЗ 400. По заказу МВД и ФСБ Ульяновский завод на Волге выпускал новые модели джипа УАЗ 330 и полноприводный микроавтобус УАЗ 400. Этот вариант особенно полюбился офицерам главка за комфорт и исключительно мягкую подвеску, уже не говоря о системе кондиционирования воздуха и отопления салона, в котором были установлены помимо компьютеров радиооборудование с системой спутниковой навигации. Связь с центральным офисом главка на улице Качалова поддерживалась постоянно.
Автобус въехал в громадный двор и остановился около другого, старенького УАЗа районной милиции.
- Не думал. Что вы прилетите по первому зову! - обратился к Зотовой капитан средних лет, и тут же исправился, - Капитан Резников, 108 отделение милиции.

Группа главка занималась осмотром места происшествия уже в течение получаса. Убийство произошло в третьем подъезде старого кирпичного дома между третьим и четвертым этажами.
Криминалисты и медэксперт осматривали труп мужчины крепкого телосложения. На вид ему было немногим более сорока лет. Дорогое кашемировое пальто, песочного цвета костюм иностранного производства, яркий голубой галстук с заколкой, туфли, явно купленные в престижном магазине.
Мужчина лежал на ступеньках лестницы в позе внезапно утомившегося от тяжелой работы человека, решившего передохнуть прямо на лестнице. Левая часть груди была черной от крови.
- Нож с лезвием 12-15 сантиметров вошел прямо в сердце, Нина Владимировна. Мужчина умер мгновенно. Удар нанесен снизу вверх, видимо он спускался по лестнице и убийца двигался ему навстречу, Нина Владимировна, - неторопливо доложил медэксперт Борисов.
Зотова склонилась над трупом. Как всегда она с тоской всматривалась в лицо убитого, представляя себе его живым, полным сил каких-то пятьдесят минут назад.
В залитом кровью внутреннем кармане пиджака она нашла полупустое партмоне из дорогой кожи. В карманчиках этого кожаного изделия виднелись две кредитные карточки - Альфа Банк и Виза.
- Никаких документов при нем не обнаружено, - сообщил капитан Орлов, сотрудник ее отдела, - часы вот швейцарские на нем остались!
- Капитан, берите людей и опросите жителей подъезда, - скомандовала Зотова, присматриваясь к лицу убитого. Она неожиданного резко наклонилась и обнюхала голову и шею мужчины.
- Особенное внимание уделите молодым женщинам в квартирах, пользующихся духами Жермен.
- Есть, патрон! - откликнулась лестница и три пары ног заспешили вверх.
- Капитан, - обратилась она к Резникову, - кто сообщил о происшествии? Как его нашли здесь?
- Вот он здесь, молодой человек с четвертого этажа. Он выносил мусор и увидел труп.
Невзрачного вида парень в несвежей майке и кроссовках подтвердил сказанное капитаном. Он был заметно напуган и стеснялся своего неопрятного вида.
- Прошу внимательно допросить всех могущих видеть или заметить убийцу в подъезде или на улице, - задумчиво сказала Зотова своим подчиненным и пошла вверх по лестнице.
В наушнике Зотовой послышалось нетерпеливое дыхание, и низкий голос капитана Земскова почти оглушил ее.
- Патрон, здесь во дворе обнаружена машина, серебристый Форд с водителем. Он спал. Это такси по найму. Водитель -Армен Балян, тридцать лет. Хорошо знает своего пассажира. Говорит это Димитрий Аркадьевич Лариков из Питера. Я допрашиваю его.

- Молодец, Лева! Я скоро спущусь к вам. - Ответила Зотова невидимому капитану.
На лестнице ее нагнал капитан Резников.
- Товарищ Майор, нашли тут одну бабушку, говорит, она видела седую старуху в подъезде.
- Майор, займитесь ей, - и Зотова тут же скомандовала в микрофон.
- Вызываю капитана Рожкова!
Треск в наушниках и молодой сочный мужской голос отозвался металлическим "Слушаю, патрон!"
- Валерий, опросите людей во дворе, а потом и в других дворах. Я заметила есть проходные дворы здесь. Ищем седовласую старуху, выше среднего роста, худую.
- Есть! - оглушил ее капитан Рожков, треснул в эфире и исчез.
Вместе с капитаном Резниковым Нина Зотова остановилась у квартиры №34. Позвонили, представились. За дверью послышалось какое-то шуршание, дверь отворилась и на пороге появилась фигура здорового парня в майке и шортах.
- Чего надо? - внезапно агрессивно начал парень. Милицейская форма капитана его не смутила.
- Вы выходили из своей квартиры в течение последнего часа? - спокойно спросила его Зотова.
- У нас что, свободу уже прикрыли? - артачился парень в майке, - куда хочу, туда и иду!
- Мы проводим опрос жильцов в связи с убийством человека в вашем подъезде. Так вы выходили из своей квартиры? - повторила свой вопрос Зотова.
- Почем я знаю, - неожиданно примирительно проговорил парень, я кайфую сейчас. Ничего не помню!
- А я тебе напомню, чтобы дурака не валял, - напористо сказал капитан Резников и сделал шаг навстречу неприветливому жильцу.
- Кто там воняет на лестничной клетке? - послышался раздраженный мужской голос из глубины квартиры и тут же рядом с парнем появился бугай в халате на голое тело. Он оглядел мутным взглядом Зотову и Резникова, тупо улыбнулся и громко сказал:
- Так, все ясно. Тебя, телку с измрудными глазами я впущу в квартиру, а ты, мент, останешься под дверью слушать ее при…прич…причитания, идет, красавица? - с этими словами бугай протянул руку к груди Зотовой. В тот же миг он вздрогнул, закатил глаза и рухнул на пол, увлекая за собой парня в майке. Капитан Резников удовлетворенно хмыкнул и потер правую руку.
- Спасибо, капитан, я у вас в долгу, - улыбнулась Зотова и капитан увидел вороной ствол двенадцатизарядного Стечкина-СС в руках Зотовой. Нина Зотова спрятала оружие в кобуру.
- Вызовите наряд, здесь притон какой-то, чувствуете вонищу. Марихуана и еще что-то.
- Есть! - четко ответил капитан и стал бормотать сообщение дежурному по рации.

В течение часа опросили девятнадцать квартир. Почти все жильцы с подчеркнутой агрессией относились к офицерам. Особенно усердствовал пожилой толстяк в яркой рубашке.
- Слетаетесь, как вороны, когда уже сделать ничего нельзя! - визжал он.
Рядом с беснующимся толстяком стоял капитан Орлов, еле сдерживающий себя, чтобы не треснуть хама по жирной голове.
- Так видели ли вы кого-нибудь на лестнице? - повторила вопрос Зотова, вплотную приблизившись к толстяку. В руках у нее сверкало служебное удостоверение.
- Так бы сразу и сказали, - переменил тон толстяк и сообщил, что видел два часа назад худую старуху с седыми волосами. Та стояла у входа в подъезд и приглядывалась к выходящим из него людям.
- А зачем вы кричали на нас? - спокойно, с улыбкой спросила Зотова.
- Так накопилось, товарищ майор! Страшно жить стало, убивают прямо на дому!
- Спасибо вам за важную информацию, мы еще с вами встретимся.
Еще через полчаса Зотова вызвала на помощь дополнительную группу криминалистов.
- Не забудьте резиновые перчатки. Жду! - крикнула Нина Зотова в микрофон.
Во дворе она нашла капитана Рожкова в серебристом Форде. Рядом с ним сидел белый как полотно водитель такси Армен Балян.
- Докладываю, патрон! Этот питерский бизнесмен часто приезжал к женщине на пятом этаже. Армен Балян три раза обслуживал питерского гуляку и знает даму в лицо - как-то цветы и продукты ей относил.
- Чего вы так испугались? - спросила водителя Зотова.
- Да жалко мне пассажира. Ехал насладиться жизнью, а теперь просто труп.
- Вы здесь давно стоите. Видели ли вы чего - нибудь подозрительное?
- Извините, я сплю в машине, когда жду пассажира, -пробормотал Армен Балян, - жена четыре месяца назад дочку родила, так что ночью спать не получается…
- Не видели ли вы здесь старуху с седыми волосами? - мягко спросила его Зотова.
- Старуху видел. Она еще странно на меня посмотрела, будто я что-то дурное сделал.
- Опишите ее, пожалуйста, - предложила Зотова.
- Согнутая, седые волосы, худая, в зеленом платке с птицами.
- С какими птицами? - не унималась Зотова.
В наушниках снова прогудел бас капитана.
- Что ищем, патрон?
- Ищем седой парик, бумажник с документами и, возможно, нож! - ответила Зотова.
- Значит, ударим по мусорным бакам, патрон? - не унимался бас.

- Так точно. Проверьте по всему маршруту от этого дома до улицы. Не забывайте про проходные дворы.
- Так точно. Есть! - ответил бас.
Получив подробное описание старухи, Зотова пошла по придуманному ею маршрутом от дома к улице. В скверике соседнего двора она обратила внимание на старичка, кормящего голубей.
Представившись, Зотова спросила старика, не видел ли он чего-нибудь необычного во дворе.
Словно ожидая этого вопроса, дедушка приосанился и внимательно посмотрел на майора Зотову.
- Я артист на пенсии, госпожа майор, но по-прежнему весьма наблюдателен. Даже жалко иногда бывает - увидишь что-нибудь необычайное, а рассказать некому. Увы. Все мои слушатели уже далече…. Так вот, где-то около двух часов назад я беспечно кормил этих сизых бездельников. Случайно посмотрел на дорогу и увидел странно передвигавшуюся особу женского пола. Согбенная старуха с неопрятными седыми волосами, выбивавшимися из-под платка. Она двигалась необычайно быстро для всей ее фигуры. Резво передвигала ногами и чем дальше удалялась от меня, тем больше выпрямлялась. Такое сыграть в театре трудно, скажу я вам!
По описанию старика, на женщине был темный платок с какими-то узорами.
- Ищем темный, возможно, зеленый платок с узорами! - тихо сказала она в микрофон.
Прошло еще два часа. Зотова лично опросила всех жильцов, так или иначе заметивших таинственную старуху около дома.
- Даешь платок и седой парик! -оглушительно проорал густой бас прямо в ухо Зотовой, - Нашли, патрон - двадцать восемь мусорных баков облазили, патрон!
- Молодцы! Теперь можно и в контору, поехали! - с радостью проговорила Зотова.
… Дмитрий Аркадьевич Лариков, 1956 года рождения, бизнесмен, владелец известного в Санкт Петербурге консультационного бюро Прожект, предоставляющего посреднические и экспертные услуги российским и иностранным фирмам. Обладатель недвижимости в городе: Четырехкомнатная квартира на Васильевском острове, дача за городом, двухкомнатная квартира в Москве. Женат на Анне Григорьевне Лариковой 1959 г.р., совладелице Прожекта.
Лариса Подкопаева, 1976 г.р., сотрудница иностранной строительной фирмы, временно проживающая по адресу. Мал. Гнездниковский пер……..
Нина Владимировна Зотова рассматривала фотографии живого Димитрия Ларикова, его жены - миловидной брюнетки, выпускницы инъяза Анны Григорьевны, любовницы - смазливой большеротой Ларисы Подкопаевой и пыталась понять хитросплетения криминального сюжета, в котором ей по долгу службы предстояло разобраться.

Ее назойливо посещала упругая, словно стальная проволочка, мысль. "Моего Вадима таким же образом могла бы завалить его бывшая законная жена Елизавета пять лет назад в Москве в Чертаново". Разумеется, Вадим был в разводе с истеричной Елизаветой, но преступления из-за страсти случаются и с бывшими супругами.
Да, это было в последний раз пять долгих лет назад, когда она, капитан главка Нина Зотова, словно в омут бросилась в крепкие объятия архитектора Вадима Крона. Всегда держащая себя в руках Нина Зотова поддалась дьявольскому искушению и пыталась победить его в течение десяти дней в душной квартире во Флоренции. Они почти не выходили из квартиры в течение полутора недель, выползая подобно одуревшим от любви кроликам только прохладными вечерами в ближайший ресторан, чтобы подкрепиться. Роман с Вадимом начался давно, когда она заканчивала юридический факультет. В то время она увлекалась французским языком и использовала любую возможность, чтобы попрактиковаться с иностранцами. Летом после четвертого курса ее знакомые устроили ей месячную стажировку в Москве с группой французских художников. Нина была в восторге как от возможности говорить по-французски, так и от самих французов. В группе был архитектор Оливье Джордан, беспокойный тридцатипятилетний косматый дядька, мечтавший поговорить с глазу на глаз с российским архитектором. Нина связалась с известной архитектурной мастерской и ей организовали встречу с каким-то Кроном. Высокий голубоглазый парень с серьгой в левом ухе, в толстом свитере сразу же ей понравился. Он без капризов согласился сопровождать француза по Москве.
- Вот только у меня английский, а ваш Оливье спикает? - спросил Вадим.
Увы, Оливье Джордан совершенно не знал английского языка, и Нине пришлось переводить их долгие и трудные разговоры о стилях, манерах и инновациях в архитектуре. Оливье почему-то сердился на российских архитекторов, обвиняя их в западничестве и всеядности.
- Слушай, Старик, если тебе не нравится моя Москва, какого… черта ты мотаешься по городу, время мое отнимаешь? - Вадим выжидательно смотрел на Нину. Она опустила агрессивную часть вопроса, но и без перевода не глупый Оливье понял, что перегнул палку.
-Извините, Вадим и вы, Ниночка, извините! Такой у меня паршивый характер с самого детства.
В знак примирения все втроем они поехали к Вадиму в студию на Чусовой улице. Третья рюмка армянского коньяка срубила Оливье Джордана наповал. Вадим оттащил его в подсобку и вернулся к Нине с двумя бокалами шампанского.
- Нина, вы прелесть, - тихо сказал он и его горячие губы припали к ее губам. Он потом несколько раз повторил свой незамысловатый комплимент, не отпуская Нину из своих крепких объятий.
Потом они не виделись больше года: Вадим уехал на выставку в Канаду, а Нина отходила после защиты диплома в университете. Однажды Вадим позвонил ей домой и сообщил, что неожиданно женился на сотруднице своей мастерской - дизайнере Елизавете. Оглушенная новостью, Нина выпустила трубку из рук и села на полу в прихожей. Итак, судьба отняла у нее любимого человека, ее первого мужчину! За что?
Через месяц Нина Зотова была зачислена младшим научным сотрудником в НИИ МВД в Москве. Она всерьез продолжала увлекаться криминалистикой и через три года успешно защитила кандидатскую диссертацию. Ей присвоили звание капитана, и она почувствовала себя самой счастливой женщиной на свете, когда ей вновь позвонил Вадим.
- Это я, Вадим. Хотел узнать, как ты поживаешь…. - глухим голосом произнес в трубку Вадим.
- Я хорошо поживаю, Вадим, замуж не вышла, на тебя обиды не держу.
- Ты в милиции служишь? - аккуратно спросил он.
- А ты что, не так перешел улицу в центре города? - усмехнулась она.
- Я с женой развелся две недели назад, - грустно сообщил Вадим.
- Ну и что будем делать… по этому поводу? - сквозь зубы произнесла Нина, удивляясь себе на нескрываемую злость.
- Приезжай ко мне, дом девять, квартира семьдесят два, - сказал Вадим и повесил трубку.
- Вот сейчас все брошу и поеду к тебе, кобелю разведенному! - прокричала в трубку Нина и удивилась, услышав в ней частые гудки. Через сорок минут она выходила из такси на Чусовой улице у импозантного дома из желтого кирпича.…
Они продолжали встречаться не чаще раза в полгода. Почему они выбрали такой скромный режим, никто объяснить не мог.
… Елизавета сочла себя оскорбленной после разрыва с Вадимом и не желала сдаваться. Она писала письма ему на работу и даже в милицию, но не учла перемен в стране. Все ее кляузы остались без внимания. Однажды Нина столкнулась с ней, выходя из подъезда дома на Чусовой. Не нужно было быть криминалистом, чтобы в высокой крашеной блондинке сразу же не узнать бывшую супругу Вадима. Она не раз видела ее фото в квартире Вадима, а он и не пытался убрать их со стен.
- Это уже история, ее нельзя вырезать из моего прошлого, - говорил Вадим без всякой уверенности.
Нина знала, что вахтер не пропустит бывшую жену, но на всякий случай по мобильнику предупредила Вадима о возможной опасности.
Иногда их встречи происходили в ее квартире. Тогда она устраивала пир с жареными креветками, другими изысканными рыбными блюдами, которые обожал Вадим. Они купались в любовной страсти, проваливаясь в самые неизведанные ее глубины, наслаждаясь друг другом без всякой меры. Потом следовала многомесячная пауза…

- Интересно, могла бы взбалмошная Елизавета подкараулить Вадима у меня на лестнице и вонзить в его сердце нож? - задавала себе вопрос Нина и тут же гнала от себя неприятные мысли. В такие моменты ее руки холодели, и сердце начинало учащенно биться.

- Всегда мечтал уложить в постель капитана МВД, - говорил Вадим и крепче сжимал Нину в объятиях.
В прошлом году он повторил свою шутку, и она мягко его поправила:
- Не капитана, а майора, господин дизайнер!
Дело об убийстве бизнесмена Ларикова недолго было у Нины Зотовой. Всего три дня прошло, но картина убийства незадачливого бизнесмена-любовника была вполне отчетлива. Несколько волосков, взятых из-под парика прошли тщательный анализ в лаборатории и подтвердили возраст и цвет волос носившей его женщины. Год рождения - 1958-59, цвет волос - каштановый. Анализ также установил, что женщина недавно перенесла гепатит - Б.
Оставалось только съездить в Санкт-Петербург и допросить подозреваемую. Можно было по факсу передать все дело в УВД Питера и умыть на этом руки. Но именно этого Нина Зотова делать и не хотела.
Она позвонила в Питер знакомому майору из УВД.
- Майор Славин? Майор Зотова приветствует из Москвы! Привет, Володя, как дела?
- Давно мне не звонили из Шестого главка с таким вопросом, - обрадовался ее голосу майор Славин. - Слушаюсь, Нина Владимировна, чего прикажите?
- Приказывать не имею права, но твое содействие понадобится завтра утром. Я выезжаю к вам сегодня вечером в 23 20.
- Понял. Гостиницу УВД заказать или Европейскую?
- Давай УВД, не буду сорить деньгами.
Утром следующего дня майор Зотова вышла из вагона поезда усталая, но с сияющими глазами. Ее спутником в купе был известный ленинградский актер Владислав Сомов. Нина оторопела от неожиданного контакта со знаменитостью и даже растерялась. Владислав Борисович оказался изумительным и радушным человеком. Он возвращался со съемок на Мосфильме.
- Уже пятый раз играю генерала МВД! - с улыбкой сообщил он, - не коррумпированного, а нормального. Хотя, признаться, с живым генералом никогда не общался.
- А с майором МВД не приходилось? - неожиданно для себя проговорила Нина и застеснялась своей выходки.
Они проговорили всю ночь о театральных и киношных делах. Это был настоящий петербуржец, влюбленный в свой город и ненавидящий тех, кто наградил его дурной славой преступного мегаполиса.
- Давайте, мой очаровательный майор, поспим пару часиков, - предложил актер и тут же отключился во сне.

Владимир Славин встречал Нину на перроне, несмотря на ранний час. В машине она вкратце рассказала ему суть дела. Убийство, адрес подозреваемой и фамилия известны. Но допрос и арест формально должен провести местный сотрудник.
Они позавтракали в уютном кафе около Театральной площади. Зотова была в восторге от города и заново отреставрированных зданий.
- Недаром же мы трехсотлетие города праздновали в прошлом году, - урчал от удовольствия майор Славин.
- Мне нужен час для оформления ордеров в прокуратуре, - сказал Славин и исчез в утренней сутолоке города.
Нина с удовольствием пошла по улице, вдыхая незнакомый воздух великого города. Многие люди на улице улыбались.
-Странно, у нас в Москве все большей частью хмурые ходят, - подумала Нина и сама улыбнулась шедшему навстречу долговязому парню. Он ответил смущенной и радостной улыбкой.
Через два часа Зотова, Славин и еще один сотрудник милиции чинно сидели в квартире Лариковой Анны Григорьевны. Ухоженные каштановые волосы, хорошая фигура, великолепный дорогой шелковый халат. В таком можно и знакомых принимать.
Разговор вел майор Славин.
- Анна Григорьевна, вы ничего не знаете о местонахождении своего мужа? - без выкрутасов начал Славин.
- Я так и знала, что Лариков во что-нибудь вляпается. А что с ним?
- Когда он выехал в командировку?
- Он постоянно куда-то ездит, - спокойно заявила Анна Григорьевна. Она явно была готова к подобным вопросам.
- Вы полагаете, что он и на этот раз выехал по делам фирмы? - как бы невзначай вступила в разговор Зотова.
- На этот счет у меня есть разные сомнения, мадам, - жестко ответила Ларикова.
- Я не мадам, а майор, Анна Григорьевна, - мягко поправила ее Нина.
- Извините, Бога ради, но вы взрослая женщина и должны понять, что самодостаточные бизнесмены теперь горазды мчаться прочь из дома по любому звонку!
- Его кто-то вызвал звонком? - невинно переспросила ее Зотова.
- У него как и у всех есть мобильник, откуда мне знать, кто ему звонил. - жестко сказала Ларикова.
- Итак, ваш муж уехал где-то полторы недели назад, не так ли? - настойчиво спросила Зотова.
- Да, видимо так. Полторы недели, - неохотно подтвердила начинающая сердиться Анна Григорьевна.
- А вы сами за это время не выезжали из города? - ровным голосом спросила Нина.
- Выезжала только на дачу. Это километрах в тридцати от города.
- Вам муж не звонил за эти дни?
- Звонил дважды, сказал, что жутко замотан с важными заказчиками. Обещал перезвонить и как всегда наврал. - Ларикова отпила большой глоток кофе и закурила сигарету.
- Разрешите нам осмотреть квартиру, Анна Григорьевна? - ангельским голосом спросил Славин.
- Да ради Бога, - невозмутимо ответила Ларикова.
Оставшись наедине с Анной Григорьевной, Нина внимательно посмотрела ей в глаза, Ларикова вздрогнула всем телом, но взгляд выдержала.
- Мы будем и дальше продолжать эту мороку, или вы нам все расскажете, Анна Григорьевна? - спокойно задала свой вопрос Нина.
В комнате повисла тяжелая тишина. Ларикова курила и смотрела в окно. Она повернула голову к Нине. Глаза ее были прикрыты. Сизый дым медленно струился из ее ноздрей.
- Хорошо, что именно вы приехали. Мужчинам я бы не открылась, поверьте мне, - медленно, с расстановкой проговорила Ларикова.
- Мы были счастливы с Димитрием первые пять лет. Работали на нашей фирме в четыре руки. Он с детства много лет прожил с родителями в Лондоне и нажил там отличный английский язык, а я его вызубрила здесь на факультете иностранных языков в университете. Переводили мы, как очумелые по двадцать пять страниц русского текста в день. Нам платили по десять-пятнадцать долларов за страничку. Дела шли отлично в течение трех лет. Потом конъюнктура на переводы куда-то провалилась, и Димитрий создал консультационную фирму. Там мы тоже переводили на английский бизнес-планы и разрабатывали компьютерные программы для бухгалтерии и строительных фирм. Наняли двух изумительных программистов и еще двух переводчиков, также талантливого инженера-строителя и экономиста. К нам обращались десятки заказчиков в течение одного месяца. Платили нам наличными, но мы решили в 1996 году купить себе спокойный сон и стали аккуратно платить налоги. Жалко было расставаться с шестью тысячами долларов ежемесячно, но сон тоже штука важная. В эти годы мы делили радости и горести пополам. Нашей горестью был сын Игорь. Сейчас ему девятнадцать лет, он слабый, раздражительный ребенок. Столько мы с ним намучились. После дефолта нам пришлось многое начинать заново, но больших денег мы не потеряли, так как продолжали получать деньги наличными, да и заначка была.
В комнату вошел Славин и Нина умоляюще посмотрела на него. Майор все понял и вышел.
- Беда пришла в 2000 году, когда мы стали работать с японскими фирмами. Они великолепно платили и Димитрий стал покупать дорогущие вещи, - Анна Григорьевна показала рукой на большую бронзовую статую Будды в углу комнаты. В один год мой муж из трудоголика превратился в жуира и эпикурейца. Мы стали много вместе путешествовать за границу - Европа, Штаты, Индия, Таиланд. Потом, как-то незаметно для меня он стал уезжать в заграничные командировки один. Дела на фирме шли хорошо благодаря моим усилиям. Димитрий перестал активно заниматься бизнесом, предпочитая разъезжать по белу свету. Он быстро превратился в пожирателя радостей и любителя всяческих наслаждений, стал ходить в ночные клубы и дорогие рестораны. Все делалось, якобы, в поисках деловых контактов. Мне не составило труда довольно быстро установить характер этих контактов. Женщины! Молодые и средних лет, белые, желтые, черные. В общем, сорвался мужик в пике. Дома стал вести себя безобразно, когда я лежала в больнице с гепатитом - Б, он даже не навестил меня. Однажды он мне в постели сказал, чтобы я занялась своей внешностью и показал на мою кожу на шее. После гепатита кожа вообще становится как на хоботе слона. - Анна Григорьевна слегка отвернула шарфик на шее… - Потом начались частые отлучки под видом командировок.
- Анна Григорьевна, мы все знаем, - ровно проговорила Зотова и достала из сумки седой парик.
- Я не убивала мужа! - внезапно крикнула Лаврикова.
- Это ложь! У нас есть все доказательства - свидетели, образцы ваших волос на парике, окровавленный нож в мусорном баке, биочастицы с парика…
- Я не убивала своего мужа! - в голос закричала Лаврикова. - Я его казнила! Вы как женщина можете меня понять?!
- Могу, - внезапно вырвалось у Нины Зотовой.

Евгений Леоненко, 15 марта 2004 г.