Олег Рябов с тоской смотрел в иллюминатор, мимо которого проплывали картинные силуэты Манхеттена, а прямо под крылом раскинулся бескрайний Куинз с коробочками невыразительных домов и длиннющими пакгаузами. Три месяца назад, когда Боинг авиакомпании Дельта снижался на подлете к аэропорту JFK , он услышал безмятежный лепет пассажиров из кресла позади себя.
- Дывись, Галя, кругом склады, за ними и Америки нэ бачишь!
- Эти пакгаузы содержат товары, сделанные американцами для всего мира!, - полуобернувшись к невидимым "открывателям Америки", злобно прошипел Олег.
Его командировка в США была успешной, российская фирма, которую представлял Олег, была внесена в список партнеров известнейшей "Трансатлантик Корпорейшн" и даже получила заказ на производство большого объема исследовательских работ.
Последние два дня Олег носился по магазинам в поисках подарков для своей жены Алены - чудесного существа с большими, чуть раскосыми карими глазами и нежной улыбкой.
Она всегда радовалась заморским сувенирам, сразу же примеряла привезенные Олегом кофточки и платья, радуясь подаркам словно ребенок. Она, в сущности, и была ребенком в свои тридцать четыре года. У нее были слабости - постоянное желание менять обновки и читать женские романы. Олег был на одиннадцать лет старше жены и потакал всем ее желаниям, боясь ненароком обидеть свою миниатюрную хорошенькую супругу. Алена работала менеджером в туристической компании, прилично знала английский и немецкий языки, довольно часто выезжала с туристическими группами в Европу.
Каждое возвращение Олега из длительной зарубежной командировки было праздником для обоих. Как всегда Олега поджидал накрытый стол, его любимый капустный пирог, требовательный визг любимого эрделя Степы и томительное ожидание вечера, когда изнемогающий от нежности Олег сожмет упругое тело жены в объятиях.
- Теперь садись аккуратненько, чтобы не расстроить мою Аленушку, - мысленно подсказывал пилоту лайнера Олег, когда самолет завис над бетонной полосой Шереметьево-2. Через полтора часа он подъезжал к дому в служебной Тойоте. Шофер Вадим без умолку трещал о последних новостях на фирме, из динамика неслась ласковая песня Кати Лель "Мармеладный мой, я не права", за окном мелькали зимние пейзажи нарядной Москвы.
Тойота миновала мост через Москву реку, два разворота и Олег вышел из машины, чтобы купить любимые Аленушкины цветы. Орхидеи.

Вот и родной пятый этаж, знакомая дверь. Как примерный хозяин Олег всегда возил ключи от дома с собой. Послышался радостный лай Степы и начался обычный ритуал встречи. Алена была в восхитительном мягком платье из джерси. Ее лицо украсил необычный румянец. Она легонько отодвинула суетящегося Степу и обняла Олега.
- Вот я и вернулся! - проговорил Олег и нежно поцеловал супругу в шею. Она мягко отстранила его и прошла в гостиную.
Это было нарушением ритуала. За первым поцелуем обычно следовали открытие чемоданов и демонстрация подарков. Олег также заметил, что не был привычно накрыт стол и не было капустного пирога.
- Что-нибудь случилось? - на всякий случай спросил Олег и посмотрел в роскошные глаза Алены.
- Случилось, Олег, случилось! -с готовностью подхватила Алена и подняла на Олега сухие горячие глаза.
- С твоей мамой что-то? - обеспокоено спросил Олег, - Опять сердце?
- Со мной случилось…., - медленно выговорила Алена и отвернулась.
- Проблемы в твоей компании? - спросил Олег и почувствовал, что опять промахнулся.
- Нет, Олег, все намного сложнее, - почти шепотом произнесла Алена, втянув голову в плечи.
- Ты заболела? - в последний раз попытался что-то понять Олег и замолк.
- Нет, Олег, я здорова. Дело в том, что я встретила и полюбила другого человека, - тихо, нараспев произнесла Алена. В ее прекрасных глазах мелькнули слезы.
На ватных ногах Олег прошел в спальню и увидел платяной шкаф с хищно распахнутыми дверцами. За ними сверкала пустота. В кармане пиджака зазвонил мобильный телефон. Олег машинально взял его и поднес к уху. Нетерпеливый Степа изловчился и чмокнул хозяина в щеку.
- С приездом, старик! - в трубке грохотал радостный голос друга Алеши, - С возвращением со щитом!
- Прости, Леша, я на …щите вернулся, - с трудом выговорил Олег и удивился туману, заполнившему комнату. На экране телевизора седобородый полуголый Виктор Мережко обнимал молоденькую девицу. Туман застилал Олегу глаза и последнее, что увидел Олег Рябов в своей жизни за неделю до сорокапятилетия, была таящая в тумане миниатюрная фигурка его Алены.

Евгений Леоненко
20 января 2004 г.