Она открыла большие зеленые глаза, впервые после долгого сна потянулась двумя передними лапками и радостно зажужжала. Ее веселое «бжж», казалось, разбудило тишину, привычно дремлющую где-то в углу. Весна… При мысли о солнышке, тепле и, конечно же, противоположном поле муха улыбнулась. «Как же долго я спала», - затяжно прошептала она и еще раз потянулась. Ее лапки с трудом двигались после длительного пребывания в одном и том же положении. Муха медленно подошла к краю радиатора, на котором она зимовала. «Нет, лететь я еще не решусь: надо сначала размять затекшие лапки»,- подумала она и посмотрела вниз. Люди, такие маленькие и смешные, суетились где-то внизу и не обращали никакого внимания на нее, муху. Она недовольно хмыкнула. «Нахалы! Как же я не люблю этих офисных крыс»,- подумала она и горделиво опустила глаза. В них, как в больших зеркалах, отражалось все, что происходило с этими непонятными ей существами... «Они определенно очень странные», - сказала она и задумалась. Внезапно установившаяся тишина прервала цепочку ее размышлений. Муха посмотрела на двоих, оставшихся в комнате. «Это становится интересным», - прошептала она и осторожно, чтобы не нарушить тишину в комнате, подползла к краю.

С минуту люди сидели молча, друг напротив друга. «Я от тебя ухожу»,- прервал тишину мужчина, сорвался с места и зашагал по комнате. «К этой дурочке???»- спросила женщина и отвернулась, силясь, чтобы не заплакать. - «И это после того, что я для тебя сделала?»

Муха недовольно хмыкнула. « Неужели ты надеешься его этим удержать? Милая, тебе надо поучиться жизни. Хотя бы у меня…»

«И ты надеешься, что будешь счастлив с этой идиоткой, которая и делать ничего не умеет? Даже факс не отправит». «Для этого есть ты. Ты на это только и годишься: отправлять факсы, а она - делать меня счастливым». Глаза женщины округлились. «Ты только посмотри на себя: на кого ты стала похожа. Ты не была такой, когда мы с тобой познакомились».

«А он типичный самец»,- подумала муха. – «Ну, разве можно говорить такое женщине? Любой из нас надо почувствовать себя богиней, чтобы расцвести. Хорошо, у нас, у мух, с этим проще: душ под теплым летним дождем, пара лишних кругов по комнате - и мы опять в форме. Целлюлит нам уж точно не грозит». Шелест разлетевшихся по комнате бумаг прервал ее мысли. Она с любопытством придвинулась на самый край радиатора, чтобы хорошенько рассмотреть все, что происходило внизу.

Мужчина в нерешительности стоял по середине комнаты, нелепо открывая и закрывая рот, не произнося ни звука: еще никогда она не была такой. Его округлившиеся глаза с удивлением смотрели на женщину, которая с тихой неистовой яростью сносила все, что попадалось ей под руку. Папки, документы застилали пол офиса, и она безжалостно топтала каблуками то, что еще не успела разорвать в клочья.

«Милая, видимо ты никогда не показывала ему свой характер. Еще немного, и он к тебе вернется»,- подумала муха и внезапно почувствовала непреодолимое желание посмотреть в глаза этого пораженного самца. Она расставила лапки, легко расправила крылья и поднялась в воздух.

Мужчина по-прежнему стоял по середине комнаты, и лишь назойливая муха все крутилась возле его носа, подлетая то с одной, то с другой стороны и пытаясь заглянуть ему в глаза. «Тихо, муха…» Женщина на мгновение застыла, а потом с удивлением опустила занесенную над головой папку. Мужчина медленно подошел к столу, взял в руки газету, осторожно скрутил ее в трубочку, выждал момент и ударил по мухе, неосторожно севшей на край стола.

Хлус Наталья