От автора: Мой рассказ, может быть, слишком минорный своей направленностью и не вписывается в концепцию сайта. Но кто знает... Возможно, кого-то это заденет за живое, кому-то напомнит о чем-то... Кому-то поможет сделать выбор... Вызван он самыми искренними переживаниями и реальными событиями, которые случаются с очень многими женщинами и девушками. Правда, каждая переживает это по-своему. Я пережила вот так.

Внутри меня поселился маленький мертвец. Мои пальцы обкусаны до крови, мои щеки блестят от слез, моя грудь выделяет молозиво, но каждая его клеточка предрешена и обречена. Мы оба знаем, что пройдет несколько дней, и я передам его в теплые руки нашей общей матери – смерти. Но несколько дней – это целая жизнь, и мы проживаем ее вместе: мой маленький мертвец и я. По ночам я кормлю его грудным молоком. Он открывает свои маленькие глазки и смотрит мне прямо в душу, царапает маленькими ноготочками мою утробу, топчет меня своими маленькими ножками и поет тоненьким голосом свои мертвые песенки. Я ощущаю его присутствие так явно, что не могу спать, и, зная, что мы скоро расстанемся, жду каждую ночь, когда он пригласит меня прогуляться по коридорам моих снов.

Обычно мы идем тихо, без слов, глядя себе под ноги. Там очень много дверей, в моих коридорах, и за каждой из них целый мир, вселенная, и кажется, что нет им конца, этим мирам, и нужно остановить время, чтобы увидеть каждый. Но однажды мы нашли последнюю дверь. Мы долго не могли открыть ее, потому что никто никогда здесь не бывал, кроме меня, пять лет тому назад... Но мой маленький мертвец такой любопытный – никак не хотел оставить ее неизведанной, и мы проникли внутрь.

Там, на куче старого тряпья, безделушек из детства и давно прочитанных писем лежал труп маленького мальчика. Лицом вниз. Мой маленький мертвец поднял его голову, чтобы увидеть лицо. Но лица не было. Его давно изъели черви. Беспомощно смотрели на меня пустые глазницы. Мой маленький мертвец нервно хихикнул и спросил: «Это ведь тоже твое, мама? Да?» «Да, милый», - ответила я, глотая слезы и кусая побледневшие от ужаса губы. Тогда он заскулил волчонком и побежал прочь, а я осталась стоять как вкопанная, пока реальность не вытащила меня из глубин подсознания.

Он очень трогательный, мой маленький мертвец. Когда у него хорошее настроение, он разговаривает со мной. Он говорит: «Я люблю тебя, мамочка. Не беспокойся, мы обязательно встретимся еще. Ты веришь мне?». Я отвечаю: «Да, милый, конечно, я тебе верю». Еще он говорит: «Тебе будет очень плохо, когда мы расстанемся, ты будешь плакать кровью, пить горькую и кричать по ночам. Но я буду приходить к тебе и гладить по щеке. Ты только не смотри на маленьких живых с тоской, а то мне будет больно, хорошо?» «Да, милый», - повторяю я, словно не зная других слов.

Он так хорошо понимает меня, мой маленький мертвец, так хорошо, как никто другой. Потому что другие – вне меня, а он внутри; другие – не Я, а он часть меня, порожденная моей безответственностью и стремлением к страданию.

Как жаль, что мы должны расстаться, как жаль…

Мы прощались, стоя на самом краю глубокого обрыва. Дул пронизывающий ноябрьский ветер, а я была легкомысленно одета в медицинские бахилы и тонкую ночную рубашку. Горло сдавливал водопад рыданий. Он говорил мне тихо, мой маленький мертвец: «Все твои ниточки ведут в бесконечность. Поэтому не бойся плести паутинку своей вселенной и не оглядывайся назад. Так или иначе, ты окажешься там, где тебе суждено быть». И вглядывался в меня своими удивительными мертвыми глазами цвета нежности – жемчужно-серыми с хрупкими искорками теплого бархата в глубине зрачков. Мне так хотелось обнять его, но тут в ушах раздался внезапный шум, как будто огромный вертолет вращал своими лопастями прямо у меня в голове. И я скорей прочитала по его губам, чем услышала: «До встречи, мама!». Я хотела ответить: «Да, милый», но слова застряли в горле, и в этот самый момент со дна пропасти поднялся ледяной вихрь и швырнул мое сознание на самое дно. И в единственный миг просветления мысли я смогла увидеть, что мой маленький мертвец поднимается в небо и улыбается. Улыбается и протягивает радостно руки к Богу, в которого я никогда не верила.

20.11.02

Анна Максимова