- Откуда в заснеженной вечерней Москве столько иностранных машин? - думал Андрей Ильич, пере- прыгивая через глыбы льда на тротуаре и про- валиваясь в невесть откуда взявшиеся лужицы среди мокрой снежной крошки.

Эти чудесные всепогодные аппараты с бортовыми компьютерами, с антиблокировочными системами колес, микроклиматом в салоне, гидроусилителями руля, электрическими стеклоподъемниками, дивной квадрофонической музыкой в салоне, мощными снего- очистителями на лобовых стеклах, шипами на покрышках с вкусным негромким хрустом шин передвигались по темным улицам, отпугивая серые фигуры пешеходов и сгоняя их со скользкой проезжей части. Эти изумительные современные машины бороздят заснеженные улицы даже в самых непре- зентабельных спальных районах столицы, за- строенных в свое время неприглядными по сегодняшним меркам панельными пятиэтажками. Есть микрорайоны с островками построек удален- ными от всякого транспорта.

Именно в такой дом направлялся вечером первого декабря Андрей Ильич. Он уже более двадцати минут шагал по ледяным колдобинам, удивляясь своей решимости продолжать путь по неприветливым улицам. Перед ним куда-то неспешно бежал темный бездомный пес. Даже он иногда спотыкался и скользил всеми четырьмя лапами и недовольно фыркал, утыкаясь мордой в снежный сугроб.

- Все мы, пешеходы, похожи вечером на Башмачкиа из гоголевской Шинели, - невесело подумал Андрей Ильич.

По этой дороге он ходил уже три года. И каждый раз первого декабря за эти годы он удивлялся существованию столь неудобных и безрадостных районов в его любимом городе. Ему оставалось миновать еще один квартал, когда трусивший перед ним пес с громким лаем бросился в сугроб в погоне за убегавшей кошкой.

- Глупый пес, -подумал Андрей Ильич, - только усложняет себе жизнь, тратя силы на гонки за кошкой. Видимо, та же мысль пришла в голову и собаке. С унылым видом пес вскоре продолжил свой путь впереди Андрея Ильича.

Неожиданное знакомство с Елизаветой Антоновной состоялось четыре года назад в чудесном солнечном Каире, куда Андрей Ильич прибыл в служебную командировку.

Скромная, внешне неприметная сотрудница российского торгпредства однажды вызвалась помочь ему с покупками. Она уже четыре долгих года работала в Египте и ей не составило труда показать заезжему командировочному "заповедные" торговые точки в городе, где почти все товары русским все еще продавали со значительной скидкой.

- Ну, показывайте свою спецификацию, - весело сказала в такси Елизавета Антоновна и Андрей Ильич протянул ей лист бумаги, исписанный ровным почерком его жены.
- Так здесь все детское! - удивилась она.
- А это для нашей внучки приданное, - нашелся Андрей Ильич.

Она прилично говорила по-английски и даже знала много арабских слов. С ее помощью через два часа он купил все необходимое и пригласил ее отобедать в его отеле на берегу Нила.
- Зовите меня просто Лиза, Андрей, - неожиданно предложила она, когда они сидели за столиком ресторана.

Потом они ездили смотреть достопримечательности великого города и просто бродили по улицам, радуясь нежаркому ноябрьскому солнцу, разноголосой толпе египтян на улице и удивляясь причудливым зданиям.

За время их знакомства Андрей Ильич заметил, как внезапно изменилась Лиза. Особенно его поразила ее улыбка - открытая и чистая, как небо над городом. Немного косметики и прогулки по городу добавили краски ее лицу, а постоянный смех его шуткам расправил морщинки на ее щеках.

- Я давно так не смеялась, Андрюша! - призналась Лиза и чмокнула его в подбородок.

Прошло еще десять дней и Андрей Ильич снова пригласил Лизу на обед в отеле. На этот раз ресторанные яства были заказаны в его номер. Они великолепно чувствовали себя в обществе друг друга, у них даже нашлись общие знакомые в Москве.

Он нежно обнял ее за плечи, когда они любовались видом вечернего Нила с балкона. Потом они отдались страсти двух немолодых людей, случайно нашедших друг друга на африканском континенте. Он благодарно целовал ее глаза, шею, грудь, спускаясь все ниже, несмотря на слабые протесты Лизы. Она пронзительно вглядывалась в его глаза, словно проверяя, что все случившееся с ними было наяву.

- Давай всегда встречаться в этот день? - предложил растроганный нежностью своей подруги Андрей Ильич. - Итак, первого декабря наш день, идет?
- Идет, - тихо ответила Лиза и слезы блеснули в ее глазах.

Так или иначе, но визиты к Лизе первого декабря Андрей Ильич никогда не отменял.

Стоя перед ее домом, где ему вскоре откроется дверь, куда он вступит полным королем, и где его ждут несказанные ласки возлюбленной, где ему не страшно будет думать о возможном конфузе. Он смотрел на темные фигурки людей, спешащих в этот вечер домой, тоже должно быть припрятав в себе неиспользованную страсть и трепетные желания.

Пес тоже остановился и всем своим видом давал понять Андрею Ильичу, что пора продолжить путь.

- Все, зверек, я уже у цели, удачи тебе, - негромко проговорил Андрей Ильич и подкрепил свое пожелание щедрым жестом. Он извлек из пакета нарезку с пикантным окороком, надорвал ее и положил перед ошеломленным псом.

Евгений Леоненко
28 декабря 2004 года