Здравствуйте, искренне уважаемая и дорогая Анна Степановна.

Я очень редко писал Вам раньше, но теперь просто обязан объяснится после двухнедельного путешествия на Запад с Вашей дочерью Мариной. Как Вы наверняка помните, мы вместе уже долгие пятнадцать лет. Как Вы сами часто говорили, Вам всегда было трудно понять, что нашла во мне Ваша красавица Марина. Два года назад, когда Вам в Москве сделали третью операцию на глазах, Вы, по Вашим словам, впервые разглядели меня и сильно огорчились. Не высок ростом, косая сажень в… пузе, большие уши, мелкие черты лица и высокий узкий лоб. Признаюсь, я сильно расстроился, когда Вы перечисляли мои недостатки по телефону Вашей сестре Галине.

Теперь, когда Вы меня, наконец, хорошенько рассмотрели, я хочу Вам признаться, что и Ваша Марина тоже, по большому счету, не подарок. В молодые годы в институте она действительно была красавицей - сочной, веселой южанкой с Кубани. После свадьбы она стала полнеть, а после рождения Вашей внучки Леночки ее разнесло до восьмидесяти шести килограммов живого веса.

По причине скверного зрения этого Вы не видели, хотя и приезжали к нам по два раза в год. Леночке сейчас четырнадцать лет, ей бы в Комсомол вступать, чтобы отвлечься от дискотек и развлечений, но нет в нашем городе такой организации. Я слышал, что у Вас в Краснодаре уже давно такая существует, так не пригласите ли внучку на месяц-другой к себе, Анна Степановна?

Кстати, дочка скоро догонит мать по размерам… Увы, любит поесть и поваляться на диване с котом.

Так вот, Анна Степановна, я решил прокатить Вашу дочь на фирменном автобусе по Европе. Пусть, думал, посмотрит на Запад, ознакомится с культурой Италии, Франции, Германии, Польши, Голландии, Бельгии. Я ведь люблю Марину, несмотря на Ваше ворчание. И Леночку люблю, но должен признаться Вам, что в европейском турне они достали меня окончательно и каждый раз, стоя у магазина в ожидании моих дам, я мысленно давал волю гадким словам в Ваш, Анна Степановна, адрес. Особенно в Амстердаме в ювелирных рядах, грешен - семь раз помянул Вас недобрым словом, в Брюсселе - четыре раза кряду на выставке кружев, в Париже, извините за подробности, девять раз, Анна Степановна, в универмаге Боатью и шесть раз подряд в шестом округе на распродаже джинсовых курток и платьев.

Мне стыдно признаться Вам, но мои дамы вовсе не интересовались видами великолепных европейских столиц, их всегда тянуло на шопинг, как и других туристов из автобуса.

В чудесных, всему миру известных парках среди влюбленных, Марина резала ножом сало и домашнюю колбасу с чесноком, которые Вы, Анна Степановна, прислали нам еще в феврале. Она делала толстые бутерброды, которые унюхивали все европейские собаки. Вокруг нас собирались псы всех пород, жадно следя за движениями Марины. Нас даже сняли местные телевизионщики в программе " Русский завтрак на траве". Тут, Анна Степановна, вам досталось одиннадцать раз, извините за откровенность. Я уже как-то отмечал в разговорах с Вами, что с возрастом Мариночка стала жутко храпеть. Я водил ее к врачам и знахарям. Бабки-знахарки присоветовали на ночь класть в ноздри шарики из конского помета. При всей моей любви к Мариночке, я не мог этого выдержать и спасался в теплое время года на лоджии. А зимой чувствовал себя в центре конюшни и в ночи поминал Вас сотни раз недобрым словом.

Стыдно мне за содеянное? Чрезвычайно! Особенно после того, как по возвращении из заграничной поездки Мариночка занялась шейпингом в известном фитнес-клубе. Она очень утомляется в клубе, у нее улучшается аппетит и она дома все сметает из холодильника и шкафов.

Я взял дополнительную работу на дом, чтобы оплачивать дорогостоящие увлечение жены. Разумеется, я часто вспоминаю Вас…

Как у Вас с погодой в цветущем, вечно зеленом Краснодаре? С нетерпением жду, когда Вы снова позовете к себе в гости Мариночку и Леночку. К тому же они и помочь смогут по хозяйству. Ведь Леночке так нравились Ваши свинки в детстве, а Мариночка великолепно доит корову.

Если будет Ваше мне прощение за недобрые слова в Ваш адрес, то я закончу и защищу докторскую диссертацию через полгода к Вашей и Мариночкиной радости.

Я слышал у Вас уже черешня появилась, а мои девочки так любят эту ягоду…

Кстати, я достал Вам лекарство от мигрени. Это настой из горных трав Индии, орошенных ушастыми гималайскими волками. Я посылаю Вам четыре пузырька. Принимайте по вечерам по шесть-восемь капель на полстакана теплого молока. Надеюсь, что это снадобье поставит Вас, Анна Степановна, на ноги. Еще посылаю Вам три тысячи рублей в качестве извинения за использование Вашего доброго имени всуе около восьмидесяти девяти раз.

А вот и жена моя вернулась из магазина. Точно, это она с тремя большими пакетами. Ой, опять извините, Анна Степановна, сорвалось по привычке.

С уважением и любовью,
Ваш зять Евгений.

Евгений Леоненко