Говорят, что загадаешь под Новый год, непременно сбудется. Я этой возмож- ностью воспользовалась один-един- ственный раз в жизни. И счастлива уже двадцать два года.

31 декабря в десять часов вечера я стояла на остановке в ожидании автобуса, который должен был домчать меня из поселка Управленческий в Самару, где меня ждала веселая компания свер- стников (мне было тогда 17 лет). Падал легкий новогодний снежок, сквозь который просвечивали зеленоватым светом улич- ные фонари, мимо торопились с авоськами прохожие, в окнах перемигивались огоньками новогодние гирлянды. Автобуса не было, о маршрутках в те годы мы и понятия не имели, а на такси или "левака" у меня денег не было.

И настроение, которое еще час назад было таким чудесным, что хотелось обнять весь мир, веселиться и радоваться жизни, потихоньку начало падать.

Я уже начинала понимать, что выезжать мне надо чуть ли не с утра, потому что водители тоже люди и им тоже хочется в новогоднюю ночь сидеть с семьей или друзьями за столом со всякими вкусностями, а никак не колесить по замерзшим улицам ради таких ротозеек, как я.

У меня слезы наворачивались на глаза. К чему теперь мое новое красивое платье, бутылка шампанского, которую мне выделила мама, целая авоська румяных яблок, если придется вернуться домой и сидеть с родителями и их пожилыми (как мне тогда казалось) друзьями, с которыми ни потанцевать, ни покуражиться?

И вдруг - верите - передо мной появился самый настоящий Дед Мороз.

Как и положено, высокий, в красном бархатном одеянии, отороченном пушистым белым мехом, в красном колпаке, с посохом и мешком с подарками за плечами. В седой бороде и усах поблескивали снежинки, а глаза были молодые и лукавые.

- Что же ты, красна девица, грустишь в одиночестве, - пробасил он. - Жених-то, небось, уже тебя заждался!

И тут я… разревелась. Слезы лились ручьем, размывая тушь. Дед Мороз достал карманов носовой платок, стер с моего лица черные разводы, потом покопался в своем необъятном мешке, раздался щелчок, и оттуда… полилась музыка.

- Позвольте, юная леди, пригласить вас на танец, - сказал Дед Мороз, и я, конечно, с радостью согласилась.

Мы танцевали танец за танцем, и я не просто успокоилась - я почувствовала, что счастлива и что… влюбилась в Деда Мороза!

Конечно, я понимала, что это никакой не дед, а молодой парень или мужчина, но все равно это было так необычно и романтично, что я была, как говорится, на седьмом небе. И я мечтала лишь об одном - чтобы эти танцы никогда не кончались, а мы бы все кружились и кружились под тихую и очень красивую музыку.

- Послушайте, - наконец отважилась я, - у меня есть бутылка шампанского, давайте ее откроем. И яблоки есть, и даже очень вкусное мамино печенье.

- Шампанское - это хорошо, - отвечает он. - Но, понимаешь, меня ведь ждут, и мне уже пора уходить.

И тут я опять разревелась.

- Слушай, я от твоих слез сейчас растаю. Кто тогда будет детям и всяким плаксам подарки разносить? - пытался он меня успокоить.

А я, как только представляла, что мы сейчас расстанемся и я его больше никогда в жизни не увижу, начинала реветь пуще прежнего.

И Дед Мороз сдался:
- Ладно, поехали со мной, увидишь хоромы, в которых я живу.

Если бы сейчас моя дочь, которой сейчас именно 17 лет, как мне было тогда, сказала, что она собирается с незнакомым человеком отправиться неизвестно куда, я бы ее заперла на восемь замков. А я тогда и мысли не допускала, что со мной может произойти что-то дурное. А самое главное - я несколько часов буду с тем, в кого влюбилась без памяти, как бывает только в юности, романтичной и бесшабашной.

Дальше все было, как во сне. Мы прошли несколько метров вдоль дороги и вышли к белому "жигуленку". Дед Мороз сел за руль и мы поехали в сторону аэропорта. Свернули с основной дороги на лесную просеку, которая, как ни странно, была расчищена, и через несколько сот метров Дед Мороз остановил свои "Жигули".

- Теперь мы немного должны пройти пешком, но лес этот сказочный, и по нему нужно ходить только с закрытыми глазами, - сказал он. - Не волнуйся, я буду крепко держать тебя за руку, но только обещай, что ты откроешь глаза только когда я тебе это разрешу сделать.

Я была в таком состоянии, что готова была выполнить любую его просьбу, даже самую невероятную. Я крепко зажмурилась, он взял меня за руку, мы сделали несколько десятков шагов, и он произнес:
- Открывай глаза, можно.

И я застыла в восхищении. Передо мной была поляна, в центре которой стояла высокая и очень стройная сосна, украшенная елочными игрушками, блестящими гирляндами, связками бубликов, апельсинами. Вокруг нее горели четыре костра, чуть поодаль высился запорошенный снегом шалаш из сосновых веток, а из него раздавалась музыка.

Эй, лесной народец, выходи, на Деда Мороза погляди, - зычно крикнул мой спутник, и к елке стали стекаться молодые люди в масках зайцев, лисичек, белочек, вышла Снегурочка, к которой я сразу же стала ревновать Деда Мороза.

Надо сказать, и она не шибко мне обрадовалась и сразу же спросила, кого это он с собой привез. Но он меня не только в обиду не дал, но так обо мне рассказал, что ко мне все, даже Снегурочка стали относиться очень по-доброму, и вскоре я веселилась со всеми вместе.

Играл магнитофон, костры освещали серебристые от инея сосны, лес тихо шумел, высоко в черном небе перемигивались звезды. И я жила в самой настоящей сказке. Дед Мороз всех веселил, но чаще чем к другим подходил ко мне, бережно брал мои ладони и дышал на них, согревая. Потом ему дали гитару, и под нее начали петь все, кто собрался на этой новогодней поляне. Ведь, как уже потом я узнала, это были друзья-туристы, исходившие не одну сотню километров по горам - по долам.

Мое шампанское, яблоки и мамино печенье оказались кстати, потому что наше веселье продолжалось до утра. Утром Дед Мороз всех поцеловал и попрощался:
- До встречи через год, - сказал он всем и… пропал.

А через несколько минут на поляне появился парень в джинсах и куртке. И, наконец, я увидела настоящее лицо бывшего Деда Мороза.

- Ну что, познакомимся, наконец, - спросил он.

Его звали Сергей.

С той памятной ночи прошло 22 года, но ощущение сказки осталось в душе до сих пор. И каждый Новый год, когда раздается звонок в дверь, сердце мое начинает сладко щемить: а вдруг это опять Дед Мороз?

Хотя… Хотя у нас с Сережей трое детей, старший сын в армии, средний студент, младшая учится в школе. Вот такое продолжение новогодней сказки.

Яна Савич