-Ты думаешь, ты готов туда вернуться?
-Да.
-Я так не считаю. Но это твой выбор.
- Хорошо. Спасибо за понимание.
- Всегда пожалуйста. Только знай, ты вспомнишь себя не сразу. До этого момента ты будешь думать, что ты там действительно живешь.
- Я знаю, знаю.

- Подожди. Ты это сейчас знаешь. Это будет просто экскурсия. Хотя мне кажется, что ты еще не готов к восприятию того мира... Когда ты вспомнишь себя, ты должен будешь вернуться домой. Тебе помогут вспомнить. Сейчас я не могу тебе сказать, кто это будет...
- Тем и хорош тот мир, что там существуют противоречия, внезапности и вообще, просто все то, чего нет нигде!
- Да, конечно. Такого нет нигде. Только там они выполняют заложенные программы, не подозревая о них. Только там они радуются и печалятся, наивно полагая, что это их желания таковы...
- Ты пессимистичен.
- Я реалистичен. Ну ответь мне, зачем ты туда опять отправляешься?!

- Если бы ты хоть раз там побывал, ты бы не задавал таких вопросов. Я не могу объяснить. Это как погружение...
- Погружение предполагает безопасность и полное осознание происходящего... А там ты будешь в машине, под программами. Возможно, это будет несколько их жизней... Ты знаешь, что есть вероятность, что ты себя не вспомнишь?
- Она слишком мала, чтобы отказаться от этой экскурсии.
- И последнее - помни, никаких лишних движений, поступков. Ты не в силах изменить то, что там есть и будет. Твоя задача - наблюдение изнутри. И 10\% всеобщей информации передать тому, кто поможет тебе вспомнить, кто ты. А теперь - до встречи.
- До встречи.

Автобус мягко двигался по заснеженной горной дороге в сторону лыжной базы - курорта для среднеобеспеченной прослойки общества. Там можно было встретить и рабочих завода, и интелллегентного вида парочку, и студентов, проводящих зимние каникулы вдали от учебников и экзаменов. Через запотевшие окна пассажиры рассматривали верхушки гор, склоны, исписанные тонкими парными линиями лыж, ярко зеленые ели, то тут, то там как будто нарисованные на белом листе бумаги. Отдохнуть от городской суеты ехали: пожилая парочка, надежно укутанные в шарфики, шапочки и варежки - все в одном стиле, шумная компания мужчин и женщин, в общем количестве семь человек, скорее всего все были коллегами по работе, потому что весело обсуждали шефа и его постоянно меняющихся секретарш, и молодой мужчина.

Он был единственным, кто не рассмаривал горы, не смеялся громко сказанной шутке, не поглядывал с нетерпением на часы. Он был настолько погружен в себя, что казалось, спроси его, какое сегодня число, он не сразу ответит. Скорее всего, он производил в уме какие-то сложные расчеты, потому что хмурил брови и шевелил губами. Глядя со стороны, можно подумать, что все в автобусе, включая и водителя, переживают свои особенные реальности, отличные от реальности соседей. Хотя на самом деле всех их объединяло одно - через несколько минут все должны будут погибнуть от сильного удара снежной массы, которая в этот момент уже грузно и быстро съезжала со склона горы, по которому проходила дорога к базе.

Еще одно мгновение - и автобус уже сметен и подхвачен волной снега. Люди, сумки, стекла - все перемешалось в салоне. Кто-то пытается ухватиться и удержаться за поручни. Но сила лавины такова, что автобус вертится, как заведенный волчок. И есть только один способ - отдаться на волю судьбе и положиться на Бога в своих молитвах. Как неосторожный хлопок воздушного ружья вызвал неконтролируемый поток снежной массы, увлекающей за собой все большее количества снега, деревьев, камней, так сам этот поток вызвал спираль событий, приближающих друг к другу двух диаметрально противоположных людей, в другое время и при других обстоятельствах ни за что бы не встретившихся. К моменту, когда черный пес-спасатель обнаружил под слоем снега остатки от автобуса, единственным живым пассажиром был тот самый мужчина, одиноко сидевший на заднем сиденье и считавший в уме. И живым его можно было назвать относительно. Но совеременная медицина расчитана на спасение и поддержку, тем более, если у пациента есть страховка. И вот мужчина уже лежит в больнице под капельницей, не приходя в сознание, но живой и с жаждой к жизни.

Я открываю глаза и понимаю, что вижу этот мир впервые. Кто я? Почему я здесь? Что со мной произошло? И почему я весь в проводах и иголках? Надо вспомнить... Я собирался на экскурсию... Куда я собирался на экскурсию? Что я хотел посмотреть? Кто-то мне сказал, что я могу себя не вспомнить. Кто сказал и где? Мне нужно наблюдать изнутри. Откуда я это знаю? Как только я вспомню, кто я, я вернусь домой! Мое тело меня не слушается совсем. Или это совсем и не мое тело? Интересная история. Мне должны помочь, но почему-то никто не спешит на помощь! Эй, люди, есть кто? Меня никто не слышит? Меня никто не слышит! Может, я не говорю ничего? Я должен что-то кому-то сказать... Голова может треснуть от таких переживаний. А у меня есть голова?

Я же просто поток света, откуда у меня голова? И тело не мое, поэтому не слушается. У меня просто нет тела. Потому что я нечеловек. Именно поэтому я мыслю сам. И именно поэтому я спас свою машину-тело, когда случилась авария. Я помню людские понятия и определения. Значит, мне это еще зачем-то надо. Значит, мне еще рано домой... Кому мне передать Знание? Кто мне помог себя вспомнить? Тот, кто является причиной моего состояния, как человека. Тот, кто создал ту ситуацию. Тот, кто пустил лавину. Мне нужно найти его и сказать все, что можно сказать. И тогда я наконец-то смогу отправится домой. Как долго я здесь нахожусь? Наверно, немало времени. Время не имеет значения. Нужно передать Знание и вернуться. Значит, нужно отремонтировать свой скафандр, свою машину. Что ж, начну понемногу. Главное - я теперь помню, кто я и зачем!

Когда Сьюзи поняла, что это ее маленькая девочка стрельнула из воздушки, ее охватила паника. В момент хлопка она была на порядочном расстоянии от своей любимой доченьки. "Бог мой, где она его нашла?"- мелькнуло в сознании, когда она увидела в руках у Кэти ружье. А Кэти, несмотря на свой юный возраст, как заправский стрелок, взвела курок и просто стрельнула в воздух. Потом бросила ставшую ненужной игрушку и, широко улыбаясь, побежала навстречу перепуганной до смерти мамаше.

- Милая моя, сладкая. Ну где ж ты достала это ружье? Ты же могла пораниться или поранить маму!

Кэти, как обычно ничего не говорила, просто спрятала лицо на груди мамочки и успокаивающе гладила ее по волосам.

- Тебе уже 8 лет и ты должна понимать, что какие-то вещи не для маленьких девочек, а для взрослых дядек. А вдруг кто-нибудь услышит этот выстрел? Хоть мы с тобой и далековато от всех, но на будущее знай, я хочу, чтобы ты, прежде чем выстрелить из чего-нибудь, показала это что-нибудь мне, ладно, милая?

Кэти закивала головой. "8 лет, а ребенок еще ни слова не сказал... как же ты будешь учиться в школе, мой золотой ребенок?"

- А теперь пойдем спрячем подальше эту глупую игрушку. Я люблю тебя доченька.
"Я тоже тебя люблю",- девочка разговаривала руками. "Я больше не буду тебя пугать, прости меня мамочка".
- Пойдем в дом, пора обедать.

Счастливо, не ведая, что натворила ее дочка, Сьюзи отвела ее в дом. Прошло несколько месяцев, снег внизу на склонах начал таять, превращаясь в веселые болтливые ручейки, солнце уже надольше задерживалось по вечерам, прогревая уставшую от зимнего покрывала землю. Появились первые цветы, звонче запели птицы. И рано утром в дом, расположенный уединенно в горах, постучался молодой мужчина. Он как-то особенно жмурился от солнца, как-то с удовольствием подставлял ветру лицо и с наслаждением проживал каждый шаг к этому дому. Он постучал еще раз.

Что я им скажу? Я даже точно не могу знать, как они на меня отреагируют... и я действительно не знаю, кто виновник или спаситель? Но этот кто-то здесь. Ошибки быть не может. Значит, осталось немного, и я дома!

"Кто это в такую рань пришел?" - Сьюзи запахнула халат и, не спрашивая, кто за дверью, открыла дверь. Глупо спрашивать, "Кто там?", когда ты предоставлена сама себе вот уже несколько лет и полагаешься только на свои силы. Открыла дверь и слова замерли на языке. Мужчина тоже выглядел смущенным.

- Вы, простите, к кому?
- К вам.
- А по поводу?
- По поводу... Понимаете, мне сказали, что у вас можно снять комнату, за плату, конечно. Мне необходимо некоторое время наблюдать за одной интересной штукой, пока не могу сказать, за какой. Это связано с вашей природой, то есть с лесным массивом этого склона... В общем...
- Понятно. Проходите в дом. Я сейчас.

Кажется, получилось. До чего легковерны люди! Неужели это она? И если да, то знает ли о последствиях?

- Проходите в гостиную. Выпьете что-нибудь?
- Да, с удовольствием, если можно чаю.

Сьюзи переоделась и зашла в комнату, толкая перед собой столик на колесиках, на котором весело пестрели разноцветные глинянные кружечки, чайник, чашка с вареньем, печенье.

Как все интересно устроено! Столько всяких ненужных вещей! Столько слов, абсолютно бесполезных необходимо сказать! Жаль, что она меня не слышит...

- Так Вы, мистер...
- Браун, Оливер Браун.
- Сьюзи Эштон, очень приятно. Итак, мистер Браун, у вас какая-то тайная миссия?

Она, что, мысли читает? Или на мне написано?

- Ну, не совсем тайная. Все узнают в свое время обо всем.
- Понятно. На сколько Вам нужна комната?
- Я думаю, на пару недель будет достаточно.
- Хорошо, на пару недель, так на пару недель. Видите ли, я живу не одна. У меня дочь, Кэти. Ей восемь и она не разговаривает. Пока. Если вас не затруднит, будьте повнимательнее со своими личными вещами. Она такая любопытная!
- Хорошо. Постараюсь. С удовольствием познакомлюсь с вашей Кэти и покажу ей все мои инструменты.
- Что вы, лучше не надо! А то, не дай Бог, что-нибудт сломает и расстроит Вас. Она пару месяцев назад меня до смерти перепугала.
- Ну, не до смерти. Вы живы и прекрасно выглядете.

Это еще что за словопоток? Не вмешиваться в чужую судьбу - основное правило!

- Спасибо за комплимент. Так вот, Кэти достала с чердака старое воздушное ружье, кто бы мог подумать, что оно заряжено! Представляете мою реакцию, когда я увидела, что она стреляет прямо в воздух?!
- Ваша Кэти стреляла пару месяцев назад?! Ваша восьмилетняя дочь?!
- Да, моя дочь... А что, собственно, вас так напугало? Она никого не подстрелила, просто пальнула в воздух. А вот и она сама. Доброе утро доченька. У нас гости.

Девочка. Совсем ребенок. Как же я ей передам Знание?

- Привет, я Оливер. Немного поживу у вас, если ты не против.
"Здравствуйте. Я Кэти."
- Очень приятно, Кэти.
- Мистер Браун, Вы понимаете язык рук? Это так замечательно! Пообщаетесь, расскажите ей, что можно про вашу работу.

Конечно, расскажу.

- Собственно, у меня есть друг. Он тоже не разговаривает. Поэтому я понял вашу красавицу.
- Я сейчас, принесу еще один прибор.
"Мистер Браун, Вы меня слышете?"

Да, Кэти, слышу. Ты знаешь, зачем я пришел?

"Точно нет. Но я видела Вас во сне. Мы играли, и Вы подарили мне большой воздушный шар. Вы принесли мне подарок?"

Не знаю, что ты называешь подарком, но кое-что у меня есть для тебя. Закрой глаза и дай мне свои руки.

Земное время замедлило бег. Несколько мгновений оказались вечностью.
- Мистер Браун, а, может, вы хоть немного расскажете нам... - Сьюзи входила в комнату. - Кэти, а где наш гость?
- Он ушел, мамочка.
- Кэти, милая, ты разговариваешь? Ты говоришь со мной?!
- Ну, конечно с тобой. А с кем же еще?
- Не понимаю, что происходит. Он тебя напугал? Почему он так ушел, даже не попрощался?
- Это его время уходить. А наше время оставаться. Мамочка, ты не представляешь, как все теперь будет хорошо

- Ты опять за свое?Я против! Я категорически против твоих действий!
- Тебе не понять...
- В последний раз тебя не было слишком долго. Ты готов был остаться там навсегда. Понимаешь, если бы не та девочка, ты бы так и жил там вечно!
- Но она же была, та девочка! Пойми, им нужна наша помощь в неравной борьбе с срединными.
- Это ты думаешь, что нужна! Они же не ведают, что идет борьба, и что скоро все закончится.
- Вот именно, скоро все закончится. Они слишком наивны, чтобы исчезать совсем как раcа, как планета, как жизнь...
- Я не понимаю, что тебя так задело? Это же ма-ши-ны!
- Если бы было так, как ты говоришь, если бы все было настолько плохо, тот мир не был бы таким прекрасным, таким чистым по утрам, когда солнце окрашивает темно-синее небо в розовый, ты можешь себе представить, в розовый цвет! Когда ярко зеленая трава освещается вспышками красок- цветов! Когда одна душа встречает свою половину, пусть они, эти половинки, замороченные, пусть почти потушенные искры света, рождается нечто такое, чего нет нигде! Этот свет стоит, чтобы за него побороться. Это прекрасней, чем все, что я видел. Это Любовь, безусловная и всепрощающая Любовь. И в таком первозданном виде она есть только у них, пойми ты это. Поэтому я отправляюсь еще раз. И отправлюсь еще и еще. Тот мир нужен всем нам.
- Ну, если все настолько серьезно, нужно собирать команду. Как же ты один там справишься?

Ната