Он сказал, что уходит, так просто, буднично произнес Он эти слова, который в один миг превратили мое сердце в горстку пепла. Мы же взрослые и умные люди и поэтому не будем требовать ни объяснений, ни выполнения обязательств. Кому они теперь нужны такие обязательства, никому. Стена, тяжелая каменная непроницаемая стена, которая отделила меня от всего мира. Сегодня меня уже нет, я была вчера и до этого, а завтра меня тоже не будет, ведь я ему не нужна. Ему, кто открывал просторное окно, впуская пьянящий, чарующий аромат свежего утра, ему, кто нежно и трепетно открыл в тебе саму себя: новую, незнакомую женщину. Открыл, испугался, что-то понял и ушел, оставив без ответа главный вопрос, который я никогда не отважусь произнести и подумать при Тебе, ведь до сих пор мне кажется, что Ты меня настолько чувствуешь, что знаешь все мои мысли наперед и слышишь их откуда угодно.

Судорожно выискиваю в голове мысль о том, как же ведут себя в такой ситуации умные женщины. Только бы не сделать никаких глупостей, не произнести и не подумать. Стоит вообще не думать и молчать, ведь в голове роятся сплошные глупости и те выражения, которые уж точно тебя не могут охарактеризовать как умную женщину. Надо хоть что-то сказать, но как выбрать из того мусора в голове то, что подойдет. Ну это уж совсем ни к чему, остановить слезу, Он не должен видеть слез на твоем лице, посвященных Ему или твоей жалости себя, опять же по причине потери Его. Пробую играть как будто ничего не слышала и вообще ничего не произошло. Не выходит, слишком вычурно и наиграно, надо тренироваться, хотя это довольно полезная ситуация, надо один раз придумать как себя вести и потом можно будет делать так же. Ну уж нет, давай все-таки не думать о том, что такое произойдет еще раз. Не думать. Надо чем-то заняться. Полить цветы, убрать книги, включить компьютер; главное - молчать и не думать.

Интересно было бы понять то, о чем Он думал в тот момент, когда ты носилась по дому с книгами, носила в ванную и обратно цветы и напряженно улыбалась. Ну вот, думаешь получилось не хуже, чем у умной женщины, а зачем тебе чтобы так именно получилось. Уже все равно. Конкурсы закончены, ты не вышла в финал. Хотя, Его всегда раздражали все твои попытки оценить себя, а ты часто думала про то, что Он просто не понимает то, что причины всех этих попыток оценить саму себя лежат в собственной неуверенности в себе, но как Он мог знать что ты в себе не уверена, ты же всегда это умело маскировала.

Так, героини всех фильмов про любовь в этот момент либо напиваются, либо выбрасываются в окна или же используют фантазийные находки на тему самоубийств. Стоит напиться, надо же когда-то это и сделать, чтобы в следующий раз при очередном рассказе про похождения друзей уже кивать головой со знанием дела и приводить конкретные примеры из собственной практики. Его нет, он вернется, сказал, что ушел, ведь не сказал, что навсегда, значит - может вернуться. Как отвратительна эта теплая водка, мысли о самоубийстве кажутся более приятными и воздушными.

Широкая река с высокими берегами медленно и важно несет свое течение вниз, уводя за ним и твой поплавок, надо закидывать снова, проверить червя, приподнять удило и нацелиться на центр реки, плюх. Звонят в дверь, нет сил даже подумать о том где я и кто же там может звонить. Медленно сосредотачиваюсь. Поплавок начало водить, клюет, надо медленно и неспешно придержать удило и резко взмахнуть, чтобы подсечь рыбу. Кто же такой настойчивый, да еще и в пять утра, невозможные люди. На все варианты вопросов, выясняющих, кто же, собственно там, под дверью без глазка, я не получила однозначного ответа, только бессловесное мычание. Решила, что я слишком хочу спать, а любопытство даже и до сих пор не проснулось. Рыба: прохладная, скользкая и довольно вертлявая. Интересно, что и люди бывают именно такие, только ты им меньше радуешься и не воспринимаешь это как должное. Вокруг рыбы размером и формами как люди, в костюмах и с портфелями, в шляпах, на машине. Один мне даже подмигнул. Зеркало, где же оно, скользкая, абсолютно незнакомая рыбья морда уставилась на меня в зеркало. Неужели это теперь я? Интересно, а думаю как будто я и не рыба вовсе, приятно. Как рыба? Будильник, как я тебя ругаю про себя по утрам и как же я тебе рада сегодня. Рада тебе, что ты настойчиво и уверенно, впрочем даже слишком, звонишь, рада себе, что я кажется уже не рыба и у меня есть мои собственные руки и ноги. Надо бы на всякий случай найти зеркало, а вдруг?!

Екатерина Васильева