Самолёт так долго кружил в воздухе, что казалось, это не кончится никогда. Командир корабля обратился к пассажирам и в очередной раз сообщил, какая за бортом температура и, на какой высоте проходит полёт. Инга очень нервничала. Она понимала, ситуация складывается так, что на свой рейс, следующий из Москвы в Киев, она не успевает. "Кто-то говорил",- подумала она,- "Хуже всего ждать и догонять. Так вот, я знаю, что ещё хуже знать, что ты опаздываешь и ничего не можешь сделать". Она второй раз нажала на кнопку вызова стюардессы. Спустя какое-то время, подошёл стюард.
- Я Вас очень прошу, сообщите на Землю. Я есть в списках 248 рейса до Киева. Я не успеваю.
- Хорошо, мы сообщим, но Вы не переживайте, - улыбнулся стюард,- если мы опоздаем, Вас поселят в гостиницу, за счёт авиакомпании, которой Вы летите, и отправят ближайшим рейсом.
Это не успокоило Ингу. Перспектива ночевать в чужом городе одной её не радовала нисколько, но она кивнула головой и, откинувшись на спинку кресла, закрыла глаза.
Она представила, как её милый, добрый Анатолий готовится к их встрече. Покупает цветы, суетится. Разлука, длившаяся две недели, измотала обоих. Хотелось, наконец, прижаться к его груди и просто постоять молча, почувствовать его.
Девушка, сидевшая рядом, смотрела по ноутбуку уже третий раз за полёт "Адвоката дьявола". Хотя звук не раздражал Ингу, (девушка слушала через наушники) она всё же думала, когда, наконец, у него сядет батарея. И батарея села. И, на радость всем, объявили снижение. Как оказалось, из-за сильного снегопада, аэропорт не мог принимать самолёты.
Багаж пришлось ждать сорок минут. Как нелегко быть заложником обстоятельств. Она опаздывала, но ей необходимо было ждать. Инга посмотрела на часы. Посадка на её рейс была завершена. Она получила багаж и подбежала к диспетчеру.
- Мой самолёт ещё не отправлен. Мне необходимо попасть срочно в Шереметьево 2.- объяснила она.
К её удивлению, очень быстро нашли водителя, и через три минуты она ехала в микроавтобусе к соседнему аэропорту. Между Шереметьево 2 и Шереметьево 1 пять минут езды, но в связи с непогодой, образовалась огромная пробка. Инга понимала, что просидеть в машине они могут ещё неопределённо долго. Она, расспросив водителя о своём маршруте, схватила чемодан и побежала к зданию аэропорта.
Сильный ветер срывал капюшон, снег прилипал к щекам, смотреть было невозможно. Колёсики чемодана застревали в сугробах и отказывались вращаться. Дважды она чуть не сбила кого-то, но люди не кричали на неё. Очевидно, понимали её и сочувствовали. У неё было такое чувство, будто это происходит не с ней. Или Кто-то выстраивает обстоятельства так, как Ему нужно, а Инга в этом спектакле лишь марионетка.
Ворвавшись в аэропорт, она остановилась, чтобы осмотреться.
Видимо, весь её вид говорил: "Помогите мне, я опоздала"!
Какой-то человек в форме ей показал рукой в направлении прохождения контроля и что-то сказал. Она его не слышала, но побежала именно туда, куда он показал. Увидев логотип авиалиний, которыми она летела и, ворвавшись к администратору, почти шепотом, потому что трудно было дышать, сказала:
- Мой самолёт ещё не улетел. Отправьте меня.
Администратор равнодушным взглядом окинул её с ног до головы и, показав куда-то в зал, сказал:
- Девушка, посмотрите вас сколько. Какой у Вас рейс?
Инга оглянулась. Приблизительно, человек двадцать; кто-то сидел, кто-то стоял, кто-то спал, свернувшись в кресле, ожидали своего рейса.
Невысокий, с растерянным видом мужчина, вошёл и встал спиной перед Ингой. Он передал какие-то бумаги администратору, а администратор, в свою очередь, набрал на телефоне номер и сказал: "Валя, ещё один, до Киева, на похороны".
В голове Инги что-то перевернулось. Она достала свой билет, подошла к столу администратора и закричала, прямо в его глаза, срываясь на плачь: "У меня в Киеве грудной ребёнок. Если я не прилечу, он умрёт". Очевидно, это было сыграно так по-настоящему, что администратор, как под гипнозом, не отрывая взгляда от Инги, набрал номер и сообщил, что нужно забрать и её. Инга рванулась к выходу, но он её остановил:
- Багаж есть?
- Есть,- ответила она.
- Большой?
- Нет.
- Сколько?- спросил администратор.
- Один,- ответила Инга.
- Сколько килограммов, я спрашиваю.
- Д-д-вадцать… пять,- добавила она, и стала оправдываться,- Но чемодан маленький, я от мамы еду, сами понимаете, мама с пустым чемоданом не отпустит.
- Покажите чемодан.
Инга подбежала к чемодану.
- Вот.
- Не-ет.- Администратор отрицательно покачал головой.- С таким большим нельзя.
Внутри у Инги словно всё оборвалось. Она хорошо понимала, что уменьшить чемодан сейчас не сможет. И оставить здесь его тоже нельзя.
Какой-то мужчина кавказской национальности взял Ингу за руку.
- Э, зачэм, обыманываешь. Это мой чемодан.
Инга опешила. Не доставало только этого. Пробежалась по всем вещам и вдалеке увидела свой, одиноко брошенный чемодан. Он был очень похож на чемодан кавказца, но по размеру оказался меньше. Это её и спасло.
Администратор махнул рукой.
- Следуйте за сопровождающей.
Инга побежала следом за женщиной в форме.
Полоса препятствий подходила к концу. Похоже, это состязание с обстоятельствами, которые изначально были против неё, заканчивалось её победой.
- А с кем ребёнок-то сейчас?- спросила сопровождающая.
- С подругой,- соврала Инга,- Это мой рейс, у меня билет, нам посадку не давали, стюард с воздуха сообщал, что я задерживаюсь, но, видимо, не передали.
Сопровождающая посмотрела на Ингу, как на ненормальную и сказала недовольно:
- Боже ты мой, насмотрятся фильмов, а потом такое нафантазируют. Неизвестно что. Запомните, милая, никогда с воздуха нам ничего не сообщают.
Инга, чтобы не разозлить её окончательно, решила молчать. Но про себя грубо выругалась на стюарда.
Улыбающаяся стюардесса встретила Ингу у трапа.
- Добрый вечер! Вам повезло. Места остались только в бизнес- классе.
- О, я так всегда делаю: покупаю билет в "эконом", а летаю "бизнесом", - пошутила Инга.
Чемодан попросили оставить в гардеробной экипажа, и, наконец-то, Ингу провели к её месту.
Скинув с себя пальто, она попыталась сесть, но не рассчитала расстояние, и сильно ударилась головой об отделение для ручной клади. В глазах потемнело. Ей показалось, она на какое-то время потеряла сознание, а когда открыла глаза, увидела перед собой молодого мужчину с усами. Он держался за голову и морщился.
- Девушка, вы так ударились, что мне больно стало. С Вами всё в порядке?
- Да,- кивнула Инга,- теперь уже всё нормально. А потом пошутила,- извините, что заставила себя ждать. Мы можем взлетать.
Она чувствовала на себе его взгляд. "Изучает. А я, наверное, ужасно выгляжу после такого марш-броска",- думала она.
- Вы - транзитный пассажир,- утвердительно заметил он.
Разговаривать не хотелось. Она хотела насладиться моментом. "У меня всё получилось. Ну и что, что соврала про ребёнка. Кому от этого плохо? Зато, через полтора часа буду дома".
- А, что так заметно, что транзитный? - Она окинула его взглядом.
"Дорогой костюм, галстук. Деловая поездка", - решила она.
- А, что ещё можно прочесть по моему виду?- спросила Инга.
- Ну-у,- протянул он,- вас, наверное, родители отправили к родственникам.
- Почему?- удивилась она.
- У Вас все документы в таком интересном пластиковом конверте, а конверт на шее. Так детям вешают, чтобы они не потеряли или не потерялись.
Ингу начали раздражать его насмешки.
- Знали бы Вы, как я добиралась. У меня просто не было времени их убрать.
- Да,- поддержал он,- Погода ужасная, в Москве пробки. Я живу в Шереметьево, а добирался на машине два часа. Тоже опоздал. Так зачем в Киев?
- Я домой лечу. А про транзитного пассажира Вы угадали. Я у мамы была во Владивостоке. А теперь, я Вас не обижу, если попрошу дать мне поспать. Она откинулась на спинку кресла и закрыла глаза.
- Конечно. - Он развернул газету.- У Вас для этого будет достаточно времени. Мы ещё не скоро взлетим.
- Почему?- открыла она глаза.
- А разве Вас это огорчает?
- Очень. Так почему же?
Похоже, ему нравилось, что она злится, но всё же, пожалел её.
- Погода не лётная. Сложно взлететь. Киев посадку может не дать. Причин много.
Стоило ему это сказать, как командир корабля обратился к пассажирам с извинениями. Самолёт взлетит только через сорок минут, так как, должен пройти антигололедную обработку. Стюардессы предложили соки и воду. Пить хотелось очень. И Инга выпила два стакана воды.
- Вы что пророк? - Спросила она его.
- Спасибо, что не сказали, что я накаркал.
- Не знаю, как я сдержалась.
- Находиться рядом нам придется ещё долго, поэтому предлагаю познакомиться.
Она посмотрела на него. " Повезло на попутчика",- подумала она. "Нос крупный, но это его не портит, карие глаза, но грустные. И нет обручального кольца, но это ещё не о чём не говорит".
- Меня зовут Инга.
- Богдан.- Представился он.
- Богом данный,- сыронизировала она и засмеялась.
Сначала беседа не складывалась. Она злилась на него. Он подшучивал над ней. Она представляла, как Анатолий там, в Киеве ждёт её в аэропорту уже который час. Ему грустно и одиноко. А она здесь общается с незнакомым мужчиной. Ей интересно и весело. И, действительно, было интересно. Она узнала от него, что он летит в командировку. Что в Москве у него бизнес. И не один. Что, когда-то он служил в Афгане. И посоветовал ей посмотреть "Девятую роту" Бондарчука. Что в фильме слишком всё правдоподобно. Когда узнал, что она летит от матери, посоветовал ценить эти встречи, потому, как у самого недавно матери не стало.
Принесли чай.
- Хотите конфет?- спросил он.
Шоколада не хотелось.
- А, что есть конфеты?- с иронией спросила она.
- Да, есть. Наши, московские.
- Вы, наверное, как подарок везёте.
- Ерунда. Он достал треугольную коробку трюфелей. Инга их не любила. Но отказываться не стала. Богдан снял целлофан, открыл коробку, протянул ей,
- Угощайтесь.
- Спасибо!- Инга взяла конфету из центра коробки.
- Да, это многое говорит о Вас,- улыбнулся он.
- Что именно?
- Ну, не с краю взяли, а из центра.
- И о чём это говорит?
Он не объяснил. А коробку с оставшимися конфетами подарил Инге.
- Это тоже многое о Вас говорит,- сказала она.
- Да ни о чём это не говорит. Просто я не люблю трюфелей, а начатую коробку я не кому не подарю.
От ужина они отказались. Не хотелось прерывать беседу. Они делились пережитыми жизненными перипетиями. Оказалась, они ровесники. От этого было очень легко общаться. Затем пошла демонстрация фотографий детей. У него дочь, у неё тоже. С семейной жизнью, как-то, у обоих не сложилось. Затронули тему религии и веры. Достали свои крестики и зачем-то сравнили.
Инга всегда знала, что ни одно событие в жизни человека не бывает случайным. И, наверное, их встреча тоже не случайна. Она опять разозлилась на него. Он ей нравился.
- Глаза у тебя красивые.- Прервал он её.
Она отвернулась.
- Извини, если обидел.
- Спасибо,- ответила она,- не обидел. И, хорошо, что перешёл на "ты". Не люблю, когда выкают.
- А что ты ещё не любишь? - улыбнулся он, и заглянул в глаза.
Она пожала плечами.
Наверное, роман начинается между женщиной и мужчиной, когда они начинают стесняться друг друга и пытаются обнажить свои самые лучшие качества. Становятся добрее, милее. Ей срочно захотелось посмотреть на себя в зеркало. Поправить макияж, причёску. Он вдруг заговорил о своём лишнем весе. Она его начала успокаивать. Мол, всё нормально. Немного походить в тренажёрный зал и будет всё замечательно. Здесь, в воздухе, зарождалось что-то новое и очень интересное.
А там, на Земле, её ждал Анатолий, милый, добрый, заботливый. И очень знакомый. Она знала, что будет, когда она прилетит. Что будет через час и после. Она прочла эту книгу от корки до корки и уже сама продолжала писать её. Сама создавала декорации, сама придумывала сюжет. А Анатолий покорно подчинялся своему режиссёру. Он так вошёл в роль, которую она для него писала, что давно перестал быть самим собой. Боялся сказать не те слова, которые она должна услышать, сделать не то, что она придумала. Он каждый раз, словно, приносил себя в жертву, а она злилась от постоянного чувства вины перед ним. Она не могла дать ему ничего взамен. Вот и сейчас он выстирал и отутюжил рубашку, повязал галстук, надел костюм, купил её любимые розы и ждал её в аэропорту, периодически прогревая машину.
И она, вдруг, поняла, для чего всё это. Она так хотела попасть на этот рейс. И она успела. Успела для того, чтобы понять, что сердце её свободно. И, что этого бы никогда не случилось, если бы она любила. Ведь, чем быстрее поймёшь неправильность своего выбора, тем быстрее найдёшь то, что ищешь.
На табло высветилась надпись: "Пристегните ремни". Самолёт пошёл на посадку.
- И что, всё? - спросил её Богдан.
- Всё. - Ответила она. - Вот бы ещё сесть удачно. Ей, почему-то, стало страшно.
- Я по глазам вижу, что боишься. Дай руку,- он взял её за руку,- всё будет хорошо. Со мной это много раз было.
Когда приземлились, она осторожно высвободила руку.
- Спасибо! - сказала она.
- Тебе спасибо! Будешь в Москве, позвони. Да, я и в Киеве бываю часто.
Он протянул визитку.
Она вынула из сумочки свою визитку.
- Тогда тоже звони.
Все направились к выходу. Она понимала, что эта случайная или не случайная встреча может закончиться здесь, и они никогда уже не встретятся, но почему-то было спокойно и радостно. Когда случается то, что не планировалось, появляется чувство, что Кто-то продумал всё это за тебя. Подстроил всё, чтобы это случилось именно так. Для того чтобы ты что-то понял.
В автобусе он смотрел на неё, она отводила взгляд.
Было темно, и шёл снег.
- Глаза у тебя красивые…. Но я не рассмотрел, какого цвета?
- Серые. А у тебя карие глаза, но грустные.
В аэропорту они разошлись по разным очередям.
Она - "Для граждан Украины", он - "Для иностранных граждан".
Она прошла контроль быстрее, помахала ему рукой, послала воздушный поцелуй и скрылась из виду.
Она шла по длинному коридору, и ей было легко.
Анатолий стоял с букетом роз, и устало улыбался.
- Ну, привет!- Она подставила ему щёку, и он покорно поцеловал её.
- Привет! Как хорошо, что ты успела на свой рейс.
- Да, оказывается это очень важно, успеть на свой рейс.
…Утром позвонил шеф и поставил задачу.
- Очень скользкий клиент. Но ты справишься.
Когда он так говорил, Инга ощущала свою значимость и никогда не задавала вопросов по оплате в случае заключения сделки. И шеф ей был за это благодарен.
Она пробежала глазами по договорам и закрыла портфель.
Машина ждала у подъезда. Она бросила ноутбук на заднее сиденье и запрыгнула вперёд.
- Ну и погодка!- обратилась она к водителю.
- С приездом! Я соскучился.
Сергей поцеловал Ингу в щёку и протянул термос.
- Твой любимый кофе.
Инга была счастлива. Как приятно оказаться рядом с человеком, который рад тебе, заботится о тебе и ничего не требует взамен. Они работали вместе уже третий год. Он знал о ней всё, у него от неё не было секретов. Они не были друзьями, не были любовниками, они были партнёрами.
Непогода создала на дорогах огромные пробки. Инга позвонила клиенту о переносе встречи, но его секретарь ответила, что он тоже застрял в пробке. Это успокоило. Пока добрались, термос был пуст.
- Лучше бы ты курила, - забирая пустой термос, сказал Сергей.
- Я спала всего три часа, кофе мне поможет, - оправдалась она.
В приёмной встретила приятная, красивая девушка - секретарь. Предложила снять пальто и проводила в переговорную комнату.
- Разрешите предложить Вам кофе или…
Она не успела договорить, как Инга опередила её.
- Просто воды, если можно.
Инга открыла ноутбук. Разложила бумаги. Клиента не было. Секретарь принесла воды. Инга посмотрела на мобильный. Сообщений не было, звонков тоже. "Надо бы отключить, пока будут идти переговоры", - подумала она. "А вдруг позвонит". Мысли унесли её во вчерашние события, и губы машинально расплылись в улыбке.
В этом состоянии и застал её вошедший в переговорную комнату клиент. Она подняла на него глаза, и они замерли. В дверях стоял Богдан.
Она встала, но ноги подкосились, и она опять опустилась на стул.
Вновь над ними Кто-то смеялся.
- Извини, что я опоздала, такие пробки,- вдруг тихо произнесла Инга.
- Я думал пробки только в Москве. Ну да ничего,- как-то с московским акцентом сказал он и добавил,
- Но мне это начинает нравиться. И я начинаю любить снег и пробки на дорогах.
И уже ничто не могло остановить их. Напротив, какая-то сила подвела его к ней. Он прижал её к себе. И ничего не существовало сейчас. Ни этой комнаты, ни дела, из-за которого они находились здесь, ни девушки-секретаря за дверью.
Были только он и она.
А Кто-то невидимый продолжал писать свою новую повесть, ставя перед ними другие испытания, первым из которых было: "Успеть на свой рейс".

Olga Anin@