Вот стою я на этом балконе и думаю: зачем я сюда попала? Как меня только угораздило?.. Помню, в детстве, когда я проезжала на троллейбусе мимо этого дома, он мне казался чем-то необычным, ужасно хотелось посмотреть, как там внутри… Ну и что? Вот стою я на одном из сотни зеленых балконов и курю, курю индийские сигареты, больше похожие на косяки, которые скручивают ребята у памятника Ломоносову. А в комнате сидит он и ждет меня. Через пару минут я потушу сигарету, выйду к нему, десять минут прелюдии, потом еще десять минут секса. Не знаю…
Как? Как ему объяснить, что я ничего не хочу, что я боюсь, что произойдет то же, что и всегда… Не могу же я ему сказать, что я его люблю? Вернее, могу, но не хочу. Это унизительно, тем более он все равно не поверит. А если и поверит - просто посмеётся. Так что надо просто играть роль до конца.
Стряхиваю пепел и чувствую, как его руки меня обнимают, и губы касаются плеч. Господи, да что же это со мной такое?! Чтобы я поддалась таким простым… не понимаю.
Это ужасно. Быть зависимой. От кого бы то ни было. И так прекрасно.
Звонит телефон.
Он разжимает руки, и его дыхание удаляется. Как бы мне хотелось не видеть и не слышать его - никогда, чтобы я никогда не видела его.
Это невозможно, я не могу не слышать, я не могу не видеть. Стоит услышать его голос - я прощаю и забываю все. Надо напиться и забыть. Да, пожалуй это самое лучшее. Он не любит когда я пью или курю, он очень правильный для меня, или я слишком испорченная. Какая разница? Снова его руки.
- Родители будут еще только через сорок минут…
- И что? - я вырываюсь из его объятий, выкидываю сигарету и прохожу обратно в комнату.
- Ну, не знаю…
Мое любимое кожаное кресло: скорее всего, сегодня я сижу в нем в последний раз.
Пытаюсь выжать из себя игривую улыбку, но ничего не получается. Сердце бьется как сумасшедшее, мне хочется прикоснуться к нему, хочется обнять его.
Дальше все как в бреду… Не хочется ни о чем думать, не хочется чувствовать ничего: ни его рук, ни его губ.
Звонок в дверь.
Я встаю и направляюсь в ванную. В зеркале я вижу очередную разбившуюся о теплоту простыней мечту, а вместе с ней и еще одну потерянную надежду на понимание.
В коридоре мимо меня проходит его младший брат, он лишь кидает на меня взгляд, но мне хочется провалиться. Этот маленький человечек, он так все точно понимает, он чувствует то, о чем мы порой даже не хотим знать, то, что мы упорно хороним где-то в глубине. Я знаю, что он знает мое имя, я знаю, что он все понял, я знаю, что больше никогда не переступлю порог этой квартиры.
Не дожидаясь еще одного звонка в дверь, я забираю свою сумку и ухожу. Пока лифт медленно скользит с третьего этажа на первый, я успеваю стереть из памяти последние три месяца - их не было, никогда, и больше ни слова…

Челси Лейн