Интересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статьяИнтересная статья

    Виола. Эдмону

    Снова ты войдешь, потому что дорога твоя эллиптически замкнута на мне, на том месте, где я живу, потому что тебе здесь пахнет, потому что ноги несут, потому что я открою, потому что не могу не открыть. Ты захочешь напиться, и я напою тебя слезами моими. И накормлю ошметками моих надежд. И дам поесть гиенам твоего алчного эгоизма. И укутаю тебе ноги обрывками своих ожиданий. Сожгу углями, еще тлеющих слов. И ты будешь плутать в непрерывности переходов моей любви. И вопить о пощаде, потому что потеряешь вход и не сможешь найти выход. Никогда не мог.

    Снова ты войдешь. Легко. Как всегда. Улыбаясь. Любуясь мной. Любуясь собой. Я буду бить посуду о стены своего отчаянья. Буду кричать на тебя со всей ненавистью, со всей любовью. А потом заплачу. Я буду плакать от жалости, сожаления о том, что могло бы быть, если бы.… А ты…ты сядешь на пол передо мной и станешь петь. Петь так плохо, как никогда раньше. Может быть, ты так плачешь. А может, просто поешь. А потом, я скажу, что не люблю тебя. А ты не поверишь и начнешь доказывать себе обратное. И будет больно, потому что ты прав и я впервые любила тебя так сильно, в эту последнюю ночь.

    Последнюю ночь. А дальше, я стану гнать тебя прочь так, чтоб ты остался. И ты останешься. И подаришь мне самое большее, что ты можешь. Там, ночью, под одеялом, ты обнимешь меня, как никогда еще не обнимал. Ты будешь дышать моими волосами и то, твое дыханье я никогда не забуду. И еще руки, ужасно сильные и до невозможности нежные. И дыханье, осторожное, тихое, прерывистое. И не будет секса, а только лишь это объятие, долгое, на всю ночь, последнее. И я поверю тебе в эту ночь твоего дыхания. Я поверю в твою любовь. Я поверю на свою беду. Потому что утром ты все испортишь, как всегда. И уйдешь, как всегда все испортив. А я уже ничего не смогу поделать со своей верой в твою любовь, и цинизм мой больше не спасет меня. И мне будет до тошноты горько не ждать тебя, не желать тебя. И я прокричу тебе вслед, что ты худшее, что было в моей жизни. И я дам себе сутки на страданье и анализ. Только сутки, потому что большего ты недостоин. Я похороню тебя, наконец. И оплачу, как положено. И стану свободной. Забуду тебя потихоньку. Не сразу, но забуду. И больше никогда не подарю тебе своей любви. И буду помнить лишь ночь твоего дыхания. Только тогда, единственный раз ты любил меня по-настоящему. И я сохраню. Все остальное забирай, я не нуждаюсь. Мы не две половинки одного целого. Мы чужие и чуждые. Ты ходишь по своей земле, я - по другой. Ты случаен в моем измерении. Возвращайся к себе. Я не люблю тебя. Ты больше не войдешь, чтоб пожирать мою жизнь. Я больше не открою, потому что смогу не открыть. И тебе больше не пить моих слез. Все. Изыди.

    Виола

    Перейти к обсуждению 1

    Реклама

    Комментарии (1) Добавить комментарий
    • Думаю что это часть меня-моего существования-моей не решительности и моей жизненной ошибки которую я не вправе уже исправлять.Потому что поздно очень поздно.Невозможно лишить сразу двух деток право иметь отца...

    Оставить отзыв/комментарий:
    Внимание, перед отправкой своего сообщения ознакомьтесь





    © 2005-2018 WOMAN.RU
    Все материалы сайта Woman.ru, независимо от формы и даты размещения на сайте, могут быть использованы только с согласия владельцев сайта. Перепечатка материалов с сайта Woman.ru невозможна без письменного разрешения редакции.