Роберт горько плакал, закрывшись в своей комнате. Его слез бы никто не понял. Сестры бы посмеялись, если бы увидели, как он плачет из-за того, что мама выбросила флакон из-под одеколона. Посмеялась бы и мама. Он это отлично понимал и потому закрылся. Слезы лились свободными струями по его щекам, и он только иногда их смахивал со своего лица.

Он сейчас вспоминал, как хорошо было дома по вечерам, когда отец жил с ними.

Мама всегда готовила вкусный ужин и с тех пор как они с мамой разошлись, мама больше не готовит так вкусно и регулярно. Вчера мама купила шикарную дорогую шубу на весенней распродаже. Пришла домой счастливая и красивая.

Вечером она пригласила в гостиную всех детей: Роберта и его сестер: Стефани и Джулию. Стефани уже 18 лет, Джулии -14. Они уже взрослые. Мама иногда ведет себя с ними, как с подругами, а Роберту 8 лет. Он больше всех скучает по отцу и по тому времени, когда папа жил с ними. Папа бывало брал его на руки и секретничал с ним. Когда папа работал в кабинете, то Роберт сидел рядом и играл своими игрушками. Только папа просил играть тихо. Но все же они были рядом, и это давало ему силы и уверенность, что его любят.

Дети уселись на кресла, и мама продемонстрировала им свою новую шубу. Она одела ее и прошла по комнате как модель.
- Ну, как дети? Вам нравится мамина новая шуба?
- Да, мама, нравится – в один голос заговорили девочки.
- Очень нравится! – добавила старшая.- Мамочка, тебе очень идет. Она дорогая?
- Она очень дорогая. Поэтому целую неделю нам почти нечего будет кушать. Вам придется потерпеть.

У голодного Роберта похолодело внутри. Знал бы папа! Он бы обязательно ей сказал, что детям необходимо полноценно питаться. Но папа сейчас редко приходит к ним. Только на рождество и на день благодарения. Папа женился второй раз. Он богатый и знатный человек и долго не жил один после развода с мамой. Мама очень красивая. Но у нее трое детей. Мужчины иногда приходят к ним в гости и умиляются, какие симпатичные дети. Они даже иногда приносят какие-то подарки для мамы: духи или сувениры. Но когда они видят детей, то никто не хочет брать в жены мать с тремя детьми.

«С одной стороны, - рассуждает Роберт, - это хорошо, что они не хотят жениться и не остаются у нас жить. Мне так не хочется, чтоб чужой мужчина жил здесь в доме моего отца. Но с другой стороны жаль и маму. Как они с папой развелись, она все время одна и ей, конечно, трудно. Но как же он будет голодный целую неделю?!»
Сестры молчали. А Роберт спросил: «Мама, а что делать, если я хочу кушать?»
Маме, конечно, не понравился вопрос. Лицо у нее сделалось недовольным.
- Роберт! Я тебя умоляю! Если будет звонить папа, ничего ему про это не говори. Я приготовлю тебе суп.

Сестры посмотрели молча на Роберта. Он всегда был другого мнения. Хотя он любил и маму и сестер, но как он тосковал по папе, этого не знал никто! Папа бы никогда не допустил такой ситуации в семье, когда едят только жидкий и невкусный суп.

Молча он пошел в ванную комнату и стал нюхать тот флакончик мужского одеколона, который папа подарил ему на рождество. Это был такой родной запах! Это был запах его отца! Папа всегда пользовался этим одеколоном. И Роберт часто признавался папе, что ему нравится этот запах. И вот в этом году на рождество папа принес ему не только конфеты, апельсины и игрушки. Он подарил ему и этот одеколон. Роберт сразу почувствовал себя взрослым. Он теперь стал почти такой же, как папа! И запах у него будет такой же! Когда он вырастет, и у него обязательно будут жена и дети, он их ни за что не оставит. Даже если жена подаст на развод, он будет настаивать на том, чтоб сохранить семью! Об этом восьмилетний Роберт думал часто.

Вот и после маминого объявления о голодных днях, он пришел в ванную и стал нюхать флакончик. Давно уже отметили рождество. На улице весна, и в Торонто все расцветает уже! Одеколон давно закончился. Роберт пользовался им каждый день. Ему было так приятно пахнуть, как отец!

А вот сегодня он пришел после школы и побежал в ванную, но флакончика на месте не обнаружил. Он спросил маму, не видела ли она того флакончика, что из-под одеколона?

Мама засмеялась. Ей было смешно, что Роберт так привязался к флакончику. Это так наивно было со стороны и забавно. И сказала, что после генеральной уборки она все лишнее выбросила.

И вот Роберт закрылся в своей комнате и горько плачет. Постепенно, мама убирает из его жизни все, что связано с отцом. Но сказать это он ей не может. Он боится обидеть ее и боится, что она начнет кричать и ругаться. И он не хочет этого. Он давно понял, что его грусть принадлежит только ему. Слезы катились по щекам. Роберт был просто безутешен. Никто не понимает, как дорог ему отец и даже его запах.

Татьяна Дюльгер