Абхазия встретила нас приветливой, но грустной улыбкой. Грустью, которую радушная хозяйка не в силах скрыть даже своей искренней гостеприимностью. Грусть эта сквозила в обветшалых и полуразрушенных строениях, брошенных ржавых автомобилях, облупившейся штукатурке некогда величественных колоннад, запущенном пляже…

Расположенные вдоль побережья дома, словно пережившие войну люди. Одни из них остались живы, но пропитались событиями минувших дней настолько, что те остались впечатаны в их тела-стены шрамами в виде почерневших крыш, проржавевших балконов, расслоившихся цоколей и оббитых углов. Но их глаза-окна всё ещё не сомкнулись в непробудном сне. Они живы и смотрят на этот мир сквозь скромные шторки, дышащие теплящейся в них жизнью.

Многие дома мертвы. Они застыли в безмолвном ужасе своими покосившимися стенами, разрушенными крышами и выбитыми окнами, которые зияют словно выклеванные вороньем глазницы. Обвивающий их плющ пытается скрыть их смертельные раны своей яркой зеленью, но лишь ещё больше подчёркивает их запустенье и безжизненность.

Но на фоне этой вселенской грусти жизнь рисует новые картины, которые словно окошки, распахнутые в другой мир, «мир, где цветут сады, где есть настоящая и серьёзная радость жизни, большие чувства, великие мечты, где есть нерушимая и целостная человеческая душа, по ту сторону произвола, страха и бесправия». И, кажется, что природа изо всех сил хочет скрасить своёй экзотикой всё то, что пробирает до мозга и костей, всё то, что имеет цвет, вкус и запах войны.

Цветущие оранжево-непонятными цветами пальмы завораживают взоры, заставляя любоваться своими огромными стволами-телами и раскидистыми кронами. Они, словно искусные факиры, играют в порывах ветра тенью собственных листьев, касаясь солнечными зайчиками гладких камешков. Эвкалипты, обнимающиеся ветвями с «лапами» пицундской сосны, наполняют воздух тонким, едва уловимым, пьянящим ароматом жизненной силы. Его хочется вдыхать каждой клеточкой тела, ощущая в себе новое рождение. Розовые олеандры создают палитру очарования с распустившимися камелиями. В раздвинувшихся ущельях прибрежных скал, высота кипарисов подчёркивает глубину моря, а слепящая синева его отражается в небесной бездне ...

Касаясь телом морских волн, я чувствовала, как ласково они обнимают меня, как дарят свою безграничную нежность и необыкновенное тепло, словно открывая для меня свою удивительную Душу… Абхазия (Апсны), что означает Земля Души…. в ответ, я открыла для неё свою Душу…

Ваганова Елена