Близки, но в то же время так далеки. На расстоянии взгляда.

Многое казалось ей исполнимым. Ведь это так просто, захотелось - получай! А, оказывается, всё не совсем так. Ей хотелось его рук, но это было невозможно. Ей хотелось его голоса, но это значило бы наступить на свою гордость. Ей хотелось его запаха, но более далёкой вещи на земле - не было в тот момент для неё. Она никогда не плакала о нём. В начале, ей казалось, что это неправильно и плохо. Потом она осуждала себя за это, убеждая, что её чувства должны выражаться в эмоциях. Всё тщетно. Не было ни слезинки. И она перестала думать об этом. "Зачем думать, почему что-то не выходит? Нужно делать то, чего хочет сердце" - эти мысли преобладали в её ночных мыслях. Но, оказывается, не всё выполнимо.

Проснувшись утром, отдёргивая занавеску на окне и улыбаясь небу, она сказала: "Всё, что ни делается - к лучшему!" И с этими словами принялась готовиться прожить ещё один день жизни. Дожёвывая бутерброд, она слушала, как барабанят капли дождя о карниз. Казалось, что они подыгрывали её любимому Моцарту и его "Рондо из Ночной серенады". Первые. После долгой и суровой зимы, так не хватало этой капели. "Наконец-то, весна!", - радостно подумала она.
Она достала книгу, положила в рот конфету и, захотев почувствовать себя уютно, закрыла глаза. "Следующая станция - Щукинская" услышала она из динамиков. Как хорошо, что ещё нескоро выходить на улицу. Ей не хотелось этого. Там война. Разная война. Ветра и солнца, луж и снега, шума и смеха. Её вьющиеся волосы как обычно не хотели слушаться. Она была рыжей.

Иметь всё - это чертовски приятно. Не думать о том, что на что-то у тебя не хватает денег или что что-то просто не зависит от тебя в этой жизни. Чувствовать различные, даже разнооттеночные эмоции. Улыбаться, когда захочешь, искренне, а не натянуто, похоже на оскал. Это всё было у него. Он ни в чём не нуждался, потому что однажды просто пообещал сам себе это. Многие им восхищались, кто-то завидовал, некоторые любили. А ему чудились везде её руки. Он повсюду улавливал её духи, напоминающие слегка уловимый запах ландышей. Говоря по телефону сотню раз на дню - ему каждый раз казалось, что на том конце провода он слышит её голос. Много раз он хотел найти её. Эти ночные мысли и клятвы были последним, что он помнил перед тем, как засыпал. Да, это приятно иметь всё, чертовски. Но, если это действительно всё!

На Проспекте Мира опять пробка, а значит, он успеет просмотреть все контракты. Отлично. Всё успевает, как и рассчитывал с утра. Капли барабанили по лобовому стеклу. Он даже подумал, что они не лишены музыкального слуха, потому что идеально подыгрывали "Каприччио" его любимого Паганини.
__________

Многое в жизни не зависит ни от чего. Просто так получается и всё тут. Так выходит именно потому, что никто не ждёт этого, никто не думает об этом, никто не загадывает это. Так выходит. А потом, оглядываясь назад, кто-то удивляется этому. Удивляется с улыбкой, легко так и непринуждённо.
Сталкиваясь с ненужными людьми, мы идём на встречу нужным.

__________

На 13 ноября он подарил ей альбом с их фотографиями. Коробку конфет, которые она всегда любила есть в метро, и билет в Брюссель. Оттуда она привезла ему ракушки, собранные на побережье Северного моря. Они хранили тепло её рук, которое она дарила ему в последний раз. Он бережёт этот подарок. То, что осталось от неё.

Она идёт в кафе, чтобы посидеть тихо и отдохнуть немного от гонки дня. Глядя на улицы города через окно кофейни, она дышит весной. Слегка улыбаясь, привычным движением убирает волосы, записывает в ежедневник о встрече и, вздыхая, пьёт кофе. А напротив дымится чашка зелёного чая. Ведь он не пьёт кофе.
Звонит телефон. Она, смеясь своему вечному бардаку в сумочке, пытается его достать.

Он стоит перед банком. Тёплый ветер нежно напоминает ему, что пришла весна и пора чаще улыбаться. Пускай даже прохожим, которые хмуро поглядывают друг на друга. Он стоит, и ему очень хочется пойти в кино или посидеть на крыше, или купить мандаринов и раздать их в парке, кричащим и весело смеющимся детям. А он такой серьёзный, в галстуке должен идти в банк и проводить совещание.
Уже не больно, уже просто тоска и нехватка. Он достаёт телефон и набирает номер, который повторял перед сном частенько. Набирает и ждёт.

franqueza