Вдоволь начитавшись рассказов об интимной жизни и романтике, я открыла чистую страницу и придвинулась к клавиатуре. На секунду, бросив взгляд на свежее многоточие после первого предложения, я решила писать не о себе. Моя жизнь достаточно насыщенна и вряд ли, вновь испытывая забытые чувства, я смогу объективно преподнести историю своей жизни. Расскажу сначала про подругу, а потом подарю вам возможность вершить суд и надо мной.

Блондинка с узкими бедрами и длинными прямыми ресницами, она почти всегда носила брюки в обтяжку и долго мучилась с щипцами для закручивания ресниц. В косметичке - непременно 2-3 разных брасматика туши, алая помада и такой же дьявольский лак. Подружка всегда знала толк в одежде - никто никогда не мог упрекнуть ее в отсутствии вкуса. Моему папе она всегда нравилась - он говорил, что у неё настоящая женская интуиция, что он очень приветствует нашу дружбу, потому что приятно смотреть, когда люди дополняют друг друга. Ведь мне достался смешанный склад ума, в котором явно превалирует техническое направление. Но, не компенсируя техническое и естественное, не балансируя единство и борьбу противоположностей моей природы, долго я не протягиваю. Поэтому хоть скоро и завладею дипломом финансового менеджера, а восточный язык выучила за 3 года, я теперь работаю в свободное от университета время переводчиком-специалистом аж в двух местах. За собой следить тоже надо, поэтому выкрала из своего плотного расписания два вечера в неделю для спортзала. Как понимаете, внешностью и меня природа не обделила, хотя женихи у подружки появились раньше.

Препятствием на жизненной полосе Алины стало её легкомыслие, о чём она была прекрасно осведомлена ещё с самого детства. Так уж вышло, что без папы она осталась очень давно. И когда ей было одиннадцать, мама, пережившая бой с эпохой развала СССР и перемены названий страны, собственным трудом храброй женщины сумела-таки сколотить миникапитальчик и вышла замуж за азербайджанца. Красивый и сильный мужчина, обладатель противоречиво добрых глаз, он часто был груб и суров, однако, решил приложиться к воспитанию белокурой легкомысленной "доченьки" с проявляющейся талией, длинными ногами и светлой кожей. Отчим определил временной лимит вечерних гуляний - до 8 часов вечера, чуть позже, из-за её постоянных опозданий график усложнился до 6 часов вечера. На помощь пришла мама. Новоиспеченные молодожены переехали в другую часть города, Алинка же из-за школы осталась жить у бабушки. Бабушка - самый значительный человек в ее жизни. Она достаточно молода для бабушки (мама родила Алину к 18! годам), поэтому жизненные идеалы внучке диктовала именно она. Эта женщина работала в административном блоке на двух работах, она кормила всю свою, многочисленную семью, включая прабабок, пожилого мужа с раком внутреннего органа и сына (дядя Алины старше ее лишь на 3 года), который подвергся наркотической зависимости. Типичная русская волевая женщина - стильная, аккуратная, с короткой стрижкой, неизменными золотыми сережками с цветным камнем, энергичная и веселая, открытая и непоколебимая. И если мама Алины частенько покуривала с дочуркой на подоконнике и делилась тяготами своей несправедливо сложившейся судьбы, то бабушка всегда учила внучку правильному поведению в любой ситуации. Она баловала Алину дорогой косметикой или давала деньги на вещи из элитных магазинов, конечно, в пределах разумного.

Я знаю Алину с трех лет. Сначала естественно соперничали, кто красивее, за кого больше подруг пойдет, кто дальше на гаражах прыгнет, но со временем поняли, что мы разные. Вдвоем стало намного интереснее. Я, сама не отдавая себе отчета о намерениях, изучала естественность Алины, перенимала простоту подхода к людям, чувствам, вещам, я училась у неё быть женственной. Однако я понимала, что обязана помочь и подруге, поэтому часто занималась с ней подготовкой домашнего задания, настраивала "по-серьезному", если того требовала ситуация. Единственная проблема для меня - это её легкомысленное сближение с людьми. Ей до 17 лет казалось, что все всегда вокруг честны и желают ей только добра. Таких подруг-доброжелательниц я вычисляла сразу: кому-то было выгодно внимание мужчин, которое всегда привлекала Белоснежка, а кому-то очень нравилось, что Алина никогда не оставит в затруднительном положении - она всегда готова была одолжить деньги, наряды, жильё. Я объясняла ей, что к чему, но иногда Алина не верила, обжигалась и потом с крокодильими слезами приходила ко мне на чай. С 15 лет для нас открылись ночные клубы, потом я уехала на учебу заграницу, а когда возвращалась раз в полгода на 4 недели, мы вдвоём не появлялись дома, пуржили на чужих квартирах, в клубах, ресторанах. И вот, в 16 с половиной она беременна. Я в шоке.
- Как же так? Тебе ещё рано. Ничего ведь нет ещё у нас. Да и 18-летний мальчик-диджей из Риги вряд ли сгодится на роль папаши.
- Я знаю. Помоги позвонить ему - припугнуть и выбить денег на аборт.

Такой холодный подход меня поразил. Я и сама до этого не осознавала, что если не так, то выхода другого нет. Уговаривала очень хорошо подумать - аборт в 16 лет может привести к серьезным последствиям, тем более плоду уже было 2 месяца с половиной! Она ответила, что о родах не может быть и речи.

Я видела ее после операции. Под голубыми круглыми глазами всегда были тени - теперь они стали черными. Взгляд прозрачен, казалось, что видны даже мутные и пустые мысли, бездумно бродившие под белыми измученными прядями красивых волос. Помню, что тогда почувствовала какой-то солёный привкус во рту, а слёзы скрыли картинку перед глазами. Долго стояли обнявшись. Потом я вышла и расплакалась навзрыд, проклиная несправедливость.

В скоре я опять уехала. А она присоединилась ко мне через год. Полтора года мы прожили заграницей вместе. Учились. Спали в одной кровати. На веселье время не было, да и невыгодно это было. Но всё же пару раз удалось. На меня запал один парень, точнее мужчина 32-х лет. Все напились. И я целовалась с ним, но решила, что дальше не зайдет. Когда все легли спать, он оказался на нашей кровати, причем посередине. А проснулась я от страстных вздохов и шумных телодвижений справа. Опять шокирующая минута. Паника. Оцепенение. Спокойствие. Всего лишь глупая блондинка и предатель, который пожалеет. На утро меня терроризировали все русские студенты, почему я спала не у себя. Три дня я не желала с ней общаться. Потом прошло. Я поняла, что она мне близкий дорогой человек и всё такое. Безусловно, ситуации были очень разные и неоднозначные. Но Алинка всё больше поражала меня своей непосредственностью и добротой. Часто выручала, помогала выглядеть хорошо - даже возилась с моими волосами и кожей лица. Постоянно вычитывала в интернете какие-то бабушкины средства и маски для моего типа. На день рождения до сих пор дарит мне бельё, в которое я сразу влюбляюсь.

Из обидного - до сих пор покалывает мне сердце лишь один эпизод в нашей дружбе. Алина не умеет пить. Грань между чуть-чуть "подвыпившая" и "никакая" в её случае практически неуловима. Видимо, здесь даже капелька - перевес. Мы как-то пошли в бар (кстати, тогда же присутствовала одна из тех сомнительных девочек, которая внезапно очень захотела стать близкой подругой Алины). Наблюдая за подругой, я поняла, что виски с неё уже достаточно и отвела её в дамскую комнату. Вновь нарисованная подруга закатила истерику, что надо продолжать веселиться, но пьяная Алина что-то ей всё же выпалила невразумительно-невежливое, и та вернулась за столик. В уборной кое-кто часик-другой приходил в себя. И вот, когда я неподходяще начала лекцию о том, что иногда надо сдерживаться и не пить, когда не лезет, Алина расплакалась и невнятно выпалила мне обвинения, что, мол, я такая удачливая, всю жизнь одни пятерки, родители дружные и прочее, а у неё - всё не слава Богу. Очередной шок. Я ей говорю: "И давно у тебя такие мысли? Ты почему раньше молчала?" Но дальше разговор никак не клеился. Весь следующий день я опять дулась, а Алина, подцепившая простуду, ничего не понимала, а может, симулировала амнезию. Потом опять всё стабилизировалось, мы держались друг за дружку, и в глубине души радовались, что так хорошо дружим.

По возвращении на Родину у нас обеих (а мы учились в разных университетах) оказалась масса долгов. И мы погрузились в учебу. Точнее я погрузилась, а вот Алина погрузилась в атмосферу ночных развлечений. Она то и дело меняла партнеров, наряды, машины отчима. Всё было в шоколаде, кроме учебы. Я пару раз пыталась сдать за неё экзамены. То преподаватель отказывал, то со временем не выходило. Потом опять кто-то начал хныкать, что дорогое образование нынче (особенно если не учишься), что мужики все нечестные. И настало время бизнес-планирования: магазин детской одежды, магазин детского питания, сауна, фитнес-клуб, турфирма - и всё не получалось. Каждые три месяца она подробно допрашивала меня о тонкостях финансирования того или иного проекта, об особенностях налогообложения. А параллельно процветала модельная карьера - реклама, журналы, фестивали парикмахерского искусства.

И вот однажды мой папа в ярости врывается на кухню, вызывает меня и судорожно кидает календарь, выпущенный местной компанией. Тираж календаря достаточен, чтобы снабдить им почти все сауны в городе, более-менее крупные компании, продвинутые офисы и украсить кое-чьи апартаменты. На страницах журнала - приморские красотки нашего города топлес. Папа нервно листает страницы и предупреждает, что если я там нарисуюсь, то он меня ремнем отметелит, несмотря на совершеннолетие. Я оправдываю подругу: "Да ей деньги нужны были на регистрацию предпринимательской деятельности".

А ровно год назад она решила жить правильно - не курит, не выпивает и полгода назад вышла замуж. Андрей ничего не знает об откровенных портфолио и модельной деятельности, не знает он и о клубах, и думает, что он второй мужчина в её жизни. Алина бросила университет, но планирует когда-нибудь восстановиться. Она не работает, но ходит на курсы работы с программой бронирования и оформления авиабилетов.

За две недели до свадьбы оказалось, что она беременна, а ещё через пару дней, что плод мёртв. Ужас семи дней перед алтарем известен только ей.

Чистка, выскабливание, переливание крови. В последний день перед выпиской из больницы она нашла в коридоре котенка. Кошечка заменила ей потерю. А неделю назад кошка упала с 12-того этажа. Алина винит мужа, что не закрыл окно и даже подозревает его в слишком скверном поступке. Мануальная диагностика выявила какие-то хордовые отклонения, что и послужило причиной смерти ребенка. Но так ли это? Ведь об аборте в 16 лет на приеме у нового гинеколога она ничего не сказала.

История ещё не окончена, и обречена на продолжение. Только в наших силах придать ей яркие краски и детский смех. Я верю, что мы справимся. Но ошибки есть, они сосуществуют с разумом. И только нашему разуму судить легкомысленность ли, случайность ли, а может проклятье или чья-то зависть виной горькому опыту поколений.

Аика