Посвящается моим дедушкам: Николаю и Василию

Сумерки медленно поглощали комнату и поначалу тени казались страшными чудищами, которые вползали в эту комнату и, маленькому Николке было страшно. Ни в одной другой комнате ему не было так страшно. Он отчаянно жмурился и, тяжело дыша, кутался в одеяло, пока не вспомнил про старые часы, которое стояли в углу комнаты.

Глубоко вздохнув, Николка открыл глаза и увидел массивный циферблат старинных часов. Даже не увидел, а ощутил эти золотые стрелки и диковинно-витиеватые черные цифры, он знал, что увидит их, знал, что они прячутся в вечерних сумерках в углу комнаты и, что как ни стараются, им никогда не удается исчезнуть в них окончательно. Он еще раз вздохнул и сел на кровати. Не отрывая глаз от часов, он ждал, ждал, когда большая стрелка с небольшим скрежетом, который днем превращался в обычный "тик-так" в игре минутами, с небольшим скрежетом отделится от очередной черты и перепрыгнет на следующую. Он сидел, свесив босые ноги с кровати, и ждал, а часы просто замерли, не зная, что их ждут. А еще, он надеялся, что сейчас тихонько отворится дверь и войдет дедушка, Николай Николаевич. Сядет радом с ним на кровать, обнимет за плечи и расскажет очередную историю. И его глаза будут искриться теплотой и нежностью, как всегда.

И дверь открылась, и на пороге стоял дедушка, и Николка засомневался, что это он Николка-старший (дед разрешал так его называть, когда они были одни). Он открыл рот, чтобы спросить у этого человека, кто он, но дед прижал палец к губам, повелев Николке молчать, осторожно вошел в комнату и тихонько прикрыл за собой дверь. На нем был колпак звездочета из какой-то восточной сказки и темно-синий халат с золотыми звездами, а во всем остальном он был очень похож на дедушку.

Он, так же как и дед, зашел в комнату, потом присел на край николкиной кровати и заговорил. Он сказал, что если Николка будет молчать, то расскажет одну историю. Николка боялся, что этот чудо двойник в забавном колпаке уйдет, если он, Николка, заговорит, поэтому он отчаянно кивнул. Звездочет улыбнулся, поправил николкино одеяло и пошел к часам. Мальчик замер, никто, кроме дедушки, никогда не подходил к этим часам. А он не был уверен, что это дед.

Звездочет открыл дверцу, достал из кармана ключ и несколько раз повернул его в небольшом отверстии на циферблате, которое весь день играло в прятки со стрелками. И только теперь Николка заметил, что все это время большая стрелка стояла на месте. Он не знал, сколько времени потребовалось незнакомцу-звездочету, чтобы войти в комнату, приложить палец к губам и, повелевая Николке молчать, подойти к его кровати, сесть на нее и улыбнуться, поправляя одеяло. Должно быть, минуты три-четыре, а стрелка все стояла на месте. Незнакомец снова подошел к кровати, на которой лежал Николка и сел в ногах. Он сказал, что его зовут АклО'кин и, что он звездочет, и что он пришел по просьбе его деда. Николке хотелось спросить, почему не пришел дедушка и почему звездочет так похож на него, и почему он так странно одет, и почему он что-то делал с дедушкиными часами, но АклО'кин снова приложил указательный палец к губам. Николка кивнул и посмотрел на циферблат. Стрелка, наконец, дрогнула и перепрыгнула на следующую черту.

АклО'кин начал свой рассказ.

Давным-давно люди не знали часов, a потом заметили, что в разное время дня тени имеют разную длину и изобрели солнечные часы. Часы были разные: песочные и водяные, часы свечи и, наконец, механические часы. Все они показывали время. По крайней мере, люди в это верили и вверяли им свой распорядок, а если безответственно относились ко времени и своим обязанностям, их считали безответственными. Но речь он вел не о людях, а о часах и о времени. И о том, что время бывает разным и, что оно может останавливаться или тянуться, и наоборот, лететь с невероятной скоростью. И тогда дни, и годы, мы различаем, как придорожные столбы. И, что Николка поверит в это, когда будет таким же седым, как и звездочет или, как его дедушка.

Когда-то давно он жил в одной восточной стране и любил прекрасную Лейлу. И время летело, и он был молод и счастлив. Он хотел жениться на своей избраннице, но время, распорядилось иначе: ее время. Оно истекло, и Лейла ушла. А он, по-прежнему, был молод и прекрасен.

Николка закрыл глаза и вспомнил дедушкины фотографии. Должно быть, звездочет был похож на деда в молодости. Границы стерлись, и рассказ звездочета стал реальностью.

Молодой АклО'кин, имя, которого было другим в то время, когда он был счастлив, отправился бродить по свету и изучать различные науки. Он старался быть все время занятым, чтобы заглушить боль утраты. И со временем Лейла стала его ангелом-хранителем, память, о которой согревала его в моменты покоя и переносила во времена счастья, а затем и молодости. Со временем он пришел к выводу, что она не ушла, она стала ночным и дневным светом, утренней росой и летним дождем, этой травой и этой ночной прохладой и многим другим, чем он наслаждался и, что изучал. Но самое главное, для него Она стала временем, которое он постепенно полюбил и, которое тянулось вечностью для него. Вечностью, которая обещала ему такую долгожданную встречу. Встречу, которая произойдет на рассвете, если он расскажет мальчику об одних старинных часах. Мальчику, который стал их хозяином, но еще не знал об этом.

И Николка слушал о разных странах, и о разных людях и понял, что когда АклО'кин упоминает о часах, он каждый раз рассказывает о дедушкиных часах и, что в каждой истории они выступают отдельным персонажем, который всегда делает его героев счастливыми. И, что теперь Николка будет каждый вечер, как его дедушка и как звездочет сегодня брать ключ, открывать дверцу и "колдовать" танцуя со временем. И звездочет отдал ему маленький ключ. Николка не верил своим глазам, он стал хозяином ключа и старинных часов. Он радовался потому, что перестал бояться сумеречных теней, которые по вечерам, так предательски вползали в комнату. Он радовался тому, что звездочет сказал, что пришел от дедушки и, что наступало утро. А он, как большой, не спал всю ночь, слушая дедушкин голос в устах АклО'кина, и наконец, стал хозяином часов. И теперь стрелка будет вздрагивать после того, как он, Николка, будет поворачивать ключ в отверстии на циферблате.

С первыми лучами солнца, он увидел в окне прекрасную девушку в легком, почти прозрачном восточном платье. Она протянула звездочету руки и что-то сказала. Николка был уверен, что сказала, она шевелила губами. И АклО'кин сказал, что пришло его время и, - он должен идти с Ней. И Николка понял - это Лейла и, это именно Та встреча, которую АклО'кин так долго ждал. Они оба стояли на окне, постепенно превращаясь в свежий утренний аромат начинающегося дня.

Задорный луч щекотал Николая Николаевича. Ему не хотелось просыпаться. Он слушал, начинающийся день. Он приехал в дедушкино именье и ему снова приснился тот странный звездочет и его невеста и ключ, который с тех пор он носил на шнурке, как амулет. Вчера он был маленьким Николкой, который перестал бояться теней. Он усмехнулся себе через седую бороду. И услышал шлепанье босых легких шагов своего внука, который уже проснулся и хотел посмотреть на ключ, который Николка-старший получил в подарок от АклО'кина, в ту ночь, когда ушел дедушка.

Он улыбнулся внуку, своим гостям из старого сна, которые когда-то так загадочно растворились с первыми лучами восходящего солнца, и времени, которое хранили старинные часы, снова стоявшие в углу комнаты…

Елена ПИВОВАР