Ж Е Н Щ И Н А… Какое всё-таки красивое слово!

М О Я… Попахивает собственничеством? Да нет, что вы! Просто давно у меня её не было. Так давно, что я даже стал сомневаться: существует ли она?

Вы, наверное, удивитесь: зачем я это пишу, с какой целью? Но цель, она есть, есть и причина. И я прошу вас дать мне шанс. Уделить мне хотя бы десять минут. Зачем - спросите вы? А я хочу быть услышанным, хочу, чтоб вы задумались над моими словами. Я даже согласен на ничтожные минут пять, согласен даже на это…

Новый абзац и глубокий вдох. Приоткрываю Вам занавес, за которым на подмостках, ничуть не хуже театральных, скрывается пьеса под названием "жизнь", моя жизнь. Я не надеюсь на цветы и бурные овации. Прошу только не освистывать и не закидывать мочёными яблоками.

Лет, этак, в тринадцать к моим увлечениям компьютерными играми и драками во дворе добавился интерес к прехорошеньким лицам одноклассниц. Я был, страшно сказать, испуган и взволнован этими переменами в моей итак не спокойной жизни. И поначалу всю свою растерянность обрушил на эти самые лица противоположного пола: дёргал за косички, отнимал учебники, а порой, - какая наглость! - задирал юбки, под которыми сверкали тощие коленки…

Но всё изменилось, когда учительница по литературе в воспитательных целях пересадила меня на первую парту, где восседала гордость нашего класса Олечка, своей хрупкостью и обаянием похожая на весеннюю ромашку. Встреться она мне сегодня, я бы с удовольствием прошептал ей слова из своей любимой песни:

Устали глаза выбирать между чёрным и белым.
Научи меня жить и однажды забыть,
Где расстались душа и тело…

Вот такая была девочка. И я думал, что настанет конец света, если однажды, придя в школу, не увижу её белокурого хвоста за первой партой… Думал, что сойду с ума и непременно покончу с собой.

Но прошло время. Я узнал, что стихи можно не только читать, но ещё и разбирать на ямбы и хореи. В моей жизни произошли существенные перемены: в дневнике красовались "четвёрки" и "пятёрки", я пересел на предпоследнюю парту и… уже вздрагивал от мелированных прядок своей соседки Светки. Я всё также думал, что умру и сойду с ума, если однажды…

К шестнадцати я понял, что нет того злополучного конца, когда тебя сравнивают с Васей Курочкиным, находят его намного умнее и красивее, и поэтому право носить портфель достаётся отнюдь не тебе. Ведь ищем-то мы сказочных "прынцесс", которые, в свою очередь, ищут не менее сказочных "прынцев" и совсем не хотят обращать внимание на нас.

Бывает так придёшь домой, голодный и холодный. А из кухни к тебе навстречу подкрадывается, осторожно ступая своими смешными мохнатыми тапками, запах маминого борща. И объят ты этим ароматом домашнего уюта, защищенности, стабильности и комфорта. Ты идешь мыть руки, а в это самое время представляешь, как сейчас на славу попируешь… И надумываешь съесть борщ непременно с салом, в компании с последним детективом Марининой. Поднимаешь крышку кастрюли, а там - приклеенный стик с размашистым маминым подчерком: сынок, супчик этот я сварила для бабы Люды с первого этажа, а тебе, мой милый, оставила котлеты Ленинградские… Да, спору нет, обалденные котлеты намного экзотичнее борща, но ты столько представлял, столько мечтал именно о нём. И именно это больнее всего - твои надежды, твои ожидания. И понимаешь, самое главное, что в этом разочаровании винить можно и нужно только самого себя - ведь никто больше-то и не виноват… Вот и бьёт у тебя в жилках: не твоё, не твоё… Не потому, что ты не выбрал, а потому, что тебя отвергли…

Но я позволил себе отступить. Надеясь на ваше великодушие, прошу меня простить: всё-таки не сказку сочиняю я, а извергаю, шумно перебирая клавиши печатной машинки, на чуть желтоватый лист свои чувства, весь котлован своих эмоций.

У меня было не так уж много девушек. Некоторые были яркими, как звёзды на небосклоне. Другие были потускнее, но зато я среди них блистал как Солнце в Галактике. Многие обижали меня. Остальных обижал я - мстил за нанесённые обиды. Одни любили меня, других - любил я. Взаимности же не было - "один целовал, другой подставлял щёку".

И не было той единственной и неповторимой, о которой я столько мечтал, которую с такой тщательностью вырисовывал с каждой прочитанной книжкой, просмотренным фильмом, прослушанной песней… Этот образ, как созвездие Большой медведицы для моряков, освещает мой путь и не даёт пасть духом. Это моя ВЕРА, вера в то, что ТЫ появишься в моей жизни.

И я благодарю тебя, мой прекрасный журавль, за то, что ты ещё не появился в моей жизни… Может, это и глупо, но я жив этим и буду жить до тех пор, пока не наберусь сил и мудрости тебя отпустить. Ведь я должен тщательно укрепить свой тыл, если ты, придя в мою жизнь, однажды захочешь из неё уйти. И вот в такую минуту мне нужно будет набрать в грудь побольше воздуха, который я сейчас и собираю, понять тебя, каждый твой поступок, и, не кривя душой, сказать: "Люблю тебя, поэтому и отпускаю. Живи, пусть без меня, пусть с другим, только будь счастлива!"

Любовь-то - не стёклышко, нечего в него глядеться и требовать, чтобы и тебе ответили взаимностью. Это скорее зеркало. Ты любишь и этим дышишь, не требуя ничего взамен. Ты хочешь только жить и жить или умереть, чтобы навеки унести с собой это мгновение…

Поэты слагают стихотворения, писатели пишут романы, сказочники сочиняют сказки, философы пишут трактаты. И все они пытаются найти ответы на вопросы: что мы ищем? зачем, словно магниты, притягиваем друг друга? почему потом, больно разбиваясь, отрываемся? А есть ли они, эти ответы? Существует ли определенные знания, своими рамками очерчивающие ЛЮБОВЬ? И не теряем ли мы драгоценные минуты, бродя по лабиринту этих вопросов? Ведь не в нашей власти повернуть реку времени вспять. Вон тот поворот, что пропустил по глупости. Хочется к нему вернуться. Но не поплыть против течения. Машешь, машешь вёслами - безрезультатно. Миг упущен, он был так короток, так прекрасен. Будто бабочка. Вспорхнул крылышками - и его уже нет. Так кончим же играть комедию, смоем грим и в сторону отбросим все правила и условности. Жить нужно здесь и сейчас - это всё, что у нас есть. И так уж важно знать "для чего?" и "почему?", когда просто любишь. Ведь любовь не наука - это искусство, в котором есть место только ТЕБЕ И ЕЙ…

Искандер Дали

P.S. Мне так хочется сейчас свернуться клубочком и, потягивая горячий шоколад из пузатой кружки, глядеть на тебя: как ты сейчас читаешь эти строки и как вздрагивают уголки твоих губ - ведь всё ты понял. Конечно же, понял…